Совсем немного истории | Karate-krs.ru

Совсем немного истории

Совсем немного истории

Завоевав Корею в 1259 г., монголы, т. е. Чжень (GEN), в 1274 г. напали на Японию.

После смерти в 1294 г. императора Чжень Кублай-хана (внука Чингис-хана) Чжень окончательно отказалась от вторжения в Японию. Однако японские властители моря, ранее успешно защитившие Японию, обратились к долго длившейся практике пиратства. Примерно в 1350 г. Пираты начали вторжение в Корею и в Китай. Эти японские пираты, которых называли “ВА-КО”, были причиной постоянной головной боли для Кореи, Чжень и Мин, которые в 1368 г. управляли Китаем.

Имея дело с “ВА-КО”, минский генерал СЕКИ-КЕЙКО (яп.) организовал в 1559 г. Новую армию.

Вообще говоря, китайские генералы больше всего были заинтересованы скорее в широкомасштабной стратегии, чем в подлинных методах борьбы. Однако некоторые известные генералы минского периода были также специалистами в боевых искусствах. Благодаря этим генералам большинство боевых искусств минского периода стали простыми и практичными. В период беспорядков, связанных с постоянными боями не было ни времени, ни потребности приукрашивать какой-нибудь стиль хламом, состоящим из таинственных легенд. СЕКИ-КЕЙКО применял боевые искусства для тренировки своих солдат и реорганизовал их так, чтобы они были пригодны для его целей. Прежде всего, он устранил всякие “КАХО” (яп.). Это слово означало “цветистые приёмы”, которые выглядят красивыми, но непрактичны. Исторически, большинство китайских боевых искусств возникали и развивались среди гражданского населения, сочетавшего действенные боевые техники с гимнастикой и танцевальными движениями. Эти стили включали в себя слишком много таких поверхностных деталей. СЕКИ-КЕЙКО комментировал это так: “Если вы сможете проявить хотя бы половину своих способностей на поле боя, то вы уже этим должны быть довольны.” Это означало, что в реальном бою трудно надлежащим образом применить даже базовую технику, и здесь уже не было места для эффектной техники. Он также говорил: “Если вы стали умелым в цветистой технике, вас естественно тянет применить эти приёмы в реальном бою. Но поскольку они по своей природе не очень практичны, то вы подвергаете себя большой опасности.” Он был также против исполнения КАТА, которое также было частью традиционного подхода в китайских боевых искусствах. Когда люди практиковали КАТА как некое представление, они, как правило, пытались делать его привлекательным по виду за счёт использования “цветистых” движений. Он говорил, что КАТА следует использовать только в качестве базового тренировочного метода, чтобы научиться приёмам и движениям тела, а основной частью практики должна быть тренировка совместно с партнёром. Его “КИКО-ШИНШО”, насыщенная книга, состоящая из 14 томов, охватывает многие стороны боевых искусств, включая владение копьём, мечём, стрельбу из лука и КЭМПО (боксирование).

14-й том “КИКО-ШИНШО” называется “КЕНКЁ” (яп.) и включает в себя КЭМПО. СЕКИ отобрал 32 приёма из различных стилей и соединил их вместе. Это стало называться “КЕНКЁ-САНДЖУНИ-СЕЙ” (яп.) или “32 положения КЕНКЁ”. Поскольку на поле боя боксирование редко бывало полезным, то КЭМПО было изложено в последнем томе “КИКО-ШИНШО”. Но именно этот последний том в последующие годы стал самой влиятельной частью всего этого произведения по китайским боевым искусствам. Многие историки доказывают, что этот труд явился истоком Тайцзи-цюань. В наше время китайский бокс подразделяется на северные и южные, внутренние и внешние стили. Но в минский период таких различий не существовало. СЕКИ перечислил несколько стилей, таких как “32 положения Великого Предка — длинные кулаки”, “72 положения кулаков семьи ОН”, “Короткие удары МЕНЧО” и “12 коротких”. Он говорил: “Длинные кулаки и короткие удары дополняют друг друга, поэтому следует изучать оба стиля”.

“Таким образом, 32 положения КЕНКЁ представляет собой сочетание из этих стилей длинной и короткой дистанции.” Он говорил: “Самый важный фактор в КЭМПО — это когда вы защищаетесь от нападения противника, вы должны продолжать атаковать до тех пор, пока не покончите с противником.”

“КЕНКЁ” — это очень интересная книга, поскольку в ней перечисляются все 32 положения с их названиями, соответствующими иллюстрациями и объяснениями. Таким образом, мы можем видеть, как выглядели эти техники и как их применяли. 16 из 32 положений либо идентичны, либо подобны современным положениям Тайцзи-цюань.

Отсюда мы можем постичь первоначальное применение этих техник. Например:

рансатсуй (яп.) -[стиль чень] — ленивый, собирающийся завязать верхнюю одежду

ранджакуби (яп.) -[стиль ян] — схватить птицу за хвост

Это только защита, но много возможных изменений из этого положения. Стиль Ян развил это до более атакующих приёмов.

котанма (яп.) — [стиль чень+ян] — сильный хлопок по лошади

Эта техника происходит из стиля “Великий Предок”. Ударьте ладонью вверх. Можно использовать во время продвижения вперёд или назад. Это лучший приём против атаки на короткой дистанции.

рошитсуйоххо (яп.) — [стиль ян] — слегка прикоснитесь коленом и разверните шаг.

шако-йоххо (яп.) — [стиль чень] — шагните вкось и разверните шаг блоком, нанесите “зачерпывающий” удар ногой и ударьте ладонью.

Совсем немного истории

Правила Zappos. Технологии выдающейся интернет-компании

Фионе Кэтрин Мичелли

Ты солнечный свет, струящийся в окно и согревающий каждую комнату, где появляешься. Никогда не теряй из виду красоту и радость, которые излучаешь, и всегда верь! Я тебя люблю. Ты всегда будешь моей «маленькой девочкой».

Если вы хотите скачать все разделы «Примерьте на себя» в формате pdf, чтобы использовать их в качестве плана для изучения книги, пройдите на www.zappifi ed.com/guide или считайте приведенный здесь QR-код[1].

Предисловие к российскому изданию

Что мы знаем о Zappos?

Что это быстрый и успешный проект, проданный за 1 млрд долларов?

Что это интернет-магазин, которому многие подражают вплоть до названия?

Что это один из самых предпочитаемых работодателей в мире?

Что это компания-индивидуальность с яркой корпоративной культурой и красивой душой?

Zappos – это все перечисленное и еще многое другое.

Лично для меня Zappos – пример компании новой экономики. Экономики ценностей, основной девиз которой «неважно, что вы продаете, важно, как вы это делаете, кто и что за этим стоит». В экономике ценностей самое главное – смысл деятельности компании для клиентов и для ее сотрудников.

Тот, кто скажет, что смысл деятельности любой компании – зарабатывать деньги, может поставить эту книгу обратно на полку. Деньги или их отсутствие – всего лишь следствие. Цель же – удовлетворение потребностей клиентов. Как внешних, так и внутренних. В любом бизнесе выигрывает тот, кто лучше удовлетворяет потребности клиента, кто оправдывает, а еще лучше – предвосхищает их. Но как этого добиться?

Бизнес делают люди. Не руководители и не собственники, а те, кто каждый день стоит на передовой, а именно рядовые сотрудники. Основная власть сосредоточена именно в их руках: от того, как сотрудники относятся к клиентам, зависит отношение клиентов к компании. Каждый сотрудник – агент компании. И если ваша цель – победить в новой экономике ценностей, об этом необходимо постоянно помнить.

Все мы бьемся за хороших сотрудников в своих командах. Мне не раз приходилось слышать, что хороших сотрудников уже почти не осталось и что бизнес приходится делать с теми, кто есть. Действительно, в современном обществе пропагандируются скорее ценности потребления, а не служения клиенту. Но все же есть люди, которые выбирают компанию, исходя из ценностей и смысла. И основная задача руководителя компании – управлять ценностями организации.

Что получит новый сотрудник, начав у вас работать? Более высокую зарплату, чем на предыдущем месте работы? Она перестанет казаться большой уже через несколько месяцев. Как добиться того, чтобы сотрудники компании вкладывали душу в общее дело?

Ответ прост. Не нужно тратить огромные деньги на рекламу, чтобы привлечь клиентов, и при этом разворачиваться спиной к своим сотрудникам. Следует помнить, что ваши сотрудники и есть ваши первые и главные клиенты. И если они работают с душой, то внешний клиент это всегда почувствует и оценит.

Пример Zappos – это не просто пример успешной компании. Это свидетельство того, что в современном бизнесе многие прописные истины обретают новый смысл.

Выгодно быть честным.

Выгодно служить клиенту.

Выгодно сначала отдавать, а потом получать.

Все еще не верите? Срочно прочитайте эту книгу.

В 2010 году вышла моя первая книга «Доставляя счастье. От нуля до миллиарда»[2]. Конечно, я был в восторге, когда она стала бестселлером по версии New York Times и Wall Street Journal. Но главной наградой для меня были отзывы людей, которые рассказывали, как книга вдохновила их использовать счастье в качестве бизнес-модели и основного жизненного принципа. Мы в Zappos наделали немало ошибок, и одной из моих целей стало помочь другим компаниям их избежать.

Когда Джозеф Мичелли связался со мной по поводу «Правил Zappos», он сказал, что хочет развить темы, начатые в моей первой книге, – особенно те, что касались важности и ценности позитивной корпоративной культуры, интеграции работы и жизни, повышения качества обслуживания и налаживания личных контактов с целью доставлять счастье на работе.

Мы в Zappos учились этому годами – как правило, методом проб и ошибок. Часто мы действовали инстинктивно, и поэтому иногда непросто вкратце объяснить наш стиль работы. Вот почему меня заинтриговала возможность пригласить к нам третье лицо, которое проведет в компании достаточно времени и сделает полный анализ ключевых факторов, благодаря которым Zappos достигла успеха. Меня особенно интересовала точка зрения Джозефа как консультанта, который работает с компаниями и занимается мотивацией сотрудников и лояльностью клиентов.

Наша концепция развития эволюционировала: сначала мы стремились сделать покупателей и сотрудников Zappos счастливыми, а теперь хотим помогать другим компаниям делать счастливыми их клиентов и сотрудников. Более того, специально для этого мы основали самостоятельную компанию Zappos Insights и сделали сайт (www.zapposinsights.com) исключительно ради этой цели.

Так чем же «Правила Zappos» отличаются от «Доставляя счастье» и какова их польза лично для вас, если вы не продаете обувь и одежду в интернете?

Скорее всего, то, что делает ваша компания, сильно отличается от того, что делает Zappos. Я надеюсь, «Доставляя счастье» поможет разобраться с почему, а «Правила Zappos» (вместе с Zappos Insights) позволят узнать как.

Меня попросили написать длинное предисловие, но в итоге я решил сократить его наполовину, потому что:

• возможно, вам не терпится перейти к тексту;

• лично я не читаю длинные предисловия, и мне очень лень писать больше.

Теперь, когда мое дело сделано, предлагаю вам налить себе что-нибудь на ваш вкус (нельзя допускать обезвоживания!) и сесть поудобнее или, может быть, собрать читательскую группу, чтобы сразу обсудить идеи, инструменты и темы, которые вы найдете в «Правилах Zappos».

1. Zappos? Что такое Zappos?

Я только что видел Винни-Пуха, бегущего по парковке. Да, я работаю в Zappos!

Нетрадиционная. Такое определение одним из первых приходит на ум, если хочешь описать Zappos. Даже название этой компании подчеркивает, насколько оригинальна история ее успеха, связанная с удивительными преображениями.

Поскольку мы будем говорить о нетрадиционной природе Zappos, давайте начнем необычно – не совсем так, как начинаются деловые книги. Я вас протестирую! Не беспокойтесь: оценок не будет, и у меня есть предчувствие, что вы обязательно справитесь. Выберите один наиболее подходящий ответ.

A. Компания, которая начала с торговли обувью в интернете и за 10 лет увеличила объем продаж практически с нуля до 1 млрд долларов в год – при минимальных вложениях в рекламу.

B. Интернет-магазин с широким ассортиментом, включая аксессуары, предметы домашней обстановки и карнавальные костюмы.

Кинокритики определили 10 лучших фильмов последнего десятилетия. 1-е место было довольно ожидаемым

Ребята, мы вкладываем душу в AdMe.ru. Cпасибо за то,
что открываете эту красоту. Спасибо за вдохновение и мурашки.
Присоединяйтесь к нам в Facebook и ВКонтакте

Издание World of Reel опубликовало результаты опроса экспертов в области кино: 250 критиков и кинотворцов назвали по 5 любимых картин, вышедших за последние 10 лет. На основе их списков организаторы выделили 75 фильмов, упоминавшихся чаще всего. Половину лент действительно можно было предсказать, но многие все же стали приятным открытием.

AdMe.ru проанализировал 10 финалистов и выделил основные моменты, благодаря которым эти фильмы станут отличным вариантом для просмотра вечером.

10. Внутри Льюина Дэвиса (2014)

Фильм погружает нас в жизнь неудачливого человека, который не может найти себя в этом мире. Он полон амбиций, пытается достичь успеха в фолк-музыке, но его мечта ни к чему не приводит, не дает даже элементарных средств к существованию. Казалось бы, очередное рассуждение на тему маленького человека, если бы не одно но: фильм сняли те самые братья Коэн. Здесь вы найдете и рыжего кота практически в каждом кадре, и Джастина Тимберлейка на вторых ролях, и незаурядную концовку жизненной истории.

9. Развод Надера и Симин (2011)

Неожиданно многие кинокритики отметили иранскую картину «Развод Надера и Симин», которая удостоилась нескольких наград, в том числе и «Оскара» за лучший фильм на иностранном языке. По сюжету мы наблюдаем судебное разбирательство, в котором нет виноватых: и Надер, и Симин — порядочные люди, оказавшиеся в трудном положении. Добротный сценарий и отличная актерская игра позволяют зрителям поставить себя на место героев и проверить, смогли бы они сохранить самообладание в такой ситуации.

8. Призрачная нить (2017)

Главный герой Рейнольдс Вудкок — эгоманьяк и перфекционист, подминающий под себя всех вокруг. Женщина для него лишь манекен для изысканных нарядов, а причиной для расставания с ней может стать даже неприлично громкое размазывание джема по тосту. Но его новая муза являет собой сильный женский характер и отказывается жить по его правилам. Наблюдать за столь искусным гендерным противостоянием крайне интересно, во многом благодаря бесподобной актерской игре, тщательно продуманному сценарию и потрясающей красоте фильма, костюмов и декораций.

7. Рома (2018)

Вполне ожидаемый участник этого списка. Фильм «Рома» Альфонсо Куарона стал рекордсменом по номинациям на последней церемонии «Оскар». Черно-белая, необычайно фотографичная картина рассказывает о тяжелой судьбе женщины в этом мире. Несмотря на то что все события происходят в Мексике 70-х годов, тема картины актуальна во все времена. Рекомендовано эстетам.

6. Мастер (2012)

«Мастер» — сложная психологическая киноработа, повествующая о двух мужчинах: сомнительном мессии и человеке, отчаянно нуждающемся в наставнике. Второй — маргинал, не поддающийся контролю, но стремящийся стать лучше хотя бы ради своей давней любви. Картина наполнена глубокой философией о непростых отношениях учителя и ученика, что, вероятно, и подарило ей место в этом списке.

5. Социальная сеть (2010)

В основе фильма лежит реальная история создания соцсети Facebook, если и приукрашенная, то совсем немного. Нам мастерски показаны путь к ошеломительному успеху и все сопровождающие его взлеты, падения и жертвы, на которые пришлось пойти. Картину можно смело рекомендовать как пособие для программистов и бизнесменов, так и напряженное кино, от которого невозможно оторваться.

4. Отрочество (2014)

Интересно уже то, что картина снималась 12 лет с одними актерами. Это позволило наглядно показать изменения в их внешности — в кино такой прием используется впервые. В хронометраж, длящийся 2 часа 46 минут, авторы поместили многолетнюю историю одной простой семьи. Особое внимание уделяется взрослению главного героя, которому на момент начала съемок было 7, а к концу — 18 лет. Подобный прием визуально настолько реалистичен, что картина воспринимается зрителем как нечто очень личное.

3. Лунный свет (2017)

Не посмотрев, многие сочли «Лунный свет» реверансом в сторону толерантности. Но описание жизни меньшинств — это вовсе не главная идея фильма, скорее просто сценарное условие. На самом деле картина рассуждает на тему любви, взросления и взаимопонимания. В итоге перед нами предстает не крестовый поход против общества, а многогранная драма о становлении человека. Именно этим оправдано столь внушительное количество фестивальных наград и номинаций.

P. S. И даже здесь он опередил «Ла-Ла Ленд», который в списке лишь на 23-м месте.

2. Древо жизни (2011)

Картина умело балансирует между библейской притчей и драмой традиционной семьи, переплетая в повествовании и бытовые проблемы, и вечные экзистенциальные вопросы о природе человека и Боге. Но эксперты оценили не только философию и символизм фильма — не отстает и необычная визуальная часть: от великолепной игры актеров нас то и дело переносят в красивый и неспешный мир природы.

1. Безумный Макс: Дорога ярости (2015)

После большинства поистине драматичных авторских фильмов в списке довольно странно видеть этот блокбастер, тем более в топе. Но он по праву оказался на своем месте — ровно четверть всех опрошенных поместили его на пьедестал. «Дорога ярости» по всем параметрам получилась крутой. Особенно стоит отметить хорошо прописанные образы, талантливо воплощенные актерами: даже второстепенные персонажи выглядят не хуже самого Макса. Экшен получился настолько сильным, что после просмотра почти у любого зрителя возникает чувство, будто он куда-то быстро бежал, но резко остановился, чтобы привести свои мысли в порядок.

Бонус: фильмы, занявшие 11–50-е места

Кадры из фильмов: «Прочь», «Кэрол», «Маргарет», «Она».

1. СОВСЕМ НЕМНОГО ИСТОРИИ

1. СОВСЕМ НЕМНОГО ИСТОРИИ

Чтобы рассказать о какой–либо науке, надо ответить, по крайней мере, на два вопроса:

Что эта наука изучает?

Как она это делает, иными словами — какими методами пользуется?

На первый взгляд может показаться, что рассказывать о психолингвистике следовало бы, начиная с того, что она изучает. Я надеюсь, что область интересов психолингвистики вы могли себе приблизительно представить, прочитав главу «Вместо введения». Этих самых общих представлений пока достаточно, чтобы я могла рассказать о том, как психолингвистика изучает то, что изучает. Начать с «как» в нашем случае по ряду причин проще, чем начать с «что». Вам предстоит в этом убедиться.

Психолингвистика с самого своего возникновения заявила о себе как о научном подходе, где знания добываются преимущественно путем эксперимента. В этом мы видим плодотворность союза двух наук — лингвистики и психологии.

Экспериментальный метод в психологии стал главным еще во времена В. Вундта, одного из основателей научной психологии, т. е. в конце XIX в. В известном смысле психология оформилась как самостоятельная наука именно тогда, когда основным методом познания в ней стал эксперимент.

Совершенствование лингвистики пошло по иному пути, нежели внедрение в нее экспериментальных методов. Наиболее богатые возможности для развития лингвистики открылись в связи с последовательной трактовкой языка как знаковой системы. Эта заслуга принадлежит Ф. де Соссюру. Именно с таким подходом были связаны главные достижения науки о языке за последние 80 лет. (Я надеюсь, что вы составили представление об этом, читая учебник А. А. Реформатского «Введение в языкознание» (1999) и книгу М. В. Алпатова «История лингвистических учений» (1999).)

Итак, психология стала Наукой с большой буквы, когда ее основным методом стал эксперимент. В лингвистике же переход в новое состояние связан с пониманием языка как знаковой системы.

А психолингвистика? Ее ростки постепенно вызревали и в психологии, и в лингвистике. Почему? В психологии — потому, что психологи понимали, что именно язык и речь делают человека человеком. В лингвистике — благодаря тому, что ученым всегда хотелось понять, что же «на самом деле» происходит, когда мы говорим и понимаем речь. Но разве знаковая система не существует «на самом деле»?

Это очень важный и непростой вопрос. Я отвечу на него, — по крайней мере, попытаюсь ответить — несколько позже. Пока же напомню уже приведенные во вводной главе слова Реформатского о том, что язык (т. е. знаковую систему) нельзя видеть и слышать. Мы читаем текст и слышим речь. В непосредственном опыте нам дана только речевая деятельность — процессы говорения и понимания, а не сама знаковая система.

Итак, именно потому, что ученых всегда интересовало, что мы делаем, когда говорим и понимаем речь, и в психологии, и в лингвистике мы найдем примеры рассуждений, которые мы сегодня назвали бы психолингвистическими. И это при том, что от момента публикации такого рода трудов до оформления психолингвистики в отдельное научное направление иногда проходило много десятилетий. Это касается и ответа на вопрос о том, что изучать, т. е. объекта науки, и ответа на вопрос о том, как изучать, т. е методов, ибо ответы на оба вопроса тесно связаны.

Уверенность в том, что феномены речи и языка можно и нужно изучать в эксперименте, возникает в отечественной науке примерно в 70–е годы XIX в. Такие установки восходят к И. А. Бодуэну де Куртенэ (1879–1918) — основателю казанской школы языкознания — и к трудам его учеников, среди которых следует назвать прежде всего Л. В. Щербу (1880–1944).

Если вы хотите уточнить свои знания о казанской школе, откройте кн. Алпатова (1999).

И. А. Бодуэн де Куртенэ первым показал, что именно живую речь нужно наблюдать и что с речью можно экспериментировать. Он же первым предложил использовать с этой целью приборы; именно в Казани ученик Бодуэна де Куртенэ В. А. Богородицкий создал первую в России фонетическую лабораторию.

Идеи казанской школы были развиты Л. В. Щербой, который основал в Петербурге фонетическую лабораторию, существующую и по сей день. Щерба посвятил эксперименту в языкознании отдельную работу, которую он так и назвал — «О трояком аспекте языковых явлений и об эксперименте в языкознании» (Щерба, 1974).

Значение, которое Бодуэн и Щерба уделяли эксперименту как методу познания важнейших свойств языка и речи, не случайно. И Бодуэн де Куртенэ, и Л. В. Щерба занимались изучением и функционированием живых языков и диалектов. Именно начиная с Бодуэна де Куртенэ, т. е. с 70–х годов XIX в., лингвистика перестала быть сугубо кабинетной наукой. Ученые стали черпать свои знания из наблюдений над живой звучащей речью и уже не ограничивались исследованием текстов и ранее составленных словарей.

Отвечая на вопрос о том, что такое язык и что такое речь, и Бодуэн, и Щерба стремились наблюдать и экспериментировать, исследуя речевую деятельность своих информантов в «полевых условиях», или, как мы могли бы выразиться сегодня, в режиме реального времени. Именно так Л. В. Щерба написал свою знаменитую работу о восточнолужицком наречии. Не зная лужицкого языка, он поселился среди его носителей и выучил его в процессе непосредственного наблюдения и общения с информантами. Неслучайно и в дальнейшем Л. В. Щерба так внимательно изучал процессы овладения неродным языком.

О наблюдении, эксперименте и других исследовательских процедурах мы еще будем говорить подробнее. Пока подчеркнем, что именно с Бодуэна де Куртенэ в лингвистике начинается внимание к речевой деятельности — процессам говорения, восприятия речи на слух, понимания. Согласно Бодуэну, именно путем анализа речевой деятельности лингвист может проверить правильность своих теоретических построений.

Если подумать, что это происходило примерно 120 лет назад, можно оценить, насколько смелыми были идеи Бодуэна. И Бодуэн де Куртенэ, и Щерба стремились анализировать язык как феномен, существующий прежде всего в психике индивидов и обеспечивающий социальные связи и общение. Важно также, что оба они подчеркивали общность между исследовательскими процедурами, которые желательно применять при анализе речи, и экспериментальными методами в других науках. Поэтому мы без натяжек можем считать этих двух ученых основоположниками психолингвистики как науки, основанной на эксперименте, наблюдении и самонаблюдении.

Совсем немного истории.

Совсем немного истории.

Одним из ярких политических событий во Франции стала, начатая Наполеоном Ш, в 1870 году Франко-прусская война. Император рассчитывал помешать германскому канцлеру Бисмарку объединить разрозненные княжества, благодаря которым Франция получила бы под боком грозного соседа. Безусловно, это была не единственная причина. Кроме того Наполеон Ш рассчитывал в победоносной войне укрепить свой пошатнувшийся престол. Однако после ряда поражений стотысячная французская армия во главе с императором вынуждена была сдаться в плен. Безусловно, эта война, как и любая другая, нанесла народу неисчислимые бедствия.

Бесчеловечная бойня потрясла великого французского писателя Ги де Мопассана: «Когда говорят о людоедах, мы гордо улыбаемся, кичась своим превосходством над ними. Но кто дикарь — тот, кто сражается, чтобы съесть поверженного, или тот, кто убивает, чтобы убить, только убить? Война. Драться. Убивать. Уничтожать людей. Ныне, в наш просвещенный век, когда, как говорят, человеческие гений достиг небывалых высот науки и невиданных глубин философии, у нас имеются школы, где учат убивать, убивать издалека, виртуозно, умерщвляя многих одним ударом, убивать несчастных ни в чем не повинных людей, честных кормильцев семьи.

Для этого собираются стада по четыреста тысяч человек, шагают день и ночь без отдыха, ни о чем не думая, ничему не учась, ничего не познавая, никому не принося пользы. Они гниют в грязи, ночуют в болоте, живут, как животные, в непрерывном отупении, грабят города, жгут деревни, разоряют народ; потом сталкиваются с другим скоплением человеческого мяса, проливают реки крови, усеивают поля грудами растерзанных тел, кусками трупов, смешанных с истоптанной, окровавленной землей. Лишившиеся руки или ноги, с вывалившимися внутренностями или мозгами околевают они без всякой пользы в канаве, в то время как их старики-родители, жены и дети умирают с голоду. Так кто же из нас дикари?

Почему же не судить правительства после каждого объявления войны? Если бы народы это поняли, если бы они сами стали судьями своих правителей-убийц, если бы они отказались идти на убой неведомо за что, если бы они обратили оружие против тех, кто вооружил их для убийства, — в тот же час войне пришел бы конец! Но этот час никогда не настанет».

Сентябрьской революцией прогнившая монархия была низвержена и в том же 1870 году провозглашена Третья республика. Буржуазия пришла к безраздельному политическому господству. Она уверовала: будущее – в ее несгораемых шкафах и банках. Писатель Эдмон Абу, названный литературным промышленником, говорил: «Буржуазная игра – это искусство объединять маленькие капиталы и делать большие дела».

Простой народ довольно скептически относился к республиканскому правлению. «Республика или что иное — мне наплевать, — судачил он. — Я хочу одного: хочу знать свое правительство. Я, сударь, видел Карла Десятого и стоял за него; я, сударь, видел Луи Филиппа и стоял за него; я видел Наполеона и стоял за него; но я ни разу не видел республики».

Автор, вложивший в уста своего героя эти слова, Ги де Мопассан рассуждал следующим образом: «Единовластие — чудовищно. Отдать миллионы людей, избранные умы, ученых, даже гениев во власть прихоти и самодурства какого-нибудь одного человека, который в минуту веселья, безумия, опьянения или страсти не задумается всем пожертвовать ради своей прихоти, который расточит богатства страны, накопленные общим трудом, пошлет тысячи людей на убой на поля сражений и так далее, — мне лично, для моего простого ума, все это представляется чудовищным абсурдом.

При республике же всеобщее избирательное право бессмысленно Вы, вероятно, согласитесь со мной, что гениальные люди встречаются редко. Но будем щедры и допустим, что во Франции их имеется сейчас человек пять. Прибавим с такой же щедростью двести высокоталантливых людей, тысячу других, тоже талантливых и десять тысяч человек так или иначе выдающихся. Вот вам генеральный штаб в одиннадцать тысяч двести пять умов. За ними идет армия посредственностей, за которыми следует вся масса дурачья. А так как посредственности и дураки составляют огромное большинство, то немыслимо представить себе, чтобы они смогли бы избрать разумное правительство».

Однако до сей поры другого политического строя человечество пока еще не изобрело. Колоссальнейший финансовый кризис, охвативший мир в начале ХХ1 века показал, насколько шатким оказался фундамент всех существующих к этому времени организаций жизни человечества.

А что творят Франция и Англия за пределами своих государств! Они вершат «Опиумную войну». «Грабят Китай! И это мы, цивилизованные люди, подвергаем насилию Пекин — колыбель древнейшей колыбели искусства, цивилизации! Мы уподобились гуннам и потому не можем больше упрекать варваров. Как мы живем! Поистине ни в какую эпоху истории человечества, даже во времена величайшего духовного упадка, жизнь не являла столько развращающих примеров. Настоящий апофеоз преуспевающих каналий. Эти люди нагло выставляют напоказ свои состояния, нажитые с такой легкостью, на каждом шагу как бы говорят порядочному человеку: „Ты жалкий дурак, потому что не сумел урвать того, что плохо лежит“». (Э. И Ж. Гонкур)

Вторым знаменательным событием во Франции стало свершившееся в 1871 году восстание угнетенного пролетариата — Парижская коммуна. Воистину, ободранные государством, как липки, рабочие не могли не поднять на него руку. «Жизнь стала бы совершенно невыносимой, если бы отдельные личности действовали бы так же несправедливо, как государство, и человек так же обкрадывал человека, как это делает оно. Поверьте, если бы государственные деятели совершали в семье или в обществе такие же проступки, какие они совершают в политике, их посадили бы в тюрьму». (Э. И Ж. Гонкур)

О жизни своей родины в дальнейшем нам расскажут ее писатели, поэты, художники, которые проведут нас по самым затаенным сердечным уголкам своего народа.

НЕМНОГО ГНОСЕОЛОГИИ

1. СОВСЕМ НЕМНОГО ИСТОРИИ

Чтобы рассказать о какой–либо науке, надо ответить, по крайней мере, на два вопроса:

Что эта наука изучает?

Как она это делает, иными словами — какими методами пользуется?

На первый взгляд может показаться, что рассказывать о психолингвистике следовало бы, начиная с того, что она изучает. Я надеюсь, что область интересов психолингвистики вы могли себе приблизительно представить, прочитав главу «Вместо введения». Этих самых общих представлений пока достаточно, чтобы я могла рассказать о том, как психолингвистика изучает то, что изучает. Начать с «как» в нашем случае по ряду причин проще, чем начать с «что». Вам предстоит в этом убедиться.

Психолингвистика с самого своего возникновения заявила о себе как о научном подходе, где знания добываются преимущественно путем эксперимента. В этом мы видим плодотворность союза двух наук — лингвистики и психологии

Экспериментальный метод в психологии стал главным еще во времена В. Вундта, одного из основателей научной психологии, т. е. в конце XIX в. В известном смысле психология оформилась как самостоятельная наука именно тогда, когда основным методом познания в ней стал эксперимент.

Совершенствование лингвистики пошло по иному пути, нежели внедрение в нее экспериментальных методов. Наиболее богатые возможности для развития лингвистики открылись в связи с последовательной трактовкой языка как знаковой системы. Эта заслуга принадлежит Ф. де Соссюру. Именно с таким подходом были связаны главные достижения науки о языке за последние 80 лет. (Я надеюсь, что вы составили представление об этом, читая учебник А. А. Реформатского «Введение в языкознание» (1999) и книгу М. В. Алпатова «История лингвистических учений» (1999).)

Итак, психология стала Наукой с большой буквы, когда ее основным методом стал эксперимент. В лингвистике же переход в новое состояние связан с пониманием языка как знаковой системы.

А психолингвистика? Ее ростки постепенно вызревали и в психологии, и в лингвистике. Почему? В психологии — потому, что психологи понимали, что именно язык и речь делают человека человеком. В лингвистике — благодаря тому, что ученым всегда хотелось понять, что же «на самом деле» происходит, когда мы говорим и понимаем речь. Но разве знаковая система не существует «на самом деле»?

Это очень важный и непростой вопрос. Я отвечу на него, — по крайней мере, попытаюсь ответить — несколько позже. Пока же напомню уже приведенные во вводной главе слова Реформатского о том, что язык (т. е. знаковую систему) нельзя видеть и слышать. Мы читаем текст и слышим речь. В непосредственном опыте нам дана только речевая деятельность — процессы говорения и понимания, а не сама знаковая система.

Итак, именно потому, что ученых всегда интересовало, что мы делаем, когда говорим и понимаем речь, и в психологии, и в лингвистике мы найдем примеры рассуждений, которые мы сегодня назвали бы психолингвистическими. И это при том, что от момента публикации такого рода трудов до оформления психолингвистики в отдельное научное направление иногда проходило много десятилетий. Это касается и ответа на вопрос о том, что изучать, т. е. объекта науки, и ответа на вопрос о том, как изучать, т. е методов, ибо ответы на оба вопроса тесно связаны.

Уверенность в том, что феномены речи и языка можно и нужно изучать в эксперименте, возникает в отечественной науке примерно в 70–е годы XIX в. Такие установки восходят к И. А. Бодуэну де Куртенэ (1879–1918) — основателю казанской школы языкознания — и к трудам его учеников, среди которых следует назвать прежде всего Л. В. Щербу (1880–1944).

Если вы хотите уточнить свои знания о казанской школе, откройте кн. Алпатова (1999).

И. А. Бодуэн де Куртенэ первым показал, что именно живую речь нужно наблюдать и что с речью можно экспериментировать. Он же первым предложил использовать с этой целью приборы; именно в Казани ученик Бодуэна де Куртенэ В. А. Богородицкий создал первую в России фонетическую лабораторию.

Идеи казанской школы были развиты Л. В. Щербой, который основал в Петербурге фонетическую лабораторию, существующую и по сей день. Щерба посвятил эксперименту в языкознании отдельную работу, которую он так и назвал — «О трояком аспекте языковых явлений и об эксперименте в языкознании» (Щерба, 1974).

Значение, которое Бодуэн и Щерба уделяли эксперименту как методу познания важнейших свойств языка и речи, не случайно. И Бодуэн де Куртенэ, и Л. В. Щерба занимались изучением и функционированием живых языков и диалектов. Именно начиная с Бодуэна де Куртенэ, т. е. с 70–х годов XIX в., лингвистика перестала быть сугубо кабинетной наукой. Ученые стали черпать свои знания из наблюдений над живой звучащей речью и уже не ограничивались исследованием текстов и ранее составленных словарей.

Отвечая на вопрос о том, что такое язык и что такое речь, и Бодуэн, и Щерба стремились наблюдать и экспериментировать, исследуя речевую деятельность своих информантов в «полевых условиях», или, как мы могли бы выразиться сегодня, в режиме реального времени. Именно так Л. В. Щерба написал свою знаменитую работу о восточнолужицком наречии. Не зная лужицкого языка, он поселился среди его носителей и выучил его в процессе непосредственного наблюдения и общения с информантами. Неслучайно и в дальнейшем Л. В. Щерба так внимательно изучал процессы овладения неродным языком.

О наблюдении, эксперименте и других исследовательских процедурах мы еще будем говорить подробнее. Пока подчеркнем, что именно с Бодуэна де Куртенэ в лингвистике начинается внимание к речевой деятельности — процессам говорения, восприятия речи на слух, понимания. Согласно Бодуэну, именно путем анализа речевой деятельности лингвист может проверить правильность своих теоретических построений.

Если подумать, что это происходило примерно 120 лет назад, можно оценить, насколько смелыми были идеи Бодуэна. И Бодуэн де Куртенэ, и Щерба стремились анализировать язык как феномен, существующий прежде всего в психике индивидов и обеспечивающий социальные связи и общение. Важно также, что оба они подчеркивали общность между исследовательскими процедурами, которые желательно применять при анализе речи, и экспериментальными методами в других науках. Поэтому мы без натяжек можем считать этих двух ученых основоположниками психолингвистики как науки, основанной на эксперименте, наблюдении и самонаблюдении.

Слава Розенталю!

Гильдия
Слава Розенталю!

Дата создания: 04.2009
Нрав: колеблется
Численность: 66
Построено: 45 храмов,
31 ковчег,
5 лабораторий
Действующий глава
Марилена
Атрибуты гильдии
Звание топов: буквовед
Гильд-трофей: расстрельный список граммар-наци
Актуальный состав
Статистика
Представительство на форуме

Гильдия, несущая просвещение и просветление в Годвилль. Члены этой гильдии в душе — истинные филологи и лингвисты. Однако в Годвилле про языкознание никто слыхом не слыхивал, поэтому «Слава Розенталю!» — единственный путь для героя как-то заявить миру о своём неосуществлённом предназначении.

Содержание

Совсем немного истории

Примерно в апреле 2009 года трое особо грамотных богов — Gerhard Rotschreck , Ada и Lokriet — собрались вместе и решили, что Годвиллю очень не хватает этой гильдии. И создали её. С тех пор она потихоньку ширится и крепнет, привлекая в свои ряды всё новых и новых последователей.

Клятва гильдии

Торжественно обещаю: горячо любить, холодно думать и чисто делать, выделять запятыми причастных, следующих после, и непричастных по мере необходимости, учиться, бороться и другие возвратные глаголы в инфинитиве писать с мягким знаком, а если что — пусть припечатает меня непечатным словом комитет печати.

Суть гильдии

Розенталевские боги всячески почитают своего духовного лидера — Дитмара Эльяшевича Розенталя. «Пиши грамотно!» — вот их девиз, и они безжалостно насаждают грамотность всюду, докуда дотягиваются их длинные руки. Основное средство насаждения грамотности — Нижний ящик, куда и складируются найденные опечатки, ляпы и корявости. Демиурги за всеми не уследят, должен же им кто-то помогать?

Каждый новичок проходит тест на знание русского языка и приносит клятву верности, после чего его обучают основам карательной стилистики и литературного редактирования и выпускают на волю, выслеживать зорким глазом ошибки в чужом гениальном креативе. Это не каждому по силам, поэтому нас мало, но мы стойки, выносливы, и нас не смутит ничто.

Особо ярые граммар-наци лютуют в разделе «Сомнительный контент», неистово оплёвывая каждую встреченную тавтологию и стилистическую неточность. Это ортодоксы и фанатики, если что — мы их тоже не любим.

Политические игры

«Слава Розенталю!» состоит в дружеских отношениях с гильдией «Партия национал-лингвистов». Схожесть идеологии и целей позволяют рассчитывать на плодотворное и взаимовыгодное сотрудничество. На 814 й день г. э. представителями гильдий был подписан пакт о ненападении и взаимопомощи.

Юным последователям

Если ваш герой вступил в ряды граммар-наци — не гоните его пинками и не кричите громогласно «Вернись в Хренелли немедленно!». Возможно, это его призвание. Возможно, он только что познал новое чувство — тягу к грамматике. И неважно, что открыло ему глаза на его истинное предназначение — неграмотная приписка на дорожном указателе или многочисленные ошибки в чужой агитке. Главное, что это случилось.

Такое может произойти и с добряками, и с нейтралами, и со злобными героями. Те, кто подобрей, предпочитают исправлять ошибки в чужих дневниках и недовольно морщатся, завидев демонстрацию босяков с безграмотно написанными плакатами. А вот злые герои зачастую готовы и череп раскроить за фразочку типа «одел обмундирование». Думаете, по каким причинам они так часто в поле дерутся?

Порой в дневнике могут появиться записи вида:

19:10 Неодобрительно покачивая головой, Рип ван Винкль исправляет орфографические ошибки в дневнике оппонента. Ареус буквально сгорает со стыда.

12:04 Набрёл на надпись «вазьми нас», выложенную золотыми монетами. Исправил «а» на «о» и пошёл дальше, довольный собой.

Если это случилось, можете быть уверены — до просветления осталось немного, и скоро герой сам поймёт, что «Слава Розенталю!» была, есть и будет гильдией его души. Главное — не мешайте ему. Слава Розенталю!

Древнегреческая трагедия

Спорим, что читать древнегреческую трагедию легче, чем кажется?
Раньше я думала: в дремучее «до нашей эры» была совсем другая культура. У неё была своя многовековая история, в которой немного разбираются только кандидаты и доктора. Свой быт, религия, и в них множество традиций и условностей. Совсем непонятный язык. Сложный, его едва ли можно доступно перевести. Значит, литература тяжелая и для меня слишком запутанная. Если уж древнегреческие тексты и переводят на русский, то это наверняка похоже на Ломоносова. Да и смысл теряется. Я так раньше думала.
Но оказалось, что древнегреческую трагедию можно прочитать с интересом и даже кое-что понять, если немного подготовиться. Что надо знать?

Немного истории (совсем немного)

Древнегреческая трагедия появилась, условно, в VI веке до н.э. в Афинах. Время и место уже говорят многое: этот полис скоро станет процветающим центром экономики и культуры, наступит «золотой век Афинской демократии». Перикл, один из её основателей, сделает посещение театра обязанностью каждого гражданина, чтобы афиняне учились размышлять и спорить. Им такое развлечение понравится, и в V веке до н.э. драматические состязания станут центральным культурным событием в жизни полиса. Они будут проводиться раз в год. На них будут ставить три трагедии и три комедии разных авторов. В обоих жанрах — по одному победителю, их имена входят в историю. При этом даже самые успешные драмы ставятся только один раз, их никогда не показывают дважды. Все заботы по постановке, в том числе финансовые, возлагаются на знатных граждан полиса. Оплата и организация театральных состязаний — почётный долг и даже привилегия для афинских богачей.

Как появилась трагедия и при чём тут козёл?

Трагедия – тра-гос – может переводиться как «песнь козла». Дело в том, что трагедия корнями уходит в важный религиозный праздник – Дионисии. Бог сил природы и виноделия Дионис, как считалось, умирал с приходом зимы и воскресал весной. «Смерь» Диониса оплакивалась всем полисом. Ему приносили в жертву козла, а хор, одетый в козлиные шкуры, пел дифирамб – хвалебную песнь. Из хора выделялся запевала, которому отдавались короткие «сольные партии». Отсюда разовьётся строение трагедии: будет один герой, вступающий в диалог с хором.

Миф, судьба и катарсис

Драматурги не могли писать о чём вздумается. В основу сюжета всегда ложилось либо всем известное историческое событие, либо распространенный миф. Поэтому, к примеру, есть две «Антигоны», у Софокла и у Еврипида. Тем не менее, трагедии об одном и том же могли разительно отличаться друг от друга интерпретацией, смысловыми акцентами и деталями.

Греки верили в судьбу. Каждое событие, как они считали, предопределено. Человек не может изменить судьбу. Олицетворением судьбы в трагедии был хор. Он всегда знал, что ждёт героя, а тот вопрошал хор о своём будущем. Он делился на две группы: первая, читая строфу, двигалась в одну сторону, вторая, читая антистрофу, двигалась в противоположную. Маятниковое движение двух групп хора символизировало течение времени и неотвратимость событий, уготованных судьбой.

На трагедии не надо было плакать. Слишком эмоциональные постановки греки не любили. На трагедии можно было бояться и сострадать. Для зрителей трагедия – это источник не только переживания, но и знания. Опыт не только эмоциональный, но и интеллектуальный. Сопереживание героям и осмысление их судьбы должны были помочь человеку «очиститься» от негативных эмоций и мыслей. Именно это означает катарсис.

Кого читать?

Самый ранние сохранившиеся трагедии принадлежат Эсхилу, поэтому его часто называют «отцом трагедии». Он ввёл второго актёра и сократил партии хора, отдав предпочтение диалогу. Главные темы его трагедий – патриотизм и величие Афин. Эсхил был участником греко-персидских войн, продолжительного кровопролитного нашествия персов. Греки вышли из войны победителями, и ключевую роль в этом сыграли Афины. Эсхил сражался при Марафоне, Саламине и Платеях – главных битвах греко-персидских войн. Известнейшая трагедия Эсхила о славной истории его полиса – «Персы». В ней он и возвеличивает героизм сограждан, и сострадает недавним врагам. А главное, предостерегает афинян – гордыня и жажда власти могут привести к краху не только персов, но и их самих.

Трагедии Софокла приходятся на эпоху наивысшего расцвета жанра. Он ввёл третьего актёра, еще более усложнив композицию. Он же стал использовать в постановках декорации. Софокл, следуя за Эсхилом, сократил хоровые партии. Так он смог раскрыть характеры и душевное состояние героев. Он часто изображал перепады настроения, динамику образа, духовное и интеллектуальное развитие персонажей. Софокл любил противопоставлять совершенно разных героев, заставлял их спорить, отстаивая противоположные взгляды на одну проблему. Софокл писал о судьбе, о том, как человек тщетно пытается убежать от страшного будущего. Виноват ли герой в совершенном преступлении, если он не распоряжается свой судьбой? Древнегреческий «детектив» о неотвратимости судьбы – «Царь Эдип».

Последним классическим трагиком был Еврипид. Его образы еще более психологичны, он детально разрабатывает диалоги и монологи героев. Они борются не с силами судьбы, а с собой, решают злободневные социальные и этические проблемы. Его интересуют разные люди, поэтому в трагедиях Еврипида встречаются глубокие образы рабов, бедняков и прочих «не-героев». Для него важны как мужские, так женские образы, а семейная жизнь – одна из самых интересных для него тем. Так он уходит от строгих рамок исторических и мифологических сюжетов. Одновременно он разрушает традиционную структуру древнегреческой трагедии. Миф становится живой современной историей, а его герои – обычными людьми в трагедии «Медея».

Ещё пять важных фактов

  • Актерами могли быть только мужчины. Более того, эта профессия была очень почётной, поэтому актёры должны были иметь безупречную репутацию и, естественно, они были свободными гражданами полиса.
  • Играли в масках. Традиция сохранилась со времен проведения обрядов в честь Диониса. Все участники таинства должны были скрывать своё лицо от непосвященных. Впоследствии эта традиция оказалась весьма полезной, потому что в театре играли только мужчины, и женские образы легче создавались при помощи гипсовых, ярко раскрашенных масок.
  • Одежды всегда были яркими и пышными. У актёров была специальная обувь на платформе – котурны.
  • Поскольку спектакли обязаны были посещать все граждане полиса, был создан специальный фонд, из которого оплачивались жетоны (билеты) для малоимущих граждан.
  • Театры были огромными, потому что они были рассчитаны на всех граждан полиса, то есть на несколько тысяч зрителей. С архитектурной точки зрения это были амфитеатры под открытым небом. А между рядами были резонаторы. Чтобы все могли слышать речь актёров.

Кстати, древнегреческие трагедии довольно часто ставят в российских театрах. К примеру, в репертуар Мариинского театра входит опера Игоря Стравинского «Царь Эдип». И «Электра» Рихарда Штрауса. Возможно, постановка, хоть и оперная, поможет подготовиться к чтению.

Из нашей истории. Совсем немного.

Здравствуйте! Очень Вам рада!

Меня зовут Лариса. Это я:

Чем я занимаюсь.

Вышивка.

Всегда, когда приходится писать или говорить о предмете моей деятельности, мне не удаётся подобрать подходящего всеобъемлющего, в то же время лаконичного определения. Вышивка бывает такой разной! Например, ручной. Но я так далека от подобного рукоделия, что стараюсь добавить в определение хотя бы слово машинная. Но и машинная бывает ручной. Это когда вышивальщицы направляют пяльцы руками. Но и этот вид рукоделия мне не близок. Тогда присоединяется еще одно слово – компьютерная. Но это тоже не совсем верно, ведь в создании вышивки компьютер «участвует» только частично. Есть еще и вышивальный автомат. Получается, что вышивку можно назвать автоматизированной. Что мне совсем не нравится. Пожалуй, это определение подходит для вышивки шевронов, которые изготавливаются на производстве большими тиражами. Я же рассматриваю компьютерную машинную автоматическую вышивку с точки зрения искусства. Более или менее приближающее к истине определение – эксклюзивная вышивка. Но и оно мне совсем не нравится! Во-первых, эксклюзивная вышивка может быть и ручной, и какой угодно. Во-вторых, уж очень напыщенно звучит это определение, к тому же его так часто используют совсем не к месту, дабы привлечь внимание.

Но, в общем-то, подбирая нужные термины, я и дала краткое описание нашей деятельности. Именно нашей, потому что хоть и пишу я от своего лица, творю, конечно, не в одиночку.

Деятельность в области машинной компьютерной вышивки мы начали в начале 2000 года. Учились и набирались опыта, изготавливая шевроны, вышивая логотипы на промо-материалах, спецодежде и т.д. и т.п. Постепенно «выросли» до более сложных вещей. Радовались и пожимали друг другу руки, когда успешно вышили большое знамя еще на одноигольной вышивальной машине (про то, что она одноголовочная даже и упоминать неловко, ведь она и выглядела как промышленная швейная машина). Это была первая стыковочная вышивка, когда размер пялец не позволяет вышить рисунок целиком, и его приходится делить на части, а потом состыковывать.

Представьте себе, каково это вышивать многоцветные рисунки на одноигольной машине: каждый раз нужно менять нитку вручную! А машина то не одна. И тиражи не маленькие. Написание программы тоже было усложнено примитивным ПО. Хотя, конечно, о его примитивности стало возможным судить только после приобретения нового программного обеспечения и вышивальных автоматов.

Вышивальный автомат – тогда и стало понятно, что в действительности это такое. Двенадцать игл! Машина сама меняет цвет нити, а ты любуешься этим процессом. Хотя и это оборудование не было удачным, не буду делать ни рекламу, ни антирекламу, но пришлось помучиться и осваивать профессию механика (т.к. на тот момент специального человека, который бы сладил с этим «агрегатом», мы не нашли).

Теперь у нас отличное оборудование (и даже игл больше двенадцати), новейшее ПО и ориентация на сложные эксклюзивные проекты.

P.S. А это мои первые программы, когда я с упоением, не замечая движения времени, изучала новое для себя дело, казавшееся чем-то невероятным. Сначала ты что-то творишь мышкой, глядя на экран монитора, а потом, как по волшебству, машина безошибочно, с точностью до стежка повторяет твои движения, но уже иголкой и ниткой. Это ли не чудо!

Конечно, программы ещё совсем «детские» (во всех смыслах этого слова), но на них я училась. И это было так давно, что кажется уже неправдой. Даже файлы утрачены, остались только фото и воспоминания.

Про литературу и вождей. Совсем немного

«Мой отец рассказывал о Сталине, что Сталин, когда они были в хороших отношениях вначале, — это значит,1922 год, — требовал от отца, чтобы он ему рассказывал страшные истории про гражданскую войну. Если истории были совсем ужасные — кишки у человека вынимали, мотали вокруг телеграфного столба и потом живого тащили, — Сталин заливался хохотом, Ему было страшно интересно.

Литература и люди, создававшие историю,были увлечены садизмом»

Это цитата из книги «И Бог ночует между строк. Вячеслав Всеволодович Иванов в фильме Елены Якович».

Академик,выдающийся советский и российский лингвист, антрополог, сын известного советского писателя Всеволода Иванова, тот, который — «Бронепоезд 14-69».

Еще одна книжка, прочитанная на этой неделе от корки до корки, — такого, повторяю, со мной не было много лет.
Кома, так звали Вяч.Вс.Иванова с детства — свидетель эпохи, прославившейся вождями — извергами, любителями литературы и знатоками языкознания.

Уже сто лет прошло, а они все еще остаются живыми идолами для большинства соотечественников.

Им на смену пришли другие вожди, и мы не знаем, какие книги они читают и читают ли вообще…, знатоки рэпа…
Снова, почти идолы.

И что у них в головах, мы тоже не знаем, можем только догадываться. Ну, вот, они,к примеру, до сих пор считают себя травмированными опытом семейной жизни, — «он хочет, чтобы мне было как ему…»(женатому).
Остается надеяться, что они не стали садистами.

Когда-нибудь узнаем точно.

«. Наш русский опыт требует того, чтобы мы все это рассказали, говорит. Вяч. Вс.Иванов. — Мы должны навязать другим странам и поколениям итоги нашего опыта -почему нельзя позволить попрание человеческих чувств и все те безобразия и ужасы, которые принес с собой ХХ век… Россия должна сделать это, должна добиться осмысления — внутреннего для себя и осмысления для других — своего уникального и страшного исторического опыта»

Кома был великим оптимистом. Потому, наверное, и жил долго, до самого столетия большевистского переворота.

Ссылка на основную публикацию