Техники связывания в боевых искусствах и не только | Karate-krs.ru

Техники связывания в боевых искусствах и не только

Техники связывания в боевых искусствах и не только

Формы нейтрализации противника

Боевые искусства могут применяться не только в бою, но и до, и после боя, а также в повседневной жизни. Знание методик концентрации и медитативной практики позволяет подготовиться к схватке, а порой и избежать её. Знание точек на теле позволяет лечить человека после боя, восстанавливать силы. Применение знаний и опыта боевых искусств в бою очевидно — нейтрализация противника. Я намеренно написал — нейтрализация, а не уничтожение или выведение из строя.

В зависимости от ситуации, а также целей и задач бойца нейтрализация может принимать различные формы:

— убеждение противника в бессмысленности боя или продолжения боя;

— нанесение повреждений и травм, препятствующих продолжению боя противником.

Чем выше уровень воина, чем больше его мастерство и чем выше его самосознание, тем дальше он уходит от самых низких форм нейтрализации — уничтожения и травмирования противника (я осознанно не рассматриваю искусство уничтожения противника — удел наемных убийц и бойцов спецслужб). Высшее проявление, высшая стадия развития воинского искусства — предотвращение боя и даже появления самой опасной ситуации, в которой этот бой мог бы иметь место.

Пройдемся по представленным выше формам снизу вверх.

Нанесение повреждений и травм — самая начальная ступень изучения боевых искусств. Ученик ещё не умеет контролировать себя, свою силу, не умеет обращаться со своей энергией, на агрессию отвечает агрессией. В случае наступления боевых условий стремится поразить противника всеми доступными ему средствами и способами.

Убеждение противника в бессмысленности боя — следующий этап, это возможно как путём логических рассуждений и переговоров, если противник поддается на словесные аргументы, так и путём демонстрации превосходящего мастерства ведения боя. Поскольку махание руками и ногами перед носом противника чревато негативными последствиями для бойца, демонстрация может быть проведена на самом противнике или на его товарищах; если нападающих несколько и они способны адекватно воспринимать ситуацию (не находятся под наркотическим или алкогольным воздействием), это может сработать. Для применения данной формы необходимо иметь хорошую технику, то есть это уже не уровень новичка.

Примерно на этом же уровне находится следующая форма нейтрализации противника — обездвиживание. Обездвиживание может быть выполнено путем связывания противника веревкой, поясом, ремнем, шнурками от обуви, одеждой, а также подручными предметами и материалами. Специалисты могут обездвижить противника и без использования каких-либо подручных средств, используя особенности строения человеческого тела. Обездвиживание хорошо тем, что воин, например, связывая противника, избегает нанесения ему травм, если он не поддается на уговоры и стремится довести бой до конца.

Избегание схватки и даже самой ситуации, в которой она могла бы возникнуть — высший, по моему пониманию, уровень владения боевыми искусствами. Для использования данной формы нейтрализации противника воин должен обладать развитой интуицией, даром предвидения, владеть энергетикой своего тела и окружающей среды.

Поскольку основная задача статьи — рассказать про связывание, я остановлюсь подробно на этой технике, точнее, на своём опыте изучения и применения техник связывания в боевых, тренировочных и прочих целях.

В нашей организации базовым техникам связывания, а именно работе с поясом обучают примерно с уровня 6 кю (зеленого пояса). Специализация по тем или иным видам традиционного оружия у нас становится доступной старшим ученикам на уровне 4 — 3 кю (синий — коричневый пояса), но до этого момента они должны освоить базовую технику с танто, дзё и поясом. На момент выбора своей специализации у меня был интерес к дзё и бо, позже я стал осваивать танто, тонфу и пояс. Тонфа и бо — редко применяемое в рамках занятий в нашей организации оружие, но иногда по ним, так же как и по работе с бокеном, проходят учебные семинары.

Первые мои самостоятельные опыты с поясом прошли с помощью инструктора Сибирской ассоциации джиу-джитсу, мастера 3 дана джиу-джитсу, эксперта по работе с традиционным оружием Комарова Максима. Он помог мне составить новый для меня приём самообороны с применением пояса, после чего я составил ещё два новых приема уже сам. Поймите меня правильно — я имею в виду «новых для меня приемов», так как что-то совсем новое придумать крайне сложно. После того как я обкатал эти приемы на товарищах по группе, я преподал их в нескольких группах нашей организации, и видел потом применение этих приемов ребятами на аттестациях. Техники оказались жизнеспособными, что меня не может не радовать.

Совсем недавно, не больше двух лет назад, я стал задумываться о том, чтобы связывать не только эффективно, но и красиво. Я обратил свой взгляд к японскому искусству шибари, выросшему, если кратко, из полицейских техник связывания пленников (в отличие от ходзё-дзютсу — искусства обездвиживания и связывания воинов противника на поле боя). В XX веке шибари распространилось из Японии почти по всему миру, и утратило свои некогда боевые свойства, хотя и осталось искусством связывания человека.

За время осваивания техник шибари (сразу оговорюсь, что владею ими лишь на базовом уровне) я смог заметить несколько направлений применения этих техник: — эстетическое (возможна художественная обвязка туловища и конечностей человека);

— терапевтическое (при выполнении обвязки узлы её располагаются на теле таким образом, что оказывают давление на определенные точки тела, — точечный массаж);

— коррекция осанки (некоторые люди из числа тех, кто обращался ко мне с соответствующими просьбами, говорили, что ношение в течение продолжительного времени обвязки туловища способствовало улучшению осанки, — как корсет);

— собственно обездвиживание, то есть связывание.

Боевое применение техникам боевых искусств хорошо изучено и задокументировано, прочие же варианты их использования подчас находятся в совершенно неожиданных для нас сферах жизни и деятельности человека. Я нахожусь в начале пути освоения этих техник, потому что, как мне кажется, смог посмотреть на то, чем занимаюсь, не с высоты своего опыта, а очистив разум. Надеюсь, этот материал позже будет перерабатываться мной, так как я не собираюсь останавливаться на достигнутом.

Дубликаты не найдены

В настоящее время не замечать Шибари (Сибари) уже невозможно. Это искусство эстетического бондажа встречается и в аниме (причем не только хентай-сериалах) и в жизни (фестивали Шибари проходят уже ежегодно и в России и на Украине и в Белоруссии). Причем приезжают мастера из самой Японии для мастер-классов и обмена опытом и дают интервью.

В западной традиции творец «берёт глыбу мрамора и отсекает от неё всё лишнее» по словам Микеланджело. Западный художник преобразует мироздание, кроит его под себя, создаёт свои творения «по своему образу и подобию», противопоставляя себя первозданному Хаосу, и таким образом утверждает себя в мире. Для японца такой метод творения странен и непривычен.

Японец не отделяет себя от мира, в котором существует. Он – часть этого мира. Такая же, как ветер, как деревья, как пролетевшая птица, как тень, отброшенная на стену хижины. Как утверждает себя цветок? Стремится ли к результату вода, вытачивающая из камня причудливые фигуры? Красоту не нужно вырывать силой у природы. Красота уже есть. Её нужно лишь увидеть и запечатлеть.

В традиционной японской поэзии танка издревна существует термин «югэн». «Югэн» (буквально: сокровенное и тёмное) был вначале философским термином китайского происхождения и означал извечное начало, скрытое в явлениях бытия. В японском искусстве «югэн» – сокровенная красота, не до конца явленная взору. Но к ней можно указать дорогу. Для этого достаточно немногого: намёка, подсказки, штриха. «Югэн» может таиться и в том, что на первый взгляд безобразно, – как цветы прячутся в расщелинах тёмной скалы.

Шибари позволяет явить красоту, скрытую за наносным, «цивилизованным». Связанный лишён возможности принимать «красивые» позы. Он уже не может «говорить телом». Остаётся лишь то, с чем он родился. Остаётся физическая красота тела и красота духа. Но при этом истинная красота всегда недосказана.

Шибари как техника связывания восходит к техникам боевого связывания ходзё-дзюцу(боевого искусства пленения поверженного врага, преступников и заключённых.), возникшим в Японии в XV—XVI веках. Техника обездвиживания была разработана таким образом, что плененный не мог сдвинуться с места или пошевелить конечностями, не причинив себе болезненного эффекта – своеобразная обратная связь в системе тело-веревка. Это могло быть как удушение, так и воздействие на нервные окончания или суставы пленного. Пленный, например, мог идти, но не мог воспользоваться оружием, или мог сидеть, но не имел возможности самостоятельно передвигаться. Практически вся восточная медицина основана на воздействии на активные точки организма. Тут же наблюдается чисто военное применение медицинских знаний. Техника позволяла сковывать человека самым простым и доступным в полевых условиях материалом – веревкой, шнуром или поясом. Так как в пылу боя нужно было быстро «зафиксировать» врага, перед ходзёдзюцу вставало три задачи: наложение веревки должно быть простым в исполнении и быстрым по скорости; обеспечение минимума подвижности или полное обездвиживание противника; сохранение жизни поверженному с целью доставки его к своему господину. Как и любая школа боевого искусства ходзё-дзюцу имело разные направления и стили. Каждый мастер имел свои особые отличительные методы вязания узлов, рисунок наложения витков на тело, положение конечностей при фиксации, по которым его можно было определить, а также понять кем является связанный: вельможей, воином, крестьянином или разбойником. Японская культура практически не знает пуговиц, и поэтому вся национальная одежда, как мужчин, так и женщин основана на поясах и шнурах. Можно сказать, что каждый японец занимается самосвязыванием. Особенно показателен в этом отношении оби – женский пояс на кимоно, завязанный причудливым узлом.

В качестве эстетико-эротической практики шибари сформировалось только к середине XX века. К этому времени относится появление в послевоенной Японии шоу в стиле театра Кабуки,специализировавшихся на эстетическом связывании. Для постановок «театра шибари» были характерны высочайшая сложность обвязок, сочетающаяся с унаследованной от Кабуки театральностью действа. В представлениях использовались как древние обвязки, сохранившиеся в составе ходзё-дзюцу в ряде школ боевых искусств, так и разработанные относительно недавно и ориентированные на показные выступления. В наши дни шибари применяется в эротико-эстетическом искусстве и как составная часть шибари-шоу, а также является предком бондажа, который в свою очередь является одной из основных составляющих БДСМ.

Шибари – это ощущение тела, ограничение подвижности и эстетика. Когда внимание сосредотачивается на теле и ощущениях…Когда мысли, которые постоянно крутятся в голове куда-то уходят…Когда красивые обвязки делают тело еще сексуальней…Шибари – это именно искусство. Тут выступает на первый план компоновка картины фиксации – поза, положение рук, ног, головы. В статичных формах картин шибари скрывается большая энергетика. Веревка формирует костяк картины – придает жесткость конструкции и одновременно подчеркивает, что её присутствие тут чисто символическое.

Шибари можно сравнить с икебана – составлением цветочной композиции из минимума элементов. Кроме того, именно икебана может служить альтернативной формой шибари, когда нужно в одном собрать лучшие стороны модели, отсекая второстепенные и ненужные части общего антуража, заостряя внимание на главном мотиве композиции. На сравнение с икебана наталкивает и сам процесс создания обвязки в шибари – отрываются, срезаются лишние стебли, листы – руки или ноги «заламываются» или заводятся в определенную позицию, формируется основная линия цветочной композиции – тело модели фиксируется или ставится в определенную позу при помощи веревок или обвязок, прорабатываются детали композиции, переплетения веревки собираются в рисунок, узлы акцентируют внимание не только наблюдателя, но и самой модели.

Для шибари характерны особенности:

повышенная эстетичность обвязок, ориентирование на визуальное восприятие;
при разработке и выполнении обвязок особое внимание уделяется анатомическому строению объекта;
в абсолютном большинстве случаев используется неболевое связывание;
в шибари используются в основном веревки;
в большинстве случаев обвязки шибари отличаются высокой сложностью, требуют от исполнителя особых навыков и занимают много времени на выполнение;
ряд обвязок (особенно подвешивание) требует от исполнителя предельной осторожности и внимания к партнеру.

Главный эффект шибари – ощущение верёвки на теле, ощущение её текстуры, линии, лёгкого давления узлов, чувство охвата и поддержки торса. Всё это обеспечивает чувственное восприятие контуров своего тела, на которое мы обычно не обращаем особого внимания. Ощущение верёвки означает необычно, непривычно сосредоточенное восприятие своего тела и позы. Очерченное верёвкой тело легче рассматривать и чувствовать как бы слегка отстранённо, осмысленно, концентрируясь на возникающих чувствах и в полной мере переживая, смакуя их. Можно осознавать те или иные части тела в отдельности и «слушать» их. Верёвка, обнимая торс, подчёркивает дыхание и сердцебиение. Тело таким образом из простой оболочки, некоего материального деятельностного аппарата, источника ощущений становится их адресатом, в каком-то смысле обретает самостоятельное, «умное» существование. Удивительно, насколько это похоже на принципы йоги.

Японские техники поражения и восстановления, использующиеся в боевых искусствах

Японские техники поражения и восстановления, использующиеся в боевых искусствах

Одна стрела сбивает одного орла. Две стрелы — это уже слишком много.

Рассматривая историю боевых искусств Японии, можно увидеть, что они идут в непосредственной связи с традиционной китайской медициной и в частости с чжэнь-цзю терапией. Мастер боевых искусств, владеющий методами поражения жизненных центров и умеющий эффективно шокировать или убить противника, непременно владел техникой обезболивания, оживления и первой помощи с помощью акупрессуры и акупунктуры.

Если говорить о методах поражения жизненных точек в Восточных боевых искусствах, то следует упомянуть о истоках, которые скрываются в китайских стилях у-шу. Это техника Шоу-та-фа (методы ударов руками), которая встречается в подавляющем числе стилей китайского у-шу, Цинь-на (искусство болевых захватов), шаолиньские и уданские стили змеи (шэ-цюань), которые были преобразованы в стиль кобры, гюрзы, эфы, гадюки и др. Эти методы и многие другие, очевидно, и попали на японские острова вместе со знаниями китайской медицины и преобразовались во многие техники, описанные ниже.

Учитывая то, что в реальном бою ценой поединка была жизнь, разрабатывались особо эффективные методы поражения, которые культивировались в школах боевых искусств и преподавались только мастерам школы. Таким образом, в Японии внутри стилей дзю-дзютсу, нин-дзютсу, дзю-до, каратэ-до, айки-до и Сёриндзи Кэмпо были созданы следующие техники:

1. Атэми-вадза — техники ударов различными частями тела.

2. Дакэн-тай-дзютсу — техники ударов по уязвимым точкам.

3. Дзю-нэн-гороси — искусство отсроченной смерти.

4. Дзю-тай-дзютсу — техники удушений, бросков и захватов.

5. Итами-вадза — техника надавливания на болевые центры.

6. Катакэси-но-дзютсу — «искусство гасить облики» (искусство эффективного убийства).

7. Киай-дзютсу (тоатэ-но-дзютсу) — искусство удара на расстоянии с помощью звукового и беззвучного «Киай».

8. Koппо-дзютсу — техника переламывания костей и повреждения суставов.

9. Коси-дзютсу — приёмы повреждения мышц и внутренних органов, и атаки жизненно важных точек противника.

10. Кюсё-дзютсу — удары и щипки за сухожилия и точки (кюсё).

11. Саппо — искусство поражения точек, влияющих на жизненные центры.

12. Симэ-дзютсу — техники удушений.

13. Сан-нэн-гороси — «смертельное касание» (искусство убивать с возможностью отсроченной смерти после 1—3-х лет).

14. Си-кэцу-дзютсу — техника нажатий на «точки смерти».

15. Ситю-дзютсу — пальцевое дзютсу, т. е. работа с пальцами соперника, заллетение, связывание и переламывание пальцев с вставлением между ними явары.

16. Торитэ-дзютсу — исусство болевых выкручиваний и защемлений.

17. Юби-дзютсу — искусство поражения болевых и шоковых точек при помощи пальцев, а также большое количество методов, информация о которых держится в строжайшем секрете и передаётся только преемнику традиции, и в таком случае о разглашении вне школы не может быть и речи.

Болевой прием в сочетании с удушающим в коппо-дзютсу.

В противовес этим техникам в каждой школе существовали методы, защищающие от поражающего воздействия. Это техника «железной рубашки», «алмазная накидка», «купол золотого колокола» и другие набивные техники, делающие тело воина менее уязвимым. А когда уже всё-таки произошло поражение (потеря сознания, шок, клинич. смерть), в Японии существовли методы выведения из этих состояний:

1. Каппо — наука оживления, состоит из методов — катсу.

2. Куацу (Кюацу) — точечный массаж (для снятия острой боли и др.).

3. Aммo — древний японский метод, использующий разные способы массирования, постукивания, надавливания на точки и растирания для естественного восстановления.

4. Кэйкомаэ зэнсин — точечный массаж для усиления внутрен. потока Ки, для стимуляции и оздоровления организма.

5. Сэйкоцу — первая помощь при травмах, шоке с помощью акупрессуры и акуперкуссии.

6. Сэйфуку — первая помощь рефлекторными методами в критических ситуациях.

7. Сэйтай (Сэйтайхо) — японская лечебная система, использующая точечный массаж, мануальные, дыхательные и физические упражнения.

8. Шиацу — современная терапия надавливанием пальцами и многие-многие другие.

Эти методы, в частности Каппо, преподавались мастерам любой школы Бу-до (дзю-до, дзю-дзютсу, каратэ-до, айки-до), сдающим экзамены на Чёрный пояс. Так как на этом этапе пути молодой мастер уже в совершенстве владел базовой техникой, его умения приобретали реальный оттенок боевого искусства и могли быть разрушающими для тела соперника.

Техники связывания в боевых искусствах и не только

Не менее древнюю историю, чем шест или посох, имеет и короткая дубинка (дзё) — естественное подспорье безоружного во все времена. Дубинкой любили побаловаться и благородные соратники Робин Гуда, и русские богатыри, и вьетнамские повстанцы. Железная дубина постепенно превратилась в палицу и в булаву. В Японии же вплоть до XVII в. дубина и кол оставались оружием простонародья.
приёмов боя с обычной метровой палкой приписывается самураю Мусо Гонносукэ. Ранее Мусо изучал технику работы «бо» школ Тэнсин-Сёдэн-Катори-Синто-рю и Касима-Синто-рю. Освоив все секреты бо-дзюцу, он отправился странствовать из провинции в провинцию со своим нехитрым оружием. В поединках с противниками, вооружёнными алебардами и мечами, он не знал поражений. Возгордившись, Мусо послал вызов Миямото Мусаси, величайшему фехтовальщику эпохи. Схватку он проиграл, но великодушный Мусаси подарил побеждённому жизнь. Вне себя от горя, Мусо удалился на южный остров Кюсю и там жил долгие годы отшельником в глубине гор до той самой ночи, когда к нему, как и следовало ожидать, снизошло озарение (сатори). Наутро Мусо, следуя божественным рекомендациям, вырезал палку из бука и стал разучивать движения, представлявшие нечто среднее между бо-дзюцу и кэн-дзюцу — «искусство дубины». С помощью дзё-дзюцу было удобно наносить тычковые удары по болевым точкам. К тому же, размеры палки давали больше простора для жонглёрских манипуляций.
В итоге, заменив рокусяку-бо на более короткую, лёгкую и, следовательно, удобную модель — дзё (120 — 125 см, диаметр 2,5 см), или дубинку, Мусо Гонноскэ создал новую разновидность фехтования на палках — дзё-дзюцу и основал школу Синдо-Мусо-рю, прославив-шуюся своими 64 приёмами боя, которые составили её основу.
С тех пор школы дзё-дзюцу стали плодиться во множестве, но все они носили эзотерический характер, а в новое и новейшее время существовали при Федерации кэндо. В 1955 г. возникла независимая Всеяпонская федерация дзё-до (Дзен-Нихон-Дзё-Дзюцу-Рэнмэй), но и поныне многое в технике дзё остаётся загадкой, как, например, 64 секретных приёма школы Синдо-Мусо-рю, ведущей происхождение от легендарного Мусо.

Интересно отметить, что все тренировки с дзё проводятся без протекторов, а удары (за исключением наиболее опасных) наносятся в полную силу. Подобная методика обучения не только воспитывает мужество, но и даёт великолепную «набивку» тела, развивая мышечную броню и притупляя болевые ощущения. Между тем, в кэн-дзюцу, а позже в кэндо при работе с мечами из тяжёлого дерева (боккэн) и даже из бамбука (синаи), не говоря уж о настоящих, стальных, протекторы на корпус, шлем и забрало использовались обязательно.
Одним из вспомогательных предметов, изучавшихся в большинстве школ японских воинских искусств, было искусство отбивания стрел (ядомэ-дзюцу) при помощи меча или голыми руками. В самурайской коннице никогда не использовались ручные щиты, которые мешали орудовать мечом или алебардой и вообще рассматривались как излишняя роскошь. Иногда в качестве щита выступал снятый с головы шлем, но чаще самураи полагались на ловкость рук. Скорость, глазомер и отрешённость «духа-разума» были залогом успеха. Многое зависело также от правильной стойки, дающей возможность дотянуться до стрелы и отбить её в полёте, в каких-нибудь десяти-двенадцати сантиметрах от тела. Самым трудным был момент нанесения парирующего удара (дзансин). Каждая новая стрела, выпущенная другим стрелком и с другой дистанции, несла в себе элемент неожиданности и исключала возможность удачного «механического» повторения. Отбивая одну стрелу, нужно было одновременно фиксировать взглядом вторую, третью, четвёртую, мгновенно определять степень опасности и реагировать только на летящую в голову или грудь. Стрелы можно было отбивать одним или двумя мечами, что считалось делом сравнительно простым, либо рукой в латном нарукавнике. Вершиной мастерства было умение перехватить стрелу на лету. В рыцарском эпосе встречается упоминание о самураях, остававшихся целыми и невредимыми под дождём стрел.

При освоении техники ядомэ в школах на стрелы надевали мягкие тряпичные или ватные шарики. Тренировка, где одного исполнителя обстреливало несколько лучников, напоминало игру в пинг-понг на огромных скоростях. Качеством ядомэ и вообще быстротой реакции характеризовался класс мастерства, степень совершенства виртуоза воинских искусств бугэйся. В бою самурай хотел взять противника живьём, он должен был владеть ходзё-дзюцу — искусством связывания, необходимым приложением к дзю-дзюцу, которое было обязательным в программе военной подготовки самураев. Выбив из рук врага оружие и проведя бросок с последующим удержанием, следовало немедленно одной рукой снять с пояса моток верёвки и обмотать жертву таким образом, чтобы любое движение при попытках высвободиться из пут причиняло боль. В гуще боя, под остриями направленных со всех сторон мечей и копий, сделать это было нелегко. Считается, что твёрдые правила ходзё-дзюцу впервые ввела школа Такэноути-рю, но почти каждая школа дзю-дзюцу могла похвастаться своей оригинальной методикой.

С большим усердием изучали ходзё-дзюцу блюстители порядка эпохи Токугава, правительственные надсмотрщики и сыщики мэ-цукэ. Мастера искусства связывания изобретали столь затейливые комбинации, что морские узлы выглядели бы в сравнении с ними детской шалостью. Были детально разработаны все воз-можные варианты связывания отдельно рук и ног, рук и шеи, ног и шеи и т.д. Способы и «рисунки» варьировались в зависимости от пола и возраста жертвы, её социального положения, особенностей одежды и причёски. Для транспортировки пленника своим ходом конец верёвки крепился к таким местам, что малейшее поползновение бежать вызывало мучительную боль. Если не было длинной верёвки, использовался шнур от большого меча — сагэо. Класс техники ходзё-дзюцу определялся степенью мастерства и скоростью.
Высшим шиком для самурая (и самым большим позором для его врага) было так связать неприятеля, чтобы он шёл за победителем на своих ногах, а его меч оставался при нём. В боевых ситуациях применяли тонкие шёлковые шнуры, глубоко врезавшиеся в тело. На тренировках используются плоские хлопчатобумажные пояса, которые не дают полного эффекта связывания, зато предохраняют партнёра от омертвления конечностей.
Ещё одна область применения ходзё-дзюцу — использование верёвки в качестве блокирующего и сковывающего средства в работе против вооружённого и безоружного противника.

Техники связывания в боевых искусствах и не только

Уровни поражения в боевых искусствах

Самым грозным оружием является всё же не кристалл, не меч и даже не пистолет, а человеческое тело. Дело в том, что его можно превратить в средство для накопления, хранения и передачи энергии.

Методы поражения и восстановления в боевых искусствах из-за своей важности требуют более детального рассмотрения. Особенно если речь идет о пограничных между жизнью и смертью состояниях — шоке, клинической смерти и т. д. На практике важно провести правильную диагностику состояния пострадавшего и применить для реанимации метод Каппо или, не затягивая время, начать классическую реанимацию (искусственная вентиляция легких, непрямой массаж сердца). Также нужно дифференцировать применение традиционных в медицине методов остановки кровотечения и Микэн-катсу. Разобраться в этих вопросах довольно сложно, поэтому здесь представлен многоуровневый подход к поражению, впервые систематизирован и описан в системе «Альфа-контроль», (1997). Таким образом можно более детально разобраться в показаниях к применению Каппо.

Шесть уровней воздействия

А. ПОРАЖЕНИЕ: Удары в части тела. Очень сильные» мощные, «пробойные» удары, крушащие всё на своём пути, приводящие к ушибам, переломам, кровотечениям, кровоизлияниям мозговых сосудов, повреждениям суставов.

Удары не «прицельные». Например, проникающий удар кулаком (кэнто) тёку-дзуки в грудную клетку влечет за собой перелом рёбер с вдавлением осколков в лёгкие. Или сильный удар сокуто по ноге приводит к перелому костей голени.

Для произведения такого повреждения необходимо иметь отлично подготовленные ударные поверхности, огромную массу и скорость удара. Таким образом повреждаются все части тела человека, находящиеся на пути такого удара, приводящего к травматическому шоку.

Оценка шокогенности травм по 10-бальной системе

(по И.В.Гальцевой, В.И.Гикавому и др., 1985)

10 баллов: Травма живота с повреждением двух или более паренхиматозных органов или разрывом крупных кровеносных сосудов.

6 баллов: Множественные двусторонние переломы ребер с повреждением и без повреждения органов трудной клетки. Травма живота с повреждением одного паренхиматозного органа.

5 баллов: Открытый оскольчатый перелом бедра, отрыв бедра.

4 балла: Ушиб головного мозга, перелом свода и основания черепа. Травма груди с повреждением органов грудной клетки, гемоторакс, пневмоторакс. Множественные переломы костей таза.

2 балла: Травма живота с повреждением полых органов, диафрагмы. Открытый перелом обеих костей голени, отрыв голени. Закрытый перелом бедра.

1,5 балла: Обширная скальпированная рана с размозжением мягких тканей. Гематома больших размеров. Открытый и закрытый переломы обеих костей голени, плеча; отрыв плеча.

Переломы костей лицевого скелета.

1 балл: Множественные односторонние переломы ребер, без повреждения органов грудной клетки.

0,5 балла: Переломы позвонков (с повреждением и без повреждения спинного мозга). Открытый перелом костей предплечья; отрыв предплечья. Открытый перелом костей стопы; отрыв и размозженне стопы.

0,1 балла: Одиночные переломы костей таза. Закрытые переломы одной кости голени, костей предплечья, костей кисти; размозжение и отрыв кисти. Переломы ключицы, лопатки, грудины, надколенника. Краевые переломы костей.

Б. ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ ПОВРЕЖДЕНИЙ: Эффективные блоки, уход с линии атаки, уклонение от ударов. Использование набивных техник, «железная рубашка», «алмазная накидка» и другие.

В. НЕОТЛОЖНАЯ ПОМОЩЬ: Зависит от состояния пострадавшего и характера повреждений. В первые 1–2 мин. в случае потери сознания можно применить метод «игла-молния», в случае остановки дыхания применяется кокю-катсу, тандэн-катсу. В случае остановки и дыхания и сердечной деятельности — немедленно приступать к сердечно-лёгочной реанимации (восстановление проходимости дыхательных путей, ИВЛ, непрямой массаж сердца)» учитывая характер повреждений. При кровотечении — использовать методы временной остановки кровотечения (возвышенное положение конечности, прижатие кровоточащего сосуда пальцем, наложение жгута). Если есть переломы — наложение шины. При отсутствии медикаментов во время болевого синдрома — иглы или точечный массаж в противоболевые точки меридианов, на пути которых находится место повреждения (Рб, GI7, Е34, RP8, С6, IG6, V63, R5, МС4, TR7, VB36, F6), а также иглоукалывание региональных противоболевых точек. При наличии медикаментов — введение обезболивающих, сердечных и дыхательных средсгв и срочная госпитализация (по потребности) в реанимационное или травматологическое отделение. Транспортируют лежа.

В восстановительном периоде — Чжэнь-Цзю, Су-Джок, Катсу, фитотерапия и другие методы очень эффективны.

А. ПОРАЖЕНИЕ: Удары и воздействие по уязвимым зонам тела, местам не прикрытым мышцами, костями. Выкалывание глаз, вырывание кадыка, рёбер, мышц, внутренних органов. Сюда же относятся так называемые «болевые точки», находящиеся в местах, где доступны для воздействия нервное сплетение или нерв. Как пример, можно представить таблицу:


Такие удары наиболее распространены в боевых искусствах. Тут для поражения выбирается уязвимая область, в которую довольно легко попасть ударной поверхностью тела. Их можно встретить в каратэ-до, у-шу (в большинстве внешних школ), боевом дзю-до, каратэ-до, дзю-тай-дзюцу, коппо-дзютсу, симэ-дзютсу, самбо, тхэ-квон-до, вьет-во-дао, цинь-на, боксе. Сюда же относятся техники заломов дзю-дзютсу и айкидо.

Захват «на чжао» из китайского у-шу.

Б. ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ ПОВРЕЖДЕНИЙ: Эффективные блоки, уход с линии атаки. Использование набивных техник, «железная рубашка», «алмазная накидка», посыл Ки в область удара, отвлекающие манёвры.

В. НЕОТЛОЖНАЯ ПОМОЩЬ: Аналогична первому уровню. Дополнительно, по показаниям — методы Каппо: Агэ-катсу, Микэн-катсу, Кокю-катсу, Кётоцу-катсу, Тандэн-катсу, Дзиндзо-катсу, Кин-катсу, Чжень-цзю, Су-Джок.

А также восстановительные мероприятия с помощью массажа и трав.

А. ПОРАЖЕНИЕ: Удары и воздействие но стандартным акупунктурным точкам, вызывающие обморок, паралич, смерть. Из-за малой площади воздействия поражаются одним, двумя пальцами, «когтем» орла, тигра, пантеры, журавля, дракона, укусом змеи, «ядовитой рукой», «секретным мечом», палочками для еды и т. д.

Можно рассмотреть на примере китайского искусства болевых захватов Цинь-на.

36 летальных точек Цинь-на (в китайской транскрипции):

Смертельная сила в руках: захват

Цинь-на в одном из переводов на русский язык означает «болевые, контролирующие захваты». Казалось бы, что в этом загадочного? Ведь многие виды борьбы и кулачного боя имеют в своем арсенале болевые приемы, броски, воздействия на суставы, связки Однако цинь-на — это своеобразная, даже уникальная система ведения боя. Она основана на доскональном знании особенностей анатомии человека, необычной специальной подготовке тела бойца, изощренной стратегии и тактике.

Цинь-на и ушу

Считается, что мастер цинь-на может контролировать движения человека, делать его беспомощным, неспособным двигаться и, если необходимо, даже лишить жизни.

Приемы болевого воздействия на суставы, связки и мышцы встречаются практически в каждом стиле китайского ушу. Ведь по сути цинь-на — одно из четырех традиционных технических действий рукопашного боя, который состоит из ударов руками, ногами, бросков противника и собственно самих захватов. Поэтому неудивительно, что каждая школа ушу имеет несколько своих излюбленных приемов болевого воздействия для подавления сопротивления противника. Однако помимо этого в наши дни существует система, в которой большое количество техник цинь-на объединено и структурировано в один целостный и взаимосвязанный ряд. В цинь-на способ болевого воздействия и контроля над противником возведен в абсолют и вся подготовка, вся стратегия и тактика применения приемов подчинены идее полной власти над ситуацией в рукопашной схватке. В итоге искусство болевых захватов и контролей с определенного времени стало самостоятельной дисциплиной, которую можно изучать отдельно от всей техники ушу.

Коварное рукопожатие Прием из положения «рукопожатие» наглядно демонстрирует, как техника «болевых и контролирующих захватов» может быть неожиданно использована в самой обыденной ситуации. 1. Обычное рукопожатие — исходное положение для эффективного приема, направленного на болевое воздействие на суставы пальцев руки. 2. Кисть противника сильно сжимается и с помощью второй руки переводится в сторону — поперек туловища. Цель движения — вывести атакуемую часть пальцев (безымянный и мизинец) на исходную позицию для болевого воздействия. 3. Болевое воздействие на пальцы выполняется в направлении против их естественных сгибов. Основная сила контроля идет снизу вверх. Рука атакуемого выпрямляется, и противник вынужден от боли подняться на цыпочки.

Отточено веками

Истоки цинь-на, по оценкам исследователей, уходят в глубокую древность. И несмотря на то что история Востока вообще и Китая в частности изобилует мифами и легендами, которые причудливо перемешивают правду и вымысел, все же можно с уверенностью утверждать, что история этого искусства насчитывает как минимум несколько веков.

Внешне система болевых и контролирующих захватов цинь-на выглядит весьма эффектно. В ответ на атаку мастер молниеносно хватает нападающего за руку или ногу, шею или туловище и, воздействуя на уязвимые зоны и точки тела, проводит болевой залом сустава, парализует мышцы, лишает противника сознания и чаще всего опрокидывает его на землю, приводя в беспомощное состояние.

Чтобы понять, сколь грозным оружием является система цинь-на, достаточно лишь перечислить основные разделы ее технического арсенала:

— приемы выворачивания костей;

— приемы разделения мышц;

— приемы перекрытия вен и дыхания;

— приемы воздействия на жизненно важные точки тела.

Воздействие на подбородок В «искусстве болевых и контролирующих захватов» существуют не только захваты, но и броски. Основная цель — травмировать противника ударом головы о поверхность пола или землю. Смертельно опасная техника! 1. Суть этой атаки в цинь-на — силовое перегибание шейного отдела позвоночника назад с целью бросить противника. Для этого одна рука фиксирует поясницу и давит на нее, а вторая непосредственно отгибает подбородок назад. Главное, чтобы сила давления была направлена строго вдоль позвоночника. 2. Как только руки начали давление на подбородок и поясницу, к движению «подключается» сгибание корпуса вперед-вниз. Атакующий рывком наклоняется, прочно удерживая давление на позвоночник. 3. Если давление на позвоночник не отпускать до конца приема, противник точно «прилетит» затылком на поверхность пола или землю. Это смертельно опасно. В демонстрационном варианте этой техники давление на позвоночник прекращается приблизительно за полметра до падения — противник «приземляется» на спину.

Четыре ступени совершенства

Приемы четырех вышеперечисленных категорий — это своеобразные ступени совершенствования в «искусстве болевых захватов и контролей». Например, техника «выворачивания костей» — первая ступень в овладении цинь-на. Данный тип приемов предусматривает воздействие на суставы человеческого тела с целью нарушения их физиологического функционирования.

«Разделение мышц» — уже более сложная техника. Суть ее в том, чтобы, воздействуя на разные мышцы противника, хитроумными приемами привести их в неработающее состояние, то есть парализовать. На этом этапе от практикующего цинь-на требуется уже более совершенная физическая и техническая подготовка.

Приемы «перекрытия вен и дыхания» — еще более сложная ступень. Смысл этой техники понятен уже из самого ее названия: для победы над противником необходимо перекрыть ему доступ кислорода в легкие или на какое-то время остановить течение крови в венах и артериях. На этой ступени уже изучаются приемы со смертельным исходом, а знаний, навыков, практики для овладения этим уровнем нужно гораздо больше, чем для двух предыдущих.

И наконец, четвертая ступень — «воздействие на жизненно важные точки тела». Эта техника связана со знанием акупунктуры и традиционной восточной медицины. Ее приемы основаны на точечном воздействии на определенные зоны человеческого тела. Причем, согласно учению китайских мастеров, некоторые виды воздействия могут выполняться лишь в строго определенное время, непосредственно связанное с биоритмами человека, временем суток Эта ступень — высший уровень в цинь-на, которого достигают единицы.

Практически все приемы цинь-на сопровождаются сильной болью. Болевые захваты и контроли служат только одной цели — победить в рукопашной схватке за минимально короткое время. И, как правило, последствия такой победы для противника — это повреждение связок и суставов, потеря сознания, а в отдельных случаях — летальный исход. Приемы цинь-на очень опасны, и с этим нельзя не считаться.

Секрет не для всех

Однако оружием техника «искусства болевых и контролирующих захватов» становится только при определенных условиях. И эти условия естественным образом преграждают путь к овладению смертельно опасными приемами цинь-на людям с преступными намерениями. Во‑первых, сами приемы требуют «правильных ключей» к пониманию техники, и без них хитроумный арсенал «искусства болевых контролей и захватов» не работает. «Ключи» к правильной технике есть далеко не у всех, кто берется преподавать цинь-на. Это первое препятствие, преграждающие путь к овладению боевым искусством случайным людям.

Вторая преграда связана с тем, что для эффективного применения техники «болевых контролей и захватов» необходимо потратить огромное количество времени ради приобретения определенных навыков и специальной физической подготовки.

Техники связывания в боевых искусствах и не только

Боевые искусства могут применяться не только в бою, но и до, и после боя, а также в повседневной жизни. Знание методик концентрации и медитативной практики позволяет подготовиться к схватке, а порой и избежать её. Знание точек на теле позволяет лечить человека после боя, восстанавливать силы. Применение знаний и опыта боевых искусств в бою очевидно — нейтрализация противника. Я намеренно написал — нейтрализация, а не уничтожение или выведение из строя.

В зависимости от ситуации, а также целей и задач бойца нейтрализация может принимать различные формы:

— убеждение противника в бессмысленности боя или продолжения боя;

— нанесение повреждений и травм, препятствующих продолжению боя противником.

Чем выше уровень воина, чем больше его мастерство и чем выше его самосознание, тем дальше он уходит от самых низких форм нейтрализации — уничтожения и травмирования противника (я осознанно не рассматриваю искусство уничтожения противника — удел наемных убийц и бойцов спецслужб). Высшее проявление, высшая стадия развития воинского искусства — предотвращение боя и даже появления самой опасной ситуации, в которой этот бой мог бы иметь место.

Пройдемся по представленным выше формам снизу вверх.

Нанесение повреждений и травм — самая начальная ступень изучения боевых искусств. Ученик ещё не умеет контролировать себя, свою силу, не умеет обращаться со своей энергией, на агрессию отвечает агрессией. В случае наступления боевых условий стремится поразить противника всеми доступными ему средствами и способами.

Убеждение противника в бессмысленности боя — следующий этап, это возможно как путём логических рассуждений и переговоров, если противник поддается на словесные аргументы, так и путём демонстрации превосходящего мастерства ведения боя. Поскольку махание руками и ногами перед носом противника чревато негативными последствиями для бойца, демонстрация может быть проведена на самом противнике или на его товарищах; если нападающих несколько и они способны адекватно воспринимать ситуацию (не находятся под наркотическим или алкогольным воздействием), это может сработать. Для применения данной формы необходимо иметь хорошую технику, то есть это уже не уровень новичка.

Примерно на этом же уровне находится следующая форма нейтрализации противника — обездвиживание. Обездвиживание может быть выполнено путем связывания противника веревкой, поясом, ремнем, шнурками от обуви, одеждой, а также подручными предметами и материалами. Специалисты могут обездвижить противника и без использования каких-либо подручных средств, используя особенности строения человеческого тела. Обездвиживание хорошо тем, что воин, например, связывая противника, избегает нанесения ему травм, если он не поддается на уговоры и стремится довести бой до конца.

Избегание схватки и даже самой ситуации, в которой она могла бы возникнуть — высший, по моему пониманию, уровень владения боевыми искусствами. Для использования данной формы нейтрализации противника воин должен обладать развитой интуицией, даром предвидения, владеть энергетикой своего тела и окружающей среды.

Поскольку основная задача статьи — рассказать про связывание, я остановлюсь подробно на этой технике, точнее, на своём опыте изучения и применения техник связывания в боевых, тренировочных и прочих целях.

В нашей организации базовым техникам связывания, а именно работе с поясом обучают примерно с уровня 6 кю (зеленого пояса). Специализация по тем или иным видам традиционного оружия у нас становится доступной старшим ученикам на уровне 4 — 3 кю (синий — коричневый пояса), но до этого момента они должны освоить базовую технику с танто, дзё и поясом. На момент выбора своей специализации у меня был интерес к дзё и бо, позже я стал осваивать танто, тонфу и пояс. Тонфа и бо — редко применяемое в рамках занятий в нашей организации оружие, но иногда по ним, так же как и по работе с бокеном, проходят учебные семинары.

Первые мои самостоятельные опыты с поясом прошли с помощью инструктора Сибирской ассоциации джиу-джитсу, мастера 3 дана джиу-джитсу, эксперта по работе с традиционным оружием Комарова Максима. Он помог мне составить новый для меня приём самообороны с применением пояса, после чего я составил ещё два новых приема уже сам. Поймите меня правильно — я имею в виду «новых для меня приемов», так как что-то совсем новое придумать крайне сложно. После того как я обкатал эти приемы на товарищах по группе, я преподал их в нескольких группах нашей организации, и видел потом применение этих приемов ребятами на аттестациях. Техники оказались жизнеспособными, что меня не может не радовать.

Совсем недавно, не больше двух лет назад, я стал задумываться о том, чтобы связывать не только эффективно, но и красиво. Я обратил свой взгляд к японскому искусству шибари, выросшему, если кратко, из полицейских техник связывания пленников (в отличие от ходзё-дзютсу — искусства обездвиживания и связывания воинов противника на поле боя). В XX веке шибари распространилось из Японии почти по всему миру, и утратило свои некогда боевые свойства, хотя и осталось искусством связывания человека.

За время осваивания техник шибари (сразу оговорюсь, что владею ими лишь на базовом уровне) я смог заметить несколько направлений применения этих техник: — эстетическое (возможна художественная обвязка туловища и конечностей человека);

— терапевтическое (при выполнении обвязки узлы её располагаются на теле таким образом, что оказывают давление на определенные точки тела, — точечный массаж);

— коррекция осанки (некоторые люди из числа тех, кто обращался ко мне с соответствующими просьбами, говорили, что ношение в течение продолжительного времени обвязки туловища способствовало улучшению осанки, — как корсет);

— собственно обездвиживание, то есть связывание.

Боевое применение техникам боевых искусств хорошо изучено и задокументировано, прочие же варианты их использования подчас находятся в совершенно неожиданных для нас сферах жизни и деятельности человека. Я нахожусь в начале пути освоения этих техник, потому что, как мне кажется, смог посмотреть на то, чем занимаюсь, не с высоты своего опыта, а очистив разум. Надеюсь, этот материал позже будет перерабатываться мной, так как я не собираюсь останавливаться на достигнутом.

Боевые искусства Китая — техника сверхлюдей

Культура Китая

Читайте также:

Боевые искусства Китая, ставшие популярными во всём мире в ХХ столетии благодаря знаменитому актеру Брюсу Ли, уходят корнями в традиционную культуру Китая. Однако предназначение школ «ушу», как их называют в Поднебесной, не в том, чтобы убивать, наказывать или вести войну, а в том, чтобы принести мир и остановить насилие. При этом ушуисты порой демонстрируют сверхтехнику: ходят по стенам, пробивают толстые камни и предугадывают движения противника.

Изначально боевые искусства Китая зародились в даосизме и буддизме, будучи тесно связанными с духовным самосовершенствованием. Боевые искусства главным образом были направлены на развитие в себе благородных качеств, артистических способностей, укрепление здоровья и обеспечение долголетия, а также служили для самозащиты и предотвращения насилия. Не случайно иероглиф «у» в слове «боевые искусства» («у-шу»), означающий «боевой, военный», образован из двух частей: «остановить» и «копье», то есть «остановить войну». Древние китайцы также говорили: «Военному делу учатся для того, чтобы принести пользу государству».

Первый военный стиль в 5-тысячелетней истории Поднебесной «цзяо-ди» появился во время войны Желтого императора против Чи-юя (более 4 тысяч лет назад). Позже в период Сражающихся царств (5–3 века до н.э.) зародились различные техники владения мечом. Со времен эпохи Хань (206 г. до н.э. — 220 г. н.э.) и к концу династии Тан (618–907 гг.) искусство владением мечом наполнилось артистическим содержанием.

В начале династии Мин (1368–1644) даос Чжан Саньфэн во время своего духовного самосовершенствования в горах создал тайцзицюань («Кулак Великого Предела»). При династиях Мин и Цин (1644–1912) стали популярными школы багуа и синъицюань. Сегодня их считают внутренними стилями. Одновременно возникли и внешние стили, известные своим изяществом, скоростью и открытостью.

Внутренние стили боевых искусств Китая делают акцент на внутреннем совершенствовании человека, а внешние — совершенствуются «снаружи вовнутрь», уделяя больше внимания физической форме. Они тренируют одновременно сознание, тело и душу. И внутренние, и внешние стили учат владению различными видами оружия, такими как сабля, меч, копье, шест, топор, го (серп), кнуты и вилы.

Сверхспособности в боевых искусствах

В истории Поднебесной было немало случаев, когда отважные воины, применяя высшее мастерство («кунг-фу»), сеяли невероятный страх в рядах противника.

Легендарный воин и полководец Чжан Фэй, живший в период Троецарствия (220–280 гг.), обладал мастерством устрашения противника. Однажды он обратил в бегство целую армию вражеских воинов во главе с полководцем Цао Цао. В тот день войско его названого брата Лю Бэя, который позже стал императором царства Шу, было вынуждено отступать под натиском врага. Храбрый Чжан Фэй, стоя один на Чанфаньском мосту, решил задержать Цао Цао и его армию. Увидев в задних рядах армии шёлковый зонт и подумав, что это Цао Цао, Чжан Фэй окрикнул:

— Эй! Кто там желает сразиться со мной? Я — Чжан Фэй из удела Янь! — голос Чжан Фэя был подобен громовым раскатам. От этого звука воины Цао Цао задрожали от страха. Цао Цао тут же велел прикрыть зонт.

— Как-то мне рассказывал Гуань Юй, — сказал Цао Цао своему окружению, — что Чжан Фэй способен на глазах у многочисленной армии противника обезглавить вражеского полководца столь же легко, как достать что-то из своего кармана! Нужно быть с ним поосторожнее!

— Чжан Фэй из удела Янь тут! — снова зычным голосом произнес Чжан Фэй. — Кто осмелится дать мне бой?

Цао Цао совсем поник, и у него возникло желание поскорее бежать с поля боя.

— Что вы там копошитесь? — прикрикнул Чжан Фэй, треся копьем. — И в бой не вступаете и уходить не хотите!

Голос полководца Чжан Фэя был настолько суровым, что Сяхоу Цзе, стоявший возле Цао Цао, упал с коня от испуга и лишился чувств. Цао Цао без оглядки бросился на утёк, а вслед за ним ринулась вся его армия. Воины Цао Цао, наступая друг другу на пятки, неслись неистовым потоком. Немало из них побросали шлемы и копья.

Это показывает, что обладатель кунг-фу (то есть «мастерства»), способен один противостоять тысяче воинов, потому что эта техника превышает обычные физические возможности человека. Многие виды боевых искусств Китая могут действительно развить у человека необыкновенные способности, о чём свидетельствуют как исторические записи, так и современные источники.

Среди известных способностей, которые потенциально можно развить, занимаясь ушу, — искусство поражения «жизненных» точек противника, «покров золотого колокола», «железная рубашка (благодаря двум последним тело становится неуязвимым для ударов), способность разломать кирпич или толстый камень головой и т.п.

Существует и техника «отравленный взгляд». Обладающий ею мастер способен, посмотрев на противника, вызвать у него сильный и неконтролируемый страх. Возможно, нечто подобное и применил упомянутый Чжан Фэй, повернув в бегство целую армию.

Известно в Китае также «искусство легкости» или чингун, которое часто показывают в цирке. Люди висят на бумажных полосках, балансируют на куриных яйцах, прыгают по дощечкам на поверхности воды, бегают по отвесной стене. Так, основатель стиля багуачжан Дун Хайчуань, по рассказам, обладал этими способностями. Однажды ученики искали его в тёмной комнате, но не могли найти, а когда зажгли свечу, обнаружили, что учитель повис на стене, держась за свиток с каллиграфией.

Даосы убеждены, что развитие у человека паранормальных способностей — показатель правильного пути в самосовершенствовании. А по мнению ушуистов, они являются своего рода побочными эффектами. Во-первых, сверхспособности весьма неустойчивы: сегодня они есть, а завтра они исчезнут. Во-вторых, перед обладателем таких способностей есть соблазн использовать их в целях прославиться или сделать что-то нехорошее, что приводит к закрытию способностей.

Боевые идеалы ушу

Традиционные школы ушу глубоко уходят корнями в китайскую культуру. Мастера боевых искусств Китая, помимо передачи техники боя, воспитывают у своих учеников высокие нравственные качества. Термин у-дэ, что в переводе означает «боевая доблесть» или «воинское благородство», является неотъемлемой частью боевых искусств. У-дэ включает в себя верность, милосердие, правила приличия, честность и мудрость.

В каждом виде традиционных боевых искусств, кроме внешней закалки, обязательно имеются свои принципы внутреннего самосовершенствования — синьфа (закон для сердца). «У-дэ» предполагает, что ушуист не позволяет противнику нанести вред себе, но одновременно и не наносит вреда ему.

Так, мастер боевых искусств и знаменитый актёр Джет Ли, считающий своим духовным учителем Далай-ламу, однажды сказал: «Я практиковал боевые искусства, чтобы стать здоровым, стать чемпионом, или актером, наконец. Но для драки — никогда! Это я желаю и вам».

На грани исчезновения

После прихода к власти коммунистической партии Китая в 1949 году, тоталитарный режим использовал различные средства для подавления национальной культуры. Не были исключением и мастера боевых искусств Китая, которые получили ярлык «распространителей суеверия» и подверглись жестоким преследованиям. Во время «Великой культурной революции» (1966–1976) Мао Цзэдуна многие из них были вынуждены скрываться, некоторые были отправлены в исправительно-трудовые лагеря или тюрьмы, а некоторые были убиты.

Так как социальная и культурная среда для передачи настоящих традиционных боевых искусств Китая была разрушена, многие китайцы потеряли настоящее глубокое содержание ушу. Поскольку зачастую мастера не передают своё учение публично или не могут найти подходящих учеников, многие сокровенные техники постепенно забываются или находятся на грани исчезновения.

Из-за неподходящих условий для развития и популяризации многие мастера уехали заграницу, в основном на Тайвань, в Гонконг или США.

Список популярных видов восточных единоборств для детей и взрослых

В наше спокойное время боевые искусства воспринимаются больше как хобби, но бывают моменты в жизни, когда нужно уметь постоять за себя. Если вы решили научиться самообороне или отдать своего ребенка на курсы бойца, то стоит обратить внимание именно на восточные единоборства. Итак, далее познакомимся с лучшими поближе.

Восточные единоборства — классификация и виды

Все восточные боевые искусства можно условно разделить на три группы:

  • китайские;
  • японские;
  • тайские и другие боевые искусства.

Они отличаются между собой философией ведения боя.

  • Так китайские виды предполагают самооборону.Здесь много элементов защиты, блоков и захватов. Главная стратегия — это обернуть сильные стороны противника против самого себя.
  • А японские, наоборот, специализируются на нападении.
  • Тайские боевые искусства более жестокие, и цель тут одна – выжить любой ценой.В этой дисциплине много болезненных ударов.

Итак, разберемся с каждой веткой восточных единоборств подробнее.

Китайские восточные единоборства

Рассмотрим некоторые виды китайских единоборств и их особенности.

Ушу – наиболее популярное китайское боевое искусство. Именно ушу или, как его еще называют, кунфу, это не только физическая подготовка, но и моральное воспитание и развитие человека как личности.

В древнем Китае дети учились в школах ушу, где изучали не только боевые приемы, но и счёт, письмо и чтение. Ушу можно назвать основным видом китайских единоборств, а все перечисленные ниже – его подвидами.

  • Ушу — это комплекс дыхательных и гимнастических упражнений.
  • Учит уходить от конфликтов, и лишь в крайних случаях применять силу.
  • Кунфу – это стиль жизни, целая философия, которая позволяет познать самого себя, свои возможности и грани.
  • Закаляет и развивает человека физически.

Заниматься таким боевым искусством можно в любом возрасте, но как рекомендуют, не ранее 5 лет.

Туй-шоу или «толкающие руки» как его еще обозначают, в основном преподают вместе с тайцзи-цюань – самооборонительной техникой.

Но само по себе туй-шоу малоэффективно, поэтому его применяют с тайцзи-цюань. Именно вместе они составляют ансамбль боевых техник и способствуют развитию координации движений, стойкости и упругости.

Заниматься, кстати, можно начинать с любого возраста.

Саньда – это спортивные спарринги. Удары производят ногами и руками, поэтому спортсмены приступают к поединку в полной экипировке (шлем, капа, боксерские перчатки, защита паха и груди).

Если вы хотите отдать своего ребенка на такие курсы боевого мастерства, то рекомендуемый возраст для начала 12-14 лет.

Японские виды восточных единоборств

4. Джиу-джитсу

Одним из древнейших видов японских единоборств является джиу-джитсу или как еще о нем говорят «мягкое искусство».

Здесь присутствует бросковая техника и силовое воздействие на суставы , что очень напоминает дзюдо. Именно джиу-джитсу и есть основоположник таких боевых искусств, как дзюдо, айкидо, карате, самбо.

Начинать заниматься этим видом единоборств рекомендуется с 8 лет.

Дзюдо интересно тем, что здесь предлагается масса приемов для повала противника на землю , что и есть основным его принципом.

Это искусство самозащиты учит разнообразным техникам захвата и броска , а также воздействия на болевые точки соперника.

Когда можно начинать приступать к тренировкам? Советуют с 5-7 лет.

Карате представляет собой враждебную технику ведения сражения. Это опасная борьба, в которой применяют удары и руками и ногами.

Карате развивает:

  • быстроту реакции,
  • координацию движений,
  • внимательность,
  • умение сконцентрироваться.

Начинать рекомендуется примерно с 5 лет.

Айкидо – это техника защиты. Все движения бойца айкидо идут по кругу, что позволяет постоянно контролировать противника. Его можно сравнить с водоворотом, который прокручивает щепку, забирая из нее агрессию, и бережно возвращает на берег.

Этот вид восточных единоборств развивает не только физическую силу, но и моральный дух.

Так как он не считается слишком агрессивным, то начинать тренировки можно уже с 4 лет.

Другие восточные единоборства

Самбо родом из России, представляет собой оборонительную технику.

Начинать можно после 5 лет.

9. Тайский бокс

Тайский бокс — это что-то среднее между карате и боксом. Эта боевая техника требует высокой выносливости и болевого порога, а также физической подготовки.

Здесь присутствуют мощные болевые удары, и часто случаются травмы. Но, если вы перенесете нелегких первых пару месяцев тренировок, то у вас будет низкий болевой порог, крепкий моральный дух и красивое тело. Одним словом, тайский бокс не для слабаков.

Начать занятия можно не раньше 12 лет.

10. Кикбоксинг

Кикбоксинг объединяет в себе техники классического бокса и карате, тайского бокса, ушу , именно поэтому он наиболее эффективен в борьбе.

Не следует забывать, что кикбоксинг это контактный бой, так что даже начинающий новичок, имеет высокую вероятность быть с синяками.

В силу этого рекомендуется начинать не ранее 12 лет.

Восточные единоборства хороши тем, что они, в принципе, не имеют каких-либо конкретных ограничений по физической подготовке, полу или возрасту. Выбрав для себя какой-либо вид, вы можете начать, когда захотите. Так что удачи в выборе и тренировках!

О Мастерстве в боевых искусствах

боевые искусства девушка бьет ногой в прыжке

Основное отличие профессионалов — они всегда действуют максимально эффективно.

Хотел бы поделиться с читателями довольно интересным и очень практичным методом для определения уровня собственного мастерства. Который можно использовать как для боевых искусствах, так и в принципе для любых занятий в которых возможно развитие. Очень ярко и образно суть данного метода была показана в легендарном фильме «Изгой», когда герою Тома Хэнкса, в первые дни во что бы это ни стало нужно было научиться ловить в океане рыбу. Показаны две сцены вначале вообще непонятно что — ничего не получается. И кажется рыбу невозможно вообще поймать — в таких то условиях, человеку совершенно не знакомому с рыбалкой, подручными средствами. И вот «прошло четыре года» и другая сцена. Герой Тома Хэнкса уже совсем другой человек — мастер выживания — просто стоит, и одним броском копья добывает себе пропитание наверное на целый день…

Так в общем-то и с мастерством в любом деле — вначале вообще не понятно что делать, как делать, как увалень, все валится из рук. Краснеешь от досады, и злишься на себя. Но потом постепенно, если конечно не бросить выбранного занятия, начинает происходить какое-то своеобразное чудо: постепенно, очень постепенно но неизбежно начинаешь понимать что здесь к чему, преодолевать трудности — постепенно начинает получаться все лучше и лучше. Но не само собой — а через каждодневный, упорный труд, через преодоление и обучение новому, через постоянные повторения одного и того же (в боевых искусствах это конечно же — «отработка техники») — через шлифовку своих навыков — не смотря ни на что. И в конечном итоге так осваиваешься в выбранном деле что незаметно для себя становишься настоящим его мастером — ты не только знаешь все, но и действуешь максимально эффективно. Эффективно как только возможно, потому что знаешь о своем деле абсолютно все.

Всегда действует этот метод, что самое интересное — для любого дела можно использовать. Очень надежный. Если стараться изо всех сил — мастерство вполне достижимо каждым. И очень приятно вдруг осознавать — когда наконец-то кидаешь свое копье один раз — точно в цель, потому что стал Мастером…

И напоследок, случайно услышал еще одну неплохую современную песню под названием «В разведку с му#аками» группы «Ундервуд» — тоже видимо ребята понимают толк в этих самых му#даках. Что интересно.

Ссылка на основную публикацию