Тайдзюцу — искусство поддержания здорового тела | Karate-krs.ru

Тайдзюцу — искусство поддержания здорового тела

Тайдзюцу — искусство поддержания здорового тела (+3 Видео)

Тайдзюцу — искусство ближнего боя без оружия, искусство поддержания здорового тела.

Cостав системы искусство Тайдзюцу

•тайхэндзюцу — техника передвижений, падений и перекатов
•дакентайдзюцу — техника ударов по уязвимым точкам
•дзютайдзюцу — техника удушений, бросков и захватов

Система тайдзюцу включает в себя практически все известные группы техник: удары руками и ногами, болевые выкручивания, броски, удушения и т. д , воплощает в себе традиции более чем тысячелетней истории развития японского искусства воинов-теней и, по всей вероятности, одна из немногих, которые еще считают своей главной задачей развитие сознания, духа воина через изучение реальной боевой техники и психофизической практитки.

Тайдзюцу (яп. , «техники тела» или «рукопашный бой») называют любую технику, относящуюся к боевым искусствам или использованию природных человеческих способностей. Другими словами, тайдзюцу использует выносливость напрямую, не превращая её в чакру. Тайдзюцу намного быстрее в использовании, но не всегда настолько же мощны по эффекту, как ниндзюцу или гэндзюцу. В некоторых случаях чакра используется для усиления тайдзюцу, как в Вежливый Удар клана Хюга или в разрушительных атаках Сакуры и Цунадэ. Несмотря на это, большинство специалистов в тайдзюцу редко прибегают к использовании чакры в своих атаках, как например майто Гай и Рок Ли.

Техники печати
Техники печати (яп. Фу:йн дзюцу) — дзюцу, которые ‘запечатывают’ что-либо в объекты или живые существа. Самое распространённое их применение — это заключение оружия или других предметов в свитки для более эффективной транспортировки наибольшего числа вещей. Также техники печати используются, чтобы ограничить доступ к чему-либо, например к чакре или к входу в помещение.

Техники проклятой метки
Техники проклятой метки (яп. дзюин дзюцу) — дзюцу, использующие особую ‘проклятую печать’, чтобы взять кого-либо под контроль или добиться неестественных эффектов в подвёргшемся технике синоби. Такие техники могут вызывать в человеке, находящимся под её воздействием, сильнейшие боли (включая смерть) или же различные телесные мутации.

При поединке мастеров тайдзюцу высокого уровня малейшее движение зачастую решает исход боя, определяет победу или поражение. Даже если движение почти совершенно, одна маленькая ошибка иногда определяет жизнь или смерть.

Есть старая поговорка: “Загнанная в угол мышь может укусить кошку”. И правда, люди могут сделать нечто, выходящее за пределы своих сил, когда они в реальной опасности. Эта пословица напоминает метод тайдзюцу: вы делаете шаг назад, как будто отступаете от противника, но на самом деле вы тянете его за собой.

Во время занятий тайдзюцу ученики часто говорят мне: “Я иногда уверен, что припер вас к стенке, однако вы ловите меня прежде, чем я успеваю это сообразить”. Не то, чтобы я уворачиваюсь в последний момент, как обычно считают, — скорее я держу под контролем целиком его тело и душу, как будто я делаю его частью своей жизни.

Есть книга о тайдзюцу под названием “Подвиги кошек”. В ней старый и молодой коты ведут разговор о стержне боевых искусств. Кошка может предугадывать погоду, видеть в темноте, ходить бесшумно, может отпустить добычу или загнать ее в угол, чтобы там поймать.

Покойный великий мастер Такамацу часто напоминал о победах и поражениях в природе, говоря: “Что в действительности значит “победа”? Я никогда бы не стал мастером тайдзюцу, если бы придерживался этой концепции”. Нет ничего лучше в изучении тайдзюцу, чем отказаться от неглубокой концепции победы и поражения и найти правильный способ жить.

Во время занятий тайдзюцу ученики часто говорят мне: “Я иногда уверен, что припер вас к стенке, однако вы ловите меня прежде, чем я успеваю сообразить”. Не то, чтобы я уворачиваюсь в последний момент, как обычно считают, скорее я держу под контролем целиком его душу и тело, как будто я делаю его частью своей жизни.

В тайдзюцу входят восемь базовых форм. В Японии 8 считается счастливым числом. Но из-за того, что число “8″ похоже на символ бесконечности, я бы сказал, что здесь цифра 8 представляет бесконечность и вечность. Я помню наш разговор, как будто он произошел вчера, когда покойный сэнсэй Такамацу сказал мне о важности этих восьми форм. С тех пор я изучаю их более двадцати лет. Его повышенное внимание к восьми формам согласуется с революционным высказыванием Конфуция: “Наслаждение искусствами, сполненными достоинств — одно из самых благородных, глубоких деяний человеческих существ”. И, занимаясь этими восемью формами более двадцати лет, я узнал о жизни больше, чем откуда бы то ни было.

Восемь приемов — стержень тайдзюцу, благодаря которому мы можем найти способ наслаждаться самим искусством, здоровьем, миром и счастьем. И когда вы наконец достигнете стержня искусства, то узнаете, что в действительности означает работа в пустоте.

По-японски предчувствие называют “сообщением насекомых”. Например, когда кто-то умирает, его семья, или близкие друзья, которых он любил, чувствуют, что произошли какие-то события. Мы говорим, что насекомые предали им сообщение. Из-за таких вещей нам приходится верить в возможность общения на уровне подсознания. Многие избежали опасности благодаря так называемому шестому чувству.

Вспоминая с какой горячностью великий мастер Такамацу рассказывал мне такие истории, сравнивая человека с насекомым, я закрываю глаза. В уме я вижу полет светлячка под дуге. Дуга превращается в окружность. Невидимое насекомое из невидимого круга говорит со мной.

Меня иногда спрашивают: “Что делать, если мы потерялись в жизни?”. Ответ очень прост: “Ни о чем не думать и довериться подсознанию”.

— Как подготовить себя к реальному бою? — спрашивают меня ученики.

Я часто отвечаю: “Вам не нужна религия, не нужна философия, не нужна культура и тому подобное: они что подчиняют вас себе. Главное – чем больше ваша жизненная сила, тем больше вы можете выдержать”.

— Что вы имеете в виду под жизненной силой? — спрашивают они.

— Силу, которая работает даже тогда, когда в вас совсем не остается сил.

Действуйте, как вам подсказывает интуиция, и перед вами откроются секреты тайдзюцу.

Тайдзюцу — искусство поддержания здорового тела

«ВОИНЫ-ТЕНИ: НИНДЗЯ И НИНДЗЮЦУ»

Искусство ниндзюцу появилось и расцвело в Японии во времена феодальных усобиц, длившихся там более 700 лет подряд.

У каждого феодала имелись на службе специалисты особого назначения, которые создавали шпионские сети в других княжествах для получения информации о замыслах их властителей. Они же проводили различные подрывные мероприятия — поджоги, отравления, похищения и убийства, распространяли ложные слухи, подбрасывали фальшивые документы, чтобы сбивать врагов с толку, сеять между ними раздоры.

Особенность тайной войны в этой стране заключалась в том, что подобные задачи, согласно господствовавшим представлениям о морали, должны были решать не самураи (служилое сословие), а представители кланов, находившихся как бы за пределами общественной иерархии, не подчинявшихся общепринятым нормам. Их презирали, ненавидели и боялись, но пока шли войны, обойтись без них не могли. Внутри этих кланов постепенно сложилась специальная дисциплина, главной целью которой стало теоретическое обоснование наилучших способов незаметного проникновения в ряды противника, выведывания ею тайн и сокрушения изнутри. Она получила название «ниндзюцу» — искусство быть невидимым.

Ниндзюцу делится на три части: низшее, среднее и высшее.

Низшее — это комплекс знаний, умений и навыков, необходимых войсковым разведчикам и диверсантам, политическим террористам, бойцам партизанской войны.

Среднее — это техника агентурной разведки в широком смысле слова: методы вербовки и конспирации, классификация типов агентов и агентурных комбинаций, приемы использования вражеской агентуры, способы сбора и анализа информации и т. д.

Высшее — это своего рода наука об особых политических акциях: о том, как организовать широкомасштабную провокацию, мятеж, государственный переворот, как создавать чрезвычайные ситуации для ускорения хода событий и направления их в желаемую сторону.

Такое разделение очень важно для понимания сути предмета.

Хотя бы уже потому, что то ниндзюцу, о котором сегодня столько говорят и пишут, снимают множество фильмов, отождествляется, как правило, с низшим уровнем. Между тем, сообщества потомственных профессиональных шпионов, террористов и диверсантов — ниндзя — просуществовали в Японии около тысячи лет и сыграли заметную роль в военно-политической истории страны. Это связано с тем, что они стали здесь самостоятельной социальной группой, преследовавшей свои собственные интересы, отличные от интересов феодальных властителей страны. Те считали, что ниндзя работают на них, тогда как в действительности ниндзя использовали феодальные распри в своих целях, ради обеспечения безопасности собственных кланов. Поэтому «настоящее» ниндзюцу — высшее. В нем и еще в уникальной идеологии (известной как «тайное учение») заключена суть ниндзюцу. Все остальное — только техника, вполне доступная любому человеку, пожелавшему ее изучить и применять в тех или иных целях.

Но, к сожалению, именно об этой стороне ниндзюцу известно меньше всего. Если приемы маскировки, прокрадывания, рукопашного боя, диверсий, состоявшие на вооружении средневековых ниндзя, сегодня хорошо понятны, то об их верованиях мы знаем крайне мало. Тайные знания потому так и называются, что редко когда становится достоянием посторонних людей. Добавьте сюда пропасть между современным цивилизованным человеком и неграмотным горцем эпохи средневековья, умножьте ее на различия между восточной и западной цивилизациями. Тогда вам станет ясно, что о подлинном ниндзюцу мы не можем знать ничего, кроме легенд и отдельных фрагментов детально разработанной доктрины.

Те крохи сведений, которые находятся в распоряжении современных исследователей, приведены в этой книге.

Ни раем, ни адом

меня не смутить,

в лунном сиянье стою —

ни облачка на душе…

(Уэсуги КЭНСИН. XVI век)

Ниндзюцу вчера и сегодня

Япония наших дней — страна сверхсовременная. Однако свое прошлое она чтит как величайшую святыню. Японцу всегда интересно то, что уходит корнями в глубину веков. Не забыли японцы и своих ниндзя. В тех местах, где обитали когда-то их кланы, созданы музеи. Тщательно изучаются случайно сохранившиеся документы. Говорят, правда, что в их секреты удается проникнуть только специалистам по шифрам, да и то с помощью компьютеров.

Ходят также слухи, будто в Японии до сих пор существуют тайные школы ниндзя, выпускники которых за хорошие цены и предлагают спои услуги тем, кто в них нуждается.

Но чему можно верить там, где дезинформация и камуфляж являются законами жанра?

Что мы, собственно говоря, знаем об этом древнем таинственном искусстве? В принципе, ничего определенного. Ведь основными источниками информации для масс являются художественные фильмы, такие как «Месть ниндзя», «Отряд ниндзя», «Убийцы пол знаком сакуры», «Убийца сегуна» и подобные им. А также бульварные романы, вроде трехтомного боевика Ван Ластбадера «Американский ниндзя». Из этих «шедевров» массовой культуры вырисовывается примерно следующая картина: Ниндзя — это супермены старой Японии, но супермены со знаком минус. Это жестокие, коварные, изощренные служители Зла, тайные убийцы, похитители, диверсанты, шпионы. Люди без чести и совести, без обычных человеческих привязанностей, лживые, продажные твари. К тому же они убежденные изуверы и садисты, слуги дьявола, помогающие ему вести мир к гибели.

На самом деле ниндзя были связаны с дьяволом не больше любого из нас. Не говоря уже о том, что нет никакого дьявола. Сами ниндзя тоже давно исчезли. Называть таким именем нынешних поклонников ниндзюцу, значит, воспринимать их в тысячу раз серьезнее, чем они того заслуживают.

Действительно, ниндзя приписывали самые невероятные способности, невозможные с точки зрения не только здравого смысла, но и науки. Дескать, они умели летать как птицы, лазать по стенам и потолкам словно пауки, могли ходить по воде не хуже, чем по суше, превращались в разных животных, убивали взглядом или криком, исчезали в клубах дыма, а иной раз просто таяли в воздухе на глазах у всех. Однако эти россказни не что иное, как обычная реакция невежественных суеверных умов на непонятное. Сегодня хорошо известно, что уловки и трюки ниндзя всегда имели рациональную основу и по своей сути были достаточно просты. Если взглянуть, например, на их технические приспособления, хранящиеся в музее «Ниндзя-ясики» в Ига-Уэно (префектура Мня), то не знаешь, чему удивляться больше: изобретательности ночных воинов или тупоумию современников, не желавших искать иные объяснения фактам, нежели колдовство либо связь с нечистой силой.

Изрядно искажают картину и нынешние «учителя» ниндзюцу. происходящие из неудачливых инструкторов каратэ, айкидо, джиу-джитсу и прочих единоборств. Некоторые из них великолепно наносят удары ногами, другие неплохо орудуют палкой. Все это замечательно, но при чем здесь ниндзя? Деятельность такого рода наставников основывается не на традиции, а на собственных фантазиях и всякого рода экзотике. Рецепт достаточно прост: немного сказок по мотивам восточной истории, немного ритуалов какого-нибудь племени мумбо-юмбо; побольше джиу-джитсу и тренировок в духе спецназа. Вот вам и ниндзюцу!

Кстати, в этом искусстве сроду не было никаких степеней «дан» или «кю». Когда вам предлагают сдать-экзамен на очередную степень, из вас просто хотят выкачать побольше денег. А наличие высокого дана у наставника означает лишь то, что он в большей мере самозванец, чем другие.

Что касается слухов о ниндзя, как об исчадиях ада, то они берут начало в далеком прошлом. Японское феодальное общество было разделено на ряд сословий. Выше всех стояли удельные князья (даймё), ниже располагались профессиональные воины (самураи), еще ниже — крестьяне, затем шли священнослужители, ремесленники, торговцы и, наконец, «грязное» сословие (буракумины). Места для ниндзя в этой иерархии не было. Они находились вне общества и вне закона. Соответственно, у них властвовали иные правила — их собственные.

Ссылка на основную публикацию