Тайпин — великое равновесие | Karate-krs.ru

Тайпин — великое равновесие

Тайпин — великое равновесие

Для многих наций каждый новый этап развития был связан с отрицанием культурных ценностей прошлого. Во всяком случае, именно так обстояло дело в нашей стране. В Азии — иная картина. Народы Индии, Китая, Кореи, Японии бережно сохраняли свою культуру на протяжении десятилетий. Именно поэтому там сохранились до наших дней традиционные боевые искусства, зародившиеся в очень далеком прошлом.

Занимаясь подготовкой профессиональных воинов, настоящих «рыцарей без страха и упрека», учителя древности пришли к выводу, что для воспитания мужественного, благородного и сильного человека морально-психологический тренинг важнее, чем технический и общефизический. Такой тренинг по-китайски называется «нэй-гун», то есть внутренняя работа. Он направлен на культивацию «внутреннего».

Но что такое внутреннее в человеке? Еще в незапамятные времена китайские мудрецы разделили жизненный процесс на две стороны: видимую (внешнюю) и невидимую (внутреннюю). К внешней стороне можно отнести почти все те признаки, качества и черты, по которым обычно определяют человека. Это его телосложение, сила, выносливость, ловкость, память, знания, ум и т.д. Известно, однако, что при рождении человек совершенно беспомощен, он умеет лишь есть и спать, смеяться и плакать. Взрослея, он обретает множество качеств. А умирая, снова теряет их, снова становится беспомощным, и, как говорится, «впадает в детство». Однако, это не младенец. Это совсем другое существо. Тот багаж, невыразимый в словах, который человек приобрел в течение жизни и уносит с собой за ворота смерти и есть внутренне. Это сила духа, это прямое, непосредственное знание скрытой сути вещей, это вера в высший смысл бытия.

У большинства людей внутреннее развито слабо, ибо оно не пребывает само по себе. Его надо сознательно, целенаправленно и неустанно взращивать на протяжении всей своей жизни. Это и есть «нэй-гун», внутренняя работа. Во всех школах боевых искусств даосского направления методы подготовки воинов основывались на внутренней работе. Внутреннее должно управлять внешним — таков их общий принцип.

В Китае эти школы обычно существовали при даосских храмах, а их преподаватели и выпускники сохраняли тесные связи между собой на протяжении всей своей жизни. Этому способствовала деятельность даосских тайных обществ «Белый лотос» (Байлянь-Шэ), «Великое равновесие» (Тайпин) и др. Основная идея, которой руководствовались члены тайного общества «Тайпин» заключалась в том, что их внутреннее совершенствование и гармония в отношениях между собой положительно воздействует на состояние государства, природы и космоса, преобразует мир в желаемом направлении. Отсюда и требования к содержанию обучения и воспитания в школах боевых искусств: они должны были давать гармоничное развитие личности, готовить выпускников к профессиональной, семейной и общественной жизни, а не только учить искусству самозащиты и рукопашного боя.

Полный курс обучения в школах тайного общества «Тайпин» был рассчитан на 12 лет, в трех ступенях, по четыре года каждая. Школы принимали мальчиков и девочек в возрасте 10-12 лет. Там их учили грамоте, математике, традиционной китайской медицине, астрологии и магии. Они изучали каноническую даосскую литературу (трактаты Даоде-Цзин, И-Цзин, Шу-Цзин, Ши-Цзин и Тайпин-Цзин, Чжуан-Цзы, Баопу-Цзы и другие). Их знакомили с восемью основными типами профессиональной деятельности (так называемыми «восемью проявлениями внутренних свойств») и определяли к какому виду наиболее пригоден каждый ученик. К числу этих восьми типов относились следующие: жрецы, воины, работники, торговцы, лекари, артисты, чиновники, правители. И, разумеется, самым серьезным образом они осваивали боевое искусство. Считалось, что к 18-20 годам ученики должны выбрать один из восьми типов профессиональной деятельности, а также обрести пять внутренних качеств.

Обретение внутренних качеств самым тесным образом связывалось с процессом постижения боевого искусства. Главными средствами их обретения являлись медитация и жесткий цигун, а также беседы учителя, групповые и парные упражнения.

Первое качество — искренность, то есть способность видеть свое несовершенство и воспринимать даосское учение. Символ его — Земля, а цвет — желтый. В техническом тренинге для развития этого качества акцент делается на мощность и устойчивость, а в качестве оружия используется шест, стиль ведения боя — тигр. Характерны низкие позиции, перемещения и приемы выполняются со значительным напряжением мышц. Используются упражнения «железной рубахи».

Второе качество — справедливость, то есть способность объективно оценивать свои возможности и избегать дурного влияния. Символ его — Металл, а цвет — белый. В техническом тренинге делается упор на развитие скорости и жесткости. В качестве оружия используется сабля, стиль ведения боя — орел. Характерны быстрые перемещения и прыжки, рубящие удары руками. Используются упражнения «стальной хлыст».

Третье качество — постоянство, то есть способность к длительной, однообразной деятельности, с сохранением при этом внимания и усердия. Символ — Вода, цвет — черный. Оружие — меч, стиль ведение боя — дракон. В техническом тренинге главное внимание уделяется развитию мягкости и гибкости. Характерны мягкие «кошачьи» движения, тактика непрерывной атаки, болевые и удушающие приемы, работа по наиболее уязвимым точкам тела. Используются упражнения «трех рек».

Четвертое качество — энергичность, то есть способность к самоотверженным, целеустремленным действиям, независимо от степени их успешности. Символ этого качества — Дерево, а цвет — синий. Стиль ведения боя — обезьяна, оружие — двойной цеп, натиск делается на развитие выносливости и силы. В технике предпочтение отдается быстрым, сильным воздействиям на суставы и кости противника, захватам и выкручиваниям конечностей. Используются упражнения «двойной крюк».

Пятое качество — устремленность, то есть способность к выбору и достижению цели без отвлечения на ложные ориентиры. Символ данного качества — огонь, цвет — красный, стиль ведения боя — змея, оружие — метательные ножи, стрелки и звезды. Главное в технике для этого качества — развитие неожиданности и точности действий, отработка попаданий в нервные узлы и другие уязвимые точки тела. Используется упражнение «огненная рука».

Основными методическими принципами школы боевого искусства «Тайпин» являются естественность и необходимость. Их суть в том, что тренинг на каждом этапе должен соответствовать внутренней (то есть духовной и биоэнергетической) сущности данного человека, а смена этапов и средств тренинга должны происходить только после полного освоения изучаемой техники, приемов и т.д.

Воспитанники такой восьмилетней школы пользовались большим уважением в народе за свои духовные, нравственные и волевые качества. Они являлись прекрасным образцом для подражания среди молодежи. Их семейная и профессиональная жизнь могла вызывать только восхищения. А вот в школе третьей ступени учились лишь наиболее одаренные выпускники, прошедшие восьмилетний курс, ибо это была школа мастеров-наставников. Конкретное содержание обучения в школе третьей ступени всегда хранилось в тайне от непосвященных.

Пути обретения бессмертия. Даосизм в исследованиях и переводах (19 стр.)

История создания «Тай пин цзина» такова. Некий Гань Чжун-кэ из Ци преподнес ханьскому императору Чэн-ди (32–7 до н. э.) книгу под названием «Дарованный Небесным чиновником, основанный на календаре и объемлющий изначальное Канон Великого Равновесия» («Тянь гуань ли бао юань Тай пин цзин»). Это и был первый вариант нашего текста. Преподнося его императору, Гань Чжун-кэ надеялся с помощью текста обновить мистический Небесный мандат (тянь мин) династии Хань на право царствовать над Поднебесной.

При императоре Шунь-ди (126–145) некто Гун Чун поднес двору «Книгу чистого правления Великого равновесия» («Тай пин цин лин шу»), написанную даосом Гань Цзи (или Юй Цзи) из Ланъе (современная провинция Шаньдун в Восточном Китае). Видимо, это и был первый вариант известного нам текста «Тай пин цзина». Скорее всего, именно он лег в основу идеологии восстания Желтых повязок (о нем ниже), нанесшего сокрушительный удар по империи Хань (184). Согласно докладу сановника Сян Кая, в тексте говорилось о почитании Неба и Земли и о продлении жизни посредством приведения себя в гармонию с циклом чередования пяти элементов – дерева, огня, земли, металла и воды. Текст содержал также наставления по достижению процветания государства.

Существовал также текст «Канона о вмещающем пределе Великого Равновесия» («Тай пин дун цзи цзин»), который был, согласно даосской традиции, вручен божественным Лао-цзюнем первому Небесному Наставнику Чжан Дао-лину в 142 или 145 г. Видимо, все эти тексты и легли в основу современного «Тай пин цзина», который сформировался к концу VI в.

Идеалом «Канона Великого Равновесия», как это следует из самого названия памятника, является воцарение на земле Великого Равновесия, или Великого Равенства, или Великого Благоденствия – все эти значения присутствуют в иероглифах «тай пин». Идея Великого Равновесия – одна из важнейших в китайской социальной мысли, как даосской, так и конфуцианской. Концепция тай пин встречается в таких различных по своему содержанию текстах, как конфуцианское «Великое Учение» («Да сюэ»): «Когда государство упорядочено, то вся Поднебесная уравновешивается и процветает (пин)»; как «Чжуан-цзы» или философский свод III в. до н. э. «Весны и осени господина Люя» («Люй ши чунь цю») и в других письменных памятниках. В эпоху Хань эта идея стала всеобщей, и ее выдвигали и анализировали многие мыслители, и не только даосские. Содержится она и в «Хуайнань-цзы». Интересно, что известный философ-скептик Ван Чун (I в. н. э.) считал, что идеал Великого Равновесия уже был воплощен дважды в современную ему эпоху: при императорах Вэнь-ди (II в. до н. э.) и Гуан У-ди (I в. н. э.). Но только в «Тай пин цзине» эта идея не только всесторонне рассматривается, но и становится костяком всей даосской утопии, соединившись в единое целое с религиозной доктриной даосизма.

В «Тай пин цзине» общество Великого Равновесия видится исполненным социальной гармонии, воспроизводящей гармонию космоса: сил инь – ян, пяти первоэлементов, Неба и Земли и т. д. Эта гармония космоса (срединная гармония – чжун хэ) порождает особую энергию (ци) Великого Равновесия, которая и пронизывает собой всю Поднебесную. Общество Великого Равновесия предполагает уравнительное распределение и свободное обращение товаров (аналогичное циркуляции энергии-ци во Вселенной) и абсолютное равновесие всех интересов и потребностей. Отсюда и сугубо отрицательное отношение к частной собственности и накоплению богатств. Текст учит, что этот идеал был реализован в совершенной «ранней древности» (шангу), но утрачен позднее. Вместе с тем «Тай пин цзин» предполагает возможность скорейшего восстановления утраченного порядка (соответствующая идея и стимулировала повстанческое движение Желтых повязок). Одновременно Великое Равновесие – также состояние мудреца, освободившегося от страстей и аффектов и пребывающего в абсолютном покое, спонтанно следующего самоестественности (следовательно, его эмоции полностью уравновешены). Такое состояние определяется текстом как «радость» (лэ, си). Многие страницы текста посвящены описанию единства космоса и включенности мудреца в переживание этого единства.

Несмотря на все свои уравнительные идеи, «Тай пин цзин» много говорит об абсолютной власти совершенномудрого монарха и о жесткой социальной иерархии, воспроизводящей иерархию соподчиненности природных сил и начал. Состояние монарха влияет на мировые начала, положение которых, в свою очередь, воздействует на правителя, вызывая его соответствующие реакции. Идеальное состояние государя есть «радость», и эта «радость» устанавливает согласие и гармонию сил природы. Император является человеческим аналогом Неба и стихии огня: последняя, не изменяясь, обладает способностью изменять все прочие стихии. Отсюда следует и предназначение монарха: «преобразующее воздействие» (хуа), цель которого – установить такой порядок, при котором всякая вещь заняла бы свое собственное место, совпадающее с ее природой (китайский аналог апокатастасиса – «восстановления всего» в соответствии с мистическими гностическими учениями поздней античности). Соответствие природы и положения в иерархии – важный аспект учения «Тай пин цзина». Этот памятник утверждает возможность восстановления идеальных порядков «ранней древности» благодаря откровениям Небесного Наставника (тянь ши), выступающего, однако, в тексте не как историческое лицо (вроде Чжан Дао-лина и его преемников), а как сугубо божественное, сверхъестественное существо – наставник и вдохновитель совершенномудрого государя.

Значительное внимание в «Тай пин цзине» уделяется методам обретения долголетия и бессмертия. Теория бессмертия также основана на представлениях о мировой гармонии и свободной циркуляции «изначальной энергии», или «изначальной пневмы» (юань ци). В тексте содержится достаточно много фрагментов чисто медицинского характера, причем медицина этого памятника тесно связана с элементами архаической магии. Элементы мессианизма и пророчества, содержащиеся в «Тай пин цзине», указывают на его связь с популярной в эпоху Хань литературой апокрифов и пророчеств (чань вэй), проникшей даже в сочинения некоторых конфуцианцев того времени.

Весьма любопытны идеи «Тай пин цзина» относительно семьи и брака. Текст предписывает каждому мужчине иметь две жены, поскольку, согласно древней нумерологии, мужское ян нечетно и ему соответствует единица, тогда как женское инь четно и ему соответствует двойка. Отсюда и принцип «каждому ян – два инь». Одновременно «Тай пин цзин» обрушивается с резкой критикой идеи целомудрия как религиозной добродетели (эта критика направлена, видимо, против буддизма с его монашеским идеалом – буддизм начал распространяться в Китае в I в. н. э.). Аргументация «Тай пин цзина» – образцом для всего сущего являются Небо и Земля. Но Небо и Земля порождают и питают все сущее через постоянное соитие. Если же Небо и Земля начнут следовать принципу целомудрия, то все сущее неминуемо погибнет. Следовательно, целомудрие – ложная и вредная идея, противная благому миропорядку. Интересно, что даосы, вначале встретившие в штыки буддийский монашеский идеал, постепенно под его влиянием начали создавать собственное монашество. Но это произошло уже гораздо позднее.

Из других любопытных идей «Тай пин цзина» можно отметить идею воздаяния (бао): божество Распорядитель Судеб, которое есть проявление Дао, пребывающее в сердце каждого человека, определяет каждому человеку срок жизни в соответствии с его поступками, сокращая за прегрешения жизнь и перенося вину и ответственность (чэн фу) за нее в случае необходимости на потомков вплоть до седьмого колена (о загробном воздаянии речь не идет). И в этом концепция «Тай пин цзина» напоминает библейское ветхозаветное учение о божественном возмездии.

Учение «Тай пин цзина» сильнейшим образом повлияло на даосскую утопическую мысль и идеологию народных движений вплоть до тайпинов (XIX в.), которые, хотя и считали себя христианами, заимствовали свое название из древней утопии Великого Равновесия – тай пин. Но прежде всего, надо отметить его самую непосредственную связь с восстанием Желтых повязок, о котором и следует в заключение сказать несколько слов.

«Тайпин цзин»: человек в поисках вселенского равновесия

А.Ю. ИОНОВ (научный сотрудник Института Дальнего Востока РАН)

Происхождение трактата

Мы продолжаем знакомить наших читателей с китайской мудростью. Перед нами еще один замечательный даосский трактат – «Канон Великого Спокойствия» (太平经тайпин цзин). Это произведение давно привлекает внимание русскоязычных читателей, которые пока знакомятся с ним по отдельным фрагментам. Основная идея трактата современная и жизненно важная. Она говорит о гармоничном состояния человека и природы, что является архетипической сущностью всей китайской культуры, получившей категориальное значение культуры Дао. «Канон Великого Спокойствия» не просто декларирует истины Дао. Он детально описывает способы, позволяющие уменьшить вред, который причиняет чрезмерная человеческая активность, нарушающая природно-человеческое равновесие.

Эту мудрость «Канон Великого Спокойствия» излагает в философском жанре – монолог оживотворенной природы (мудрость) переходит в монолог философа (мыслителя). Притягательность китайской философии для многих людей заключается именно в этой даосской специфике мировидения, сфокусированного на «естественности» (自然цзыжань). Если нет «естественности», человек изменяет себе, а затем приходит в конфликт с окружающим миром. Даосы выработали простую и общепонятную максиму: для выживания сообщества необходима не только его разумная организация, но и, прежде всего, индивидуальное «пестование себя» (自养цзыян).

«Канон Великого Спокойствия» с эпохи Восточная Хань (25–220 г.) занимает важное место в даосской традиции. Текст известен в разных редакциях, входит в «Даосскую сокровищницу» (道藏дао цзан) и используется в даосской обрядовой практике. Первый иероглиф в названии канона символизирует Небо, порождающее все существа. Второй иероглиф – Землю, вскармливающую их. Человек распоряжается вещами, которые ограничивают и в то же время поддерживают его деятельность.

Наиболее ранний вариант «Канона» получил распространение под названием «Канон Великого Спокойствия, объемлющего Изначальное в соответствии с календарем, посланным небесным чиновником» (天官历包元太平经тяньгуань ли баоюань тайпин цзин) в 12 свитках. Он был написан Гань Чжункэ для императора Чэн-ди (33–7 гг. до н.э.) еще при Западной Хань (206 г. до н.э.– 9 г. н.э.). Два других варианта – «Книга чистого руководства Великого Спокойствия» (太平清领书тайпин цинлин шу) в 170 свитках и «Канон пещерного предела Великого Спокойствия» (太平洞极经тайпин дунцзи цзин) в 144 свитках появились позднее.

«Книга чистого руководства» была известна в восточных землях Китая, где исцеляли людей заговоренной водой даос Юй Цзи и глава даосской школы «Путь Великого Спокойствия» (太平道тайпин дао) Чжан Цзяо. «Канон пещерного предела» появился в Сычуани и стал известен благодаря даосской школе Чжан Даолина «Путь пяти мер риса» (五斗米道удоуми дао ).

Идеи трактата

В XX веке наибольший вклад в научное изучение всех фрагментов текста внес известный исследователь даосизма, профессор Академии Общественных Наук Китая Ван Мин (1911–1992). Он написал фундаментальный труд «Сопоставление Канонов Великого Спокойствия» (太平经合校тайпин цзин хэ цзяо), в котором свел воедино сохранившиеся фрагменты.

Одно из достоинств трактата – рекомендации по управлению «жизненной силой». Они предназначены императору, который символизирует человеческое начало. Именно советы «Сыну Неба» (天子тяньцзы) составляют главную часть книги. Параллельно излагается учение об управлении Поднебесной в соответствии с принципами «Великого Спокойствия». Оно основано на архетипе «пяти стихий» (五行усин), детально разработанном даосской школой, начала которой положили легендарные Хуан-ди и Лао-цзы.

Одной из гарантий сохранения принципов управления Поднебесной выступает метод психофизического совершенствования «пестования себя», укорененный в «сохранении Единого» (守一шоу и): «Простой и понятный способ сохранения Единого является корнем долголетия». Среди других методов упоминаются воздержание от злаков, питание «жизненной силы», прием снадобий, взращивание сексуальной энергии, возвращение юного облика, искусство жилищной планировки, иглоукалывание и прижигание, искусство предсказаний, искусство поиска потерянных предметов и соблюдение запретов.

Большое внимание в трактате уделено также магическим заклинаниям, действие которых может избавить от вредоносных сил, позволяет обрести счастье, помогает в лечении болезней и продлевает жизнь. Заклинания сопровождаются соблюдением постов и молебнами. Посты способствуют телесному и духовному очищению, а молебны – отведению беды.

При этом тело человека отражает любые изменения Небесного Дао, буквально, танцует его. Небо как неограниченный набор возможностей в то же время содержит в себе императив ограничения человеческой воли. Нарушение человеком этого императива ведет к бедам и несчастьям. Если нарушения поверхностные и не затрагивают небесные установления в целом, то возникают лишь болезни. Если нарушения глубоки, то следствием является угасание государства и гибель семьи.

В каноне есть также представления о «естественности» человеческого общества. Социальное воспроизводство связано с идеей «передачи ответственности» (承负чэнфу), которая переносится на грядущие поколения. Если Человек как сила мироздания достигает чрезмерного усиления, Небо и Земля восстают против него. Намерение покорить природные процессы и поставить их на службу человеческому обществу опасно. Благо для цивилизации может стать великим злом для каждого человека.

Идея «передачи ответственности» отличается от пришедшей в Китай из Индии буддийской идеи кармы (业е). Термин «карма» переводится как «дело», «занятие», «труд». В этом буддийском понятии центральное место занимают безличные причинно-следственные связи, которые заставляют испытывать последствия поступков, содеянных в прошлой жизни. Представление о карме формирует негативное отношение к труду, что для китайцев не характерно.

В китайских представлениях безличного воздаяния нет. Если одно поколение делает слишком много зла, то духовные сущности Неба и Земли восстанавливают равновесие, мстят последующим поколениям людей. Страдает не одинокий скиталец в череде перерождений, но обычный человек как представитель рода, а вместе с ним род в целом.

В «Каноне Великого Спокойствия» формируются представления об источнике всего сущего, на которых строится даосское учение о бессмертии. Поскольку тело поддерживает дух, а дух оберегает тело, то для обретения духовной силы необходимо взращивание и продление жизни. Это правило проецируется и на социальную структуру, которая подчинена духовному миру. Следовательно, для достижения бессмертия человеку необходимо заботиться и о своем социальном теле. Здесь силы небесные и силы земные сопрягаются и вступают в сложное взаимодействие.

Если люди творят зло, то детей и внуков постигнет несчастье. Если люди творят добро, то детей и внуков ожидает богатство. Судьба нынешних людей есть результат деяний предков. Если предки творили зло, то нынешних людей ожидают несчастья. Благосостояние последующих поколений зависит от того, что им оставили в наследство прежние поколения. Таким образом, добропорядочная семья получит благополучие, а недобропорядочная семья придет к несчастью. Так говорит «Тайпин цзин».

Во многом гармония человека и природы зависит от соблюдения равновесия между социальными группами, чему способствует ряд правил:

– как не оказывать милости людям бескорыстным и не поддерживать чиновников, имеющих чистые помыслы, если преступления, как правило, совершают те, кто ищет выгоды!?

– спокойствие есть благо для всех, чрезмерная деятельность должна быть ограничена правителем;

– гармоничное общество основывается на уважении к труду;

– регулярная помощь бедным поддерживает также и богатых;

– особое значение имеют охрана горных лесов и бережное использование земельных угодий.

Одна из главных мыслей канона заключается в том, что человек несет ответственность за все, что он делает. Даосизм переходит от теории «естественности» к осмыслению практики «пестования себя», в результате которого следование Дао превращается в постижение судьбы, а судьба и есть человеческая натура, как говорят китайские мудрецы.

Тайпин — великое равновесие

Путь, который можно пройти, не есть постоянный Путь

В середине второго тысячелетия до нашей эры Китай вступил в кровавую и мрачную эпоху своей истории, о характере которой красноречиво говорит уже само ее название – эпоха Борющихся Царств (Чжань-го). Сохранявшееся до середины V в. до н. э. относительное равновесие разнородных политических сил и интересов удельных правителей царства Чжоу (с XI в. до н. э.) рухнуло после того, как мощное княжество Цзинь распалось на три владения – княжества Чжао, Вэй и Хань. Это крушение княжества Цзинь подвело черту под прославленной Конфуцием эпохой «Весен и Осеней» (название знаменитой летописи этого мудреца) и положило начало новому периоду войн и сражений, переворотов и клятвопреступлений, злодейств и жестокостей.

Но, как известно, сова Минервы, богини мудрости, летает только в сумерках. И вот в сумерках кровавой эпохи Чжань-го расцвела классическая китайская философия, распустилось множество цветов и разгорелась борьба «ста школ». Первым оформилось конфуцианство, младенческие дни которого прошли еще до начала периода Борющихся Царств. Потом появились моисты, учившие о всеобщей любви и мире, легисты, ратующие за всевластие государя, опирающееся на незыблемость драконовских законов, натурфилософы, проповедующие доктрину положительных и отрицательных сил (инь – ян) и пяти первоэлементов, и другие школы. Одной из них, причем весьма влиятельной, был и даосизм (дао цзя).

Первым из многих парадоксов истории даосизма стал тот факт, что эта национальная китайская религия предстала перед прожектором истории в облике философской школы. Но на самом деле здесь нет ничего удивительного: ведь философия доступна для всех людей с достаточно развитым интеллектом, тогда как эзотерическая практика даосской религии была доступна только для посвященных и поэтому должна была до поры оставаться скрытой.

Кроме того, следует отметить, что даосская философия возникла позднее, чем это обычно считается: «Дао-Дэ цзин», важнейший из раннедаосских текстов, был написан не во времена Конфуция, а гораздо позднее, в IV или, скорее всего, в начале III в. до н. э. (об этом мы специально скажем ниже). Следовательно, даосизм – дитя именно эпохи Чжань-го, а не предшествовавшего периода «Весен и Осеней».

Несколько слов о самом слове «даосизм». Оно соответствует китайскому «дао цзяо», что означает «Учение Пути». Надо сказать, что Путь (Дао) – одна из важнейших категорий китайской культуры вообще, а не только даосизма. Более того, в книге «Мо-цзы» словами «дао цзяо» названо конфуцианство, понимавшее под «Дао» Путь нравственного совершенствования и принципы правления древних совершенномудрых государей. Кроме того, слово «даосизм» не употребляется в качестве самоназвания ни в одном из древних даосских текстов и появляется впервые у древнекитайских историков Сыма Таня, Сыма Цяня и Бань Гу как обозначение библиографической рубрики в их исторических сочинениях. Позднее (II–III вв.) это обозначение используют буддисты (трактат «Моу-цзы») и только в IV–V вв. сочетание «дао цзяо» становится общепринятым и основным обозначением (и самоназванием) последователей религии, которую мы называем «даосизмом».

От китайского «дао цзяо» происходят и европейские названия этого учения – Taoism (англ.), le taoisme (фр.), Taoismus (нем.). Интересно, однако, что русское название этой религии – даосизм, а не даоизм. Возможно, что это обстоятельство не является просто следствием неприятия фонетикой русского языка трех гласных подряд, а имеет другую причину. Так, академик В. М. Алексеев считает, что русское «даосизм» происходит от китайского «дао ши» («Муж Дао», то есть даосский священнослужитель) в южном произношении этого слова (дао сы). В таком случае русское название имеет преимущество перед западными, ибо «учение даосских священнослужителей» есть нечто более определенное, чем просто «Учение Пути». Но вернемся в эпоху Чжань-го.

Говоря о китайской культуре, мы привыкли рассматривать ее как некий монолит, нечто единое и цельное. Однако это совершенно неверно применительно к китайской древности. В условиях существования на территории государства Чжоу многих отдельных враждующих между собой царств его культура также являла собой картину значительного многообразия; существовало несколько типов культур, только позднее сплавленных в великом общекитайском синтезе эпохи империи Хань (206 г. до н. э. – 220 г. н. э.).

В наибольшей степени отличались друг от друга культуры севера и юга Китая. Если для севера, давшего начало конфуцианству, характерно внимание к этической проблематике и ритуалу, рассудочное стремление к рациональному переосмыслению архаических основ цивилизации, то на юге (огромное царство Чу в бассейне реки Янцзы) господствовала стихия мифопоэтического мышления, процветала экстатичность шаманских культов. И даосизм, созревший, видимо, в лоне южной традиции, тем не менее соединил в себе экзальтированную архаику юга и рациональность севера. Первая дала ему содержание, вторая наделила формой, предоставив созданный ею философский способ освоения действительности для выражения смутных и неосознанных творческих потенций. Без южной традиции даосизм не стал бы даосизмом, без северной – не смог бы сказать о себе языком великой культуры и книжной образованности.

Так в IV–III вв. до н. э. из стихии архаических культов и неупорядоченных религиозных и космологических представлений появляется даосизм, сразу же заговоривший о себе на языке философии, но философии, не чуждавшейся притчи, переосмысленного в духе новой эпохи мифологического образа и странного парадокса.

Очень долго мы могли судить о культуре царства Чу и о религиозных корнях даосизма в чуской архаической религии только по разрозненным и достаточно бедным данным из исторических древнекитайских текстов или же по интересному, но недостаточному материалу ритуальной поэзии чуского поэта III в. до н. э. Цюй Юаня (первый представитель индивидуального поэтического творчества в Китае). Только в начале 70-х гг. XX в. благодаря трудам китайских археологов наука получила новый и чрезвычайно богатый материал. Это произошло в результате раскопок в местечке Мавандуй близ города Чанша, столицы провинции Хунань. Среди мавандуйских текстов оказалось достаточно много содержащих ценную информацию о самой сердцевине даосской религиозной доктрины – учении о продлении жизни и обретении бессмертия.

Здесь не место характеризовать мавандуйские раскопки, что уже неоднократно предпринималось; поэтому ограничимся материалами, непосредственно имеющими отношение к происхождению даосизма.

Обратимся к одному из текстов на бамбуковых планках из мавандуйских погребений. Это «Десять вопросов» («Ши вэнь»). Следует сказать, что к названному тексту примыкают также «Речи о высшем Дао-Пути Поднебесной» («Тянься чжи дао тань») и «Трактат о единении инь и ян» («Хэ инь ян»), однако их содержание в значительной мере дублирует текст «Десяти вопросов». Все эти трактаты посвящены вопросам медицины и диетологии в связи с сексологической, или, точнее, эротологической проблематикой. Но для нас они интересны в первую очередь тем, что в них описываются практические методы даосизма, которые ранее были хорошо знакомы исследователю исключительно по средневековым текстам.

Прежде всего, это разнообразные методы сексуальной практики – «искусства внутренних покоев» (фан чжун чжи шу), дыхательные упражнения «регуляции пневмы» (син ци), гимнастические упражнения дао инь и некоторые приемы концентрации сознания и созерцания. При этом разработанность и сложность описанных в текстах методов свидетельствует о том, что мавандуйским трактатам уже предшествовала многовековая практика овладения искусством «пестования жизни». Отметим попутно, что гимнастике дао инь также специально посвящены некоторые из мавандуйских шелков, а именно «Схема гимнастики» («Дао инь ту»), представляющая собой рисунки различных гимнастических поз. Что касается датировки текстов, то они, видимо, относятся (насколько можно судить по косвенным данным) к IV–III вв. до н. э., то есть современны ранним памятникам даосской философской мысли и должны рассматриваться системно, в тесной взаимосвязи и, так сказать, взаимоконтекстно (сами же найденные рукописи относятся к концу III – первой половине II в. до н. э.).

Культура Древнего Китая — Великое равновесие

Не века, а тысячелетия отделяют сегодняшний день от создания Великой страны под небесами. Горы, равнины Китая и его удалённость от других цивилизаций создавали характер национальной китайской культуры.
Состояние Великого равновесия — цель, к которой стремится вся культура Древнего Китая.

Небо определяет всё

Находки археологов подтверждают, что китайская культура зародилась в V веке до нашей эры. Поклонение природе, силам небес, спокойствие равнин и величественность гор создали в Китае свой мир.
Самой ранней считается культура Яншао. Культ явлений природы отпечатался на произведениях искусства того времени. Гончарные изделия этой эпохи, найденные впервые в провинции Хэнань, представляют собой сосуды разной формы и рисунка. Орнаменты, украшающие эти произведения искусства, символизируют природные явления. Некоторые чаши сделаны при помощи гончарного круга, другие вручную. Вазы с тончайшим рисунком покрыты лаком. Его особый неразгаданный рецепт заставляет предметы сохраняться вечно.
Во II тысячелетии до нашей эры происходит преобразование первобытного общества в классовое и это переломный момент для культуры Древнего Китая. Одним из первых городов стал город-государство Шан, где возвышался дворец правителя. Обилие предметов искусства в залах этого архитектурного сооружения свидетельствует о расцвете художественной и научной мысли. Стены дворца покрывает роспись яркими красками, в залах повсюду расставлены каменные скульптуры животных. В эпоху правления династии Шан изобретены китайские иероглифы. В написание каждого из них автор вкладывает своё настроение и от этого зависит стиль письма. Иероглиф сам по себе уже представляет произведение искусства лаконичное и прекрасное в своей сдержанности. Ими покрыты кости животных, приносимых в жертву богу Неба, панцири жертвенных черепах, камни возле гробниц.
Религия и философия — часть культуры этой страны. Стихи и картины древних китайских художников очень тонко переплетаются с природой родной страны. Никакая другая культура так не воспевает природу. Главная действующая сила жизни в Китае — небо. Правитель страны считался единственным представителем неба на земле, а саму страну стали называть Поднебесной. Это название сохранилось до сих пор.

Конфуций и другие

Появляются философские течения со своей позицией к существующим порядкам. Вдохновитель самой известной, ставшей на долгие века национальной политикой, философ Конфуций.
Этот китайский мудрец почитал древность и был её проповедником. Принцип Великого равновесия звучит в речах Конфуция: государство успешно, если каждый стоит на своём месте и делает хорошо своё дело. Правитель должен править, а пахарь пахать.
Другой китайский философ древности Лао-цзы стал основателем даосизма. «Дао» — нечто вечное и единственно истинное. Приверженцы данной школы стремились к духовному совершенству путём медитаций и слияния с природой. Физического совершенства даосцы добивались изнурительными ежедневными упражнениями. Примером тому являются шаолиньские монахи. Известный на весь мир монастырь на горе Шао воспитывал своих монахов-воинов в духе Великого равновесия. Тело должно развиваться так же, как и душа.
Эксперименты алхимиков, проповедовавших даосизм, привели к изобретению пороха. Знания китайских магов послужили толчком для изобретения компаса. Философия становится частью культуры страны. Многие принципы даосизма переняли поэты и художники. Благодаря этому философскому течению стихи китайских поэтов похожи на шорох листьев или журчание ручья.

Творческий полёт

Начало письменности отмечено в Китае во II тысячелетии до нашей эры. Для письма использовали пластинки из бамбука. После изобретения шёлка ориентировочно в 300 году до нашей эры появилась возможность писать кисточкой на шёлковой ткани. В 105 году нашей эры прорыв в письменности произвело изобретение бумаги. Стихи или научные знания можно было запечатлеть на листе.
Литература Древнего Китая представлена знаменитой «Книгой песен» («Ши-Цзин»). В ней были собраны народные стихи, песни. «Книга истории» («Шу-Цзин») была написана белым стихом и повествовала о первых правителях Китая.
Китайская поэзия в лице Цюй Юаня приобрела патриота, поющего о родине. О любви первым начал писать стихи Сун Юй.
Стихи поэтов Древнего Китая звучат не так, как традиционная поэзия с рифмой и определённым размером. Поэмы и оды больше напоминают дуновение ветра или течение реки, настолько переплетены они с природой.
Слово «юэ», обозначающее музыку в китайском языке, всеобъемлюще. Оно обозначает всё, что, что можно назвать искусством. Для развития и совершенствования изящных искусств, при правителе Китая была создана музыкальная палата, называющаяся «Юэфу». Музыка для китайцев являлась чем-то священным и сверхъестественным. Существует много легенд о том, как люди искали выражение состояния Великого Равновесия. Этим инструментом оказалась музыка, расставляющая всё на свои места.
Повествование о культуре Древнего Китая было бы незавершённым без упоминания о фарфоре и шёлке.
Легенды об изобретении китайцами шёлка переходят из поколения в поколение начиная с III века до нашей эры. Известно, что за разглашение тайны производства этого материала в Древнем Китае грозила смертная казнь. Шёлк стал для Китая валютой и предметом гордости. Благодаря ему возник Великий шелковый путь, служивший артерией, соединяющей Китай с другими странами вплоть до Средиземноморья.
Для другого национального продукта понадобилось намного больше времени. Китайцы искали для изготовления посуды новые материалы, и в IV веке нашей эры нашли фарфоровый камень. В сочетании с фарфоровой глиной (каолином) он давал прекрасное сырьё для изготовления знаменитого тончайшего прозрачного китайского фарфора, звенящего как хрусталь.
Фарфор ценился как золото и был доступен только очень состоятельным китайцам. Фарфоровые изделия считались в Древнем Китае предметом роскоши и вожделения для аристократов и ценителей Европы.
Произведения искусства, созданные в Древнем Китае, достойны восхищения.

ХУН СЮЦЮАНЬ

ХУН СЮЦЮАНЬ, Хун Жэнькунь, Хун Хосю, главный идеолог и вождь крестьянского движения тайпинов в Китае. Родился в крестьянской семье в уезде Хуасянь провинции Гуандун 1 января 1814, был учителем и четырежды терпел неудачу при попытках сдать экзамены на низшую ученую степень сюцай, открывавшую путь к чиновничьей карьере. Во время одной из поездок на экзамен в столицу провинции, портовый город Гуанчжоу (Кантон), он познакомился с христианскими миссионерами, которые обратили его в свою веру, а после визионерского опыта стал именовать себя братом Иисуса Христа. В 1843 он основал идейно направленное против официального конфуцианства, даосизма и буддизма «Общество поклонения Богу» (Бай Шанди хой), в котором объединил своих родственников и земляков, склонившихся к принятию христианства. Одним из первых к нему примкнул его двоюродный брат Хун Жэньгань (1822–1864), впоследствии также ставший лидером движения тайпинов.

В конце 1850 в провинции Гуандун Общество начало мобилизацию своих сторонников на вооруженную борьбу с правившей маньчжурской династией и создание «священных кладовых», т.е. общественных хранилищ, для их снабжения продовольствием и одеждой на основе уравнительных норм. 11 января 1851 было публично объявлено восстание, направленное на свержение царствующего дома Цин и установление Небесного государства Великого равновесия (Тай пин тянь го), давшего название всему движению тайпинов. 23 марта 1851 Хун Сюцюань провозгласил себя его вождем – Небесным князем (Тянь-ван). 19 марта 1853 повстанцы захватили крупнейший город центральной части страны, южную столицу предшествующей эпохи Мин (1368–1644) – Нанкин, который был объявлен центром Небесного государства и переименован в Небесную столицу (Тяньцзин).

В конце мая 1864, когда Нанкин уже находился в окружении правительственными войсками, Хун Сюцюань выпустил манифест с извещением о том, что собирается вознестись в рай и прислать оттуда небесное воинство на помощь защитникам тайпинской столицы, после чего покончил с собой, приняв яд, 1 июля 1864.

Его основные религиозно-утопические идеи выражены в многочисленных небольших произведениях: Поучение об обращении к истоку Пути и пробуждении мира (Юань дао син ши сюнь, 1845), Песнь об обращении к истоку Пути и спасении мира (Юань дао цзю ши гэ, 1845), Поучение об обращении к истоку Пути и познании мира (Юань дао цзюэ ши сюнь, 1846), Исправление порочного и возвращение правильного (Гай се гуй чжэн, 1846) и другие. В Поучении об обращении к истоку Пути и пробуждении мира автор связал христианскую идею надгосударственного единства человечества («града Божия») с ассимилированной конфуцианством и ассоциированной с историософским образом «Великого равновесия» (тай пин) древнекитайской социально-космической утопией «Великого единения» (да тун): «Если рассматривать наш современный грешный мир как состоящий из отдельных частей, то он представляет собой множество различных государств. А если рассматривать его как единое целое, то он представляет собой одну семью. Всемогущий верховный владыка – отец всех людей на этой грешной земле. Он – господин и творец всего, что есть как в нашей стране, так и в чужеземных государствах. Он – защитник и хранитель всего живого как в чужеземных странах, так и в Китае. В Поднебесной все мужчины – братья, все женщины – сестры. Как же могут существовать между ними границы частного? Как же могут появляться у них мысли отнимать [вещи] друг у друга?»

Христианские догматы получили у Хун Сюцюаня весьма своеобразную интерпретацию, во многом обусловленную традиционными верованиями и исторически сложившимися понятиями. В соответствии с бинарной оппозицией «инь – ян» Бог, именуемый «Верховным владыкой» (шан чжу) и «Августейшим верховным господином» (хуан шан ди), наделялся супругой. Признаваясь «единым корнем» (и бэнь) всего многообразия человеческих душ, из которого все они возникают и в который возвращаются, он, в согласии с общепринятым мировоззрением, трактовался как носитель «первозданной пневмы» (и юань чжи ци, см. ЦИ-ПНЕВМА). Как и во всей классической китайской философии, у Хун Сюцюаня «небо и человек едины в пневме», а «небесный путь» (тянь чжи дао), т.е. всеобщий закон, означает «обязательное обращение вещей в свою противоположность по достижении предела» (у цзи би фань). В этом круговращении явлений, предполагающем необходимую смену предельного хаоса порядком, человек представляет собой «[самое] ценное между небом и землей», «[самое] одухотворенное среди тьмы вещей» и такое место он занимает прежде всего благодаря своей созидательной деятельности.

Идею «великого равновесия» как высшей стадии триадического развития общества, которой предшествуют периоды «впадения в хаос» (шуай луань) и «подъема к равновесию» (шэн пин), в конфуцианстве сформулировал Хэ Сю (129–182). Примерно в то же время она легла в основу учения, изложенного в классическом даосском трактате Тай пин цзин (Канон Великого равновесия). Давший название этому тексту социальный идеал предполагал воспроизведение в обществе природной гармонии, уравнительное распределение продуктов труда и равновесие человеческих интересов. Вместе с тем подобное благоденствие считалось зиждущимся на строгой социальной иерархии, воспроизводящей иерархию природных и сверхприродных сил. Данное учение составило идеологическую основу восстания Желтых повязок в 184.

Подобные эгалитаристско-утопические воззрения нашли продолжение в опубликованном Хун Сюцюанем в 1853 программном документе тайпинского государства Земельной системе Небесной династии (Тянь чао тянь му чжи ду). Земельная система гласила: «Все население Поднебесной – одна большая семья Небесного отца, господа бога». Однако конкретизация такого идеала равенства и братства вылилась в мелочно регламентированную систему патриархальных общин, тотально охваченных военно-демократической и теократизированной властью. Все жители Небесного государства разбивались на пятидворки во главе с командиром. Пять пятидворок, т.е. 25 семейств, образовывали ячейку тайпинского общества с собственной церковью, возглавлял эту ячейку лянсыма – начальник, в круг обязанностей которого входило награждать усердных и наказывать ленивых, надзирать за полевыми работами, заведовать «священной кладовой», ведать учетом урожая и других продуктов, выдачей средств на свадьбы, крестины и похороны, исполнять функции судьи и сельского пастыря, отправлять религиозные церемонии, читать проповеди, обучать детей по текстам Ветхого и Нового завета, священным обращениям и указам Небесного князя, а также возглавлять борьбу подчиненных ему жителей с вражескими солдатами и организовывать облавы на бандитов.

25 дворов составляли взвод (лян), четыре взвода – роту, пять рот – бригаду, пять бригад – дивизию, пять дивизий – корпус. Во главе всей этой военно-государственной иерархии стоял Небесный князь, правивший от имени Бога. Подчинявшийся ему главнокомандующий армией – Восточный князь (Дун-ван) – возглавлял исполнительную (административную) власть. В Небесном государстве сохранились наследственные ранги (ван, хоу и другие). Выдвижение на чиновничьи должности 11 степеней осуществлялось ежегодно. Повышение и понижение предполагалось проводить раз в три года. Пределом должностного понижения являлось разжалование в крестьяне, помимо которых в народе по традиции выделялись служилые, ремесленники и торговцы. Другими тайпинскими документами засвидетельствована и возможность временного обращения виновных в рабов. Высшей мерой наказания была смертная казнь.

Важным позитивным нововведением тайпинов стало уравнение в правах с мужчинами женщин, которые получили возможность владеть земельным наделом, сдавать экзамены на ученые степени и соответственно занимать чиновничьи должности, служить в армии. При этом подверглись запрету проституция, браки по расчету, купля-продажа невест и бинтование ног у женщин. В Небесном государстве был установлен гласный суд и отменены пытки.

Важнейшее значение теоретических построений Хун Сюцюаня в том, что они образовали идейную основу первой в истории Китая широкомасштабной попытки практического внедрения фундаментальных западных ценностей в жизнь китайского народа. Подобные попытки со все большим размахом повторялись в 20 в., составляя единую линию развития от разрушения Хун Сюцюанем семейного алтаря и объявления Конфуция демоном до антитрадиционалистских погромов «культурной революции» и «кампании критики Линь Бяо и Конфуция» при Мао Цзэдуне (1893–1976).

Презентация на тему: Идеология Тайпинов

Идеология Тайпинов Великой истины путь на небе берет начало, Ее я поведать хочу всем мудрецам на земле. Хун Сю-Цюань

План: Личность Хун Сю-Цюаня; Истоки идеологии тайпинов; Идейно-политическая направленность тайпинского движения.

Хун Сю-Цюань Родился в местечке Фуюаньшуй, провинция Гуандун Из крестьянской семьи, родители имели собственный участок земли, но приходилось терпеть нужду. Имя по рождению Хо-Сю, которое сменил на Сюцюань («Совершенный во всем»).

7 лет пошел в школу 16 лет бросил учебу из-за материальных затруднений Попытался сдать экзамен на степень сюцая, в Гуанчжоу 18 лет занял должность учителя в школе Изучал древние канонические книги В 1837 году он серьезно заболел, и во время болезни его посетили видения .

Истоки идеологии тайпинов Тайпин – великое равенство, идея восходит к рубежу нашей эры. Гуанчжоу- центр миссионеров. Книга «Добрые слова, увещевающие мир» автор Лянь Я-Фа.

Идея равенства Идею «великого равновесия» как высшей стадии триадического развития общества, которой предшествуют периоды «впадения в хаос» (шуай луань) и «подъема к равновесию» (шэн пин). Примерно в то же время она легла в основу учения, изложенного в классическом даосском трактате Тай пин цзин (Канон Великого равновесия). Давший название этому тексту социальный идеал предполагал воспроизведение в обществе природной гармонии, уравнительное распределение продуктов труда и равновесие человеческих интересов. Вместе с тем подобное благоденствие считалось зиждущимся на строгой социальной иерархии, воспроизводящей иерархию природных и сверхприродных сил. Учение о “Великом равенстве” распространяется в массах обездоленных крестьян, и императоры династии Хань уже отнюдь не воспринимаются как мессии, несущие царство равенства и благоденствия.

Идейно-политическая направленность тайпинского движения События, повлиявшие на развитие идеологии тайпинов: Неудачи в карьере Обострение болезни Хун Сю-Цюаня Угнетение народа манчжурскими сановниками Первая Опиумная война Амбиции Хун Сю-Цюаня: Продолжал верить, что может выбиться в ряды привилегированного сословия Решил посвятить себя борьбе за низвержение власти маньчжуров и установление царства справедливости под своей собственной эгидой Почему христианство? «Удобная» религия для обоснования своей власти: Единый бог Наличие пророков Идея социальной справедливости

Идеи христианства: признавали единого Бога (шан ди); учение о Троице понято ими не было, в первую очередь из-за несовершенства перевода; признавали существование Святого Духа; десять заповедей являлись столпом их вероучения и первым, чему учили детей и новообращенных; приобрели особенность христианства — нетерпимость.

«Общество поклонения Богу» Основные принципы: Внутренняя сплоченность Железная дисциплина Полное повиновение младших и низших старшим и высшим Уничтожение изображений божеств даосизма и буддизма Запрещение и осуждение распутства, непочтения родителей, распутств, грабежа, азартных игр, курения опиума, гадания Создание справедливого общества на основе всеобщего единства Чтить родителей – значит творить дело, угодное богу. — «Гимн об истинном пути к спасению мира» Не поклоняйся ложным богам, Праведным стань человеком. — «Гимн об истинном пути к спасению мира» Убийство себе подобных воистину страшный грех. — «Гимн об истинном пути к спасению мира» Первый неправедный путь – распутство (…) Блуд и разврат одинаково проклял небесный отец — «Гимн об истинном пути к спасению мира»

Основные религиозно-утопические идеи в произведениях: Поучение об обращении к истоку Пути и пробуждении мира (Юань дао син ши сюнь, 1845), Песнь об обращении к истоку Пути и спасении мира (Юань дао цзю ши гэ, 1845), Поучение об обращении к истоку Пути и познании мира (Юань дао цзюэ ши сюнь, 1846), Исправление порочного и возвращение правильного (Гай се гуй чжэн, 1846) Гимн об истинном пути к спасению мира «Манифест Великого благоденствия»

Поучении об обращении к истоку Пути и пробуждении мир идея надгосударственного единства человечества («града Божия») Древнекитайская идея «Великого единения» (да тун) «Если рассматривать наш современный грешный мир как состоящий из отдельных частей, то он представляет собой множество различных государств. А если рассматривать его как единое целое, то он представляет собой одну семью. Всемогущий верховный владыка – отец всех людей на этой грешной земле. Он – господин и творец всего, что есть как в нашей стране, так и в чужеземных государствах. Он – защитник и хранитель всего живого как в чужеземных странах, так и в Китае. В Поднебесной все мужчины – братья, все женщины – сестры. Как же могут существовать между ними границы частного? Как же могут появляться у них мысли отнимать [вещи] друг у друга?»

Заключение: Религиозная пропаганда обещала, помимо избавления от маньчжурских «демонов», вознаграждение в раю. Кроме того, идеология тайпинов подчеркивала равенство людей (включая женщин) перед Богом и обещала помощь калекам, одиноким вдовцам, вдовам и сиротам. Идеологическая программа тайпинов основывалась на учении христианства, но из которой они взяли приемлемые для них положения. В то же время христианские миссионеры не приняли этого учения, считали его сектантским, а Хуна Сю-Цюаня не считали пророком.

Искушение Ворона (Черный Ворон — 7) :: Вересов Дмитрий

Страница: 132 из 134
Размер шрифта / +
Цвет теста
Цвет фона
скрыть

Прошедшие курс обучения по системе «Великого Равновесия» должны были стать гармонично развитыми личностями, готовыми к профессиональной, общественной и семейной жизни, а не только владели искусством самозащиты и рукопашного боя.

Оба Нила переглянулись.

— Прости меня, Том, пожалуйста, — признался Нил-Нил. — Я думал, что ты умеешь только стрелять, бегать, прыгать, драться. А ты, оказывается, знаешь такие серьезные вещи?

— Могу поспорить, Нил-Нил, это только начало. Он удивит тебя еще не так. По сути, дружище Том изложил нашу программу, — Нил-старший был воодушевлен, как мальчишка. — «Великое Равновесие». По-моему, ничего лучше для нашего замысла быть не может. Давайте голосовать. Причем условимся: никаких там решений большинством. Решения будем принимать только общим согласием, консенсусом. Каждый из нас имеет право «вето». Давайте проголосуем за данное название и за цели нашего тайного общества.

«Великое Равновесие» было принято единогласно.

В «Большую ретру» были занесены первые адепты общества. Демиургом, призванным отвечать за политику и экономику тайпинов, назначили Нила старшего. Пост Полемарха, руководителя по боевой подготовке, достался Тому. Старого Спироса решили назначить на должность Эфора — «наблюдателя». Когда уже вошедший в должность Демиург сказал, что обществу требуется свой Иларх, отвечающий за молодое поколение организации, с которым будет связано великое будущее тайпинов, у Нила-Ро перехватило дыханье и он густо покраснел.

Оставался последний, высший пост. Архагетом тайпинов, то есть «земным богом», был единодушно признан Макс Рабе, создатель Занаду, чей дух незримо витал над островом Танафос.

Новоиспеченный Иларх попытался внести в «Большую ретру» небольшую женскую должность, хотя бы какой-нибудь жрицы, но Демиург тут же наложил вето. Это было единственное недоразумение на первом собрании общества. Все другие идеи принимались сразу же и с восторгом.

Иларху поручили нарисовать герб тайпинов. На синем фоне средиземной волны — зеленая шляпа, то есть очертания острова Танафос, как он выглядит с моря. В шляпе торчит черное перо — трофей доблестных тайпинов, победивших черную птицу зла.

В устав тайпинов были записаны пять качеств, которые должны были обрести члены тайного общества в процессе усердных занятий. Искренность, справедливость, постоянство, энергичность и целеустремленность.

На этом организационное заседание общества «Великого равновесия» было закончено. Расходились уже заполночь, как и положено в тайных обществах, по одиночке.

А на следующий день и Нил-младший, и Нил-старший поняли, что стояло за их громкими словами и каковы игры настоящих мужчин.

Никогда еще остров Танафос не видел такого. В первых лучах солнца по берегу моря бежали три человека в камуфляжных комбинезонах. Бежали они не разбирая дороги, делали ускорения по глубокому песку, переходя то на нормальный бег, то на высокие прыжки. Когда маленькая фигурка начала отставать, передняя подождала ее и побежала рядом.

— Делай выдох на два счета, — раздался над побережьем голос Тома. Первый выдох — «эй» — обычный. Второй — «се» — концентрированный. Выдыхай ритмично! Эй се, эй-се. Легче?

— Эй-се, — маленький Нил только кивнул.

— А теперь финишный рывок на эту высоту. Делай, как я!

Том резко сорвался с места и понесся в гору с удивительной скоростью.

Каждый метр высоты давался Нилам с боем. С боем сердец, хрипом дыхания. Каждый камешек, казалось, стремился выкатиться из-под подошвы, каждая высохшая веточка хотела зацепиться за штанину.

А когда они оба, совершенно обессиленные, рухнули на каменистую площадку, над ними раздался спокойный голос Полемарха:

— Тайпины не знают слов «не могу» и «я устал».

Личность Хун Сю-Цюаня; Истоки идеологии тайпинов; Идейно-политическая направленность тайпинского движения. Личность Хун Сю-Цюаня; Истоки идеологии тайпинов; — презентация

Презентация была опубликована 5 лет назад пользователемВладислава Волостнова

Похожие презентации

Презентация на тему: » Личность Хун Сю-Цюаня; Истоки идеологии тайпинов; Идейно-политическая направленность тайпинского движения. Личность Хун Сю-Цюаня; Истоки идеологии тайпинов;» — Транскрипт:

2 Личность Хун Сю-Цюаня; Истоки идеологии тайпинов; Идейно-политическая направленность тайпинского движения. Личность Хун Сю-Цюаня; Истоки идеологии тайпинов; Идейно-политическая направленность тайпинского движения.

3 Родился в местечке Фуюаньшуй, провинция Гуандун Из крестьянской семьи, родители имели собственный участок земли, но приходилось терпеть нужду. Имя по рождению Хо- Сю, которое сменил на Сюцюань («Совершенный во всем»). Родился в местечке Фуюаньшуй, провинция Гуандун Из крестьянской семьи, родители имели собственный участок земли, но приходилось терпеть нужду. Имя по рождению Хо- Сю, которое сменил на Сюцюань («Совершенный во всем»)

4 7 лет пошел в школу 16 лет бросил учебу из-за материальных затруднений Попытался сдать экзамен на степень сюцая, в Гуанчжоу 18 лет занял должность учителя в школе Изучал древние канонические книги В 1837 году он серьезно заболел, и во время болезни его посетили видения. 7 лет пошел в школу 16 лет бросил учебу из-за материальных затруднений Попытался сдать экзамен на степень сюцая, в Гуанчжоу 18 лет занял должность учителя в школе Изучал древние канонические книги В 1837 году он серьезно заболел, и во время болезни его посетили видения. Смышленый Любимец семьи Надежда родителей Способный ученик

5 Тайпин – великое равенство, идея восходит к рубежу нашей эры.равенство Гуанчжоу — центр миссионеров. Книга «Добрые слова, увещевающие мир» автор Лянь Я-Фа. Тайпин – великое равенство, идея восходит к рубежу нашей эры.равенство Гуанчжоу — центр миссионеров. Книга «Добрые слова, увещевающие мир» автор Лянь Я-Фа.

6 Идею «великого равновесия» как высшей стадии триадического развития общества, которой предшествуют периоды «впадения в хаос» (шуай луань) и «подъема к равновесию» (шэн пин). Примерно в то же время она легла в основу учения, изложенного в классическом даосском трактате Тай пин цзин (Канон Великого равновесия). Давший название этому тексту социальный идеал предполагал воспроизведение в обществе природной гармонии, уравнительное распределение продуктов труда и равновесие человеческих интересов. Вместе с тем подобное благоденствие считалось зиждущимся на строгой социальной иерархии, воспроизводящей иерархию природных и сверхприродных сил. Учение о Великом равенстве распространяется в массах обездоленных крестьян, и императоры династии Хань уже отнюдь не воспринимаются как мессии, несущие царство равенства и благоденствия.

7 События, повлиявшие на развитие идеологии тайпинов: Неудачи в карьере Обострение болезни Хун Сю-Цюаня Угнетение народа манчжурскими сановниками Первая Опиумная война Амбиции Хун Сю-Цюаня: Продолжал верить, что может выбиться в ряды привилегированного сословия Решил посвятить себя борьбе за низвержение власти маньчжуров и установление царства справедливости под своей собственной эгидой Почему христианство? христианство «Удобная» религия для обоснования своей власти: Единый бог Наличие пророков Идея социальной справедливости

9 «Общество поклонения Богу» Основные принципы: Внутренняя сплоченность Железная дисциплина Полное повиновение младших и низших старшим и высшим Уничтожение изображений божеств даосизма и буддизма Запрещение и осуждение распутства, непочтения родителей, распутств, грабежа, азартных игр, курения опиума, гадания Создание справедливого общества на основе всеобщего единства Не поклоняйся ложным богам, Праведным стань человеком. — «Гимн об истинном пути к спасению мира» Не поклоняйся ложным богам, Праведным стань человеком. — «Гимн об истинном пути к спасению мира» Убийство себе подобных воистину страшный грех. — «Гимн об истинном пути к спасению мира» Первый неправедный путь – распутство (…) Блуд и разврат одинаково проклял небесный отец — «Гимн об истинном пути к спасению мира» Первый неправедный путь – распутство (…) Блуд и разврат одинаково проклял небесный отец — «Гимн об истинном пути к спасению мира» Чтить родителей – значит творить дело, угодное богу. — «Гимн об истинном пути к спасению мира» Чтить родителей – значит творить дело, угодное богу. — «Гимн об истинном пути к спасению мира»

10 Основные религиозно-утопические идеи в произведениях: Поучение об обращении к истоку Пути и пробуждении мира (Юань дао син ши сюнь, 1845), Песнь об обращении к истоку Пути и спасении мира (Юань дао цзю ши гэ, 1845 Песнь об обращении к истоку Пути и спасении мира (Юань дао цзю ши гэ, 1845), Поучение об обращении к истоку Пути и познании мира (Юань дао цзюэ ши сюнь, 1846), Исправление порочного и возвращение правильного (Гай се гуй чжэн, 1846) Гимн об истинном пути к спасению мира «Манифест Великого благоденствия»

11 «Если рассматривать наш современный грешный мир как состоящий из отдельных частей, то он представляет собой множество различных государств. А если рассматривать его как единое целое, то он представляет собой одну семью. Всемогущий верховный владыка – отец всех людей на этой грешной земле. Он – господин и творец всего, что есть как в нашей стране, так и в чужеземных государствах. Он – защитник и хранитель всего живого как в чужеземных странах, так и в Китае. В Поднебесной все мужчины – братья, все женщины – сестры. Как же могут существовать между ними границы частного? Как же могут появляться у них мысли отнимать [вещи] друг у друга?» Поучении об обращении к истоку Пути и пробуждении мир идея надгосударственного единства человечества («града Божия») Древнекитайская идея «Великого единения» (да тун)

Тайпинцзин

Тайпинцзин (кит. трад. 太平經 , упр. 太平经 , пиньинь: Tàipíng Jīng, палл.: Тайпинцзин) или Книга Великого Спокойствия, Трактат о Великом Мире — классический китайский даосский трактат эпохи поздней Хань. Трактат изначально состоял из 170 частей, из которых только 57 сохранилось в Даосском каноне. Полное название трактата — Тайпин цинлиншу (кит. трад. 太平清領書 , упр. 太平清领书 , пиньинь: tàipíng qīng lǐng shū, палл.: Тайпин цин лин шу). Автор трактата неизвестен.

Известен также другой трактат под тем же названием из 12 частей — Тяньгуань либаоюань тайпинцзин (кит. трад. 天官歷包元太平 , упр. 天官历包元太平经 , пиньинь: tiān guān lì bāo yuán tàipíng jīng, палл.: Тяньгуань либаоюань тайпинцзин) автор которого — Гань Чжунке (甘忠可), который не сохранился.

Руководитель Восстания жёлтых повязок Чжан Цзяо (ум. 184) на основе этого сочинения создал даосскую школу Тайпиндао (太平道).

Трактат охратывает широкое содержание, и активно связан с китайской традиционной нумерологией — учении о стихиях инь и ян, пяти фазах (У-син) и шестидесятеричном цикле.

Даосизм
История
Люди
Школы
Храмы
Терминология
Тексты
Боги
Медицина
Астрология
Бессмертие
Фэншуй
Портал

Основные положения трактата

Тайпинцзин описывает эпоху и методы достижения вселенского, Великого Мира (возможно ассоциировавшейся с Периодом Сражающихся царств [1] Идеология Великого Мира (Вселенского Спокойствия) была особенно актуальной для китайского общества в конце правления династии Хань, когда земли царства погрузились в затяжные войны, восстания и мятежи.

Знакомый людям мир погрузился в страшный хаос, и причиной этого считалось нарушение равновесия во Вселенной и общественной жизни. Утрата равновесия в жизни общества обычно сопровождается многочисленными бедами — войнами, эпидемиями, пожарами, наводнениями, неурожаями. [2] Хаос наступает и в системе управления обществом, при царском дворе, когда правящая династия (сильная центральная власть) нестабильна, что трактуется как недовольство Неба (Всевышнего). [3] Зло накапливается за многие поколения, и человечество оказывается загрязнено грехами их предков. [4] В качестве выхода из ситуации предлагается внутренняя работа человека и общества с целью исцеления себя, поиска гармонии, развития и преображения своей сути (дао). Помочь на этом пути могут учителя посланные Небом (Всевышним), Небесные Наставники. В глубокой древности уже была эпоха Великого Мира, эту эпоху следует воссоздать, вернуться к истокам. [5] , при этом правители должны действовать вместе с учителями данными Небом (Небесными Наставниками). Тогда, в эпоху Великого Мира, младенцы не умирали, не было голода и неурожаев, и не было стихийных бедствий. [6] Однако равновесие было настолько тонким, что лишь одно нарушение могло привести к выходу из-под контроля. Приход здорового правителя, которому благоволит Небо (наделяет его Своим Небесным Мандатом), прекращение злых знамений — условия прихода лучшеё эпохи. [7]

Древние версии трактата

Наиболее старая версия трактата относится к правлению царя Чэн-ди (37 год до н. э.— 7 год до н. э.), который считается историками периодом упадка династии Хань. Уже в этом тексте говорилось об утрате Небесного Мандата и нарушении вселенского равновесия, и выдвигалось предсказание о скором падении династии.

Позднее царь Шунь-ди (125-144 года) получил этот текст в другой редакции. Судя по всему именно этой версией пользовался руководитель Восстания жёлтых повязок Чжан Цзяо.

Известна также ещё одна версия, которой пользовались представители школы Небесных Наставников.

Примечания

  1. ↑ Max Kaltenmark, «The Ideology of the Taiping Jing», p. 21
  2. ↑ Gregoire Espesset, «Later Han Religious Movements and the early Daoist Church», Early Chinese Religion. Part 2: Qin and Han (2009)p.1604
  3. ↑ Howard Levy, «Yellow Turban Religion and Rebellion at the End of Han», Journal of American Oriental Society vol. 76 (1956), p.214.
  4. ↑ B.J. Mansvelt Beck, «The date of the «Taiping Jing»‘, in Toung Pao Second Series, 66 (1980), p.153.
  5. ↑ Max Kaltenmark, «The Ideology of the Taiping Jing», p.22
  6. ↑ Max Kaltenmark, «The Ideology of the taiping Jing», p.22
  7. ↑ B.J. Mansvelt Beck, «The date of the «Taiping Jing»», Toung Pao, 66 (1980), p.157

Литература

  • Barbara Hendrischke: The Concept of inherited evil in the Taiping Jing. In: East Asian History Nr. 2, 1991, ISSN1036-6008, S. 1–30.
  • Barbara Hendrischke: Early Daoist Movements. In: Livia Kohn (Hrsg.): Daoism Handbook. Brill, Leiden 2000, ISBN 90-04-11208-1, S. 134–164 (Handbuch der Orientalistik. 4, 14).
  • Barbara Hendrischke: The Scripture on Great Peace. The Taiping jing and the beginnings of Daoism. University of California Press, Berkeley CA 2006, ISBN 0-520-24788-4 (Daoist classics series 3).
  • Max Kaltenmark: The Ideology of the Tai-ping ching. In: Holmes Welch (Hrsg.), Facets of Taoism. Essays in Chinese Religion. Yale University Press, New Haven CT 1997, ISBN 0-300-01695-6, S. 19–45.
  • Barbara Kandel: Taiping Jing. The Origin and Transmission of the „Scripture on Great Welfare“. The History of on unofficial Text. OAG, Hamburg 1979 (Mitteilungen der Gesellschaft für Natur- und Völkerkunde Ostasiens (OAG) 75, ISSN1436-0128).
  • Tsuchiya Masaaki: Confession of Sins and Awareness of Self in the Taiping jing. In: Livia Kohn (Hrsg.): Daoist Identity. University of Hawaii Press, Honolulu 2002, ISBN 0-8248-2429-6, S. 39–57.
  • Ming Wang: Taipingjing Hejiao, Beijing 1979.

Дао цзан

Дао цзан (кит. упр. 道藏, пиньинь: Dào Zàng) — полное собрание религиозной и философской литературы даосизма, в буквальном переводе — «Сокровищница Дао», «Сокровищница даосских писаний» или «Даосская сокровищница».

Традиция считает основоположником даосизма легендарного Жёлтого Императора . Другим основателем даосизма считается древнекитайский мудрец Лао-цзы. Даосской традицией ему приписывается авторство одной из основных книг даосизма . Уже в раннем даосизме Лао-цзы становится фигурой легендарной, и начинается процесс его обожествления.

Свяще́нные те́ксты, или Религио́зные тексты, — тексты, которые в различных религиях рассматриваются как священные и занимают центральное место в их религиозной традиции.

При описании религиозных текстов берутся исключительно письменные тексты, устная традиция не учитывается. Как правило, религиозные тексты указывают на своё сверхчеловеческое происхождение или вдохновение божества. В религиозных текстах очень важна преемственность передачи сакрального знания.

Тайпин может означать:

Принцесса Тайпин — китайская принцесса, фактически правившая страной в 710—712 гг.

Харбин Тайпин, международный аэропорт в Харбине.

«Тайпин» — китайский пароход, в результате крушения которого в 1949 году погибло более 1500 человек.

Тайпин — парусный клипер, построенный в 1863 году.

Тайпин — район городского округа Фусинь провинции Ляонин (КНР)

Тайпин — имя средневекового ойратского правителя из рода чорос.«Тайпин» («Великое Спокойствие», «Великий Мир») — девиз царствования; широко известен:

в названии двух из четырёх «Великих книг династии Сун» (XI век): 1) энциклопедия Тайпин Юлань 太平御覽/太平御览 (Tàipíng Yùlǎn); 2) сборник исторических и мифологических сюжетов Тайпин Гуанцзи 太平廣記 (Tàipíng Guǎngjì)

в мессианском движении тайпинов (1851—1864)

В отсутствие религиозной ортодоксии даосизм развивался как сложный комплекс, в котором взаимодействовали прикладные элементы (медицина, ритуал), философия, эстетика (музыка, традиции) и суеверия.

Разнообразие школ складывалось исторически, охватывая взаимоисключающие направления: придворную и простонародную культуры, отшельничество, бунтарство.

На других языках

This page is based on a Wikipedia article written by authors (here).
Text is available under the CC BY-SA 3.0 license; additional terms may apply.
Images, videos and audio are available under their respective licenses.

Ссылка на основную публикацию