Синь и Цюань («Кулачная техника формы и мысли») | Karate-krs.ru

Синь и Цюань («Кулачная техника формы и мысли»)

Синь и Цюань («Кулачная техника формы и мысли»)

Практическими со всеми стилями и направлениями традиционного китайского ушу связано множество легенд, преданий и великих личностей. То же относится и к истории одного из трех главных стилей внутреннего ушу, стиля синь и цюань. По некоторым неподтвержденным документально сведениям к основанию синь и имеют отношение такие легендарные личности как патриарх чань-буддизма в Китае Дамо и генерал Юэ Фэй.
Биография патриарха Дамо тесно переплетается с историей чань-буддизма и монастырем Шаолинь. Некоторые легенды приписывают ему авторство нескольких трактатов и различных упражнений, которые легли в основу многих направлений ушу и цигун. Второй не менее легендарной личностью является Юэ Фэй, знаменитый полководец, живший в XIII веке. Многие легенды рассказывают о его обучении в монастыре Шаолинь. Когда Юэ Фэй стал полководцем, он разработал собственную технику обучения бойцов своей армии, которая успешно применялась в многочисленных сражениях. С его именем связывают создание нескольких стилей ушу и авторство трактата по истории синь и цюань.

Вообще исторические документы содержать очень мало подробностей о жизни Дамо и Юэ Фэя и совсем нет информации о том, что именно они создали технику синь и. Больше подтвержденных документально фактов связывают историю основания синь и с человеком по имени Цзи Цзике, который жил в XVII веке. Традиционно в древности у человека на протяжении жизни было несколько имен: детское официальное и посмертное.

Так же он мог иметь несколько прозвищ, по которым его узнавали в различных кругах общества, что затрудняет определение личности того или иного человека. У Цзи Цзике также было несколько прозвищ имеющих одинаковое звучание, но разный смысл: Лун Фэн – «дракон и феникс», «вершина дракона», «вершина щедрости», «величественный феникс». Одно из написаний имени Цзи вообще в переводе означало «наемный убийца». Цзи Цзике родился в селении Фэнли, ныне это Чжанин Сян в уезде Юн цзи, в довольно зажиточной семье, что и позволило ему с малых

лет обучаться различным наукам и военному делу. Больше всего его тянуло к боевым упражнениям и большую часть своего времени он уделял тренировкам тела и занятиям с оружием. Как и большинство героев китайских легенд , когда Цзи Цзике стал старше он отправился «странствовать по Китаю в поисках знаний и учителей», что и привело его через некоторое время в легендарный монастырь Шаолинь. Легенды рассказывают о том, что Цзи обучался в Шаолине 10 лет. Впоследствии, в 1927 году его потомок Цзи Лянжан обнаружил портрет Цзике в монастырских архивах. В монастыре он усердно изучал традиционные техники кулачного боя и владения оружием. Больше всего ему нравились занятия с длинным копьем. В городах расположенных неподалеку от монастыря Цзи Цзике любил наблюдать за птичьими боями. Именно из техники боя птиц, связав ее с принципами шаолиньских техник и собственным опытом, Цзике выделил шесть основных принципов боя и перенес их сначала на теорию фехтования копьем, а потом и в технику кулачного боя. Эти принципы («шаги петуха», «поясница дракона», «руки и плечи медведя», «хватка орла», «тигриное охватывание головы» и «громоподобное, взрывное усилие удара») и легли в основу его собственной системы боя. Сначала эта система имела название «синь и лю хэ» («сердце и мысли шести единений») и по мере своего существование и некоторых видоизменений стала называться «синь и цюань» («кулачная техника формы и мысли»). 6 принципов (Лю Ши), сформулированных Цзи Цзике, характеризуют саму технику стиля синь и:

  1. «Шаги петуха» — принцип, определяющий технику движения, т.е. это четкий баланс при котором весь вес сохраняется на одной ноге, мелкий и быстрый шаг, который позволяет осуществлять резкие и точные выбросы усилия.
  2. «Поясница дракона» — принцип, определяющий подвижность поясницы и ее упругость, благодаря чему усилия нижней и верхней части тела складываются в единое усилие.
  3. «Руки и плечи медведя» — принцип опущенных локтей, округлых плеч, хлестких предплечий и кистей, которые молниеносно выбрасывают усилие и перехватывают усилие противника.
  4. «Хватка орла» — принцип захвата не столько конечностей противника, сколько захвата самого усилия и контролю точки соприкосновения с усилием конечностью или оружием противника.
  5. «Тигриное охватывание головы» — принцип движения рук, при котором вокруг верхней части тела и при низких позициях вокруг всего тела бойца образуется защитная сфера, надежно прикрывающая и защищающая любую точку тела внутри сферы.
  6. «Громоподобное, взрывное усилие удара» — основной принцип концентрации усилия тела в центре и последующий резкий выброс его, наподобие взрыва или выстрела из пушки.

Основной идеей стиля является соединение этих принципов с помощью шести единений (лю хэ) – три внешних и три внутренних. Три внешних единения (единство бедер и плеч, коленей и локтей, стоп и кистей) являются основой для создания общего усилия всех частей тела и управления им, что позволяет любому движению быть цельным и эффективным. Три внутренних единения (единство сердца и мыслей, мысли управляют энергией тела, а энергия соединяется с физической силой) способствуют управлению силой чувствами и мыслями и проявлению силы в усилии. Шесть единений дают возможность использовать тело с помощью мыслей, с максимальной точностью и эффективностью, превращая его в идеальный «инструмент». В синь и цюань очень разнообразная техника движения рук, но для удобства изучения выделяют пять главных приемов в соответствии с пятью первостихиями природы, которые описывают не только движения рук, но и действия всего тела:

  • Пи цюань – техника рубящих ударов (образ топора, рубящего дерево).
  • Цзуань цюань – техника ввинчивающихся, буравящих ударов (образ мощного стремительного потока воды)
  • Бэн цюань – техника обрушивающегося удара (образ колющего копья)
  • Пао цюань – удар, подобный взрыву (образ стреляющей пушки), соответствует огню, поэтому движения направлены немного вверх.
  • Хэн цюань – техника поперечных действий и ударов, выражающаяся в защитных действиях предплечья и горизонтальных ударах.

Так же в стиле изучают 12 форм животных, каждая из которых имеет свой боевой смысл и концентрацию силы как у определенного животного, например форма тигра яростная и очень мощная выражается в толчке обеими руками вперед, с одновременным шагом вперед. Большинство материалов, поясняющих принципы и технические моменты стиля синь и основаны на традиционной философии Китая, которая впитала в себя натурфилософию, философию даоссов, традицию внутренней алхимии, буддийскую философию и принципы классической медицинской традиции.

Синьи цюань

Второй легендарной личностью, с которой связывают основание стиля, является знаменитый полководец династии Южная Сун (ХIII в.) Юэ Фэй. Как и большинство героев Китая, он с «молодых лет он изучал гражданские и военные науки, много странствовал по Поднебесной». Легенды связывают его обучение с монастырем Шао линь и шаолиньцем Чжоу Туном, трактатами Дамо. Став военачальником, и основываясь на своих знаниях, он разработал систему военной подготовки солдат своей армии, которая успешно сражалась с часто вторгавшимися на территорию империи кочевниками-чжурчженями. С именем Юэ Фэя также связано создание нескольких стилей ушу и написание нескольких трактатов, в частности и приписываемый ему трактат по теории синь и цюань. 周侗 – Чжоу Тун(约1040年—1119年)陕西华州潼关人,人称“陕西大侠铁臂膀周侗” – Великий герой из Шэньси железнорукий Чжоу Тун,

В исторических документах есть малое количество информации о Дамо и Юэ Фэе, и совсем нет сведений о создании ими конкретно техники син и цюань, в то время как сохранилось немало красочных легенд, рассказов и даже романов, например «Сказание о Юэ Фэе» (автор Цян Цай).

Более достоверные факты о создании стиля связаны с человеком, жившем в конце династии Мин в начале становления династии Цинь (приблизительно 1620-1710 г.г.), точные даты в хрониках не указываются. Этого человека звали Цзи Цзикэ; для написания его имени брались созвучные иероглифы, и их смысл менялся, но фонетически это имя произносится как и прежде. По традиции в древности человек имел несколько имен: детское, официальное, посмертное. Также в течение жизни человек мог иметь несколько прозвищ и псевдонимов, по которым его узнавали в разных кругах. Из-за этого часто возникает неопределенность в установлении личности конкретного человека, тем более что его имя записывали разными иероглифами, сохраняя одинаковое звучание.

Цзи Цзикэ имел несколько прозвищ, которые произносились одинаково, но отличались по смыслу: Лун Фэн – «дракон и феникс», «вершина дракона», «вершина щедрости», «величественный феникс». А одно из написаний имени переводилось как Цзи – наемный убийца (цы кэ).

Он родился в селении Фэнли недалеко от города Пучжоу (провинция Шаньси); сейчас это место носит название Чжанин Сян в уезде Юн цзи. Его отец имел двух сыновей, старшего Цзиши и младшего Цзикэ. Семья Цзи жила зажиточно, имели 200 му земли, овец и коров. Достаток семьи позволил Цзикэ с молодых лет обучаться гражданским наукам и военному делу. Он проявлял большую склонность к воинским упражнениям и много времени занимался тренировкой тела и работой с оружием. Став старше, Цзикэ начал ‘странствовать по Китаю в поисках знаний и учителей’.

Упоминают следующее предание: однажды лунной ночью, во время тренировки в горах, Цзикэ заметил, что за ним наблюдает странный старик. Цзикэ поклонился старцу в знак уважения. Старик похвалил работу Цзикэ, но заметил, что у него недостаточно «огня и блеска» в глазах, и посоветовал ему умыться в ручье. Когда Цзикэ вернулся от ручья, старика уже не было на месте, осталась лишь книга о воинском искусстве полководца Юэ Фэя. В Китае стало традицией называть подобную встречу «ю и жэнь» («встретить удивительного человека»). После этой встречи Цзикэ стал заниматься еще усерднее, и его мастерство росло с каждым днем. Его земляки и сейчас рассказывают о том, что при возвращении в родное селение верхом на коне, молодой Цзикэ развлекался тем, что на полном скаку наносил уколы копьем в торцы балок карнизов домов и попадал в каждую десятую балку без промаха. Герой должен всех чем-то удивлять, хотя к син и цюань эти истории не имеют прямого отношения.

С приходом к власти маньчжуров настало время политических и социальных потрясений. Многие семьи, особенно аристократические, переезжали в южные провинции. Цзикэ отправился странствовать в провинцию Хэнань, где посетил легендарный монастырь Шаолинь. В 1927 году, потомок Цзи Цзикэ – Цзи Лянжан, даже обнаружил в монастырских архивах портрет своего знаменитого предка. По легендам, Цзикэ задержался в Шаолине на 10 лет, где прилежно осваивал канонические кулачные техники и технику владения оружием. Особенно ему нравились упражнения с длинным копьем. В расположенных неподалеку от монастыря города Лоян и Кайфын он любил наблюдать за петушиными и перепелиными боями, которые часто устраивались на рыночных площадях. Считается, что подобные развлечения были завезены в Китай мусульманскими купцами, которые торговали по всему Шелковому пути, хотя в Китае подобные развлечения известны еще со времен Конфуция. Наблюдая за манерой боя птиц, которых тщательно отбирали и тренировали, сопоставляя ее с идеями и принципами шаолиньских техник и собственным опытом, Цзикэ определил 6 ключевых принципов боя, и перенес их на теорию фехтования копьем, а в последствии и на кулачный бой. Если внимательно присмотреться к технике и методам тренировки различных старых стилей ушу, то можно заметить, что многие из них произошли из методов фехтования.

Эти 6 принципов («шаги петуха», «поясница дракона», «руки медведя», «хватка орла», «тигриное охватывание головы», «громоподобное, взрывное усилие удара») стали основой для созданной им системы боя. Эту систему стали называть “синь и лю хэ”, что означает технику “сердца и мысли шести единений”. За время своего существования эта система видоизменялась и получала различные названия: — синь и лю хэ мэнь (школа сердца и мысли шести единений); — лю хэ цюань (кулачная техника шести единений); — син и цюань (кулачная техника действия и мысли); — и цюань (кулачная техника мысли); — синь и лю хэ цюань (кулачная техника шести единений, сердца и мысли); — син и цюань (кулачная техника формы и мысли).

В одном из документов, которые хранятся в семье Ма, есть стихотворное изречение о том, что название техники «син и лю хэ цюань» внешнее, но существует и внутреннее скрытое название «шоу дун чэнь цзи и» (в переводе «искусство хранителей пещерной пыли» или «искусство сохранения нетронутой пещерной пыли»). Это намекает на традицию даосских небожителей, обитавших в горных пещерах ( один из популярнейших образов даосского пантеона Люй Дунбинь, буквально – Люй, Воин из Пещеры), и на Да Мо, который достиг озарения, сидя лицом к стене в пещере гор Суншань.

В семейной хронике клана Дай есть сведения, что Цзи Цзикэ встретил в Чжуннаньшань даосского наставника Фу Шаня из секты «ци бу чэн цзи»(в переводе «искусство семи слоев пыли»), который и передал ему методы нэйгун (внутренней работы) даосской традиции и трактат «ба цзы усин ши цзы яо лу»( в переводе «десять важных суждений о пяти первоэлементах и восьми иероглифах»). Возможно, эта встреча и повлияла на возникновение малоизвестного названия стиля.

После странствований, Цзи Цзикэ вернулся в родное селение, где завел семью. В семейной хронике сохранились записи о том, что он прожил более 80 лет, имел шестерых сыновей, которых звали Цзя Цзе, Цзя Цюй, Цзя Вэй, Цзя Дай, Цзя Цяо, Цзя Кань. Первый слог в их именах, «цзя», означает охрану или защиту, что косвенно указывает на род их занятий, и, скорее всего это не имена, а прозвища.

За мастерство владения копьем его часто называли “Волшебное копье”; защищая селение от нападения разбойников, он даже «голыми руками уничтожал главарей». Цзи Цзикэ обучал детей и внуков воинскому искусству, которое распространилось в последствии в провинции Хэнань. Внучатый племянник Цзи Цзикэ – Цзи Цюаньшоу, обучал семью Чжан, жившую в районе Чжун Нань Шань. Чжуннаньшаньская ветвь син и цюань существует и по сей день, хотя считается малоизвестной.

Односельчане уважительно называли Цзикэ — «фу цзы» («мудрый учитель»); его портрет хранился в родовом храме семьи Цзи более 200 лет.

Знания семейного стиля Цзи получили еще два ученика, которых звали Цао Цзиу и Ма Сюэли.

Цао Цзиу был выходцем из старой аристократической семьи провинции Шэньси. Он получил хорошее образование, после чего сдал экзамен и занял должность чиновника в провинции Шаньси. С молодых лет он был дружен с Цзи Цзикэ, что послужило причиной передачи знания стиля в семью Цао . Именно в семье Цао, техника стиля стала приобретать теоретические обоснования, зафиксированные в семейных трактатах.

Трактат «Цао Цзиу Ши Фа Чжай Яо» («10 избранных методов Цао Цзиу»), который хранится в семье Цао, упоминается в древних записях по воинскому искусству в монастыре Шаолинь, а в первой половине 18 века фигурирует в хрониках семьи Ма из города Лоян провинции Хэнань и семьи Чэнь из Чэньцзягоу той же провинции. Меняется авторство и название, текст остается прежним.

Другой ученик — Ма Сюэли, представитель мусульманской общины города Лоян провинции Хэнань, «с молодых лет увлекался изучением воинского искусства». Он узнал, что в соседней провинции Шаньси есть знаменитый мастер, который не выносит знания из семьи. Ма Сюэли решился на хитрость, нанявшись в семью Цзи слугой. Притворяясь глухонемым, он тайно учился в течение трех лет. Когда обман раскрылся, Цзи Цзикэ не прогнал настойчивого ученика, а оставил работать управляющим семейной канцелярией и полностью передал знания семейного искусства. По другим сведениям Цзикэ, сославшись на свою старость, отправил его обучаться в чжуннаньшаньскую семью Чжэн. Подобные или похожие рассказы передаются и в других традициях угуна. Например о обучении Ян Лучаня в семье Чэнь в Чэньцзя гоу.

Позже Ма Сюэли вернулся в Лоян, где и заложил основы Хэнаньского направления синь и лю хэ цюань. Техника этого направления передавалась в среде мусульманской общины и практически не выходила за рамки семейных и мусульманских кругов до 1949 года.

Паочуй ещё называют саньхуан паочуй (пушечный удар трёх императоров). При этом имеются в виду легендарные древние вожди китайских племён, прозванные тремя императорами, которые впервые упомянуты в «Чу. Чуньгуань вайши». Их имён там не указано, но обычно с некоторой натяжкой считают, что это были Фуси, Шэньнун и Хуанди. Это название подчёркивает древность стиля. Название ‘пушечный удар’ происходит из сравнения силы удара в этом стиле с выстрелом.

Согласно легенде, в конце династии Мин — начале династии Цин бонза монастыря Суншань Шаолинь в провинции Хэнань передал это искусство Гань Фэнчи и Цяо Саньсю. Гань и Цяо передали традицию Цяо Хэлину, Цяо Хэлин передал Сун Майлуню и Юй Ляньдэну. Различия в техниках Суна и Юя, постепенно развиваясь, привели к образованию двух больших подстилей, которые передаются до сих пор по наследству вот уже девятое поколение.

Паочуй очень популярен в районе Пекин-Тяньцзинь. Это произошло в результате того, что из-за неспокойной обстановки конца династии Цин возник большой спрос на услуги телохранителей. В то время известные учителя паочуй Юй Цзянь, Сунь Дэчжунь, Чжан Дяньхуа и Суй Цайчэнь основали в Пекине Охранное бюро «Хуйю», объединившую мастеров паочуй пятого и шестого поколений, и профессиональных телохранителей. Мастера вели обучение, и таким образом в Яньбэйском районе образовалось свое кулачное искусство.

Паочуй выбрасывает силу с шумом, ци подгоняет силу, сила используется жёстко и бурно, ударная техника основана на принципе ‘рядом с лёгкостью скрывается тяжесть’, используются техники хань (крыться), шоу (принимать,получать), сю (накоплять), гунь (катиться), тяо (поднимать,носить) и ань (надавить).

Основой паочуй являются 12 видов базовой кулачной техники, называемые ’12 выстрелов’ (’12 пушечных ударов’), а именно: каймэнь пао (выстрел разбивающий ворота), пишань пао (выстрел раскалывающий гору), мяньхуо пао (непрерывно перемешивающий выстрел), чжуань мянь пао (выстрел поворачивающий лицо), шицзы пао (выстрел иероглифа ‘+’), нао хоу пао (выстрел по затылку), се ши пао (выстрел стремительнее поноса), чунтянь пао (выстрел, атакующий небо), ляо инь пао (выстрел в половые органы снизу), чжа ди пао (выстрел, колющий землю), во синь пао (выстрел в центр впадины), цисин пао (выстрел семи звёзд). Техника ладони включает ‘чжуан чжан’ (‘сталкивающаяся ладонь’) и ‘дяо чжан’ (‘коварная ладонь’). Техника локтя включает хэн (горизонтальный), пань (обвивающий), чжуо (ловить,держать) и чжуй (падающий). Техника шагов требует продвигаться вперёд будто копаешь землю, следовать шагу и атаковать. Техника ног в основном держится в тайне, известно что «нога как катящаяся скала, идёт как ветер, используй ногу чтобы срезать ударом сверху вниз атакующую тебя ногу».

Таолу стиля саньхуан паочуй короткие, содержат мало приёмов, имеют простую конструкцию, движения сильные и спокойные, приемы чёткие, содержат движения, называемые ‘коварный захват, змеиное тело, дракон выплёскивает воду’. К особенностям стиля относится мастерство в нанесении ударов с большой силой; как рука, так и нога должны оказывать ясно видимое воздействие, словно » удар иероглифа ‘+’ с обеих сторон стремителен, спереди и сзади бока, сзади бьёт грудь». Саньхуан паочуй имеет 12 таолу, сейчас известны только 8, а также одно тао шэцюань (ломающий кулак) и саньда. Из оружия имеются большое копьё, меч, широкий меч, шест, ху шоу гоу (крюк, защищающий руку), фэнчи тан (серповидная алебарда ‘крылья феникса’), цзиньган цюань (золотостальное кольцо), ню синь гуай (костыль ‘коровье сердце’), а также дуйлянь.

Шуайцзяо — это национальная китайская борьба. Подобно другим национальным видам борьбы, оно эволюционировало от примитивных боевых техник наших предков до высокоразвитого боевого искусства.

От большинства прочих видов борьбы шуайцзяо отличается сложностью техник, делающих больший упор на качество приема, чем на силу движения. В отличие от других боевых искусств Китая, в которых невозможны соревнования по правилам из-за невозможности введения удолетворительных правил, позволяющих избегать травматизма, шуайцзяо легко приспосабливается к современному миру. Применяемые сегодня правила позволяют снизить риск травмы в ходе соревнований без уменьшения цельности искусства.

Стилей шуайцзяо существует много, но наиболее известными являются направления, развившиеся в городах Пекин, Тяньцзинь и Баодин. Тяньцзиньский стиль использует машущие движения руками для «прощупывания» соперника и поиска возможности взятия захвата. Движения в пекинском стиле более мелкие, прорабатывают удержание позиции и удерживание рук оппонента на дистанции. Униформа, принятая в пекинском шуайцзяо также затрудняет взятие удобного захвата. Баодинский стиль шуайцзяо также известен как куайшуай (быстрая борьба). Этот стиль является наиболее известным из трех основных стилей. Баодинский стиль отличается более широкими движениями, а также скоростью и мощью техник. Как только в ходе схватки происходит контакт, «баодинец» немедленно пытается провести бросок, а не ведет борьбу за захваты.

Каждая техника шуайцзяо является композицией инь и ян, то есть является двусоставным элементом. Противник обнаруживает голову и корпус летящими к земле, в то время как ноги выбиты из-под него, или его нога захватывается одновременно с ударом в горло.

Движения в шуайцзяо прямые, быстрые и точно нацеленные. Бросок в шуайцзяо обычно так оглушает, что практически нет необходимости в борьбе на земле, столь популярной в дзюдо или самбо; однако способность ловли противника в ловушку нельзя недооценивать. Если борец шуайцзяо успешно применяет специальный захват или зажим, освободиться как правило невозможно.

Большинство занимающихся боевыми искусствами знают, что движения ног очень важны для создания возможности для удара ногой, или для проведения броска. Однако наиболее важным, и обычно скрытым аспектом шуайцзяо являются техники рук. Основные различия между тремя большими стилями шуайцзяо кроются именно в технике рук: броски практически идентичны. Если взят правильный захват, то есть хороший шанс что техника будет успешной и противник будет побежден. Так как в баодинском стиле бросают сразу после контакта, то там особенно прорабатывают мгновенное взятие правильного захвата.

Правила соревнований по шуайцзяо

В шуайцзяо борются три раунда по три минуты каждый, с минутным перерывом между раундами. Очко дается за каждый успешный бросок. Если оба борца упали одновременно друг рядом с другом, очков никому не дается. Если один падает на другого, очко получает тот, что оказывается сверху. Если один из борцов выкидывает другого за пределы площадки, очко все равно присуждается.

Если один из борцов после получения очка начинает избегать схватки, рассчитывая выиграть матч за счет преимущества в одно очко, его сначала предупреждают, а если он продолжает такую тактику, то и лишают очка. Если борец не агрессивен и избегает борьбы, то его сначала предупреждают, а если он продолжает эту тактику, то начинают присуждать очки противнику.

Борец считается упавшим, если он касается земли четырьмя точками, лежит на спине или сидит на ягодицах. Однако если он упал на спину специально с целью проведения броска, и бросок ему удался, то ему присуждают очко. Если бросок не удался, то очко получает противник. Если борец остался на ногах, но коснулся рукой земли — это не считается падением. Падение на оба колена считается падением. Если борец остался на ногах, но коснулся земли коленом и рукой — это считается падением.

Разрешаются удары ногами в полную силу в зону ниже колена, за исключением «наступающих» ударов по голени или стопе, ударов ногой вбок с целью повреждения голени и ударов тыльной стороной стопы с целью повреждения лодыжки.

Танлан-цюань — стиль богомола, История происхождения

Стиль богомола — это один из крупнейших стилей китайского ушу. В настоящее время он относится к числу самых популярных стилей ушу в мире. За многовековую историю стиля сформировалось множество подстилей, которые распространялись как на севере, так и на юге Китая. И этот реальный стиль Богомола резко отличается от комплексов созданного в наши дни спортивного танланцюань.

По легенде, Ван Лан создал очень простую и эффективную технику, основываясь на своих наблюдениях над тем, как богомол атакует свою жертву или сражается с другим богомолом. Существует много историй рассказывающих о том, как Ван Лан неожиданно встретился с богомолом и о его последующем озарении. Например, в рукописи «Мэйхуа шуайшоу танланцюань цюаньфа яолунь», датированной серединой династии Цин (1664—1911), есть запись: «Основателем данного стиля был Ван Лан, который родился в крестьянской семье и был неграмотным. Он создал технику непрекращающихся ударов, которая оказалась блестящей в своем практическом применении».

В «Наставлениях по технике Бокса Богомола» (Танлан Цюаньпу) составленных 16 дня третьего месяца весны 1794 года, неизвестный автор приводит список стилей бокса и мастеров, которых настоятель Фу Цзю пригласил в монастырь Шаолинь:

  1. В самом начале был стиль «Бокса на длинной дистанции — Длинный кулак» (Чань Цюань) императора Тай Цзу.
  2. «Через спину» (Тунбэй) – стиль бокса мастера Хан Туна признан как родительский.
  3. Техника рук «Опутывания и запечатывания» (Чань Фэн) мастера Чжан Эня особо основательна.
  4. «Удары на ближней дистанции» Дуаньда, стиль бокса мастера Ма Цзи самый выдающийся.
  5. Невозможно подойти близко к мастеру Хуан Е, который знает «Технику рук ближней дистанции» (Као Шоу)
  6. Техника «Блокирующих рук и Следования Через Кулак» (Кешоу Тунцюань) мастера Инь Сяна.
  7. Техники рук «Крюки, Срывающие и Сгребающие руки» (Гоу Лоу Цай Шоу) мастера Лю Сина.
  8. «Способы прилипания, сгребания и падений» (Чжанна Диефа) мастера Янь Цина.
  9. «Короткий Бокс» (Дуань Цюань) мастера Вэнь Юаня самый незаурядный.
  10. Стиль «Кулак Обезьяны» (Хоу Цюань) мастера Сунь Хэна тоже процветает.
  11. Техники стиля «Хлопковый кулак» (Мянь Цюань) мастера Мянь Шеня быстры как молния.
  12. Техники «Бросания-Хватания и Жесткого Сокрушения» (Шуайлюэ Инбэн) мастера Хуай Дэ.
  13. Техники «Нырки, Просачивания и Прохождения сквозь уши» (Гунлоу Гуанер) мастера Тань Фана.
  14. Техника сильнейшего удара ногами «Утка Мандаринка» (Юаньян Цзяо) мастера Линь Чуна.
  15. Техники «Семь позиций постоянных ударов кулаком» (Циши Ляньцюань) мастера Мэн Су.
  16. Техники «Связываний руками и Сгребаний» (Куньлу Чженьжу) мастера Ян Гуня атакуют немедленно.
  17. Техники взрывных ударов в пустотелые органы тела» (Воли Паочуй) мастера Цуи Ляня.
  18. Бокс Богомола (Танлан цюань) мастера Ван Лана впитал и уравнял все предыдущие техники.

Изначально стиль назывался просто Танланцюань. Лян Сюэсян стал основателем первого классического стиля — «Богомола Цветка Сливы» («мэйхуа танланцюань»). Ван Юнчунь, второго классического стиля — «Семизвёздный богомол» («цисин танланцюань»). Вэй Дэлин (Вэй Сань), третьего классического стиля «Богомол Шести Координаций» («люхэ танланцюань»). Первые два стиля — мэйхуа и цисин объединяются под названием «ян танлан» — «твёрдый богомол», люхэ — «мягкий богомол».

Сейчас продолжают существовать как три классических стиля Богомола: «Богомол Цветка Сливы» («Мэйхуа Танланцюань»), «Семизвёздный богомол» («Цисин Танланцюань»), «Бокс Богомола Шести Координаций» («Люхэ Танланцюань») — так и множество разнообразных подстилей и ветвей, созданных на их основе в ХХ веке. Например, «Богомол тайных врат» («мимэнь танланцюань» или «бимэнь танланцюань»), созданный учеником известного мастера стиля тайцзи танланцюань Ван Юйшаня — Ван Чжицзинем (фактически, этот стиль иногда считают урезанной версией тайцзи танланцюань, где отсутствует часть комплексов), или же «Богомол Восьми Шагов» («бабу танланцюань»; стиль создан Вэй Чжиюнем, также учеником Цзян Хуалуна, как синтез танланцюань и трех других стилей — тунбэйцюань, багуачжан и синъицюань).

В настоящее время в Китае усиленно пропагандируется спортивное направление танланцюань. Данное направление продвигает тренер Шаньдуньской сборной Юй Тяньтан, более известный российским любителям ушу по фильму «Боевые искусства монастыря Шаолинь» как Юй Хай. Несмотря на то, что Юй Хай изучил у Линь Цзиншаня «Кулак Семизвездного Богомола», сейчас он обучает своей системе, часто так и именуемой — юйхай танланцюань. Им было составлено много новых спортивных комплексов, имитирующих движения богомола и изобилующих сложными техниками, далекими от практичной простоты старых школ.

Ушу без дефиса

Середина 80-х ознаменовалась бурным распространением различных видов восточных единоборств на территории нашей страны. Секции, клубы, школы одни за другими стремились удовлетворить растущий интерес публики. Периодические издания публиковали обширные статьи и краткие очерки, посвященные истории и теории боевых искусств. Предлагались и систематические циклы публикаций с описанием движений различных стилей и видов единоборств. Казалось, все благоприятствовало тому, чтобы боевые искусства получили мощный толчок к развитию во всем своем многообразии.

Однако прошло пару лет, и бурный энтузиазм многих любителей единоборств сменился глубоким разочарованием. Различные публикации, телепередачи, кино-, видеофильмы рекламировали великолепные достижения знаменитых мастеров, в то время как техника доморощенных тренеров поражала необыкновенным убожеством и несовершенством. Часто за «солидными» высказываниями о глубоком внутреннем смысле и достижении новых горизонтов сознания через овладение боевыми искусствами, скрывалось полное незнание сути излагаемого предмета, желание утвердиться в качестве всезнающих и авторитетных специалистов в никем не регламентируемой области.

Проблема эта не нова и характерна, практически, для любой сферы деятельности в начале ее развития. Но, так или иначе, многие боевые искусства были дискредитированы в глазах общественности. Возникло представление о недееспособности, оторванности от реальных условий и неприспособленности многих систем единоборств к жестким меркам рукопашного боя. В результате к тому моменту, как появились действительно высококвалифицированные отечественные знатоки восточных единоборств, в среде любителей и специалистов физкультуры и спорта распространилось мнение о строго коммерческой направленности занятий в секциях боевых искусств и профессиональной некомпетентности большинства инструкторов и тренеров. Ушу, как и другие виды единоборств, немало пострадало от подобных взглядов и до сих пор остается окутанным ореолом таинственности, неоправданного мистицизма, вызванного обилием, но никак не обоснованностью и объективностью имеющейся информации. Поэтому представляется целесообразным разъяснить хотя бы некоторые, наиболее распространенные вопросы, касающиеся ушу как уникального и самобытного явления китайской культуры.

Прежде чем начать разговор о сути и содержании ушу, разберемся в терминах «ушу» и «кунгфу». Долгое время под влиянием публикаций, переведенных с западных языков, а также ряда кино-, видеофильмов, в среде любителей восточных единоборств бытовал термин «кунгфу». Он применялся для обозначения всего спектра китайских боевых искусств. К слову заметить, был столь популярен, что даже в Гонконге и некоторых странах Юго-Восточной Азии появились объявления о школах, в которых преподается «настоящее китайское кунгфу». Подобные плакаты-объявления были рассчитаны, главным образом, на не особо просвещенных в этой области, не в меру доверчивых западных энтузиастов боевых искусств.

На Востоке бытует мнение, что обмануть европейца не является зазорным. Белые хотят изучать кунгфу и платят за это деньги — хорошо, их научат и заверят при этом в строгой сакральности и истинности полученных знаний. Выдадут красочное удостоверение или сертификат с непонятными, но красивыми иероглифами, присвоят мастерскую степень, подтвержденную вручением пояса любой расцветки, вплоть до серо-буро-малиновой. Но вернемся к истории возникновения термина «кунгфу». В последнее время в ряде публикаций уже неоднократно указывалось, что слово «кунгфу» возникло как искаженная транскрипция китайского термина «гунфу». Его содержание в родном языке довольно объемно и трудно поддается адекватному переводу. Первоначально слово употреблялось в значении «время» или » долгая работа, выполненная с истинным мастерством», «драгоценное, с умом проведенное время».

В VII в. термином «гунфу» в летописях стали обозначать успех правителя, мудреца или другого достойного человека, плоды деятельности которого пошли на пользу общества. В XII веке в китайской философии «гунфу» обозначает высший этап совершенства при занятиях медитацией. И только в XVII в. слово стало общим названием боевых искусств и получило распространение в среде тайных обществ и религиозных сект, типа Байляньцзяо («Белый лотос»). В конце XIX — начале XX века особо широкое распространение получили термины «уи» («воинское искусство») и «гошу» («национальное искусство»), а термин «гунфу» использовался в среде знатоков боевых искусств в значении «прилежание», «глубокое постижение», «истинное мастерство» для обозначения степени проникновения во внутреннее содержание воинского искусства. «Ушу» («боевое искусство» или «боевая техника») долгое время оставался синонимом военной науки в целом, включавшей в себя фортификацию, стратегию, тактику, умение управлять и маневрировать войсками и т.д. Только после реформы 1953 года слово «ушу» заменило общий и расплывчатый термин «гошу» и стало общепризнанным в среде китайских специалистов боевых искусств.

Что касается написания и транскрибирования китайских наименований, то этой проблеме также уделяли немало внимания на страницах различных публикаций. Так признанный отечественный авторитет в области ушу востоковед А.А. Маслов (знакомый широкой публике благодаря участию в цикле телепередач, посвященных этому боевому направлению, в рубрике «Вокруг света», «Клуба путешественников») в ряде статей указывает на необходимость строгого соблюдения единых лингвистических норм при транскрибировании китайских терминов. В частности «ушу» надлежит писать одним словом без дефиса. Аналогичные проблемы возникают при написании китайских терминов «Тайцзи» (часто заменяемое на «тайчи»), «ци» («чи», и подобные «перлы»), «багуа» («па куа», имеющее в китайском языке вообще неприличное звучание), «цайлифоцюань» (широко известный благодаря ряду публикаций в журнале «Техника молодежи» как «чой-ли-фут»), «хунцзяцюань» (знакомый многим в гуаньдунском варианте транскрипции «хун-гар»), «чанцюань» («чань» — направление буддизма, не имеющее к стилю «длинный кулак» никакого отношения) и т.д. Таким образом, можно сказать, что постичь «гунфу» («истинное мастерство») можно и в работе повара, врача и даже дворника. Следовательно, нельзя использовать термин «гунфу» отдельно для обозначения занятий боевыми искусствами. Уже по написанию термина «ушу» в объявлении о наборе в секцию можно судить о том, насколько специалист, ведущий занятия, ознакомлен со сложившейся традицией боевых искусств.

Ссылка на основную публикацию