Системы багуачжан | Karate-krs.ru

Системы багуачжан

Системы багуачжан

Багуачжан Инь Фу

Инь Фу владел также лоханьцюань, поэтому в его направлении больше ударов, шаг по кругу используют не для выхода за спину противнику, а, скорее, для ухода с линии атаки. Манера исполнения комплексов очень концентрированная. Фирменным положением ладони является «ладонь — язык коровы», когда четыре пальца сжаты, а большой палец прижат к краю ладони, вся ладонь плоская. Очень часто бойцы этого стиля используют не «шаг скользящего по грязи», а «львиный шаг», когда стопа при шаге перекатывается с пятки на носок. В приемах корпус часто наклоняется вперед. Комплексы стиля: «Старые 8 ладоней», «Пронизывающая ладонь». Есть также 72 метода циньна.

Багуачжан Чэна Тинхуа

Чэн Тинхуа был известным борцом, в его направлении очень много выходов за спину противнику. Комплексы исполняются на большой скорости, при этом стараются добиться непрерывности движений. Фирменным положением ладони является «ладонь — когти дракона», когда пальцы загибаются, большой палец выставлен вперед, центр ладони втянут, вся ладонь округлая. Часто используется байбу (раскрывающийся шаг). В технике исходно было три формы ладоней — «ладонь одиночной смены стороны», «ладонь двойной смены стороны», «ладонь следования ситуации» — коротко именуемые «лао сань чжан» («старые три ладони»). Сейчас там есть «8 базовых ладоней», «8 больших ладоней», «64 ладони», «Непрерывные ладони странствующего тела», «Ладони 9 дворцов», «Ладони трех талантов, трех форм и трех уровней», «Ладони 8 животных», «Ладони 5 первостихий и 3 комбинаций», «Непрерывные 8 локтей, 8 молотов и 8 ладоней багуачжан», методы боя с алебардой, копьем («Копье вращающегося тела», «Поворачивающееся копье багуа»), прямым мечом («Непрерывный меч», «Непрерывный меч Чуньян», «Поворачивающийся меч багуа»), шестом («Непрерывный шест свернувшегося дракона», «Дубина 5 первостихий», «Шест семи звезд»), секирами знаков цзы и у («Секиры знаков цзы и у багуа»).

Багуачжан Лян Чжэньпу

Лян Чжэньпу был самым молодым из учеников Дун Хайчуаня, после смерти учителя продолжал совершенствовать свое мастерство под руководством старших учеников. Одним из его основных преемников был Го Гуминь, который, будучи профессиональным тренером, разработал очень много новых методов тренировки, поэтому данное направление багуачжан считается одним из самых технически богатых. В настоящее время в технику стиля входят комплексы «8 ладоней установленных ситуаций», «Старые 8 ладоней», «8 локтей», «6 основных захватов», «64 ладони» (одиночный и парный варианты), «Драконьи ладони багуачжан». Есть техника боя с широким мечом («Широкий меч накатывающейся руки»), прямым мечом («Меч трех координаций» — одиночный комплекс из 72 движений и парный комплекс из 76 движений).

Багуачжан Гао Ишэна

Гао Ишэн изучал начал изучать багуачжан в 1892 году у Сун Чанжуна. Три года он изучал ладонь одиночной смены стороны, но Сун считал, что Ишэн еще не готов к изучению более серьезной техники, и Гао Ишэн, разочарованный, забросил багуачжан. В 1896 году он был побежден в бою Чжоу Юйсяном и пошел к нему в ученики. Чжоу представил его своему учителю — Чэну Тинхуа — у которого Гао занимался до смерти последнего в 1900. Потом до 1911 он продолжал занятия с Чжоу. Согласно легенде, позднее он повстречался с даосом Сун Ижэнем — учеником Би Чэнся (учителя Дун Хайчуаня). Тот сказал Ишэну, что Дун изучил лишь «прежденебесные техники», а для полного понимания системы необходимо знать еще и «посленебесные техники». Потому техника в линии Гао Ишэна делится на «прежденебесную» и «посленебесную». В «прежденебесной» технике зашифрована стратегия системы, в «посленебесной» — тактика. Десять «прежденебесных» техник (ладонь одиночной смены стороны, восемь изменений ладони и черный дракон машет хвостом) идеологически объединяются в «дракона». «Посленебесные» техники происходят из «прежненебесных», и делятся на восемь комплексов по восемь ладоней.

Багуачжан Фу Чжэньсуна

Фу Чжэньсун помимо багуачжан изучал еще и тайцзицюань семьи Чэнь, и его направление представляет собой сплав багуачжан и тайцзицюань.

Багуачжан Цзян Жунцяо

Цзян Жунцяо добавил к багуачжан приемы из синъицюань, тайцзицюань и мицзунцюань. Он преподавал свою систему в Центральном институте гошу, и потому она широко распространилась. В систему входят «первый комплекс», «72 тайных ноги»

Багуачжан Лю Дэкуаня

Лю Дэкуань разделил тренировку в багуачжан на выработку внутреннего усилия, где существенным является движение по кругу, и тренировку собственно боевой техники, осуществляемую по прямой линии. Поэтому его направление еще называют «прямолинейным багуачжан».

Багуачжан Фань Чжиюна

Фань Чжиюн сначала изучал шаолиньское ушу и таньтуй, потом стал одним из ближайших учеников Дун Хайчуаня.

Стили багуачжан

Багуачжан, еще одна ветвь внутренних направлений ушу, переводится как «ладонь восьми триграмм». Создание этого древнего искусства приписывают даосам Гунь Юнь и Цзин Юнь. Вот как говорит о багуачжан выдающийся мастер и реформатор внутренних стилей ушу, получивший традицию в багуа, синьи и тайцзи, Сунь Лутан (1861-1931): «Если судить от возраста горных вершин, в период Чжоу случилось доброе предназначение этого искусства. В период Хань — продолжилось его становление. А в период Цин — завершилось становление. » (Сунь Лутан. БАГУА ЦЮАНЬ СЮЭ).

Широкую известность этой школе принесло имя Дун Хайчуаня. Уроженец провинции Хебей, он якобы долгие годы обучался таинственному искусству в гораж Уданьшань, и лишь в 1875 году, Дун Хайчуань вернулся в мир. Поступив слугой в дом императорских родственников, он сделал карьеру при дворе и был знаменит как мастер ушу и основатель направления «Ладонь восьми тригримм». У Дун Хайчуань было множество учеников. Наиболее известные их них, Чен Тинхуа(1849-1900), Инь Фу(1842-1911), Ли Цуньи(1849-1921), Чжан Чжаодун(1858-1938), Лю Фэнчунь(1855-1900) Лян Чжэнпу (?-1923). Уже после смерти Учителя ими было создано несколько направлений багуачжан. Каждая из школ, не нарушая основ, видела искусство «восьми ладоней» по-своему. (Даосская традиция вообще не признавала вербальную передачу Истины — каждый ученик под руководством наставника как бы заново открывал для себя суть бытия, практикуя даосские искусства). Однако это вовсе не значит, что даосы поощряли «самодеятельность»: каждый даос должен под руководством Учителя сам прочувствовать реальность Учения, и только тогда он обретал подлинное просветление.

По некоторым сведениям соучениками Дун Хайчуань были Ли Чженьцин и Би Юэся, однако традиции их линии, пребывая в тени славы учеников линии Дун Хайчуаня, не получили столь широкой известности.

Багуачжан характеризуется круговыми перемещениями, а потому особыми позициями тела. Все движения исходят из круга. Движения плавные или стремительные, но не допускающие разрывов, цельные и согласованные. Скручивание сменяется раскручиванием, сжатие — растяжением. Особое внимание уделяется цельности воплощений и восьми формам ци, символами которых являются знаки-триграммы (гуа), Откуда и пошло название — ба гуа, то есть «восемь триграмм». Триграммы являются древними символами, отражающими различные состояние бытия при помощи сочетаний космологических символов Инь и Ян. Восемь гуа символизируют соотношения проявлений Инь и Ян в природе. По преданию, первоимператор Китая Фу Си (Бао Си) увидел их начертанными на спине гигантской черепахи-дракона. Сочетания восьми триграмм, разрастаясь до бесконечности, символизируют все проявления в мире, однако то многообразие можно свести к 8-мигуа, а восемь гуа к пяти стихиям и четырем природным силам, двум явлениям Инь и Ян. Инь и Ян, в свою очередь, сводятся в Великий Предел, за которым сокрыта Великая Пустота проявление Дао.

Практикуя багуа, даосы приводили свою природу (а согласно даосскому учению и весь Мир) в состояние динамического равновесия. Сегодня появляются утверждения некоторых экспертов что багуа вообще не применимо как боевое искусство и является лишь практикой внутренней алхимии. Это заблуждение. Даосские практики никогда не замыкаются на микрокосмосе человеческого существа, они берут за основу взращивание трех даньтяней, гармонию трех начал: Неба, Земли и Человека. Именно в динамике жизни, в несовершенстве и хаосе мира форм достигается не иллюзорная, а истинная гармония, и на достижение этой гармонии как результата проявления, взращивания и сублимации энергий Микрокосмоса-Человека направлены системы багуа.

Основные школы и направления багуачжан: Удан, Чен, Цао, Инь (мастера Инь-фу), Инь-Ян, Эмей и некоторые другие.

Последователи и реформаторы Багуачжан

Последователи и реформаторы Багуачжан

Дело Дун Хайчуаня было продолжено его учениками, которые завершили становление багуачжан и создали несколько направлений внутри этого стиля. Вся тонкость ситуации заключалась в том, что сам учитель Дун давал своим ученикам разные комплексы, хотя и базировавшиеся на общем принципе кругового вращения. Традиция утверждает, что таких учеников было ровно восемь, — мастер Дун и здесь придерживался числовой магии триграмм, причем каждому ученику он показывал в полной мере работу лишь с одной «ладонью-триграммой».

Старшим учеником мастера считался Инь Фу (1841–1909), выходец из провинции Хэбэй. Еше в молодом возрасте Инь Фу приехал в Пекин и нанялся на работу цирюльником, а затем сменил массу занятий — то работал на маслодавильне, то продавал дрова. Занимаясь ушу, Инь Фу отдавал предпочтение «Кулаку архатов» и именно благодаря этому стилю близко сошелся с Дун Хайчуанем. Но вскоре Инь Фу понял, что у его учителя существует какой-то секрет, какой-то принцип, кардинально отличный от принципов жесткого шаолиньского стиля. Наконец, после нескольких лет знакомства, переросшего в дружбу, Дун решил сделать Инь Фу своим первым учеником в новом стиле, которому он еще даже не дал никакого названия.

Именно Инь Фу было суждено довести форму стиля до ее логического завершения. Если великий Дун Хайчуань в основном опирался на собственную интуицию и опыт в даосских мистериях, то Инь Фу постарался сделать багуачжан структурно более стройным. Прежде всего из многих приемов, которые показывал Дун Хайчуань и часть из которых относилась к «Кулаку архатов», он выделил ряд наиболее эффективных и подходящих для передвижений по окружности.

Удивительным мастерством отличался другой ученик Дун Хайчуаня — Чэн Тинхуа (1848–1900), по прозвищу Очкастый Чэн, ставший самым известным последователем великого мастера. Правда, очков он не носил, а такое забавное прозвище получил за то, что, еще будучи подростком, приехал в Пекин (его биограф и ученик Сунь Лутан называет другой город — Тяньцзинь) на поиски работы и устроился вытачивать линзы для очков, а затем даже открыл свое дело по изготовлению очков. Эта работа и кормила его всю жизнь. Сунь Лутан называл его «самым умелым из самых добродетельных людей». Боевыми искусствами Чэн Тинхуа занимался с молодости и прославился как один из лучших пекинских борцов шуайцзяо. Но встреча 28-летнего чемпиона с Дун Хайчуанем перевернула всю его жизнь — он стал самым ярым последователем багуачжан и изучал этот стиль более десяти лет.

Чэн Тинхуа, как и многие ученики Дун Хайчуаня, несколько меняет изначальный вид стиля. Прежде всего он вводит новое положение ладони — «когти дракона», когда основные удары наносятся не центром ладони и не кончиками пальцев, а ее внешним ребром. Он вводит много боевых приемов и заломов из шуайцзяо, а передвижения делает более легкими, стремительными. Так формируется Наньчэнская ветвь багуачжан, или багуачжан клана Чэн. В 1894 году Чэн Тинхуа у своего хорошего друга Ли Цуньи изучает синъицюань, а позже и тайцзицюань, объединив все три стиля воедино. Знакомится Чэн Тинхуа и с другим великим мастером ушу того времени — Сунь Лутаном. Сунь, будучи в те времена уже большой знаменитостью в кругах боевых искусств, не постеснялся пойти в ученики к Чэну и перенимал у него истинную линию багуачжан.

Но жизнь Чэн Тинхуа — одного из самых величайших мастеров багуачжан за всю историю стиля — трагически оборвалась в 1900 году. В тот год, когда в стране бушевало восстание ихэтуаней и объединенная армия восьми иностранных государств вошла в Пекин, Чэн Тинхуа устроил в своем доме тайный склад оружия. Однажды вечером, возвращаясь домой с целым мешком оружия, он наткнулся на многочисленный немецкий патруль, контролировавший эту часть города. Поразив нескольких человек, Чэн был сражен пулями наповал.

Багуачжан становится одним из самых глубоких стилей ушу, сохраняющих в целостном виде эзотерическую традицию. Долгое время он не был столь популярен, как тайцзицюань, и его судьба в общем оказалась схожа с судьбой синъицюань — о существовании стиля знали многие, но было крайне мало тех, кто обладал реальными познаниями в багуачжан. Многих привлекала в школы багуачжан магия чисел, символика триграмм и гексаграмм. Тем не менее, вплоть до середины нашего столетия истинных школ багуачжан было крайне мало, они встречались лишь в деревнях провинций Хэбэй и Хэнань, да еще в Пекине, где когда-то преподавал сам Дун Хайчуань. Интересно, что распространению багуачжан значительно способствовал синъицюань. Вероятно, читатель помнит, что, по одной из легенд, Дун Хайчуань как-то сошелся в поединке с мастером синъицюань Го Юньшэнем, после чего они подружились, и два стиля стали практиковаться в одних и тех же школах. Однако многим своим последователям багуачжан казался неоправданно сложным, при этом одни считали, что этот стиль слишком «небоевой», другие же сетовали на недостаточную эзотерическую глубину багуачжан. Синъицюань при этом удовлетворял и тех и других, а тайцзицюань изначально не считался боевым стилем и был популярен в те времена в основном среди просвещенной элиты.

Но постепенно многие стали понимать, что прямые последователи Дун Хайчуаня далеко не всем открывают секреты и — более того — специально не вступают в полемику с профанами, преподающими багуачжан. Тем самым они сохраняют чистоту и тайны стиля. Стиль начала высоко ценить и образованная часть городского населения, причем багуачжан даже на время потеснил по популярности тайцзицюань. После создания в 1928 году Всекитайской академии Национального искусства, руководителем ее тренерского отдела становится У Цзюйшань — лучший ученик прямого последователя Дун Хайчуаня Хань Фушуня. Этот пост считался одним из самых престижных в Академии, которая благодаря поддержке знаменитого маршала Фэн Юйсяна играла колоссальную роль в развитии ушу в 30-е годы. У Цзюйшань открывает в Академии первую официальную группу багуачжан, и с этого момента стиль входит в когорту элитарных стилей ушу. Ему благоволят даже члены гоминьдановского правительства. Даже когда начинается антияпонская война и город Нанкин, где располагалась Академия, оказывается захвачен японцами, У Цзюйшань вместе с группой ведущих инструкторов вслед за гоминьдановским правительством переезжает в Чунцин, где продолжает преподавание багуачжан.[162] Гоминьдановское правительство высоко оценило такую преданность своему делу, и стиль багуачжан обрел высокое покровительство.

Реформы ушу, начавшиеся после народной революции 1949 года, не оставили без внимания и багуачжан. Прежде всего, стиль критиковали за излишнюю мистифицированность, за «ненаучный подход», «мистические пережитки в терминологии» и даже пытались в преподавании багуачжан вообще обойтись без понятия «восьми триграмм». Надо признать, что такие веяния борьбы с «мистической терминологией» отнюдь не являются заслугой китайских коммунистов. Еще в 30-е годы неоднократно выдвигались предложения по реформированию преподавания ушу, особенно внутренних стилей. Одним из стратегических направлений такой реформы должна была стать замена традиционной терминологии, которая якобы мешала понимать смысл ушу, на современный язык. Правда, тогда попытка такой реформы не прошла — подавляющее большинство мастеров ушу не поддержало ее, а насильно никто не собирался заставлять их менять древние способы преподавания. Коммунистическая реформа 50-х годов проводилась значительно более суровыми способами, но тем не менее оказалось, что традицию использования традиционных мистических терминов нельзя отменить простым приказом. Никто не желал изучать вместо багуачжан некую «гимнастику в передвижениях по кругу». И вскоре с чисто внешней точки зрения все вернулось на круги своя — багуачжан вновь стали изучать в его оболочке «восьми триграмм», «небесного круговорота». Но вместе с этим было создано много новых — гимнастических и спортивных — комплексов багуачжан, которые уже не содержали той внутренней глубины, которая была присуща традиционному стилю. Да и сам мир традиционного багуачжан раскололся: большинство последователей признало в качестве патриарха багуачжан Ли Цзыми-на — одного из учеников прямого последователя Дун Хайчуаня Ляо Чжэньпу. Частично это обусловливалось и тем, что его поддержало государство. Однако большинство занимающихся багуачжан в деревнях по-прежнему сориентировано на своих учителей, среди которых немало носителей истинной традиции. Такие люди практически никак не соприкасаются с государственным преподаванием багуачжан, зато поддерживают очень тесные контакты друг с другом и представляют собой, пожалуй, единственный канал сохранения древней традиции «восьми триграмм».

Системы багуачжан

Этот стиль получил развитие в годы правления под девизом «Даогуан» при династии Цин (1820—1850).

Основателем стиля был Дун Хайчуань (董海川) из уезда Вэньань провинции Хэбэй. Дун Хайчуань создал стиль на основе приёмов местных стилей ушу, однако в 1930-х несколько занимавшихся багуачжан в Тяньцзине для того, чтобы придать себе значительности, сочинили историю о том, что, якобы, он научился этому у даосского наставника Би Чэнся, жившим в районе горы Цзюхуа в провинции Аньхой (естественно, по этой легенде получалось, что сами эти занимающиеся учились у других учеников Би Чэнся, и потому все их отличия от багуачжан Дун Хайчуаня — это не их личные ошибки изучения, а особенности стиля). В результате теперь эта история попала в книги, и теперь многие люди, несведущие в реальном положении дел, принимают её за правду. В 1875 году Дун приехал в Пекин и начал преподавать эту технику.

Особенности стиля

Отличительными чертами Багуа является применение боевой техники в постоянном круговом перемещении. Все движения связаны между собой и как бы переходят одно в другое. В большинстве стилей багуачжан базовым способом тренировки является отработка техник в передвижении по кругу, однако есть некоторые направления, где «хождение по кругу» выделяют в самостоятельное упражнение, а боевую технику отрабатывают в прямолинейных дорожках.

Дун Хайчуань применял дифференцированный подход к ученикам, поэтому ортодоксальный стиль изменился и существует теперь множество вариантов. Самым старшим учеником Дун Хайчуаня, проучившимся у него свыше 10 лет, является Инь Фу (1840-1909), который тренировал охрану вдовствующей императрицы Цыси. Отличительной особенностью этого направления является использование формы ладони, которую называют «ладонь — язык коровы»; основной тактикой боя являются удары с дальней дистанции, «круговой шаг» используется в основном для ухода с линии атаки и выхода на противника с неожиданного угла. Багуачжан направления Инь Фу впервые было описано его сыном Инь Юйчжаном (1890-1950) в книге «Краткий сборник багуачжан», изданной в 1931 году.

Другим учеником Дун Хайчуаня был Ши Цзидун, которого он сделал своим приёмным сыном. Багуачжан направления Ши Цзидуна до сих пор практикуется в Пекине, но там известно не очень широко. Однако широкое распространение направление Ши Цзидуна получило в провинции Цзянсу, где жил его ученик Ян Жунбэнь, который впоследствии стал буддистским монахом и ушёл в странствия, оставив после себя лишь несколько учеников.

Наибольшее влияние на распространение багуачжан оказал другой ученик Дун Хайчуаня — Чэн Тинхуа (1848-1900), проучившийся у Дуна около пяти лет. До прихода к Дун Хайчуаню Чэн уже был чемпионом своего уезда по борьбе, что повлияло на его боевую технику. Основной формой ладони, используемой в этом направлении багуачжан, является «ладонь — когти дракона» (такое положение позволяет легче брать захват), основной тактикой является попытка выхода за спину противника и широкое использование бросков в сочетании с ударами.

Остальные ученики Дун Хайчуаня пришли к нему когда он был уже очень старым, и у самого Дуна учились недолго, после смерти Дуна они в основном продолжали учёбу у Чэн Тинхуа, некоторые получали указания от Инь Фу (который, в отличие от открытого и общительного Чэн Тинхуа, был весьма замкнутым человеком, и неохотно делился знаниями). В результате постепенно сложилось ещё несколько направлений багуачжан:

  • идущее от Лян Чжэньпу (1863-1932)
  • идущее от Лю Фэнчуня (1853-1922)
  • идущее от Чжан Чжанькуя (1859-1940)
  • идущее от Лю Баочжэня (1861-1922)
  • идущее от Гао Ишэна (1866-1950) (ученика Чэн Тинхуа)

У Чжан Чжанькуя (также известного как Чжан Чжаодун) был ученик по имени Хань Муся (1877-1954). В 1918 году он участвовал в Тяньцзине в «Турнире силачей из десяти тысяч земель», где победил русского бойца, которого до этого не мог победить никто из китайцев. После победы на этом турнире Хань Муся стал страшно заносчив, и даже бросил вызов своему учителю. Однако Чжан побил Ханя, и они стали злейшими врагами. Чтобы вымарать из истории информацию о своей учёбе у Чжана, Хань придумал историю о том, что, якобы, Дун Хайчуань учился у даоса Би Чэнся, у которого были и другие ученики помимо Дуна, и что, якобы, сам Хань Муся учился именно у одного из этих учеников и с учениками Дун Хайчуаня никак не связан. Эту историю поддержали и некоторые другие бойцы багуачжан того времени (например, Гао Ишэн), так как она повышала их социальный статус.

В 1928 году в столице Китая городе Нанкине был основан Центральный институт гошу. Одним из основных предметов, преподаваемых там, было багуачжан, что позволило этому стилю стать широко известным в Китае. Когда в 1937 году началась война с Японией, столица была эвакуирована в город Чунцин провинции Сычуань, и институт переехал вместе с ней, что позволило багуачжан распространиться и в этом регионе Китая. В наше время это привело к тому, что некоторые американские писатели книг стали придумывать легенды о том, что, якобы, в том регионе существовало какое-то особое «эмэйское багуачжан».

Однако несмотря на стилевые различия система тренировок во всех школах багуачжан единая. Первые несколько лет ученик тренируется в «хождении по кругу» для выработки навыка постоянного ухода с прямой линии и привыкания к контролированию своего центра тяжести. Затем изучается комплекс «Динши бачжан» — «Восемь ладоней установленных форм» (в разных школах названия комплексов могут несколько различаться), в котором прорабатывается восемь различных положений ладоней. После него изучается комплекс «Бяньши бачжан» («Восемь ладоней изменяемых форм»), который ещё называют «Лаобачжан» («Старые восемь ладоней») или «Бадачжан» («Восемь больших ладоней»). После овладения этими техниками ученик может изучать боле высокие комплексы («24 формы», «8 форм — 8 образов», «Тайные ноги» и т.д.), технику работы в паре, владение оружием и специальную технику перемещений. Интересным упражнением является «облет девяти дворцов», в котором в землю в форме квадрата 3 на 3 втыкается 9 двухметровых шестов, которые нужно непрерывно обходить в определенном порядке. Это приучает к навыкам ведения боя в толпе. Все упражнения имеют несколько уровней сложности. Так по кругу сначала ходят на почти прямых ногах и постепенно понижают уровень тела, чтобы в итоге перемещаться с бедрами параллельными земле; «девять дворцов» сначала просто обходят, а впоследствии с каждым из столбов во время обхода устраивают нечто вроде «боя с тенью», и т.п. Одновременно со всем этим тренирующийся занимается укреплением ударных поверхностей и противоударной закалкой тела. Очень многие мастера багуачжан прославились своим владением искусствами «железной ладони» и «железной рубашки».

Багуачжан никогда не было армейским искусством, оно всегда было искусством индивидуального боя. Поэтому даже стандартные виды оружия имеют здесь специфическую форму или специфическое применение. Так используемые в багуачжан мечи примерно в полтора раза длиннее обычных, а при тренировках с копьем и шестом прорабатывают «короткое использование длинного оружия». Помимо обычного копья используют ещё и так называемое `двухголовое змеиное копье’, имеющее наконечники на обоих концах. Любимым оружием Дун Хайчуаня являлись `острия петушиной лапы’ (это редкое парное оружие очень сложной формы, одну такую пару привозил в Москву Суй Юньцзян). Во многих популярных изданиях, однако, утверждается что оружием Дун Хайчуаня были `секиры уток-мандаринок’ (это обычно используемое в паре оружие имеет вид перекрещенных полумесяцев, у которых не заточены лишь те части, за которые их держат), но согласно разъяснениям Ли Цзымина это не так, это оружие придумал другой мастер ушу — Тун Даочан, а название он взял из сборника рассказов «Портреты храбрых и честных борцов за справедливость», автор которого — Чан Цземао — использовал Дун Хайчуаня в качестве прототипа для Тун Линя — главного персонажа сборника.

Оружие багуа

В дополнение к одиночным комплексам и парным упражнениям, у нас есть также комплексы с оружием — таким как большой широкий меч багуа и большой прямой меч багуа. Хотя есть практические применимые боевые маневры с прямым и широким мечами, которые можно изучить при исполнении комплекса, тренировка с этим тяжелым оружием также развивает силы и стратегии, применимые в безоружном бою.Мы используем эти виды оружия чтобы устроить нечто вроде тренировки с сопротивлением или тренировки с утяжелениями для развития большей силы и более правильного соединения при движении сквозь позиции.

По сравнению с движениями большого прямого меча движения большого широкого меча обычно выполняются с оружием, отодвинутым от тела дальше. Имея дополнительный вес вне тела и преодолевая его сопротивления хват рукой делается крепчеЮ развивается связь с плечом. Но даже помимо этого занятия с оружием дают более короткий путь фокусировке на точных движениях ног. Когда мы исполняем комплекс с сопротивлением, предоставляемым оружием, это подобно тому, как если бы кто-то держал нас за руку, или мы кого-нибудь держали, и мы начинаем «чувствовать» границы собственных движений, стабильности и равновесия в терминах соотношения собственного тела с положением ног и позицией противника. Это дает представление о том, как консолидировать движение всего тела в соотношении с движением ног.

Наша работа с большим прямым мечом с двусторонней заточкой подобна по дизайну. Движения, связанные с мечом, гораздо более «внутренни», так как они происходят гораздо ближе к собственному телу и включают более сложные скручивания и повороты. Другими словами, этот комплекс с мечом развивает силы и стратегии для освобождения от схватившего вас противника. Когда он хватает вас, вы выходите из его движения в позицию для контратаки. Последовательность движений диктует, что вы должны правильно двигаться в зависимости от возможности противника продолжать фиксировать вас во время вашего освобождения. Это развивает тип движения, который требует от вас сознавать где находится тело относительно лезвия, поскольку приходится придвигаться к нему и двигаться вокруг лезвия во время исполнения комплекса. Так как вам также требуется точно контролировать тяжелый клинок во время исполнения комплекса, комплекс очень развивает силу запястья.

В багуачжан стиля Ли есть очень много экзотических видов оружия, короткого и длинного, одиночного и парного. Однако наиболее выразительным и практичным являются парные ножи, которые мы называем «петушиными ножами», и их адаптация, называемая «ножи цыплячьих когтей». У петушиных ножей интересная история. Они были практически неизвестны до того момента, пока кто-то не разграбил могилу Дун Хайчуаня примерно в 1910 году и его ножи не были проданы в ломбард на аллее антиквариата в Пекине. В то время никто не мог публично опознать это оружие или сказать как оно используется. Позднее человек по имени Чан Цземяо опознал это оружие, и хотя не мог использовать его сам, он представил его публике, описав в книге «Юнчжэн цзянься ту» о герое-рыцаре времен династии Цин. Хотя он не упоминал имени Дуна, он ссылался на его оружие, называя его цзыму цзичжао юаньян юэ — «Парные секиры петушиных ножей матери и сына». Лян Чжэньпу называл это оружие цзичжао иньянжуй — «Острия инь и ян петушиных лап». Петушиные ножи были любимым оружием Лян Чжэньпу, как он так и его ученик Го Гуминь имели собственные варианты этого оружия (вариант Го Гуминя — это «ножи цыплячьих когтей»), использующие те же самые базовые 24 движения, перечисленные Дун Хайчуанем и включенные им в различные последовательности в комплексах продвинутого уровня.

Петушиные ножи были разработаны для боя, м легко видеть что они являются довольно опасным оружием. Там есть впадины, предназначенные для заполнения ядом, там есть крючки для затягивания противника и многочисленные лезвия. Помимо их практичности как боевого оружия, как петушиные ножи так и ножи цыплячьих когтей также тренируют различные виды силы, которые можно использовать в безоружном бою.

Петушиные ножи держатся как тонфа, прилегая к предплечьям и выходя за локоть, у них много режущих краев, зацепляющих краев, крючков и копейных острий, что делает их очень хорошим оружием для ближнего боя. Однако с тренировочной точки зрения они разрабатывают трицепсы и вынуждают вас из-за острых краев вращать руками очень точно при исполнении комплекса. Тяжелый вес самого оружия развивает силу предплечий, запястья и пальцев. Оружие приходится вращать, чтобы колоть тыльной стороной, что разрабатывает запястье в продольном направлении, и развивает силу прямого удара, так как приходится вытягивать и вращать вокруг 7-8 фунтов веса. В результате развиваются характерные подрезающие вверх движения плеч и плечевых суставов, столь превалирующие в багуачжан системы Лян Чжэньпу. Вы видите это когда движетесь снизу вверх, переваливаете через верхнюю точку и движетесь вниз. Именно действие трицепсов вместе с поворотом в плечевом суставе порождает этот тип силы. Петушиные ножи, будучи весьма тяжелыми, помогают синхронизировать все суставы, а тот факт, что у оружия много режущих лезвий, колющих острий и крюков, вынуждает быть очень точным в движениях ног и тела, особенно если вы орудуете двумя единицами оружия одновременно. Если уделять внимание только одной из них, очень легко зацепиться другой.

Ножи цыплячьих когтей — любимое оружие Го Гуминя — держится более подобно обычному короткому ножу, имеют защиту для кисти и небольшой заточенный крючок для зацепления оружия противника. Имеется также томагавкоподобная головка на конце клинка, выступающая на 16-18 дюймов. У вас три острия на конце меча, так что вы можете цеплять, хватать или отводить оружие противника. Существует множество зацепляющий и колющих движений. Этот нож применяется с круговыми движениями в запястье, и таким образом развивает запястье лучше, чем петушиные ножи, которые больше работают на трицепсы и локтевой сустав.

Хотя эти виды оружия, несмотря на отличную приспособленность для боя, неприменимы в Америке 20-го века и в цивилизованном обществе, однкао они помогают развить силу и движения, характерные для нашего стиля багуачжан. Хотя в системе Ли имеются и другие виды оружия, я считаю что перечисленные выше являются наиболее важными для тренировки.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Багуачжа́н (кит. 八卦掌 , «ладони восьми триграмм»), также багуацюа́нь (кит. 八卦拳 , «кулак восьми триграмм»), кратко багуа — боевое искусство Китая. Состоит из разных движений ладонями в ходе передвижения по кругу.

Содержание

История появления стиля

Основателем стиля был Дун Хайчуань (董海川) из уезда Вэньань провинции Хэбэй. Дун Хайчуань создал стиль на основе приёмов местных стилей ушу, однако в 1930-х несколько занимавшихся багуачжан в Тяньцзине для того, чтобы придать себе значительности, сочинили историю о том, что, якобы, он научился этому у даосского наставника Би Чэнся, жившим в районе горы Цзюхуа в провинции Аньхой (естественно, по этой легенде получалось, что сами эти занимающиеся учились у других учеников Би Чэнся, и потому все их отличия от багуачжан Дун Хайчуаня — это не их личные ошибки изучения, а особенности стиля). В результате теперь эта история попала в книги, и теперь многие люди, несведущие в реальном положении дел, принимают её за правду. В 1875 году Дун приехал в Пекин и начал преподавать эту технику.

Особенности стиля

Отличительными чертами Багуа является применение боевой техники в постоянном круговом перемещении. Все движения связаны между собой и как бы переходят одно в другое. В большинстве стилей багуачжан базовым способом тренировки является отработка техник в передвижении по кругу, однако есть некоторые направления, где «хождение по кругу» выделяют в самостоятельное упражнение, а боевую технику отрабатывают в прямолинейных дорожках.

Дун Хайчуань применял дифференцированный подход к ученикам, поэтому ортодоксальный стиль изменился, и существует теперь множество вариантов. Самым старшим учеником Дун Хайчуаня, проучившимся у него свыше 10 лет, является Инь Фу (1840—1909), который тренировал охрану вдовствующей императрицы Цыси. Отличительной особенностью этого направления является использование формы ладони, которую называют «ладонь — язык коровы»; основной тактикой боя являются удары с дальней дистанции, «круговой шаг» используется в основном для ухода с линии атаки и выхода на противника с неожиданного угла. Багуачжан направления Инь Фу впервые было описано его сыном Инь Юйчжаном (1890—1950) в книге «Краткий сборник багуачжан», изданной в 1931 году.

Другим учеником Дун Хайчуаня был Ши Цзидун, которого он сделал своим приёмным сыном. Багуачжан направления Ши Цзидуна до сих пор практикуется в Пекине, но там известно не очень широко. Однако широкое распространение направление Ши Цзидуна получило в провинции Цзянсу, где жил его ученик Ян Жунбэнь, который впоследствии стал буддистским монахом и ушёл в странствия, оставив после себя лишь несколько учеников.

Наибольшее влияние на распространение багуачжан оказал другой ученик Дун Хайчуаня — Чэн Тинхуа (1848—1900), проучившийся у Дуна около пяти лет. До прихода к Дун Хайчуаню Чэн уже был чемпионом своего уезда по борьбе, что повлияло на его боевую технику. Основной формой ладони, используемой в этом направлении багуачжан, является «ладонь — когти дракона» (такое положение позволяет легче брать захват), основной тактикой является попытка выхода за спину противника и широкое использование бросков в сочетании с ударами.

Остальные ученики Дун Хайчуаня пришли к нему, когда он был уже очень старым, и у самого Дуна учились недолго, после смерти Дуна они в основном продолжали учёбу у Чэн Тинхуа, некоторые получали указания от Инь Фу (который, в отличие от открытого и общительного Чэн Тинхуа, был весьма замкнутым человеком и неохотно делился знаниями). В результате постепенно сложилось ещё несколько направлений багуачжан:

  • идущее от Лян Чжэньпу (1863—1932)
  • идущее от Лю Фэнчуня (1853—1922)
  • идущее от Чжан Чжанькуя (1859—1940)
  • идущее от Лю Баочжэня (1861—1922)
  • идущее от Гао Ишэна (1866—1950) (ученика Чэн Тинхуа)

У Чжан Чжанькуя (также известного как Чжан Чжаодун) был ученик по имени Хань Муся (1877—1954). В 1918 году он участвовал в Тяньцзине в «Турнире силачей из десяти тысяч земель», где победил русского бойца [ какого? ] , которого до этого не мог победить никто из китайцев. После победы на этом турнире Хань Муся стал страшно заносчив, и даже бросил вызов своему учителю. Однако Чжан побил Ханя, и они стали злейшими врагами. Чтобы вымарать из истории информацию о своей учёбе у Чжана, Хань придумал историю о том, что, якобы, Дун Хайчуань учился у даоса Би Чэнся, у которого были и другие ученики помимо Дуна, и что, якобы, сам Хань Муся учился именно у одного из этих учеников и с учениками Дун Хайчуаня никак не связан. Эту историю поддержали и некоторые другие бойцы багуачжан того времени (например, Гао Ишэн), так как она повышала их социальный статус.

В 1928 году в столице Китая, городе Нанкине, был основан Центральный институт гошу. Одним из основных предметов, преподаваемых там, было багуачжан, что позволило этому стилю стать широко известным в Китае. Когда в 1937 году началась война с Японией, столица была эвакуирована в город Чунцин провинции Сычуань, и институт переехал вместе с ней, что позволило багуачжан распространиться и в этом регионе Китая. В наше время это привело к тому, что некоторые американские писатели стали придумывать легенды о том, что, якобы, в том регионе существовало какое-то особое «эмэйское багуачжан».

Однако, несмотря на стилевые различия, система тренировок во всех школах багуачжан единая. Первые несколько лет ученик тренируется в «хождении по кругу» для выработки навыка постоянного ухода с прямой линии и привыкания к контролированию своего центра тяжести. Затем изучается комплекс «Динши бачжан» — «Восемь ладоней установленных форм» (в разных школах названия комплексов могут несколько различаться), в котором прорабатывается восемь различных положений ладоней. После него изучается комплекс «Бяньши бачжан» («Восемь ладоней изменяемых форм»), который ещё называют «Лаобачжан» («Старые восемь ладоней») или «Бадачжан» («Восемь больших ладоней»). После овладения этими техниками ученик может изучать более высокие комплексы («24 формы», «8 форм — 8 образов», «Тайные ноги» и т. д.), технику работы в паре, владение оружием и специальную технику перемещений. Интересным упражнением является «облёт девяти дворцов», в котором в землю в форме квадрата 3 на 3 втыкается 9 двухметровых шестов, которые нужно непрерывно обходить в определенном порядке. Это приучает к навыкам ведения боя в толпе. Все упражнения имеют несколько уровней сложности. Так, по кругу сначала ходят на почти прямых ногах и постепенно понижают уровень тела, чтобы в итоге перемещаться с бедрами параллельными земле; «девять дворцов» сначала просто обходят, а впоследствии с каждым из столбов во время обхода устраивают нечто вроде «боя с тенью», и т. п. Одновременно со всем этим тренирующийся занимается укреплением ударных поверхностей и противоударной закалкой тела. Очень многие мастера багуачжан прославились своим владением искусствами «железной ладони» и «железной рубашки».

Багуачжан никогда не было армейским искусством, оно всегда было искусством индивидуального боя. Поэтому даже стандартные виды оружия имеют здесь специфическую форму или специфическое применение. Так используемые в багуачжан мечи примерно в полтора раза длиннее обычных, а при тренировках с копьем и шестом прорабатывают «короткое использование длинного оружия». Помимо обычного копья, используют ещё и так называемое «двухголовое змеиное копье», имеющее наконечники на обоих концах. Любимым оружием Дун Хайчуаня являлись «острия петушиной лапы» (это редкое парное оружие очень сложной формы, одну такую пару привозил в Москву Суй Юньцзян). Во многих популярных изданиях [ каких? ] , однако, утверждается, что оружием Дун Хайчуаня были «секиры уток-мандаринок» (это обычно используемое в паре оружие имеет вид перекрещённых полумесяцев, у которых не заточены лишь те части, за которые их держат), но, согласно разъяснениям Ли Цзымина, это не так, это оружие придумал другой мастер ушу — Тун Даочан, а название он взял из сборника рассказов «Портреты храбрых и честных борцов за справедливость», автор которого — Чан Цземао — использовал Дун Хайчуаня в качестве прототипа для Тун Линя — главного персонажа сборника.

(кит.: 八卦掌; baguazhang)
Парящий феникс, танцующий дракон
Завораживающе смотрится скользящий шаг по кругу… Наверно, так и ходят по воде… Шаманы с бубном, исламские мистики – суфии, планеты Солнечной системы – все кружатся. Да и цикличность в природе – тот же круг, только во времени.
Плавность перехода к внутренним ощущениям. Очень тяжело сразу отказаться от работы мускулами и перейти к внутренним усилиям. На начальных этапах или же когда сложно внутренне собраться, просто садишься ниже, ногу выносишь подальше и заканчиваешь тренировку с чувством выполненного долга: как минимум свою долю физических нагрузок ты получил и заложил еще один кирпичик в основу будущего мастерства. Наработанная физическая база облегчает переход к внутренним ощущениям.
Больше доверяешь собственным ногам. Упасть зимой на льду или из-за коварного камешка, подвернувшейся стопы, перепада высот практически невозможно. Ноги всегда ловят баланс ещё до того, как рукой или другой частью тела коснешься земли. Возрастает и чувствительность ног: в какой-то момент понимаешь, что чувствуешь «вкус и цвет» поверхности, по которой идешь.
По-другому понимаются неудобные и удобные положения. Ходить с руками на весу оказывается удобным. Более того, через руки в таком положении можно передать массу чувств: пронизывать, тянуть, отталкивать, давить… Руки становятся длиннее за счет увеличения подвижности в плечевом суставе: все больше предметов становятся ближе без необходимости становиться на цыпочки или подниматься с места.
Некоторые абстрактные понятия приобретают реальный смысл. Потеря внимания – это не только увлечение посторонним объектом, а в первую очередь потеря равновесия, сбой ритма. Равновесие – это не борьба с земным притяжением, а слаженная работа всего тела, результат действия противоположных усилий внутри и, как ни странно, движущая сила, превращающая притяжение в вечный двигатель твоих перемещений. Это не велосипед – «Держусь я только на ходу, а если стану, упаду». Становится одинаково комфортно находиться как в движении, так и в покое.
Невозможное становится возможным. Оказывается, можно не просто ходить в позе «зю» на полусогнутых ногах, но и делать это достаточно быстро, так что «косички старых мастеров летают параллельно земле». Для такой ломки стереотипов, расширения горизонтов и сознания можно ходить на семинары по саморазвитию, обещающим научить ходить по углям, брать консультации по лайф-коучингу, изучать НЛП, а можно просто начать заниматься багуа. Со временем приходит понимание огромной разницы между тем, что думаешь о способностях своего тела, и его реальным потенциалом.

Лена, ученица мастера Му Юйчуня,
практикует багуачжан 1 год

Багуачжан — ладонь восьми триграмм — популярная система самосовершенствования и один из интереснейших стилей боевых искусств Китая. Относится к семье внутренних стилей ушу.

Основу багуачжан составляет древнейший принцип символизации природных трансформаций и изменений в человеке посредством графических схем И Цзин (Канон Перемен) — восьми триграмм и шестидесяти четырёх гексаграмм.
Согласно космогонической концепции человек является микрокосмом, в котором происходят энергетические взаимодействия подобные макрокосмическим.

В багуачжан биоэнергетическая структура человека представлена в символической форме соответствия триграммам.

По преданию триграммы были изобретены родоначальником китайской цивилизации Фуси, который «вверху на небесах созерцал образы, а внизу на земле наблюдал узоры зверей и птиц».

Триграммы обладают определёнными характеристиками
Они рассматриваются как символические аналоги частей тела или функциональных систем организма.
Мастера багуачжан говорят: «Всё тело — Восемь Триграмм».

Базовым упражнением багуачжан является овладение правильной походкой-передвижением с генерированием особого внутреннего усилия, с помощью которого происходит порождение различных трансформаций багуачжан.

О боевом искусстве багуачжан

Сегодня мы расскажем вам об одном из видов боевых искусств – багуачжан.

Стиль багуачжан отличается тем, что бой ведется ладонями, а не кулаками. Боевое искусство багуачжан уделяет одинаково высокое внимание и технике нападения и искусству обороны.

Родоначальником этого стиля считается Дун Хайчуань, живший в годы правления династии Цин. Он родился в бедной семье в уезде Вэньань провинции Хэбэй, недалеко от Пекина.

В уезде Вэньань мастерство военного дела передается из поколения в поколение. В хрониках уезда Вэньань есть такая запись: «местные жители очень отважные и стремятся к справедливости, любят изучать военное искусство и умеют вести бой».

Здесь до сих пор существует множество школ ушу. Среди них боевое искусство багуачжан приобрело наибольшую известность. В 1996 г. уезд Вэньань был удостоен Госкомитетом по делам физкультуры и спорта звания «Родина ушу». В настоящее время управление физкультуры и спорта уезда Вэньань готовит заявку о включении традиционного боевого искусства багуачжан в список национального нематериального наследия.

Существует несколько версий о том, как появился стиль багуачжан.

Говорят, что его родоначальник Дун Хайчуань разочаровался в искусстве боя, которым он овладел в родных краях. Он стремился превзойти себя и создать что-то новое, чтобы добиться недосягаемого мастерства, за счёт которого можно поразить противника одним приёмом. Так он начал странствовать по свету и набираться опыта. Спустя десятки лет, когда он вновь появился в своем селе, он уже постиг таинственное военное искусство. Существует версия о том, что он побывал на горе Цзюхуа и учился там у одного даосского наставника, владевшим величайшим мастерством. Также существует версия, что он овладел военным искусством в горах Цинчэн провинции Сычуань. Говорят даже, что он увидел новый стиль во сне. Существует множество версий на этот счет. Трудно определить, какая же из них подлинная.

После того, что Дун Хайчуань показал своё боевое искусство, к нему помериться силами приходили многие мастера ушу того времени, включая Ян Лучаня – основателя тайцзицюань, который получил прозвище «непобедимый Ян». После состязания между двумя основоположниками ушу, сила которых была равна, они помирились и стали хорошими друзьями. В целях достижения совершенства в боевых искусствах школы тайцзицюань, и багуачжан обращают внимание на повышение «нэйгун» (внутреннего искусства). В процессе развития багуачжан всегда скрывалась глубокая тайна «нэйгун», которая содержит учение восьми триграмм.

О нем впервые упоминается в «Чжоу И» (книге перемен). Отмечается, что взаимодействие инь и ян рассматривается как исток рождения всех существ. Согласно этому учению, основные естественные явления отражены восьмью триграммами, а именно «цянь»(небо), «кунь»(земля), «чжэнь»(гром), «сунь»(ветер), «кань»(вода), «ли»(огонь), «гэнь»(гора), «дуй»(озеро).

Глядя на решительные движения и легкие шаги мастера Лу, трудно представить себе, что ему уже исполнилось 86 лет. Мастер Лу на протяжении десятков лет изучает приемы китайской национальной гимнастики ушу, в совершенстве владеет багуачжан. Лу Чжунжэнь имеет собственное мнение относительно применения учения восьми триграмм в багаучжан. Он считает, что круговые перемещения багуачжан соответствуют направлениям восьми триграмм. Однако, это лишь внешнее совпадение межу багуачжан и учением восьми триграмм. На самом деле, применение этого учения в багуачжан не заключается лишь в перемещениях, а скорее в самом организме человека.

Разные части организма рассматриваются как соответствующие направления восьми триграмм. С помощью дыхательной гимнастики, на основе духовной силы, можно научиться управлению опорной системой и мускулами, сосредоточив все силы организма в одной ладони. Это и есть источник мощной силы багуачжан. По рассказам ушуистов, мастера багуачжан никогда не бахвалиться своим мастерством.

Философия, касающаяся движения и изменения, противоположности и объединения, а также гармонии между человеком и природой, которая была отмечена в древних восьми триграммах Ицзин (Книга перемен), удивительно совпадает с современной анатомией.

Багуачжан подчеркивает проведение тренировки тела и духа, с целью достижения состояния «единения человека с небом». Не существует ограничений по возрасту для занятия багуачжан. Причём, с взрослением, человек, занимающийся багуачжан, приобретает все большее мастерство, становится более крепким.

Начиная с Дун Хайчуаня, последователи багуачжан строго следовали норме, касающейся принятия учеников и передачи им секретов мастерства: «необходимо было обратить внимание на нравственность ушуиста». Лишь ученикам с высокими моральными качествами разрешалось учиться этому мастерству.

Это боевое искусство непрерывно развивалось и совершенствовалось. Поэтому, до сих пор багуачжан имеет различные школы и направления. Вот почему этому традиционному боевому искусству удалось сохранить свою жизнеспособность.

Багуачжа́н (кит. 八卦掌 , «ладони восьми триграмм»), также багуацюа́нь (кит. 八卦拳 , «кулак восьми триграмм»), кратко багуа — боевое искусство Китая. Состоит из разных движений ладонями в ходе передвижения по кругу.

Содержание

История появления стиля

Основателем стиля был Дун Хайчуань (董海川) из уезда Вэньань провинции Хэбэй. Дун Хайчуань создал стиль на основе приёмов местных стилей ушу, однако в 1930-х несколько занимавшихся багуачжан в Тяньцзине для того, чтобы придать себе значительности, сочинили историю о том, что, якобы, он научился этому у даосского наставника Би Чэнся, жившим в районе горы Цзюхуа в провинции Аньхой (естественно, по этой легенде получалось, что сами эти занимающиеся учились у других учеников Би Чэнся, и потому все их отличия от багуачжан Дун Хайчуаня — это не их личные ошибки изучения, а особенности стиля). В результате теперь эта история попала в книги, и теперь многие люди, несведущие в реальном положении дел, принимают её за правду. В 1875 году Дун приехал в Пекин и начал преподавать эту технику.

Видео по теме

Особенности стиля

Отличительными чертами Багуа является применение боевой техники в постоянном круговом перемещении. Все движения связаны между собой и как бы переходят одно в другое. В большинстве стилей багуачжан базовым способом тренировки является отработка техник в передвижении по кругу, однако есть некоторые направления, где «хождение по кругу» выделяют в самостоятельное упражнение, а боевую технику отрабатывают в прямолинейных дорожках.

Дун Хайчуань применял дифференцированный подход к ученикам, поэтому ортодоксальный стиль изменился, и существует теперь множество вариантов. Самым старшим учеником Дун Хайчуаня, проучившимся у него свыше 10 лет, является Инь Фу (1840—1909), который тренировал охрану вдовствующей императрицы Цыси. Отличительной особенностью этого направления является использование формы ладони, которую называют «ладонь — язык коровы»; основной тактикой боя являются удары с дальней дистанции, «круговой шаг» используется в основном для ухода с линии атаки и выхода на противника с неожиданного угла. Багуачжан направления Инь Фу впервые было описано его сыном Инь Юйчжаном (1890—1950) в книге «Краткий сборник багуачжан», изданной в 1931 году.

Другим учеником Дун Хайчуаня был Ши Цзидун, которого он сделал своим приёмным сыном. Багуачжан направления Ши Цзидуна до сих пор практикуется в Пекине, но там известно не очень широко. Однако широкое распространение направление Ши Цзидуна получило в провинции Цзянсу, где жил его ученик Ян Жунбэнь, который впоследствии стал буддистским монахом и ушёл в странствия, оставив после себя лишь несколько учеников.

Наибольшее влияние на распространение багуачжан оказал другой ученик Дун Хайчуаня — Чэн Тинхуа (1848—1900), проучившийся у Дуна около пяти лет. До прихода к Дун Хайчуаню Чэн уже был чемпионом своего уезда по борьбе, что повлияло на его боевую технику. Основной формой ладони, используемой в этом направлении багуачжан, является «ладонь — когти дракона» (такое положение позволяет легче брать захват), основной тактикой является попытка выхода за спину противника и широкое использование бросков в сочетании с ударами.

Остальные ученики Дун Хайчуаня пришли к нему когда он был уже очень старым, и у самого Дуна учились недолго, после смерти Дуна они в основном продолжали учёбу у Чэн Тинхуа, некоторые получали указания от Инь Фу (который, в отличие от открытого и общительного Чэн Тинхуа, был весьма замкнутым человеком и неохотно делился знаниями). В результате постепенно сложилось ещё несколько направлений багуачжан:

  • идущее от Лян Чжэньпу (1863—1932)
  • идущее от Лю Фэнчуня (1853—1922)
  • идущее от Чжан Чжанькуя (1859—1940)
  • идущее от Лю Баочжэня (1861—1922)
  • идущее от Гао Ишэна (1866—1950) (ученика Чэн Тинхуа)

У Чжан Чжанькуя (также известного как Чжан Чжаодун) был ученик по имени Хань Муся (1877—1954). В 1918 году он участвовал в Тяньцзине в «Турнире силачей из десяти тысяч земель», где победил русского бойца [ какого? ] , которого до этого не мог победить никто из китайцев. После победы на этом турнире Хань Муся стал страшно заносчив, и даже бросил вызов своему учителю. Однако Чжан побил Ханя, и они стали злейшими врагами. Чтобы вымарать из истории информацию о своей учёбе у Чжана, Хань придумал историю о том, что, якобы, Дун Хайчуань учился у даоса Би Чэнся, у которого были и другие ученики помимо Дуна, и что, якобы, сам Хань Муся учился именно у одного из этих учеников и с учениками Дун Хайчуаня никак не связан. Эту историю поддержали и некоторые другие бойцы багуачжан того времени (например, Гао Ишэн), так как она повышала их социальный статус.

В 1928 году в столице Китая, городе Нанкине, был основан Центральный институт гошу. Одним из основных предметов, преподаваемых там, было багуачжан, что позволило этому стилю стать широко известным в Китае. Когда в 1937 году началась война с Японией, столица была эвакуирована в город Чунцин провинции Сычуань, и институт переехал вместе с ней, что позволило багуачжан распространиться и в этом регионе Китая. В наше время это привело к тому, что некоторые американские писатели стали придумывать легенды о том, что, якобы, в том регионе существовало какое-то особое «эмэйское багуачжан».

Однако несмотря на стилевые различия система тренировок во всех школах багуачжан единая. Первые несколько лет ученик тренируется в «хождении по кругу» для выработки навыка постоянного ухода с прямой линии и привыкания к контролированию своего центра тяжести. Затем изучается комплекс «Динши бачжан» — «Восемь ладоней установленных форм» (в разных школах названия комплексов могут несколько различаться), в котором прорабатывается восемь различных положений ладоней. После него изучается комплекс «Бяньши бачжан» («Восемь ладоней изменяемых форм»), который ещё называют «Лаобачжан» («Старые восемь ладоней») или «Бадачжан» («Восемь больших ладоней»). После овладения этими техниками ученик может изучать боле высокие комплексы («24 формы», «8 форм — 8 образов», «Тайные ноги» и т. д.), технику работы в паре, владение оружием и специальную технику перемещений. Интересным упражнением является «облёт девяти дворцов», в котором в землю в форме квадрата 3 на 3 втыкается 9 двухметровых шестов, которые нужно непрерывно обходить в определенном порядке. Это приучает к навыкам ведения боя в толпе. Все упражнения имеют несколько уровней сложности. Так, по кругу сначала ходят на почти прямых ногах и постепенно понижают уровень тела, чтобы в итоге перемещаться с бедрами параллельными земле; «девять дворцов» сначала просто обходят, а впоследствии с каждым из столбов во время обхода устраивают нечто вроде «боя с тенью», и т. п. Одновременно со всем этим тренирующийся занимается укреплением ударных поверхностей и противоударной закалкой тела. Очень многие мастера багуачжан прославились своим владением искусствами «железной ладони» и «железной рубашки».

Багуачжан никогда не было армейским искусством, оно всегда было искусством индивидуального боя. Поэтому даже стандартные виды оружия имеют здесь специфическую форму или специфическое применение. Так используемые в багуачжан мечи примерно в полтора раза длиннее обычных, а при тренировках с копьем и шестом прорабатывают «короткое использование длинного оружия». Помимо обычного копья используют ещё и так называемое «двухголовое змеиное копье», имеющее наконечники на обоих концах. Любимым оружием Дун Хайчуаня являлись «острия петушиной лапы» (это редкое парное оружие очень сложной формы, одну такую пару привозил в Москву Суй Юньцзян). Во многих популярных изданиях [ каких? ] , однако, утверждается, что оружием Дун Хайчуаня были «секиры уток-мандаринок» (это обычно используемое в паре оружие имеет вид перекрещённых полумесяцев, у которых не заточены лишь те части, за которые их держат), но, согласно разъяснениям Ли Цзымина, это не так, это оружие придумал другой мастер ушу — Тун Даочан, а название он взял из сборника рассказов «Портреты храбрых и честных борцов за справедливость», автор которого — Чан Цземао — использовал Дун Хайчуаня в качестве прототипа для Тун Линя — главного персонажа сборника.

В данной статье или разделе имеется список источников или внешних ссылок, но источники отдельных утверждений остаются неясными из-за отсутствия сносок.
Утверждения, не подкреплённые источниками, могут быть поставлены под сомнение и удалены.

Багуачжа́н (кит. 八卦掌 , «ладони восьми триграмм»), также багуацюа́нь (кит. 八卦拳 , «кулак восьми триграмм»), кратко багуа — боевое искусство Китая. Состоит из разных движений ладонями в ходе передвижения по кругу.

Содержание

История появления стиля [ править ]

Основателем стиля был Дун Хайчуань (董海川) из уезда Вэньань провинции Хэбэй. Дун Хайчуань создал стиль на основе приёмов местных стилей ушу, однако в 1930-х несколько занимавшихся багуачжан в Тяньцзине для того, чтобы придать себе значительности, сочинили историю о том, что, якобы, он научился этому у даосского наставника Би Чэнся, жившим в районе горы Цзюхуа в провинции Аньхой (естественно, по этой легенде получалось, что сами эти занимающиеся учились у других учеников Би Чэнся, и потому все их отличия от багуачжан Дун Хайчуаня — это не их личные ошибки изучения, а особенности стиля). В результате теперь эта история попала в книги, и теперь многие люди, несведущие в реальном положении дел, принимают её за правду. В 1875 году Дун приехал в Пекин и начал преподавать эту технику.

Особенности стиля [ править ]

Отличительными чертами Багуа является применение боевой техники в постоянном круговом перемещении. Все движения связаны между собой и как бы переходят одно в другое. В большинстве стилей багуачжан базовым способом тренировки является отработка техник в передвижении по кругу, однако есть некоторые направления, где «хождение по кругу» выделяют в самостоятельное упражнение, а боевую технику отрабатывают в прямолинейных дорожках.

Дун Хайчуань применял дифференцированный подход к ученикам, поэтому ортодоксальный стиль изменился, и существует теперь множество вариантов. Самым старшим учеником Дун Хайчуаня, проучившимся у него свыше 10 лет, является Инь Фу (1840—1909), который тренировал охрану вдовствующей императрицы Цыси. Отличительной особенностью этого направления является использование формы ладони, которую называют «ладонь — язык коровы»; основной тактикой боя являются удары с дальней дистанции, «круговой шаг» используется в основном для ухода с линии атаки и выхода на противника с неожиданного угла. Багуачжан направления Инь Фу впервые было описано его сыном Инь Юйчжаном (1890—1950) в книге «Краткий сборник багуачжан», изданной в 1931 году.

Другим учеником Дун Хайчуаня был Ши Цзидун, которого он сделал своим приёмным сыном. Багуачжан направления Ши Цзидуна до сих пор практикуется в Пекине, но там известно не очень широко. Однако широкое распространение направление Ши Цзидуна получило в провинции Цзянсу, где жил его ученик Ян Жунбэнь, который впоследствии стал буддистским монахом и ушёл в странствия, оставив после себя лишь несколько учеников.

Наибольшее влияние на распространение багуачжан оказал другой ученик Дун Хайчуаня — Чэн Тинхуа (1848—1900), проучившийся у Дуна около пяти лет. До прихода к Дун Хайчуаню Чэн уже был чемпионом своего уезда по борьбе, что повлияло на его боевую технику. Основной формой ладони, используемой в этом направлении багуачжан, является «ладонь — когти дракона» (такое положение позволяет легче брать захват), основной тактикой является попытка выхода за спину противника и широкое использование бросков в сочетании с ударами.

Остальные ученики Дун Хайчуаня пришли к нему когда он был уже очень старым, и у самого Дуна учились недолго, после смерти Дуна они в основном продолжали учёбу у Чэн Тинхуа, некоторые получали указания от Инь Фу (который, в отличие от открытого и общительного Чэн Тинхуа, был весьма замкнутым человеком и неохотно делился знаниями). В результате постепенно сложилось ещё несколько направлений багуачжан:

  • идущее от Лян Чжэньпу (1863—1932)
  • идущее от Лю Фэнчуня (1853—1922)
  • идущее от Чжан Чжанькуя (1859—1940)
  • идущее от Лю Баочжэня (1861—1922)
  • идущее от Гао Ишэна (1866—1950) (ученика Чэн Тинхуа)

У Чжан Чжанькуя (также известного как Чжан Чжаодун) был ученик по имени Хань Муся (1877—1954). В 1918 году он участвовал в Тяньцзине в «Турнире силачей из десяти тысяч земель», где победил русского бойца, которого до этого не мог победить никто из китайцев. После победы на этом турнире Хань Муся стал страшно заносчив, и даже бросил вызов своему учителю. Однако Чжан побил Ханя, и они стали злейшими врагами. Чтобы вымарать из истории информацию о своей учёбе у Чжана, Хань придумал историю о том, что, якобы, Дун Хайчуань учился у даоса Би Чэнся, у которого были и другие ученики помимо Дуна, и что, якобы, сам Хань Муся учился именно у одного из этих учеников и с учениками Дун Хайчуаня никак не связан. Эту историю поддержали и некоторые другие бойцы багуачжан того времени (например, Гао Ишэн), так как она повышала их социальный статус.

В 1928 году в столице Китая, городе Нанкине, был основан Центральный институт гошу. Одним из основных предметов, преподаваемых там, было багуачжан, что позволило этому стилю стать широко известным в Китае. Когда в 1937 году началась война с Японией, столица была эвакуирована в город Чунцин провинции Сычуань, и институт переехал вместе с ней, что позволило багуачжан распространиться и в этом регионе Китая. В наше время это привело к тому, что некоторые американские писатели стали придумывать легенды о том, что, якобы, в том регионе существовало какое-то особое «эмэйское багуачжан».

Однако несмотря на стилевые различия система тренировок во всех школах багуачжан единая. Первые несколько лет ученик тренируется в «хождении по кругу» для выработки навыка постоянного ухода с прямой линии и привыкания к контролированию своего центра тяжести. Затем изучается комплекс «Динши бачжан» — «Восемь ладоней установленных форм» (в разных школах названия комплексов могут несколько различаться), в котором прорабатывается восемь различных положений ладоней. После него изучается комплекс «Бяньши бачжан» («Восемь ладоней изменяемых форм»), который ещё называют «Лаобачжан» («Старые восемь ладоней») или «Бадачжан» («Восемь больших ладоней»). После овладения этими техниками ученик может изучать боле высокие комплексы («24 формы», «8 форм — 8 образов», «Тайные ноги» и т. д.), технику работы в паре, владение оружием и специальную технику перемещений. Интересным упражнением является «облёт девяти дворцов», в котором в землю в форме квадрата 3 на 3 втыкается 9 двухметровых шестов, которые нужно непрерывно обходить в определенном порядке. Это приучает к навыкам ведения боя в толпе. Все упражнения имеют несколько уровней сложности. Так, по кругу сначала ходят на почти прямых ногах и постепенно понижают уровень тела, чтобы в итоге перемещаться с бедрами параллельными земле; «девять дворцов» сначала просто обходят, а впоследствии с каждым из столбов во время обхода устраивают нечто вроде «боя с тенью», и т. п. Одновременно со всем этим тренирующийся занимается укреплением ударных поверхностей и противоударной закалкой тела. Очень многие мастера багуачжан прославились своим владением искусствами «железной ладони» и «железной рубашки».

Багуачжан никогда не было армейским искусством, оно всегда было искусством индивидуального боя. Поэтому даже стандартные виды оружия имеют здесь специфическую форму или специфическое применение. Так используемые в багуачжан мечи примерно в полтора раза длиннее обычных, а при тренировках с копьем и шестом прорабатывают «короткое использование длинного оружия». Помимо обычного копья используют ещё и так называемое «двухголовое змеиное копье», имеющее наконечники на обоих концах. Любимым оружием Дун Хайчуаня являлись «острия петушиной лапы» (это редкое парное оружие очень сложной формы, одну такую пару привозил в Москву Суй Юньцзян). Во многих популярных изданиях, однако, утверждается, что оружием Дун Хайчуаня были «секиры уток-мандаринок» (это обычно используемое в паре оружие имеет вид перекрещённых полумесяцев, у которых не заточены лишь те части, за которые их держат), но, согласно разъяснениям Ли Цзымина, это не так, это оружие придумал другой мастер ушу — Тун Даочан, а название он взял из сборника рассказов «Портреты храбрых и честных борцов за справедливость», автор которого — Чан Цземао — использовал Дун Хайчуаня в качестве прототипа для Тун Линя — главного персонажа сборника.

Ссылка на основную публикацию