Шпионы Такэды Сингэна | Karate-krs.ru

Шпионы Такэды Сингэна

Шпионы Такэды Сингэна

  • ЖАНРЫ 359
  • АВТОРЫ 254 816
  • КНИГИ 582 580
  • СЕРИИ 21 618
  • ПОЛЬЗОВАТЕЛИ 537 394

Средневековые японские шпионы и диверсанты ниндзя и их загадочное профессиональное искусство нин-дзюцу относятся к наименее исследованным областям. История изучения этого феномена на западе не насчитывает и пятидесяти лет. Все началось с небольшой заметки в журнале «Ньюсуик» за 3 августа 1964 г. В ней автор рассказывал о волне ниндзямании, захлестнувшей страну Восходящего солнца, вкратце описывал сущность и методы нин-дзюцу, представлял последнего мастера этого загадочного искусства Фудзиту Сэйко. Заметка вызвала большой интерес у американских ученых. По свидетельству одного из крупнейших японских специалистов в области истории нин-дзюцу Ямагути Масаюки, в том же 1964 г. из Гарвардского и Калифорнийского университетов, а также университета г. Гонолулу, Гавайские острова, в Японию поступили запросы о предоставлении материалов о ниндзя.

Автору книги неизвестно, каковы были результаты исследований американских историков. Но именно после этой заметки в США начался бум ниндзя. Он был подстегнут многочисленными кинобоевиками о японских «невидимках», авантюрными романами и популярными рекламными книжонками многочисленных авторов.

Спрос на информацию о ниндзя был колоссальный. И мощная американская индустрия с готовностью откликнулась на него: магазины заполнились униформой и снаряжением ниндзя, практическими наставлениями «по боевой технике воинов-теней». Свою долю пирога поспешили урвать и последние «мастера нин-дзюцу». Так появились огромные организации, объединяющие сотни тысяч поклонников ниндзя по всему свету – Будзинкан-додзё, Гэмбукан-додзё, Всемирная академия нин-дзюцу Роберта Басси и другие, по сути, представляющие собой своеобразные коммерческие предприятия, занимающиеся торговлей «заморской диковинкой».

При этом использовались отработанные методы привлечения широкой публики: побольше загадочности и мистики, побольше обещаний и заверений типа «наше искусство – самое древнее и крутое», побольше необычных приемов, побольше басен о сверхвозможностях. Все это нужно было подать под «правильным соусом». Ведь средневековые приемы маскировки, беганья по лесам и физическое и духовное самоистязание в духе спецназа могут заинтересовать разве что некоторых чудаков-любителей и профессионалов из спецподразделений. Широкая публика в массе своей останется к этим малопонятным «забавам» равнодушна. И вправду, зачем это клерку, рабочему или школяру? Однако «популяризаторы» нин-дзюцу сумели найти приманку для «широких народных масс». Нин-дзюцу стало рекламироваться не столько как искусство шпионажа и разведки, сколько как учение о достижении гармонии с окружающим миром и реализации творческого потенциала человека. Соответственно и ниндзя превратились в носителей тайного знания, в членов «тайных кланов», озабоченных реализацией высоких религиозно-философских идеалов и гонимых за свои убеждения. Жаль только, что у этого впечатляющего мифа нет практически никакой реальной исторической основы, о чем пойдет речь далее.

«Новая концепция рекламы» быстро позволила «построить в ряды» десятки тысяч последователей во всем мире. Еще бы, гармония с окружающим миром, духовное здоровье, реализация творческих потенций – разве это не идеал? В то время как в других восточных единоборствах наметился отток «любителей», организации нин-дзюцу стали стремительно набирать вес.

Однако рост интереса к нин-дзюцу отнюдь не стимулировал активность научных изысканий. Почти все изданные к настоящему моменту вне Японии книги об этом искусстве носят исключительно популярный и рекламный характер и ни в коей мере не являются научными исследованиями. Именно поэтому мы не найдем в них ни детального, основанного на фактах, анализа истории нин-дзюцу, ни ссылок на исторические источники, ни отрывков из «секретных» трактатов.

Зато повсеместно мы будем наталкиваться на высказывания, уже ставшие штампами и при этом не имеющие под собой никакой исторической основы. Например, из книги в книгу кочует утверждение о полном отсутствии источников по нин-дзюцу, связанном со спецификой секретной деятельности ниндзя. Но так ли это?

Японские источники, описывающие события XIV – XVII вв., пестрят упоминаниями о действиях ниндзя. Подчас среди них можно найти и детальные описания операций хитроумных лазутчиков. В этом плане значимы произведения жанра «воинских повестей» (гунки): «Хэйкэ-моногатари»[1], «Тайхэйки»[2], «Ходзё годайки»[3], «Канхассю-року»[4], «Сикоку-гунки»[5], «Мацуо-гунки»[6] и др. Большую ценность представляют дневники тех времен, например, «Тамон-ин никки»[7]. Довольно полную картину организации разведки в средневековой японской армии можно составить по дошедшим до наших дней приказам по армии. Здесь следует выделить распоряжения Като Киёмасы, главнокомандующего японского экспедиционного корпуса в Корее во время Имджинской войны конца XVI в. Кроме того до настоящего времени сохранилось свыше 50 наставлений по нин-дзюцу, включая такие выдающиеся произведения как десятитомная «энциклопедия» «Бансэнсюкай»[8] и «Сёнинки»[9], несколько десятков родословных знаменитых семей ниндзя, их воспоминания, служебные отчеты, китайские трактаты, повлиявшие на формирование теоретической базы нин-дзюцу… Дошли до наших дней и образцы снаряжения и вооружения, и так называемые «шпионские усадьбы», где ныне созданы музеи.

Как видим, реальное положение дел никак не согласуется с утверждением большого числа «трудов» по нин-дзюцу. Это вынуждает исследователя не только доискиваться истины в источниках, но попутно еще и анализировать и ломать штампы, сложившиеся благодаря «усилиям» лгунов-популяризаторов, заинтересованных не в серьезном исследовании вопроса, а в саморекламе. И начать приходится с самого понятия «ниндзя».

Кто такие ниндзя?

Слово «ниндзя» записывается двумя иероглифами: «нин» (в другом прочтении «синобу») – 1) выносить, терпеть, сносить; 2) скрываться, прятаться, делать что-либо тайком); и «ся» (в озвонченной форме «дзя»; в другом прочтении «моно») – «человек». Существительное «синоби», образованное от глагола «синобу» означает: 1) тайное проникновение; 2) соглядатай, лазутчик, шпион; 3) кража.

Слово «ниндзя» появилось лишь в ХХ в. Ранее его эквивалентом было иное прочтение тех же иероглифов – «синоби-но моно», буквально, «скрывающийся человек», «проникающий тайно человек». Так в Японии, начиная с XIV в., называли лазутчиков.

Во многих работах по истории нин-дзюцу можно встретить анализ взаимоотношения составных частей иероглифа «нин» с целью показать некое скрытое философское изначальное значение слова «ниндзя». Так, этот иероглиф интерпретировали, например, как «сердце (или дух) контролирует и направляет оружие».

Однако, думается, что это не более, чем позднейшие интерпретации и гимнастика ума. Подтверждается это тем, что задолго до того, как шпионов в Японии стали называть «синоби», в японском языке уже существовали многочисленные производные от глагола «синобу» слова со вполне «шпионскими» значениями: синобиёру – подкрадываться; синобииру – тайно проникать куда-либо; синоби-аруку – ходить крадучись; синобисугата-дэ – переодевшись, инкогнито, под чужим именем; синобиаси-дэ – на цыпочках, тихонько и т.д.

«Синоби» был далеко не единственный термин для обозначения представителей шпионской профессии. В источниках мы встречаем упоминания о кандзя («шпион», «человек, [проникающий через] отверстие»), тёдзя («шпион»), камари («пригибающийся»), уками-бито («вызнающий человек»), суппа («волны на воде», «проникающие [куда-либо] волны»), сэппа (то же), раппа («мятежные волны»), топпа («бьющие волны»), монокики («слушающие»), тоомэ («далеко [видящие] глаза»), мицумоно («тройные люди», «растраивающиеся люди»), дацуко («похитители слов»), кёдан («[подслушивающие] болтовню за угощением»), яма-кугури («подлезающие под гору»), куса («трава») и т.д.

Путь невидимых. Подлинная история нин-дзюцу :: Горбылев Алексей

Страница: 101 из 201
Размер шрифта / +
Цвет теста
Цвет фона
скрыть

Какаэ-суппа представляли собой части регулярной армии, находившиеся на постоянной службе и получавшие установленное жалование. К ватари-суппа относились суппа, которых нанимали со стороны в зависимости от их способностей, знаний и умений для выполнения каких-либо особых поручений. Положение какаэ-суппа тоже подчас определялось их особым мастерством. Так, среди какаэ-суппа прославился некий Идатэн из Самэгаи провинции Оми, состоявший на службе у Тоётоми Хидэёси и получавший жалование пятерых воинов за замечательное мастерство в хаягакэ-но дзюцу – искусстве быстрого бега.

Как правило для шпионажа использовались какаэ-суппа. Причем даймё, опасавшиеся предательства, всегда оставляли семью шпиона в качестве заложников. Таких суппа в период Сэнгоку-дзидай называли также оммицу (иммицу). А областью применения ватари-суппа традиционно была диверсионная война. В этой сфере не было равных шайке Фума, служившей дому Ходзё.

Шпионы Такэды Сингэна

Бесконечные феодальные распри разоряли страну и тормозили ее развитие. Поэтому с середины XVI в. крупные даймё начали предпринимать попытки объединения Японии. Одним из них был могущественный властитель провинций Каи и Синано Такэда Сингэн (1521-1573).

Сингэн был замечательно одаренным военачальником. К власти он пришел вполне в духе тех бурных времен, свергнув родного папашу после того, как тот объявил своим наследником не старшего Сингэна, а другого сына. Папочка считал, что Сингэн слишком глуп, чтобы править княжеством, и… просчитался.

Проведение широкомасштабной политики, направленной на подчинение всей страны, войны со многими противниками одновременно, необходимость контролировать ситуацию во всех соседних провинциях требовали эффективной службы сбора и передачи информации. И Такэда Сингэн сумел с успехом решить эту проблему, прославившись как самый лучший специалист по использованию шпионов во всей Японии.

Ядро разведывательной службы Сингэна составили 70 какаэ-суппа и мицумоно (буквально «тройные люди»; различались канкэн – «видящие через дырку», миката – «союзники» – и мэцукэ – «цепляющие к глазам») во главе со знаменитым «невидимкой» Томитой Годзаэмоном, постоянно шпионившие в 4-х соседних провинциях.

Пример использования какаэ-суппа можно найти в письме Роккаку Такаёри к Кутики Ягоро от 15 числа 10 месяца 1502 г. В этом письме сообщается, что Такэда Сингэн отобрал из своих 70 какаэ-суппа 30 человек и создал специальный разведывательный отряд для шпионажа за действиями своего заклятого врага Уэсуги Кэнсина из провинции Этиго. Из этих 30 суппа были образованы 3 группы по 10 человек в каждой под командованием самураев Мураками, Огасавара и Ёрисигэ. Семьи отобранных для миссии шпионов были переданы в качестве заложников под опеку военачальников Амари Бидзэна, Иитоми Хёбу и Итагаки Нобукаты.

Затем эти 30 какаэ-суппа во главе с командирами-самураями проникли на территорию провинции Синано. К каждому отряду были прикомандированы по 2-3 всадника, чтобы быстро передавать добытые разведчиками сведения Сингэну.

Чтобы ускорить доставку сообщений от шпионов в свою резиденцию в г. Кофу, Такэда создал целую систему дальнего оповещения при помощи сигнальных огней. Эта система прекрасно использовала особенности рельефа двух подвластных Сингэну провинций Каи и Синано, которые со всех четырех сторон окружены горными хребтами. На всех важных горных пиках владений князя были расположены особые сигнальные посты, передававшие сообщения друг другу по цепочке, так что информация шпионов достигала ушей Сингэна буквально в течение нескольких часов. А еще через несколько часов его мобильные конные отряды были готовы выступить из Кофу в любом направлении.

Горбылев Алексей

Книга «Путь невидимых. Подлинная история нин-дзюцу»

Сама география акций Ига-моно и Кога-моно не может не впечатлить, так как она охватывает почти всю Японию. Это означает, что в этот период старинные кланы ниндзя вышли за пределы традиционных мест проживания и стали крупнейшими поставщиками тайных агентов в стране Восходящего солнца.

Суппа, сэппа, раппа…

В период Сэнгоку-дзидай на полях сражений между удельными князьями появились особые отряды воинов, называвшихся суппа – в одном написании – «прозрачные волны», в другом – «волны на воде». В районе Канто их называли раппа – «бушующие (мятежные) волны», а в районе Кансай – суппа, или сэппа (диалектное прочтение тех же иероглифов, что в слове «суппа»). В некоторых районах их также называли «топпа» – «бьющие волны».

О происхождении этих слов «Букэ мёмокусё» сообщает следующее: происхождение «слова «суппа» точно неизвестно, но слово «суппа-нуки» обозначает «беспутное (неосторожное) обнажение меча», а «волнение и отсутствие покоя в вещах» называют словом «раппа». Что касается слова «топпа», то по-японски оно обозначает «прорыв, преодоление» чего-либо, видимо, благодаря близости значения этого слова значению слова «суппа» – «просачивающиеся волны», оно и вошло в употребление.

Большей частью такие отряды набирались из «разбойников гор и полей» и ронинов – самураев, потерявших господина. Только в провинциях Мино и Оми (современные префектуры Айти и Сига) насчитывалось более 2000 суппа.

Отвечая потребностям даймё, суппа объединялись в особые партизанские отряды воинов, переодетые в гражданское платье, проникавшие на вражескую территорию, занимавшиеся сбором секретной информации и способные вести эффективную диверсионную войну. Подвиги их красочно описаны в произведениях жанра гунки («воинские хроники»). Для примера можно привести такие произведения как «Ходзё годайки», «Канхассю-року», «Мацуо-гунки», «Кэнбун-дзацуроку»[46], «Синсэн Синтё-ки»[47], «Осю эйкэй гунки»[48] и др.

В качестве примера деятельности суппа можно привести следующий отрывок из «Ходзё годайки»: «В то время появилось много негодяев, которые хорошо знали сведения обо [всех] провинциях, а сердцем [склонялись] к дурному пути. Называли их «раппа» – «мятежные волны», и даймё [всех] провинций давали им жалованье. Если во время ночного нападения, когда [армия] двигалась в незнакомое место, [раппа] становились в голове, они [никогда] не сбивались с дороги, словно шли ночью с фонарями в руках, и в сопровождении 50, 100 или 300 асигару тайно проникали во вражескую провинцию. Иногда [раппа] прославляли свои имена захватом добычи [во время] ночных нападений. Иногда отправлялись на границу, прятались в зарослях, на равнинах, в травах и деревнях и каждую ночь разведывали [положение дел] у врага и что бы с ними не приключилось на рассвете, незаметно для противника, возвращались [к своим]. Их называют также «камари» – «пригибающиеся», «синоби-домо» – «невидимые» и «куса» – «трава».

Среди суппа различались 2 вида: какаэ-суппа и ватари-суппа. Какаэ-суппа представляли собой части регулярной армии, находившиеся на постоянной службе и получавшие установленное жалование. К ватари-суппа относились суппа, которых нанимали со стороны в зависимости от их способностей, знаний и умений для выполнения каких-либо особых поручений. Положение какаэ-суппа тоже подчас определялось их особым мастерством. Так, среди какаэ-суппа прославился некий Идатэн из Самэгаи провинции Оми, состоявший на службе у Тоётоми Хидэёси и получавший жалование пятерых воинов за замечательное мастерство в хаягакэ-но дзюцу – искусстве быстрого бега.

Как правило для шпионажа использовались какаэ-суппа. Причем даймё, опасавшиеся предательства, всегда оставляли семью шпиона в качестве заложников. Таких суппа в период Сэнгоку-дзидай называли также оммицу (иммицу). А областью применения ватари-суппа традиционно была диверсионная война. В этой сфере не было равных шайке Фума, служившей дому Ходзё.

Шпионы Такэды Сингэна

Бесконечные феодальные распри разоряли страну и тормозили ее развитие. Поэтому с середины XVI в. крупные даймё начали предпринимать попытки объединения Японии. Одним из них был могущественный властитель провинций Каи и Синано Такэда Сингэн (1521-1573).

Сингэн был замечательно одаренным военачальником. К власти он пришел вполне в духе тех бурных времен, свергнув родного папашу после того, как тот объявил своим наследником не старшего Сингэна, а другого сына. Папочка считал, что Сингэн слишком глуп, чтобы править княжеством, и… просчитался.

Проведение широкомасштабной политики, направленной на подчинение всей страны, войны со многими противниками одновременно, необходимость контролировать ситуацию во всех соседних провинциях требовали эффективной службы сбора и передачи информации. И Такэда Сингэн сумел с успехом решить эту проблему, прославившись как самый лучший специалист по использованию шпионов во всей Японии.

Ядро разведывательной службы Сингэна составили 70 какаэ-суппа и мицумоно (буквально «тройные люди»; различались канкэн – «видящие через дырку», миката – «союзники» – и мэцукэ – «цепляющие к глазам») во главе со знаменитым «невидимкой» Томитой Годзаэмоном, постоянно шпионившие в 4-х соседних провинциях.

Пример использования какаэ-суппа можно найти в письме Роккаку Такаёри к Кутики Ягоро от 15 числа 10 месяца 1502 г. В этом письме сообщается, что Такэда Сингэн отобрал из своих 70 какаэ-суппа 30 человек и создал специальный разведывательный отряд для шпионажа за действиями своего заклятого врага Уэсуги Кэнсина из провинции Этиго. Из этих 30 суппа были образованы 3 группы по 10 человек в каждой под командованием самураев Мураками, Огасавара и Ёрисигэ. Семьи отобранных для миссии шпионов были переданы в качестве заложников под опеку военачальников Амари Бидзэна, Иитоми Хёбу и Итагаки Нобукаты.

Затем эти 30 какаэ-суппа во главе с командирами-самураями проникли на территорию провинции Синано. К каждому отряду были прикомандированы по 2-3 всадника, чтобы быстро передавать добытые разведчиками сведения Сингэну.

Чтобы ускорить доставку сообщений от шпионов в свою резиденцию в г. Кофу, Такэда создал целую систему дальнего оповещения при помощи сигнальных огней. Эта система прекрасно использовала особенности рельефа двух подвластных Сингэну провинций Каи и Синано, которые со всех четырех сторон окружены горными хребтами. На всех важных горных пиках владений князя были расположены особые сигнальные посты, передававшие сообщения друг другу по цепочке, так что информация шпионов достигала ушей Сингэна буквально в течение нескольких часов. А еще через несколько часов его мобильные конные отряды были готовы выступить из Кофу в любом направлении. С этой подачи Такэды ниндзя из многих кланов стали использовать сигнальные костры нороси с разным качеством дыма, флаги, барабаны, гонги, флейты и раковины (хорагай) для передачи информации.

В штабе Сингэна было немало знатоков военного искусства, но в первую голову нужно сказать о замечательном военном советнике князя – Ямамото Кансукэ, который оставил весьма заметный след в истории японского искусства шпионажа. Как считает Окусэ Хэйситиро, именно он был начальником разведки в армии Такэды.

Ямамото Кансукэ был личностью чрезвычайно одаренной, коварной и загадочной. Хотя сегодня о нем написано несколько десятков романов и снято несколько фильмов, в действительности мы очень мало знаем об этом человеке. Например, точно неизвестно даже где и когда он родился. Что же касается истоков необычайного военного дарования Ямамото, то и тут в источниках нет единства: согласно одним документам, он был последователем школы стратегии Кё-рю – «Столичной школы», одной из «Восьми столичных школ», согласно другим – Катори Синто-рю.

Некоторое представление о деятельности Кансукэ на службе Такэды дает операция по присоединению княжества Сувы. По настоянию Кансукэ, Такэда двинул свою армию на Суву, но, когда войска уже довольно углубились во вражескую территорию, и назревало решающее сражение, Кансукэ вдруг стал настаивать на прекращении военных действий и заключении мира. И в итоге Сингэн с ним согласился. В этой ситуации властитель Сувы, который решил, что даже великий Сингэн устрашился его могущества, с радостью согласился на мир и даже стал названным братом недавнего противника. После этого он дважды приезжал в гости к Такэде, всячески демонстрируя свою лояльность. Когда же он приехал во владения Сингэна в третий раз, Кансукэ посоветовал своему господину убить его под предлогом того, что враг строит ему смертельную ловушку: правила вежливости требовали, чтобы Сингэн тоже посетил Суву, а это означало визит в логово тигра. Князь Сува был убит, и многие вассалы стали призывать Такэду немедленно атаковать его владения, пока вассалы Сувы не подготовились к отпору. Однако Кансукэ настоял на том, что с походом нужно подождать. И он правильно рассчитал: убийство обозлило вассалов Сувы, и они были готовы перегрызть глотки самураям Такэды, но, когда поход был отложен, они просто передрались друг с другом, поскольку у князя Сувы не было сына, и через полгода после убийства не оказали никакого сопротивления.

Шпионы Такэды Сингэна

Такэда Сингэн родился в 1521 году. Он получил во владение провинцию Каи после того, как восстал против собственного отца, который хотел лишить его наследства в пользу младшего брата. Харунобу [1] заточил отца, поручив его охрану одному из соседей.

Затем Харунобу расширил свою территорию за счет области Синано, которой на тот момент правил Мурамаки Ёсикиё. После поражения Мураками в 1547 г. тот обратился за помощью к ближайшему соседу, которым оказался Уэмуги Кэнсин. Так началась известная в военной истории серия войн между Кэнсином и Сингэном.

С военной точки зрения Сингэн был искусным полководцем, что подтвердилось в конце его жизни, когда он воевал с более могущественными соперниками. Он настолько полагался на свое тактическое мастерство, что в ту эпоху крепостей не возвел ни одной, предпочитая встречаться с врагом в чистом поле. Это требовало суровой дисциплины и хорошей организации, и Сингэн был среди первых, кто привил эти добродетели пехотинцам-асигару, способным доставить массу проблем даже самому лучшему полководцу. И в этом, и во многих других военных преобразованиях Сингэн оставался новатором. Его поддерживала команда из 24 способных генералов, таких как Баба Нобухару и Ямамото Канцкэ.

Его подход к ведению войны отчасти диктовался внешними обстоятельствами. Его кампании, базировавшиеся на ресурсах горных провинций Каи и Синано, должны были носить наступательный характер, сводясь к стремительным набегам с гор на равнину. Трудности с транспортом за пределами Каи вынуждали Сингэна ограничиваться короткими кампаниями, обычно в три-четыре дня, максимум — в сорок-пятьдесят дней. Выполнение поставленных задач в столь короткие сроки требовало значительных ресурсов, и людских, и материальных. И то и другое у него было, так как он был в состоянии содержать армию в 45 тыс. человек.

Такэда Сингэн, как и многие другие военачальники того времени, постепенно внедрял в своих войсках огнестрельное оружие. В 1555 г. он приобрел 300 мушкетов, а в 1571 г. отдал следующий приказ своим командирам: «Отныне ружья станут самым важным оружием. Посему сократите количество копий (в ваших войсках), и пусть самые способные воины имеют ружья. Кроме того, когда вы набираете солдат, проверяйте их в стрельбе на меткость и требуйте, чтобы отбор (аркебузеров) производился в соответствиями с результатами (вашей проверки).»

Такэда Сингэн мог вынашивать планы захвата Киото. Но ситуация в стране была такая, что, выдвинь он в сторону Киото достаточные для такого похода войска, и Уэсуги Кэнсин запросто мог двинуть войска на Каи. Большинство военачальников в то время были заняты тем, что сражались друг с другом, и им некогда было строить планы захвата Киото. Сложись все по-другому, Такэда Сингэн оказался бы способным править Японией не хуже, чем он управлял провинцией Каи.

Сингэн обеспечил безопасность своих тылов к 1571 году, заключив союз с кланом Ходзё, и единственной опасностью для него могло быть только нападение Уэсуги Кэнсина, но и эту опасность можно было предупредить, перенеся кампанию на зимнее время, когда проходы из Этиго перекрываются снежными заносами. Кроме того, к этому времени его союзниками уже являлись Асаи и Асакура, а также мятежные икко-икки. Поэтому в октябре 1572 года Такэда Сингэн оставил Каи и двинулся на Киото. У него было 20 000 самураев и асигару, отборные войска Такэда, верность которых и неугасимый боевой дух были несомненны. Силы Сингэна, к которым присоединились 2 000 самураев Ходзё, прошли на юг от Синано до Тотоми, чтобы выйти на дорогу Токайдо у Хамамацу. Этому непобедимому войску предстояло столкнуться с Токугавой Иэясу, который был комендантом замка Хамамацу. Иэясу, дав сражение войскам Сингэна при Миката-га-хара, уже в темноте отступил в замок, который был готов к длительной осаде.

Утром Сингэн созвал военный совет. Чем дольше они будут ждать падения Хамамацу, тем скорее наступит весенняя оттепель, и Уэсуги Кэнсин спустится с гор Этиго. Поэтому Сингэн решил снять осаду и начать общее наступление на Нобунага. В начале 1573 г. Сингэн продолжил борьбу и вторгся в Микава, чтобы подготовить завершающий удар. Его первой целью был замок Нода, который удерживал один из командиров Иэясу. Осада была хорошо организована, настолько хорошо, что у защитников вскоре совсем кончилась еда, а единственным продуктом, оставшимся в замке, было изрядное количество сакэ. Не желая, чтобы драгоценный напиток достался врагу, гарнизон решил уничтожить его надлежащим образом. Шум пиршества далеко разносился в ночном воздухе, и сам Сингэн приблизился к крепостному валу, чтобы лучше слышать приятную мелодию, которую наигрывал на флейте кто-то из часовых. Когда он подошел к стене, один самурай, который, видимо, был не так пьян, как остальные, прицелился из аркебузы и прострелил ему голову. Рана не повлекла за собой немедленной смерти, но Сингэн скончался в апреле 1573 г. Он, бесспорно, был одним из величайших самурайских полководцев. Говорят, что, узнав о его смерти, Уэсуги Кэнсин оплакивал потерю «лучшего из врагов».

Во многом его методы управления опередили свое время, поскольку он позволял крестьянам вносить подати не только рисом, но и деньгами. Это позволило ему заменить обычные телесные наказания денежными штрафами, что улучшило его отношения с крестьянами. Крестьяне также не могли не оценить и того факта, что Сингэн был одним из немногих даймё(как назывались эти новые феодальные владетели), которые взимали налог не только с крестьян, но также и с самураев и с храмов. Сингэн никогда не забывал о требованиях военного времени. Он заботился о состоянии дорог и организовал эффективную курьерскую службу. Он мог позволить себе такие щедрые траты, так как буквально сидел на золотой жиле. Драгоценный металл веками добывался в Каи, и золото Такэда было основой его экономического могущества.

Соблазнительно представить себе владения Сингэна как страну счастливых трудолюбивых крестьян, готовых отложить свои орудия труда и взяться за мечи, защищая любимого господина, где не было оснований для смуты, подобной движению икки. В этом есть доля правды, ибо крестьяне относились к «Сингэн-ко», или «принцу Сингэну», с любовью и уважением. Лучшим комплиментом, сделанным созданной Сингэном системе, было то, что через много лет после его смерти Токугава Иэясу создал свою грандиозную административную систему по модели Такэда. Успех Такэда заключался в том, что он мог содержать большую армию асигару, обученных основам военного дела, и в то же время в случае войны не отрывать крестьян от сельскохозяйственных работ.

[1] Так звали Такэда Сингэна до того, как он обрил голову и сменил имя в 1551 г..

Такэда Сингэн (1521-1573)

Даймё провинции Каи

Замок: Цуцудзигасаки
Сражения: Сэдзава (1542), Фукуё (1542), Такато (1545), Утияма (1546), Уэдахара (1548), Сёдзиритогэ (1548), Фукаси (1550), 1-я Каванакадзима (1553), 2-я Каванакадзима (1555), 3-я Каванакадзима (1557), 4-я Каванакадзима (1561), 5-я Каванакадзима (1564), Курагано (1565), Минова (1566), Канбара (1569), осада Одавара (1569), Мимасэтогэ (1569), Микатагахара (1572), осада Нода (1573)

Сингэн – монашеское имя Такэда Харунобу, старшего сына Такэда Нобутора из горной провинции Каи. Подвергаясь с раннего детства придиркам отца, человека необузданного и жестокого, Харунобу вырос замкнутым и хитрым. Уже в юности он проявил воинский талант и недюжинную храбрость, но не был оценен по достоинству. В 20 лет он изгнал своего отца и стал править самостоятельно. Он вторгся в провинцию Синано и подчинил себе род Сува, но войной не замедлили воспользоваться соседние дайме из Синано, напав на владения Такэда. Харунобу разбил их войска в битве при Сэдзава (1542). В 1544 году он начал войну против рода Ходзё, поддерживая своего родственника Имагава Ёсимото, однако эта кампания закончилась без сражений. В том же году Сингэн захватил крепость Кодзин-яма в Синано, принадлежавшую роду Тодзава. В 1548 г. Сингэн сражался с Мураками Ёсикиё и был разбит в сражении при Уэдахара, однако тут же победил Огасавара, тоже из Синано, и захватил их земли. К 1550 г. Сингэн завоевал всю провинцию Синано. Но на защиту изгнанных даймё встал правитель провинции Этиго Нагао Кагэтора, более известный как Уэсуги Кэнсин. Пять раз войска обоих полководцев встречались в одном и том же месте, на равнине Каванакадзима в северной части Синано. Сражения 1553, 1555 и 1557 гг. напоминали шахматные партии, фигурами в которых были люди, и заканчивались без перевеса в чью-либо сторону. Но в 1561 г. произошла битва не на жизнь, а на смерть. Традиционно считается, что в ходе сражения Кэнсин с обнаженным мечом кинулся на Такэда Сингэн, сидевшего на походном стуле, но Сингэн отразил несколько ударов меча боевым железным веером и только благодаря этому остался в живых. Подоспевшие телохранители отбили самураев Уэсуги Кэнсин.

В 1565 армия Такэда вторглась в Кодзукэ и одержала две победы, хотя и с большим трудом, при Курагано и Минова. В 1569 Сингэн вторгся в провинцию Суруга, владения Ходзё, и попытался овладеть Одавара — родовым замком Ходзё. С большим трудом Сингэн удалось уйти, потерпев поражение в сражении на перевале Мимасэтогэ.

В 1572 Сингэн объединился с Ходзё и выступил против набиравшего силу Токугава Иэясу. Зимой 1572-73 г. Иэясу был разбит в битве при Микатагахара и спасся только чудом. Приблизительно в это же время он выступил против Ода Нобунага и приказал взять крепость последнего Ивамура в провинции Мино; однако в 1573 при осаде крепости Токугава Нода в провинции Микава Сингэн скончался. По одним сведениям, он умер от ранения в голову, нанесенного снайпером осажденных, по другим, скончался от туберкулеза. Перед смертью, говорят, Такэда Сингэн завещал своему сыну, Кацуёри, примириться с Уэсуги Кэнсин и во всем полагаться на него, но тот не выполнил заветы отца, приведя к гибели весь род Такэда.

Бесстрашие Сингэн перед лицом смерти восхищало современников, но еще большего уважения заслуживают его административные и политические таланты. Сингэн активно строил дороги, дамбы и плотины, добывал золото, организовал эффективную курьерскую службу и систему налогообложения, причем налоги в его владениях платили все – крестьяне, самураи и духовенство. Он отменил телесные наказания для крестьян и разрешил им вносить подати не рисом, а деньгами, способствуя развитию торговли. В эпоху, когда осада замка была главным видом сражения, Такэда Сингэн больше полагался на профессиональную армию, чем на крепостные стены, и даже не имел укрепленной резиденции. Его продуманная система мобилизации и снабжения позволяла в короткие сроки собирать до 45 тыс. человек без большого ущерба для экономики небольшой провинции Кай. В зрелом возрасте Сингэн редко руководил сражениями лично, пролагаясь на своих прославленных полководцев – Ямамото Кансукэ, Ямагата Масакагэ, Баба Нобухару и Найто Масатоё. Признание талантов Сингэн пришло от его заклятого врага Токугава Иэясу, после смерти Кацуёри в 1582 г. «унаследовавшего» провинцию Каи и сложившуюся административную систему, которую Иэясу использовал в масштабах всей Японии после того, как стал сёгуном.

Такэда Сингэн: биография

Однако планам Такэды, готовившегося выполнить приказ сёгуна и усмирить Нобунагу, не суждено было сбыться. Сингэн неожиданно умер 13 мая 1573 года. Точная причина его смерти неизвестна. Одни полагают, что он скончался от туберкулёза, другие — от пулевого ранения, полученного при осаде неприятельского замка. Перед смертью Такэда Сингэн завещал своему сыну, Кацуёри, примириться с Уэсуги Кэнсином и во всем полагаться на него, но тот не выполнил заветы отца, приведя к гибели весь род Такэда. Девять лет спустя Ода Нобунага уничтожил наследников Сингэна и захватил его владения.

Японцы считают Такэду одним из самых лучших полководцев в своей истории. Существует множество легенд и преданий, основанных на историческом сочинении, созданном вассалами дома Такэда «Коё гункан», повествующем о его подвигах, бесстрашии и воинском таланте. В «Коё гункан» рассказывается о военном искусстве, обычаях и нравах дома Такэда.

Сингэн поощрял развитие шпионажа и применение наемных убийц и диверсантов — ниндзя. Сингэну служили так называемые «суппа» (). Его тайные поручения также выполняли «куноити» () — женщины-ниндзя (иногда считают, что они лишь выполняли приказы настоящих синоби). В организацию шпионов и диверсантов Сингэна входили и так называемые «мицумоно» (), которые под видом торговцев и монахов добывали нужную информацию в других княжествах. Для её передачи в Каи они использовали в том числе уникальную сигнальную систему «нороси» ().

«Тигр Каи» (одно из прозвищ Сингэна) по-видимому хорошо представлял себе перспективы применения огнестрельного оружия, и одним из первых создал в своей армии подразделения аркебузиров и специалистов-минёров, использовавшихся при осадах замков. По данным источников, к 1555 году в его армии было не менее трехсот аркебуз.

Сингэн был популярен среди самураев, с которыми переносил все опасности и лишения службы, и среди крестьян, которые звали его Сингэн-ко — Князь Сингэн. Он покровительствовал боевым искусствам и проповедовал благородство в бою, невозмутимость и дзэнское хладнокровие в самых тяжелых ситуациях.

Девизом Сингэна было выражение «Фуринкадзан» (яп. Фу:-рин-ка-дзан, «Ветер, лес, огонь, гора»), сокращение цитаты из «Искусства войны» китайского автора Сунь-цзы, которая в оригинале читалась так:

  • Глава 7, строка 13: он [военачальник] стремителен, как ветер; он спокоен и медлителен, как лес;
  • Глава 7, строка 14: он вторгается и опустошает, как огонь; он неподвижен, как гора.

На боевом знамени Сингэна было начертано: (яп. токи кото кадзэ но готоку, сидзуканару кото хаяси но готоку, окасикасумэру кото хи но готоку, угокадзару кото яма но готоси). Передают, будто эти слова на знамени начертал настоятель храма Эриндзи () Кайсэн Дзёки ( ). Само же знамя хранится и по сей день в синтоистском святилище «Такэда дзиндзя» (). За двести лет до Сингэна сторонник Южного двора Китабатакэ Акииэ также использовал эти слова древнего китайского стратега на своих стягах.

Кроме того, Сингэну приписывают и такие слова: Люди — это замок, каменная стена и ров. Сострадание — мой друг, ненависть — мой враг. (яп. Хито ва сиро, хито ва исигаки, хито ва хори. Насакэ ва миката, ада ва тэки нари). Это изречение знаменитого военачальника показывает, что гораздо больше он полагался на преданность своих людей, чем на крепостные стены.

Токугава Иэясу, захвативший впоследствии провинцию Каи, получил вместе с ней и сложившуюся под руководством Сингэна административную систему.

Заглавная страница

Википедия — бесплатная энциклопедия в онлайн-режиме, которая доступна всем пользователям. Особенность интернет-ресурса в том, что все желающие могут создавать, а также редактировать статьи. Википедию можно назвать самым большим, универсальным справочником на просторах Интернета. Статус справочного сайта этот ресурс приобретал с 2001 года (со времени создания).

Проект wikipedia.green имеет одно важное преимущество. К каждой опубликованной статье есть качественное видео. Посетители нашего ресурса могут не только прочесть информацию, но и просмотреть видео-ролик. Для удобства пользователей создан поиск в правом верхнем углу. Чтобы редактировать или публиковать текстовый контент, нужно создать свою учетную запись.

Википедия — один из наиболее посещаемых сайтов. Информация из этого универсального справочника используется в научных исследованиях, на конференциях, в работе разных ведомств.

Первое сражение при Булл-Ран

Первое сражение при реке Булл-Ран (англ. First Battle of Bull Run ), также Первое сражение при Манассасе) — первое крупное сухопутное сражение Гражданской войны в США. Состоялось 21 июля 1861 года возле Манассаса (штат Виргиния). Федеральная армия под командованием генерала Ирвина Макдауэлла атаковала армию Конфедерации под командованием генералов Джонстона и Борегара, но была остановлена, а затем обращена в бегство. Федеральная армия ставила своей целью захват важного транспортного узла — Манассаса, а армия Борегара заняла оборону на рубеже небольшой реки Булл-Ран. 21 июля Макдауэлл отправил три дивизии в обход левого фланга противника; им удалось атаковать и отбросить несколько бригад конфедератов. Через несколько часов Макдауэлл отправил вперёд две артиллерийские батареи и несколько пехотных полков, но южане встретили их на холме Генри и отбили все атаки. Федеральная армия потеряла в этих боях 11 орудий, и, надеясь их отбить, командование посылало в бой полк за полком, пока не были израсходованы все резервы. Между тем на поле боя подошли свежие бригады армии Юга и заставили отступить последний резерв северян — бригаду Ховарда. Отступление Ховарда инициировало общий отход всей федеральной армии, который превратился в беспорядочное бегство. Южане смогли выделить для преследования всего несколько полков, поэтому им не удалось нанести противнику существенного урона.

«Хлеб» (укр. «Хліб» ) — одна из наиболее известных картин украинской советской художницы Татьяны Яблонской, созданная в 1949 году, за которую ей в 1950 году была присуждена Сталинская премия II степени. Картина также была награждена бронзовой медалью Всемирной выставки 1958 года в Брюсселе, она экспонировалась на многих крупных международных выставках.

В работе над полотном художница использовала наброски, сделанные летом 1948 года в одном из наиболее благополучных колхозов Советской Украины — колхозе имени В. И. Ленина Чемеровецкого района Каменец-Подольской области, в котором в то время было одиннадцать Героев Социалистического Труда. Яблонская была восхищена масштабами сельскохозяйственных работ и людьми, которые там трудились. Советские искусствоведы отмечали, что Яблонская изобразила на своей картине «новых людей», которые могут существовать только в социалистическом государстве. Это настоящие хозяева своей жизни, которые по-новому воспринимают свою жизнь и деятельность. Произведение было задумано и создано художницей как «обобщённый образ радостной, свободной творческой работы». По мнению французского искусствоведа Марка Дюпети, эта картина стала для своего времени программным произведением и образцом украинской реалистической живописи XX столетия.

Такэда Сингэн : биография

даймё и полководец Японии периода Сэнгоку

Представитель рода Такэда. Был старшим сыном Такэды Нобуторы, полководца и правителя горной провинции Каи (ныне префектура Яманаси). При рождении получил имя Кацутиё («победа навсегда»), но в 1536 году сменил его на Харунобу, получив в дар иероглиф «хару» (?) из имени 12-го сёгуна Асикаги Ёсихару. Имя Сингэн принял с монашеским саном в 1559 году.

Харунобу рос нелюбимым ребёнком, отец хотел избавиться от него, так как благоволил больше своему второму сыну — Такэде Нобусигэ, и именно ему собирался передать свои владения. В 1541 году при поддержке главных вассалов своего отца Харунобу восстал, и, изгнав Нобутору, стал править самостоятельно. Существует гипотеза, что Харунобу, готовясь сместить отца, вступил в тайный сговор с Имагавой Ёсимото.

Ещё Нобутора в союзе с землевладельцами провинции Синано (сейчас это префектура Нагано) Мураками и Сува вторгался в земли Синано. Харунобу вслед за отцом продолжил завоевательные походы в Синано. Однако он разорвал союз с кланом Сува и напал на него. В 1542 году он пленил Суву Ёрисигэ, привел его в столицу Каи, город Кофу, и там заставил покончить с собой. В 1543 году Харунобу разгромил владельца замка Нагакубо Ои Садатаку (совершил самоубийство), в 1547 году одержал крупную победу над объединенными силами владетеля замка Сига (Синано) Касахарой Киёсигэ и Уэсуги Норимасой (официально занимал тогда должность Канто канрэй) в битве при Оитахаре. В 1548 году другой правитель из Синано, Мураками Ёсикиё, нанес дружинам Такэды болезненное поражение в сражении при Уэдахаре. Погибли доблестные вассалы Такэды — Итагаки Нобуката, Амари Тораясу и др. Сам Сингэн был дважды ранен. Но в том же году он взял реванш, разгромив Ёсикиё в битве при Сиодзиритогэ.

Такеда Есинобу Тайкай 2005

После того как Такэда Харунобу разгромил в 1553 году одного из последних непокорных ему могущественных лордов провинции Синано Мураками Ёсикиё, ему удалось поставить под свой контроль почти всю провинцию Синано (за исключением северной ее части). Мураками Ёсикиё бежал из родового замка и вынужден был просить помощи у ближайшего соседа, которым был блистательный полководец, даймё провинции Этиго Нагао Кагэтора, вошедший в историю под именем Уэсуги Кэнсин. Так началась прославленная в военной истории серия войн между Кэнсином и Сингэном. Пять сражений были разыграны на одном и том же месте, на ровном участке земли в Синано, называемом Каванакадзима, где сливаются реки Сайгава и Тикумагава — в 1553, 1555, 1557, 1561 и 1564 годах.

В нескольких сражениях, когда одна из сторон приобретала тактическое преимущество над другой, обе армии двигались как гигантские шахматы, в которых шахматными фигурами служили люди. Четвёртая битва при Каванакадзиме в 1561 году была настоящим — большим и кровавым — сражением. В ходе сражения Уэсуги Кэнсин с обнажённым мечом кинулся на Сингэна, сидевшего на походном стуле. На вопрос, о чём он думает перед смертью, Сингэн сложил изящное стихотворение и отразил удар меча боевым железным веером.

Уважение, которое Кэнсин и Сингэн испытывали друг к другу, лучше всего иллюстрируется знаменитой «историей с солью». Поскольку владения Сингэна находились вдали от моря, он получал соль из княжества Имагава. Однако после того как Сингэн напал на ослабевший из-за поражения при Окэхадзаме (1560 год) дом Имагава, глава последнего Имагава Удзидзанэ перестал продавать во владения Такэды соль (нападение на Имагаву также привело к войне Такэды с семейством Ходзё, из владений которого соль также купить было невозможно). Уэсуги Кэнсин, узнав о трудностях Сингэна, заметил, что Удзидзанэ совершил очень подлый поступок, и послал Сингэну некоторое количество соли из собственной провинции, которая имела выход к побережью Японского моря. И добавил при этом: «Я воюю не солью, а мечом». Эта история содержится в источнике эпохи Токугава «Синсю тонъя юрай кикан» (яп. . Описание истоков оптовой торговли в провинции Синано, 1795 год).

Шпионы Такэды Сингэна

Главная страница / Боевые искусства Востока / Япония / Ниндзюцу / «Золотой век» ниндзюцу / Шпионы Такэды Сингэна /

Шпионы Такэды Сингэна

Ссылка на основную публикацию