Шаолиньское Кунг Фу и Чань Буддизм | Karate-krs.ru

Шаолиньское Кунг Фу и Чань Буддизм

Мастер Ши Янчен

Воин-монах монастыря Шаолинь, 34 поколение монахов

«Я чувствую своё призвание быть дома, в Китае. Быть окружённым родными горами Суншань. Поэтому моя школа состоялась именно здесь, возле храма Шаолинь.»

  • Боевой монах Шаолиня, Мастер Ши Янчен занимается кунг-фу с 6 лет;
  • Безупречно владеет 72 стилями кунг-фу и 18 видами оружия;
  • С 2002 года много путешествовал по миру с показами шоу Шаолиньского кунг-фу;
  • Преподавал ученикам в Германии, Италии, Австрии, Дании, США, Голландии, Франции;
  • Хорошо знает английский, общается на французском и немецком;
  • С 2011 года — мастер, учитель в собственной школе в Дэнфэн;
  • С 2019 года — переезд школы к Храму Байтусы;
  • С 2019 года — старший монах-воин в храме Белого кролика г. Сюйчан.

Почти 10 лет назад Ши Янчен стал Шифу для 6 мальчиков из своей родной деревни. А сейчас так обращаются к Мастеру уже больше 700 человек. Бывших учеников не бывает.

Слово Шифу ( 师父 , shīfu) не имеет аналогов в русском, да и в европейских языках тоже.

Шифу — это буддийское понятие, объединяющее и учителя, и отца. В процессе совместных занятий, разговоров, медитаций Шифу передает ученикам свой опыт, мировоззрение, отношение к жизни, которые соответствуют принципам дзен-буддизма. Он опытен и образован, как учитель, и строг, заботлив и внимателен, как отец.

Как источник света, Шифу показывает ученику его собственную правильную дорогу, помогает не сбиться с пути. Но при этом не ведет за руку, не дарит готовых рецептов, а направляет его сознание и дает внутреннюю уверенность в том, что путь выбран верно.

Мастер Ши Янчен и его школа Традиционного Шаолиньского кунг-фу

Имя Ши Янчен — буддийское. Приставка «Ши» обозначает, что он получил посвящение в монастыре Шаолинь и имеет своего духовного наставника — Шифу. Передавая свой опыт и мастерство ученикам, учитель Ши Янчен поддерживает традицию следования буддийским линиям преемственности обучения.

Вам, наверное, интересно узнать, что нет стандартов, жестких правил и техник для обучения владения телом и разными видами оружия. Есть направление, Есть единая нить, в процессе наматывания которой становится возможным постижение кунг-фу в Шаолине.

Условно сегодня насчитывается более тысячи стилей кунг-фу, и они продолжают добавляться. Каждый мастер боевых искусств вносит что-то свое. И из привычных движений и связок появляется новый стиль кунг-фу также, как рождается новый рецепт блюда на кухне талантливого шеф-повара из обычного набора продуктов.

Как передать опыт, способы и трактовки приемов — личное дело каждого Мастера. Поэтому большие школы и академии кунг-фу — это не вполне традиционно для преподавания культуры Шаолиня и Чань-буддизма, хотя крупных учебных комплексов тоже достаточно вокруг монастыря.

Монахи обители предпочитают тренироваться в одиночестве или в обществе ближайших учеников, и так было всегда. Поэтому школа, которую создал Мастер Ши Янчен, живет по семейным правилам и традиционным канонам, в этом ее ценность. Для каждого, кто приезжает в школу, он отец и учитель. Он живет, как настоящий отец, вместе со своей семьей в школе, а не приходит, как тренер, несколько раз в неделю.

Приехав однажды в шаолиньскую школу для обучения кунг-фу к мастеру Ши Янчену, вы становитесь частью большой семьи учеников, которые не теряют связи между собой, продолжают общаться и после того, как покинут школу.

Если вы мечтаете:

  • Приобщиться к жизни шаолиньского монаха и его учеников;
  • Получить совершенно новый опыт;
  • Раздвинуть границы представления о возможностях своего тела и духа.

Оставьте заявку со своими пожеланиями и бронируйте билет на самолет. Школа позаботится обо всем остальном.

ГУНФУ, ДЗЕН И МЕДИЦИНА

in Zen we trust

Кратко об истории возникновения дзен-буддизма, о шаолиньской школе гунфу Гулунь

Монастырь Шаолинь в горах Суншань был основан в царстве Северная Вэй, в девятый год правления под девизом Тай Хэ (Великая Гармония), а по григорианскому календарю — в 495 году. В это время монах Ба То из Индии, преодолев Западные Земли (так тогда называли часть Китая, примыкающую к Индии), достиг Северной Вэй. Его постижение учения Будды произвело впечатление на вэйского правителя Сяо Вэнь-ди,который безгранично доверял Ба То. Монах “любил уединение и затворничество, находя временное пристанище в горах и долинах, неоднократно направляясь на Суншаньские вершины, уходил от мирской жизни”. И тогда, Сяо Вэнь-ди в горах Шаошишань построил для него буддийский храм. Так как храм располагался посреди лесной чащи в шаошишаньских горах, он стал именоваться “Шаолиньсы” (буддийский храм Шаолинь).

В период правления императора Сяо Мина в третий год правления под девизом Сяо Чан (Уважение и Процветание), то есть в 528 году по григорианскому календарю,- на восток отправляется Да Мо. Он останавливается в Шаоши и, просидев в медитации перед стеной 9 лет, передает учение, не основываясь на письменах, устремляясь к человеческому сердцу, позволяя ему постигать суть и прозревать, подобно Будде. Простые слова облегчают учение, и оно быстро распространяется, находя отклик в широких массах, и за короткое время достигает расцвета. Идеология учения Большой Колесницы (Махаяны) также заключается в широком распространении. Шаолиньское “Учение Чань” (Чань — Дзен) появляется естественным образом, своевременно и в нужный момент, проходит через периоды процветания и упадка и передаётся по наследству до наших дней. Таким образом,Да Мо именуется патриархом буддийской школы Чань, а монастырь Шаолинь становится известным как обитель патриарха-основоположника Чань-буддизма.

О происхождении и развитии шаолиньского гунфу (в пер. — мастерство) в источниках есть записи: начало берётся в царстве Северная Вэй, переживает подъём в эпохи Тан, Сун, Цзинь, Юань, достигает расцвета при династии Мин и в начале правления династии Цин, к концу эпохи Цин переживает упадок. Тренировочные упражнения отдельных монахов-усэнов длительного периода разных династий в истории шаолиньского гунфу систематизируются, вбирают в себя лучшее из многого, совершенствуются и принимают вид сформировавшейся целостной системы шаолиньского гунфу.

В восьмой год периода правления Дао Гуан (Свет Истины) династии Цин, (по григорианскому календарю 1828 г.) представитель крупного цинского маньчжурского чиновника Линь Циня по имени Ян Хайлян, инспектируя территории, совершал жертвоприношения на Срединном Пике. 25 дней он скакал верхом на лошади до монастыря Шаолинь, чтобы осмотреть знаменитую “Школу кулачного искусства”. Так как императорский двор строго запрещал обучение воинским искусствам, руководство обители, опасаясь того,что монахи-усэны могут продемонстрировать “шаолиньское гунфу” и навлечь беду как на себя, так и на Шаолинь, принимает решение отправить монахов по имени Хай Фа и Чжень Мо, учеников-туди, учеников-тусунь (в первом и втором поколении после себя) и большое количество других людей в монастырь Шигоусы (Храм в каменном овраге), “филиал” Шаолиня, спрятав всех там. Чжень Мо тайно изучает секретное гунфу. 12 лет спит на алтарной скамье, по ночам упорно тренируется вместе с учеником Ци Цзинем (У Гулунь), неустанно практикуя “Синь-и-ба”, твёрдостью укрепляя тело, мягкостью трансформируя сознание. В это же время они ещё и усердно изучают чаньскую медицину, занимаются врачеванием, откликаясь на каждый зов, спасают много человеческих жизней, становясь знаменитыми на весь уезд. И в наши дни вокруг Шигоусы до сих пор ходят предания о Чжень Мо, Ци Цзине и других монахах-усэнах, удивительные истории об изучении воинских искусств в монастырских лёссовых пещерах-яодунах. И шаолиньское гунфу, оставаясь в тени на фоне беспрецедентных гонений цинского двора, почти прервавшее свою историю, собирает вместе чаньскую медицину,культуру воинских искусств,и рождается первое поколение мастеров почти утраченного учения.

Ци Цзинь, в миру У Гулунь (1834-1914), уроженец Яншумяо (Храма Тополей), из деревни Боюйгоу (Долины Кипарисов), местности Фогуан (Света Будды), городского района Иньяньши (Учитель, отдыхающий в тени). В возрасте 5 лет постригается в монахи в монастыре Шигоусы, дочернем храме Шаолиньсы, становится учеником-последователем Чжень Мо, усердно тренируется воинским искусствам. В 20 лет в полном объёме перенимает искусство шаолиньское кулачное искусство и мастерство владения всеми видами оружия. Учитель Чжень Мо, длительное время наблюдая тренировки ученика-туди, начинает подготовку к передаче ученику шаолиньской практики целостного совершенствования тела и сознания “Синь-и-ба”. И, размышляя и наблюдая, как любимый ученик перенимает “Синь-и-ба”, вместе с собратьями воплощая её, как целостный процесс, учитель Чжень Мо глубоко задумывается о том, что его ученик, вне всяких сомнений, уже обрёл более глубокие знания и о практике Чань, тренировке воинского искусства, медицине.

И система шаолиньского забытого учения “Синь-и-ба” наследуется никем иным, как им. Так как Ци Цзинь уже обладал прочным фундаментом гунфу, Чжень Мо в течение нескольких лет словесно передаёт учение, воспитывает, вкладывая всё сердце. И ученик не только всесторонне овладевает секретами “Синь-и-ба”, но и получает возможность , обладая отличными навыками, усердно тренироваться и всесторонне модифицировать “Синь-и-ба”. Сердце шифу полностью удовлетворено, так как есть то, что передавать последующим поколениям. Поскольку Ци Цзинь искренний и целеустремлённый, мужественный и трудолюбивый, сердцем свободный от суетных дум, умом превосходит других, великодушный и честный, его гунфу достигает границ совершенства. Он владеет секретом “тайного прикосновения” — выведения соперника из строя одним пальцем. Может щелчками пальцев ломать ветви деревьев, тычками оставлять в них вдавленные места. Более того, парными “железными” локтями “крошил камни”, в искусстве цингун (мастерство воздушного передвижения, дословно “тренировка лёгкости”) “преодолевал реку, не намочив обуви”. Эти чудесные техники неустанно восхваляются последующими поколениями.

Из-за стихийно возникающих отрядов народного ополчения, цинский двор ещё более строго запрещает воинские искусства. В год, когда Ци Цзиню исполняется 40 лет, чтобы сберечь квинтэссенцию шаолиньской культуры, он , согласно монастырским правилам, покидает монастырь, уходит в мир, живёт в уединении, и сокровище Шаолиня находит временное укрытие в народе, дожидаясь благоприятного времени возвращения в Шаолинь. Перед отъездом наставник строго наказывает ему: «Не нужно восхищаться горами, росой и водами, полагаясь на воинское, демонстрировать свою силу, нужно одежде намокнуть от моросящего дождя, увядшим цветам опасть на землю, спокойно и мягко общаться с людьми, следовать естественности, не упуская в нём ничего, помогать всем существам всю жизнь, три сокровища в непрерывности причин и следствий возродят Шаолинь«. Так старший монах Ци Цзинь становится учителем в первом поколении и шаолиньской традиции Чань-У-И (Чань, воинского искусства, медицины) и забытого некогда искусства “Синь-и-ба” (Удержание сердца и намерения).

Кунг Фу Шаолиня. Часть 3

..Тренировки

У разных школ шаолиньского ушу свой подход к обучению. Тренировки претерпевали изменения и в самом Шаолине. Своеобразны и методы, передаваемые по разным наследственным линиям монахов. К тому же обучающиеся расставляют приоритеты обучения по-разному, и это тоже вносит коррективы в упражнения и сроки.

Единого расписания тренировок не существует. Но основной ход ежедневной жизни монахов-воинов Шаолиня описать вполне возможно. С древности монахи ежедневно уделяли время молитвам и изучению чань-буддизма, изучению и практике кунг фу, а также бытовым делам монастыря (уборка, сельское хозяйство, охрана и т.д.). Итак, их распорядок дня таков:

5:15–5:30: Сидячая медитация (цигун)

5:30–6:30: Утренняя тренировка по кунг-фу: разогрев и базовые умения

6:40–7:40: Изучение буддизма

9:00–11:30: Работа в монастыре: ведение сельского хозяйства, заготовление дров и т.д. Дети и пожилые монахи изучают буддизм.

14:00–17:00: Тренировка по кунг фу, посвященная боевым умениям

17:10–18:40: Изучение буддизма

21:00–23:00: Тренировка по кунг фу, посвященная повторению изученного и различным упражнениям

Утренняя тренировка посвящена базовым умениям. Она начинается с разогрева, разминки тела вращением в суставах, затем идет тренировка выносливости (15-30 минут) с помощью бега, прыжков, отжиманий и т.д.

После этого полчаса монахи занимаются «искусством ребенка», оттачивая гибкость и равновесие. Гибкость тренируется растяжкой, а умение держать равновесие – с помощью задержки в позах из комплекса «искусства ребенка». Обычно утренняя тренировка длится час, но монахи могут дополнительно заниматься и сами, уделяя внимание боевым навыкам, формам и т.д.

Дневная тренировка начинается в 14:00-14:0 и даже в 15:00 в жаркие летние дни. Основное внимание уделяется боевым умениям, чему отводится 1-2 часа. Монахи делают перерывы на 15-20 минут, делают и другие упражнения, в результате чего общее время тренировки увеличивается до 2-3 часов.

Стили

Изучение боевого искусства монахов Шаолиня происходит через наработку форм – таолу. Некоторые формы, например Малый Красный Кулак, состоят из одной комбинации, а другие, например Большой Красный Кулак, включают в себя 3 и более комбинаций, каждая из которых может считаться отдельной формой. Родственный формы объединены в один стиль или подстиль. Малый и Большой Красный Кулаки формируют стиль Красного Кулака, Малый и Большой Пушечный Кулаки формируют стиль Пушечного Кулака, и так далее.

Некоторые стили, например, Кулак Императора Тайцзу, состоят из единственной формы. А некоторые стили были расширены до 5, 10, 13, 18 и даже более форм. Однако стили нельзя назвать полностью обособленными друг от друга.

До нас дошли сотни стилей шаолиньских монахов. Существует список из более тысячи стилей, благодаря чему Шаолинь является крупнейшей школой боевых искусств в мире. В эпоху династии Цинь (1644-1911) монахи выбрали 100 лучших стилей. Из них они затем выделили 18 самых известных.

Но каждая линия монахов была известна своими стилями. Каждый стиль передает боевые навыки и методы сохранения здоровья с помощью одной или нескольких форм.

Монахи овладевают несколькими стилями и учатся владеть разными видами оружия, чтобы повысить свое мастерство. Самими известными стилями являются:

· 18 приёмов архатов – старейший стиль

· Красный Кулак (Шаолинь Хун Цюань)

· Пушечный Кулак (Шаолинь Пао Цюань)

· Кулак Императора Тайцзу (Шаолинь Тайцзу Чань Цюань)

· Кулак пяти шагов

· Мягкий кулак (Жоу Цюань)

· Стиль Пьяницы (Цзуй Цюань)

а также другие стили, например южные стили Хунга и Вин-Чунь.

Боевые искусства и странствующие монахи Китая оказали заметное влияние на боевые искусства Кореи, Японии и других стран Юго-Восточной Азии. Так, например, японское боевое искусство Сёриндзи Кэмпо поддерживает исторические связи с Шаолинем.

Copyright 2016 © Использование этого материала возможно только с ссылкой на правообладателя: Школа Боевых Искусств «МАСТЕР ШАОЛИНЬ»

Спасибо, что делитесь с друзьями!

Шаолиньское Кунг Фу и Чань Буддизм

Внимание! Для прослушивания передач МРК вы можете использовать проигрыватель Media Player скачать аудиофайл

Здравствуйте, уважаемые радиослушатели! Вы слушаете передачу «Экскурс в культуру Китая». У микрофона ведущая Мария Сябренко.

Считается, что шаолиньское кунфу возникло более 1500 лет назад в городе Дэнфэн провинции Хэнань. В Китае ушу и буддизм занимают очень важное место. Шаолиньское ушу и чань-буддизм уже давно стали настоящими драгоценностями китайской нации и выдающимися представителями нематериального культурного наследия. Кроме того, ушу получило большую поддержку среди любителей этого вида боевого искусства как в Китае, так и за его пределами. Городу Дэнфэну было присвоено почетное звание «родина ушу». В сегодняшней программе мы приглашаем вас посетить красивый город Дэнфэн провинции Хэнань и познакомиться с особенностями «родины ушу».

В 80 годах 20-го столетия на экраны вышел фильм «Храм Шаолинь», который на весь мир прославил расположенный глубоко в горах один из старейших буддийских храмов Поднебесной. С тех самых пор в эти края приезжает огромное количество любителей ушу со всех концов света. В Дэнфэне открылось множество спортивных площадок и школ. Если вы сегодня приедете в Дэнфэн, то сразу же окунетесь в атмосферу, пропитанную спортивным духом. Шаолинь уже стал своеобразной визитной карточкой этой местности. В Дэнфэне открыто огромное количество спортивных учебных заведений. Можно сказать, что каждый уголок этого небольшого города пропитан культурой шаолиньского ушу.

На базе по обучению боевым искусствам монастыря Шаолинь тренируются сотни молодых ребят. Крики с их тренировок разносятся на большое расстояние. В 1998 году при монастыре Шаолинь по инициативе его настоятеля мастера Ши Юнсина главный тренер Ши Енлу создал базу по обучению боевым искусствам. В результате многих лет непрерывного развития эта база стала одним из главных образовательных центров, объединив в себе ушу, кино и телевидение, спорт, искусство и современные технологии. На сегодняшний день количество учеников этой базы превышает 10 тыс. человек.

В Дэнфэне таких учебных заведений, как база по обучению боевым искусствам монастыря Шаолинь, очень много. Как рассказал заместитель отдела пропаганды г. Дэнфэн г-н Лю Фуюе, благодаря концентрации всех ресурсов, этот город постепенно превратился в крупнейшую обучающую базу боевых искусств, ему было присвоено почетное звание «родина ушу». Из года в год в этот город приезжает все больше любителей ушу и профессиональных спортсменов из Китая и других стран. Вот что сказал Лю Фуюе:

«Только в самом городе Дэнфэн работают 49 школ ушу. Сюда приезжают ребята со всего Китая, а также из других стран, таких как США, Россия, Республика Корея, Япония и из стран Юго-восточной Азии. В год в Дэнфэне обучается до 60 тыс. человек, из которых более 2000 – иностранцы».

Почему же так много людей стремятся приехать именно в Шаолинь? Действительно ли им так интересен шаолиньский ушу? На эти вопросы ответил секретарь школы боевых искусств г. Дэнфэн г-н Чжан Сунсянь. Вот что он сказал:

«Многие мечтают овладеть шаолиньским ушу, кому-то просто интересно, а кто-то преклоняется перед этим искусством. Бывает так, что, посмотрев выступление, человек просто остается под сильным впечатлением, не может поверить, что реально выделывать такие трюки со своим телом, и сам решает попробовать начать тренироваться».

В приемной комиссии базы по обучению боевым искусствам при монастыре Шаолинь всегда многолюдно. Сюда постоянно приезжают ребята со своими родителями. Госпожа Чжан приехала из Пекина со своим 8-летним сыном. Она сказала, что в этом году специально приехала с сыном в г. Дэнфэн во время летних каникул, чтобы записать его в летний лагерь ушу. Госпожа Чжан сказала:

«Мы решили отправить сына в Шаолинь, чтобы он в первую очередь начал заниматься спортом и немного укрепил свое здоровье, стал самостоятельным. Здесь строгая дисциплина, пусть он попробует, постепенно привыкает. Это будет ему очень полезно».

В Китае много родителей придерживаются такого же мнения, как госпожа Чжан. Отправить своего единственного ребенка одного постигать тонкости ушу в монастырь Шаолин говорит о доверии, которое родители испытывают к этому месту и его персоналу.

В Дэнфэн приезжают не только любители ушу со всего Китая. Все чаще здесь можно встретить граждан других государств. Главный тренер Шаолиня, директор школы боевых искусств на окраине г. Дэнфэн мастер Ши Енлу считает, что это связано с увеличением популярности Шаолиня в мире. Вот что он сказал:

«Сейчас монастырь Шаолинь довольно известное место, о нем много говорят в последнее время. Год от года сюда приезжают все больше учеников в надежде повысить уровень своего мастерства. Если сложить вместе количество учащихся краткосрочных и долгосрочных курсов, то только на нашей базе боевых искусств проходят обучение около 500 человек в год».

Мастер Ши Енлу сказал, что иностранцы разделены в группы по возрасту, и по уровню подготовки. Был и такой случай, когда в Шаолинь приехала вся семья, представители трех поколений. Для удобства на базе боевых искусств пришлось создать отдел иностранных студентов, разработать для них специальный план занятий и внеурочных мероприятий.

15-летний Александр Курило приехал из России. Он обучается мастерству ушу в Шаолине в группе иностранных студентов. Несмотря на свой юный возраст, он уже третий раз приезжает на стажировку в город Дэнфэн. Саша рассказал о том, с чего началось его увлечение ушу. Вот что он сказал:

«Это было 3 года назад, мне об этом рассказал отец, и мне очень стало интересно. Здесь же в основном все школы находятся, и здесь преподают лучше, так как здесь это все зародилось. Мне очень нравится, я очень хорошо себя чувствую, когда занимаюсь».

Мастер Ши Енлу сказал, что иностранные студенты очень серьезно относятся к учебе. В наши дни, если иностранцы хорошо знакомы с культурой Шаолиня, они уже не хотят учить только базовые упражнения ушу. Они начинают более глубоко изучать особенности культуры Шаолиня. Мастер Ши Енлу сказал:

«И хотя они всей душой любят занятия ушу, тренируются на протяжении длительного времени, у них не пропадает интерес к познанию всего нового, а, наоборот, только растет. Для них очень важно познать истинное содержание шаолиньского кунфу».

Олег Гизатуллин приехал в Дэнфэн из Санкт-Петербурга. Олег тренер ушу, также преподает кунфу и гимнастику цигун. Он приезжает в Шоалинь, чтобы повысить уровень мастерства владения своим телом и лучше понять тонкости чань-буддизма. Он занимается под руководством мастера Ши Енлу. Олег сказал, что кроме тренировок он еще старательно учит китайский язык, ведь только при знании языка можно полностью погрузиться в китайскую культуру. Давайте послушаем, что он сказал:

«Мы говорим о Шаолине, в нем практикуется не только кунфу, практикуется именно чань-буддизм. Я изучаю китайский язык для того, чтобы изучать буддизм на китайском языке и уметь читать сутры на китайском языке, общаться с мастерами на китайском языке, понимать культуру изнутри, потому что понять ее можно, только если знаешь китайский язык».

Шаолиньское кунфу (Китай)

Шаолиньское ушу (кунфу) — это традиционное боевое искусство, зародившееся в древнем Китае и достигшее высот в известном на весь мир буддистском монастыре Шаолинь. В настоящее время Шаолиньским кунфу занимаются миллионы людей по всему миру.

Шаолиньское кунфу (Китай)

Шаолиньское кунфу (Китай)

Почему же столько людей выбирают именно кунфу? Основные причины следующие:

Шаолиньское кунфу (Китай)

Занятия кунфу активно укрепляют здоровье, физическое и духовное. Шаолиньские монахи, практикующие кунфу, известны своим крепким здоровьем и долголетием. Шаолиньские монахи практикуют и демонстрируют непревзойденное владение своим телом и техникой даже в 80-90 лет.

Шаолиньское кунфу как нельзя лучше опровергает расхожее мнение о том, что боевые искусства — это грубость и «мордобой». Во-первых, единоборство, буквально «выращенное» в среде чань-буддизма уже априори не может нести в себе жестокости или агрессии. Каждый элемент этого искусства пронизан духовным смыслом, большое внимание уделяется работе с внутренней энергией. В кунфу боевые искусства и духовная практика неразделимы. Ну а во-вторых, в тренировках нет так называемых «контактных» спаррингов. Учитель разрешает пробовать отрабатывать какие-то элементы искусства «друг на друге» только ученикам, имеющим значительный тренировочный стаж и умеющим практиковать без нанесения вреда партнерам. Так что те, кто давно хотел научиться драться, как Брюс Ли, но его останавливал страх перед возможными травмами, могут смело идти на тренировку по кунфу, не боясь синяков и выбитых зубов.
Движения тела в кунфу естественны и рациональны, эффект удара достигается без применения больших физических сил. Секрет в точной концентрации усилия, которая достигается путем упражнений под руководством Мастера. Это делает кунфу эффективным для самообороны, особенно для людей, не имеющих серьезной физической подготовки. Мягкость движений в кунфу обманчива: в реальной схватке из-за молниеносной скорости даже трудно разглядеть происходящее.
В кунфу отсутствуют «пустые движения», в каждом движении есть смысл, в каждой защите есть удар, в каждом ударе есть защита.
Занятия кунфу способствуют развитию гибкости, равновесия, устойчивости, учат полному контролю над своим телом и над любой жизненной ситуацией.

Зачем нужны занятия кунфу именно Вам? Преимущества тренировок очевидны:

Улучшится ваше здоровье, укрепится иммунитет.
Вы проживете дольше и качественнее. Шаолиньские монахи тренируются даже в 80-90 лет.
Ваше тело станет сильным и гибким.
Ваши движения станут более точными и уверенными.
Повысится ваша энергетика, вы сможете победить усталость, стресс и депрессию.
Занятия кунфу также положительно влияют на работу ума. Вы будете легче решать трудные задачи.
Вы найдете спокойствие и уверенность внутри себя.
Занятия кунфу способствуют развитию творческих способностей.
Вы научитесь пребывать в гармонии с собой и чувствовать счастье вне зависимости от жизненных обстоятельств.
Вы получите необходимые навыки самообороны.
Вы научитесь лучше слышать себя и принимать быстрые и своевременные решения.

Занятия кунфу должны проводиться только под руководством опытного тренера, прошедшего обучение у мастеров в Китае. В клубе традиционного кунфу и цигун «Северный Шаолинь» уже более 12 лет изучается настоящее кунфу монастыря Шаолинь. Опытные тренеры клуба шаг за шагом обучат вас всем этапам этого легендарного единоборства. Клубом организованы также ежегодные поездки в Шаолинь для тех, кто хочет непосредственно обучаться у настоящих Мастеров кунфу.

Настоящее Шаолиньское кунфу – это ваши сила, здоровье, самооборона и стрессоустойчивость!

Справка
История возникновения кунфу:
Появление в Китае техники кунфу относится к правлению династии Цинь (221-207 гг. до н. э.). В то же время первое упоминание о воинской подготовке относится к III в. до н.э. Кунфу имело вид индивидуальной воинской подготовки. В практику кунфу входили как техника рукопашного поединка, так и владение оружием.

Примерно в VI веке из Индии в Китай прибыл 28-й патриарх буддизма по имени Бодхидхарма (основатель учения чань-буддизм) и обосновался в монастыре Шаолинь. С этого времени началось распространение Шаолинского кунфу. А после того, как монахи помогли вернуть престол второму императору династии Тан (Ли Шиминь), тот разрешил иметь Шаолиню монастырские войска. Так появились воины-монахи. В Сунскую эпоху (960-1279 гг.) монахи монастыря часто уходили в мир, тем самым, распространяя технику кунфу по всему Китаю.

В современном мире велик интерес к Шаолиньскому монастырю, немало приверженцев его идей живут в разных концах планеты. А боевое искусство кунфу всегда вызывало жгучий интерес и желание овладеть его секретами.

Уличное кунфу

СОДЕРЖАНИЕ.

СОДЕРЖАНИЕ

Кунфу – реальность через призму мифов

Что недостойнее мудрого мужа, чем придерживаться ложного или, ничуть не сомневаясь, защищать то, что недостаточно исследовано и продумано?

Казалось бы, совсем недавно мы узнали краткое, но удивительно емкое слово «кунфу» – китайские боевые искусства. А уже сколько легенд оно породило на европейской почве, сколько поклонников завоевало себе! У кунфу есть и свои противники, говорящие о потенциальном вреде, которое оно несет здоровью и обществу.

Однако и противники, и сторонники кунфу редко могут привести веские аргументы в пользу своей позиции. Слишком мало пока известно достоверных материалов, а основные источники по истории и философии кунфу остаются непрочитанными и непереведенными. Спор же без фактов, когда в ход идут только легенды и мифы, не имеет смысла. Нередки и прямые мистификации некоторых не слишком щепетильных мастеров кунфу. Вот почему боевые искусства, выйдя из подвалов и получив официальный статус, до сих пор для многих представляют собой некую терра инкогнито.

Автор при написании книги использовал исключительно китайские источники: древние трактаты, хроники, жизнеописания, никогда ранее не публиковавшиеся на европейских языках.

Небольшой объем книги не позволяет описать весь спектр китайских боевых искусств, прошедших долгий путь развития, в связи с чем автор решил затронуть лишь один аспект кунфу, вызывающий наибольшее количество споров и спекуляций, порождающий немало легенд. Это знаменитое шаолиньское направление боевых искусств, ведущее свою легендарную историю от Шаолиньского монастыря в провинции Хэнань. Его история во многом мифологична и, увы, не соответствует тем представлениям, которые щедро описываются в научно-популярной литературе и в газетах. Примеряя китайские одежды, мы порой забываем, что за их внешней пестротой и буйством неупорядоченных красок лежит удивительное внутреннее единство, объясняемое цельностью китайской духовной традиции. Поэтому, рассказывая об кунфу, мы прежде всего должны подчеркнуть глубину образов и символов, стоящих за бесхитростными мифами о подвигах мастеров.

А нужно ли современному поклоннику кунфу знать его историю и философию? Может быть, вполне достаточно грамотно и тщательно изучить обширный технический арсенал кунфу? Внутренний смысл кунфу всегда потаен от занимающегося, он познаваем лишь косвенно через понимание общих принципов китайской культурной традиции, эстетики, философии и мифологии. История кунфу – это прежде всего непосредственный путь к пониманию данного искусства. И если поклонник кунфу осознает, что перед ним предстало нечто большее, чем обыкновенный способ оздоровления или рукопашный бой, – значит, первый, но самый важный шаг к постижению тайн собственной природы он уже сделал.

Много споров вызывает вопрос, откуда произошло кунфу и когда оно возникло. Некоторые видят его корни в индийской йоге, даже говорят о некой «йоге борьбы». Другие же считают, что боевые искусства были привнесены в Китай во время походов Александра Македонского в IV в. до н. э. Вряд ли можно считать эти предположения серьезными гипотезами, хотя бы потому, что уже в VI–V вв. до н. э. при дворах правителей Китая устраивались смотры лучших кулачных бойцов, проводились состязания между профессиональными воинами. Нет никаких сомнений, что кунфу сформировалось непосредственно на китайской почве, отразив то удивительное переплетение различных философских течений, верований и представлений, которые господствовали в Китае.

Однако в кунфу немало настоящих загадок, разрешить которые можно, лишь внимательно изучив древние хроники. Например, действительно ли монахи Шаолиньского монастыря занимались кунфу? Что принес в Китай индийский миссионер Бодхидхарма, считающийся создателем шаолиньских боевых искусств? Что вообще преподавалось и передавалось в школах кунфу? Здесь мы попытаемся ответить лишь на часть этих вопросов, однако не будем забывать, что любой ответ является лишь началом еще более запутанных тайн.

Тайна кунфу состоит не в каком-то отдельном приеме или упражнении, она заключается прежде всего в самом смысле кунфу. Не случайно говорили, что «истинное кунфу начинается в сердце», то есть в самой душе человека. Потому-то и путь к кунфу всегда связывался в Китае с путем в глубь себя. Лишь опытный учитель мог указать эту дорогу, и лишь искренний ученик мог увидеть ее. Доверие ученика к наставнику превращалось в основу основ обучения. Но и сам учитель должен был верить своему ученику, так как доверял ему часть своего сердца, того Знания, которое сам получил от первоучителей.

Кунфу могло умереть и тогда, когда ученик проявлял духовное непонимание сути искусства, как говорили китайские мастера, не постигал «всеприемствование духа Учения». В этом случае вся техника превращалась в груду бессмысленных и не приносящих пользы обломков. Передавался не прием, а принцип, который мог открыться и в одном движении. Хотя в школах кунфу изучали сотни комплексов—таолу, все они, по существу, сводились к «всепреемствованию духа». Именно в этом и состоит сложность кунфу, порой недоступная европейцам, пытающимся разглядеть что-нибудь «загадочное» во внешней форме.

Традиционно кунфу разделяется на стили внешней и внутренней семьи. К внешним относят шаолинь- цюань (шаолиньский кулак) и ряд других стилей. К внутренним – тайцзицюань (кулак великого предела), багуачжан (ладонь восьми триграмм), синьицюань (кулак формы и воли). Примечательно, что такое разделение стилей возникло в недрах внутренних стилей, ибо внешнее существует лишь как проекция внутреннего. Частично это отразило своеобразную полемику, которая шла в кунфу в XVII–XVIII вв., сводившуюся к нехитрому вопросу: «Какой стиль более истинный?» Посмотрев повнимательнее, мы заметим, что базируются все стили на общих принципах и способах передачи традиции (хотя бы потому они и могут обозначаться единым словом «кунфу»). В основе основ лежат сердце и воля человека, порождающие и движение энергетического флюида—ци, и феномены сверхсилы мастеров, и их духовную мощь.

Сегодня существуют два направления кунфу: кунфу современное, включающее оздоровительный, спортивно-гимнастический и прикладной разделы, и кунфу традиционное (как его называют в Китае – народное), где все аспекты слиты воедино. Неизбежной издержкой спортивного кунфу оказывается ослабление внутреннего, духовного начала древнего искусства. Но именно этого не должно быть в наш технический век, так как хочется верить, что духовные ценности стоят вне времени и вне конкретной культуры, они всеобщи и постоянны.

Истинная добродетель благородного мужа – гармоничное пестование своего духа и тела. Путь к этому предопределен древними мудрецами и зовется он кунфу. Наша задача – бережно сохраняя это искусство, постигать его сокровенно-утонченную сущность

ИГУАНЬ, мастер кунфу (XVIII в.)

Ветер Истории причудливо переплетает правду и вымысел, миф и реальность, соединяет все в единый клубок необычайных и удивительных рассказов, называемых обычно историей кунфу. Повторенные сотнями рассказчиков на рыночных площадях, постоялых дворах, школах боевых искусств, они получили широкое хождение в народе. Естественно, что их достоверность не подвергалась ни малейшему сомнению. Скорее наоборот: чем больше необычайного было в этих рассказах, тем ближе они были сердцам слушателей и знатоков кунфу. Эти мифы постепенно, как кирпичики, складывали устную историю кунфу, отодвигали на задний план более пресную и поэтому менее интересную реальность.

Итак, история кунфу – это фактически миф об кунфу. Однако под пышным слоем вымысла мы можем обнаружить многое, что расскажет нам о самой сути китайских боевых искусств, неотделимых от психологии китайского народа, его мировосприятия, эстетических и философских воззрений, – одним словом, от всего того, что зовется культурным контекстом.

Что принес «бородатый варвар»?

В 520 г. (называют разные даты этого события – 486, 526, 527 г.) в Китай приходит 28-й патриарх буддизма Бодхидхарма, чье имя дословно означало «Учение о просветлении». По-китайски его имя транскрибировалось как «Путидамо», или просто «Дамо». Он пришел из Южной Индии, предположительно из Мадраса. Легенды рассказывают, что Дамо был сыном богатого индийского принца, однако оставил светские

Монастырь Шаолинь

Монастырь Шаолинь
少林寺
Основан 495 год
Площадь 57 600 м²
Время работы 07:30 — 18:00 (летом)
Входной билет 100 юаней

Монастырь Шаолинь ( 少林寺 , Shàolínsì, Шаолиньсы) — буддистский монастырь на священной горе Суншань в провинции Хэнань, родина и главный центр Чань-буддизма, известный боевым искусством У-шу (Кунг-Фу) . Находится в центре Китая, в провинции Хэнань, в городе Дэнфэн недалеко от столицы провинции Чжэнчжоу, под пиком Ужу горы Суншань. Основан при династии Северная Вэй в 495 году индийским монахом Буддабхадрой (Бато) при поддержке императора Северной Вэй Сяовэнь-ди. В 530-хх годах в монастыре жил индийский монах Бодхидхарма, основатель и первый патриарх Чань-буддизма.

Название монастыря — Шаолинь (少林) означает «Лес на горе Шаоши». Шаоши (少室) — это один из семи пиков священной горы Суншань, на котором и стоит монастырь Шаолинь. Шаолинем монастырь назвали потому, что он расположен в глубине горы Суншань, спрятан среди лесов. Кроме него, в Китае существует ещё несколько буддийских монастырей под названием Шаолинь, поэтому этот монастырь иногда называют с уточнением: «Суншаньский Шаолинь» (по горе) или «Дэнфэнский Шаолинь» (по городу).

Династия Северная Вэй

Монастырь Шаолинь был основан при династии Северная Вэй на девятнадцатом году правления под девизом Тайхэ (495 год н. э.) императором Сяовэнь-ди для размещения прибывшего ко двору индийского монаха Бато (Буддабхадры). Буддабхадра читал проповеди при императорском дворе, императору они пришлись по нраву, и он покровительствовал монаху. Построить монастырь было решено недалеко от столицы, на северном склоне вершины Шаошишань священной горы Суншань. В 506 году в Шаолинь последовательно прибыли два индийских монаха — Ленамоти и Путилючжи, и занимались здесь переводом канонических буддистских книг, для чего было построено специальное здание. Немногим позже в Шаолине работал монах Хуэй Гуан, который развивал традиции индийской школы Дхармагуптаки.

Статуя Бодхидхармы

В третий год девиза Сяочан императора Северной Вэй Сяомин-ди (527 г. н. э.) В Шаолинь прибыл монах Путидамо (菩提达摩, Бодхидхарма), 28-й патриарх буддизма. Это круто изменило историю монастыря. Бодхидхарма поселился в пещере на склоне горы рядом с монастырём, по легенде, он провёл девять лет, созерцая стену пещеры, после чего обрёл просветление, и разработал Чань-буддизм, став его первым патриархом. В третьем году девиза Тяньпин императора Восточной Вэй Сяоцзин-ди (536 г. н. э.) Бодхидхарма передал учение Хуэйкэ, который стал вторым патриархом Чань-буддизма. С тех пор Шаолинь стал центром Чань-буддизма.

Император У-ди династии Северная Чжоу в 574 году запретил буддизм, монастырь Шаолинь был разгромлен, а монахи подвергнуты гонениям. При императоре Цзин-ди Северной Чжоу Шаолинь в 580 году был восстановлен.

Династии Суй и Тан

Вэнь-ди, первый император династии Суй, покровительствовал буддизму. Он пожаловал монастырю Шаолинь сто цинов земли (666,7 га). Шаолинь стал крупным и богатым монастырём.

Ворота монастыря Шаолинь

В начале правления династии Тан, когда ещё шла гражданская война, произошло ещё одно важное для монастыря событие. В 620 году 13 шаолиньских монахов спасли наследника престола Ли Шиминя, разбили один из отрядов повстанцев и пленили его предводителя — Ван Шичуна. В 627 году Ли Шиминь вступил на трон под именем Тай-цзун, и отблагодарил монастырь — даровал различные привилегии, пожаловал земельным наделом и дозволил Шаолиню содержать монашеское войско в 500 человек. Шаолинь стал всенародно известен и получил прозвище «Первый монастырь в Поднебесной».

При династиях Тан и Сун монастырь Шаолинь владел 14 000 му (980 га) земли, сам монастырь занимал 540 му (58 га), в нём было около 5 тыс. строений и 2 тыс. буддийских монахов. Школа Чань-буддизма, основанная Бодхидхармой, при династии Тан расцвела и распространилась, став самой большой школой буддизма в Китае.

Династии Юань и Мин

В начале династии Юань монастырь Шаолинь был очень богатым, были построены колокольная и барабанная башни, перестроены и обновлены коридоры, склады и кухня.

В царствование императора династии Мин Цзяцзина побережье Китая страдало от набегов японских пиратов Вокоу. Монахи Шаолиня успешно помогали защитить население от набегов, за что императорский двор подтвердил льготы и привилегии монастыря. В период династии Мин монашеское войско как минимум шесть раз призывалось на службу, участвовали в военных действиях, совершали подвиги. В честь побед монахов императоры Мин ставили в Шаолине стелы, и финансировали строительство в монастыре.

Император Канси династии Цин в 1704 году собственноручно написал для монастыря Шаолинь парные надписи: для Зала Небесного Владыки, главных ворот монастыря, Зала Махавира и других строений. Император Юнчжэн в 1735 лично утвердил план реконструкции монастыря. Был перестроен Зал Тысячи Будд, на строительные работы из казны было потрачено 9 тысяч лянов серебра. Император Цяньлун также делал пожертвования для монастыря и писал таблички.

Китайская республика

После Синьхайской революции и установления республики Шаолинь сильно пострадал в гражданской войне. Сразу после революции и начавшейся анархии монахи вместе с интеллигенцией и народом уезда Дэнфэн начали формировать отряды самообороны. Руководили приготовлениями монахи Юнь Сун и Хэн Линь. В 1920 году ополчение Дэнфэна выиграло около десятка битв против бандитов, обеспечив безопасность окружающим монастырь деревням.

Весной 1928 года генерал Фань Чжунсю захватил уезды Гун и Яньши, соседние с Дэнфэном, его войска окружили Дэнфэн, в монастыре Шаолинь разместился штаб армии. Войска Ши Юсаня, подчинённого Фэн Юйсяна, 15 марта 1928 года, борясь с Фань Чжунсю, подожгли монастырь. Сгорело большинство строений, в огне погибло множество свитков с буддийскими канонами и трудами по боевым искусствам.

Когда в 1931 году Япония начала агрессию в Маньчжурии, а в Китае начали усиливаться патриотические и воинственные настроения. На их волне в Нанкине был открыт Центральный научно-исследовательский институт У-шу.

Во время Культурной революции монахи Шаолиня подверглись гонениям, их расстригали из монашества, буддийские статуи разбивались, сокровища разграблены. Когда в 1976 году революция закончилась, Шаолинь был восстановлен и отремонтирован. В 1980-хх годах правительство КНР начало проводить Новую религиозную политику. Шаолинь был внесён в список охраняемых памятников, а рукописи павильона Канона Трипитаки причислены к особо охраняемым письменным памятникам древности. Начали активно изучаться шаолиньские книги по боевым искусствам и медицине.

В декабре 1996 года кумирня основателя и лес пагод были внесены в список охраняемых памятников материального искусства. В 1997 году монастырь был зарегистрирован как юридическое лицо, в этом же году он был внесён в список Всемирного наследия ЮНЕСКО.

Шаолиньское Кунг Фу и Чань Буддизм

Что недостойнее мудрого мужа, чем придерживаться ложного или, ничуть не сомневаясь, защищать то, что недостаточно исследовано и продумано?

Казалось бы, совсем недавно мы узнали краткое, но удивительно емкое слово «кунфу» – китайские боевые искусства. А уже сколько легенд оно породило на европейской почве, сколько поклонников завоевало себе! У кунфу есть и свои противники, говорящие о потенциальном вреде, которое оно несет здоровью и обществу.

Однако и противники, и сторонники кунфу редко могут привести веские аргументы в пользу своей позиции. Слишком мало пока известно достоверных материалов, а основные источники по истории и философии кунфу остаются непрочитанными и непереведенными. Спор же без фактов, когда в ход идут только легенды и мифы, не имеет смысла. Нередки и прямые мистификации некоторых не слишком щепетильных мастеров кунфу. Вот почему боевые искусства, выйдя из подвалов и получив официальный статус, до сих пор для многих представляют собой некую терра инкогнито.

Автор при написании книги использовал исключительно китайские источники: древние трактаты, хроники, жизнеописания, никогда ранее не публиковавшиеся на европейских языках.

Небольшой объем книги не позволяет описать весь спектр китайских боевых искусств, прошедших долгий путь развития, в связи с чем автор решил затронуть лишь один аспект кунфу, вызывающий наибольшее количество споров и спекуляций, порождающий немало легенд. Это знаменитое шаолиньское направление боевых искусств, ведущее свою легендарную историю от Шаолиньского монастыря в провинции Хэнань. Его история во многом мифологична и, увы, не соответствует тем представлениям, которые щедро описываются в научно-популярной литературе и в газетах. Примеряя китайские одежды, мы порой забываем, что за их внешней пестротой и буйством неупорядоченных красок лежит удивительное внутреннее единство, объясняемое цельностью китайской духовной традиции. Поэтому, рассказывая об кунфу, мы прежде всего должны подчеркнуть глубину образов и символов, стоящих за бесхитростными мифами о подвигах мастеров.

А нужно ли современному поклоннику кунфу знать его историю и философию? Может быть, вполне достаточно грамотно и тщательно изучить обширный технический арсенал кунфу? Внутренний смысл кунфу всегда потаен от занимающегося, он познаваем лишь косвенно через понимание общих принципов китайской культурной традиции, эстетики, философии и мифологии. История кунфу – это прежде всего непосредственный путь к пониманию данного искусства. И если поклонник кунфу осознает, что перед ним предстало нечто большее, чем обыкновенный способ оздоровления или рукопашный бой, – значит, первый, но самый важный шаг к постижению тайн собственной природы он уже сделал.

Много споров вызывает вопрос, откуда произошло кунфу и когда оно возникло. Некоторые видят его корни в индийской йоге, даже говорят о некой «йоге борьбы». Другие же считают, что боевые искусства были привнесены в Китай во время походов Александра Македонского в IV в. до н. э. Вряд ли можно считать эти предположения серьезными гипотезами, хотя бы потому, что уже в VI–V вв. до н. э. при дворах правителей Китая устраивались смотры лучших кулачных бойцов, проводились состязания между профессиональными воинами. Нет никаких сомнений, что кунфу сформировалось непосредственно на китайской почве, отразив то удивительное переплетение различных философских течений, верований и представлений, которые господствовали в Китае.

Однако в кунфу немало настоящих загадок, разрешить которые можно, лишь внимательно изучив древние хроники. Например, действительно ли монахи Шаолиньского монастыря занимались кунфу? Что принес в Китай индийский миссионер Бодхидхарма, считающийся создателем шаолиньских боевых искусств? Что вообще преподавалось и передавалось в школах кунфу? Здесь мы попытаемся ответить лишь на часть этих вопросов, однако не будем забывать, что любой ответ является лишь началом еще более запутанных тайн.

Тайна кунфу состоит не в каком-то отдельном приеме или упражнении, она заключается прежде всего в самом смысле кунфу. Не случайно говорили, что «истинное кунфу начинается в сердце», то есть в самой душе человека. Потому-то и путь к кунфу всегда связывался в Китае с путем в глубь себя. Лишь опытный учитель мог указать эту дорогу, и лишь искренний ученик мог увидеть ее. Доверие ученика к наставнику превращалось в основу основ обучения. Но и сам учитель должен был верить своему ученику, так как доверял ему часть своего сердца, того Знания, которое сам получил от первоучителей.

Кунфу могло умереть и тогда, когда ученик проявлял духовное непонимание сути искусства, как говорили китайские мастера, не постигал «всеприемствование духа Учения». В этом случае вся техника превращалась в груду бессмысленных и не приносящих пользы обломков. Передавался не прием, а принцип, который мог открыться и в одном движении. Хотя в школах кунфу изучали сотни комплексов—таолу, все они, по существу, сводились к «всепреемствованию духа». Именно в этом и состоит сложность кунфу, порой недоступная европейцам, пытающимся разглядеть что-нибудь «загадочное» во внешней форме.

Традиционно кунфу разделяется на стили внешней и внутренней семьи. К внешним относят шаолинь-цюань (шаолиньский кулак) и ряд других стилей. К внутренним – тайцзицюань (кулак великого предела), багуачжан (ладонь восьми триграмм), синьицюань (кулак формы и воли). Примечательно, что такое разделение стилей возникло в недрах внутренних стилей, ибо внешнее существует лишь как проекция внутреннего. Частично это отразило своеобразную полемику, которая шла в кунфу в XVII–XVIII вв., сводившуюся к нехитрому вопросу: «Какой стиль более истинный?» Посмотрев повнимательнее, мы заметим, что базируются все стили на общих принципах и способах передачи традиции (хотя бы потому они и могут обозначаться единым словом «кунфу»). В основе основ лежат сердце и воля человека, порождающие и движение энергетического флюида—ци, и феномены сверхсилы мастеров, и их духовную мощь.

Сегодня существуют два направления кунфу: кунфу современное, включающее оздоровительный, спортивно-гимнастический и прикладной разделы, и кунфу традиционное (как его называют в Китае – народное), где все аспекты слиты воедино. Неизбежной издержкой спортивного кунфу оказывается ослабление внутреннего, духовного начала древнего искусства. Но именно этого не должно быть в наш технический век, так как хочется верить, что духовные ценности стоят вне времени и вне конкретной культуры, они всеобщи и постоянны.

Это видео недоступно.

Очередь просмотра

  • Удалить все
  • Отключить

Слышали новость?

монахи ШАОЛИНЬ | Тренировки монахов

Хотите сохраните это видео?

  • Пожаловаться

Пожаловаться на видео?

Выполните вход, чтобы сообщить о неприемлемом контенте.

Понравилось?

Не понравилось?

Шаоли́нь (кит. упр. 嵩山少林寺, пиньинь: Sōng Shān Shàolínsì) — буддийский монастырь в центральном Китае (провинция Хэнань, г. Дэнфэн). Расположен на горе Суншань.

В этом месте ещё в начале V века появился даосский монастырь, где обитал Коу Цяньчжи, однако позднее после гонений на даосизм монастырь заняли буддисты.

Основан в 495 году при поддержке императора Сяо Вэнь-ди (дин. Северная Вэй) индийским буддийским монахом по имени Бхадра (Бато 跋陀 Bátuó, Buddhabhadra). В 530-х в монастыре останавливался первый патриарх чань-буддизма Бодхидхарма (Путидамо, Дамо). Индийский монах Бодхидхарма передал монахам Шаолиня метод, который в корне изменил течение их буддистской практики. Наряду с этим они получили способы совершенствования в медитации и поддержании физического здоровья.

В 620 году 13 шаолиньских монахов помогли Ли Шиминю (李世民, 599—649) удержаться на престоле, и монастырь получил высочайшее соизволение содержать монашеское войско. Таким образом Шаолинь оказался краеугольным камнем в восстановлении династии и прославился как центр боевых искусств.

В 1928 году военачальник Ши Юсань[en] поджёг монастырь Шаолинь. Были уничтожены уникальные письменные источники, например, такие, как трактат Чжан Саньфэнa, считавшегося источником Тайцзицюань. В то время в храме уже не было мастеров.

Позднее, сыну мастера Цзи Циня У Шаньлиню будет предложено вернуться для возрождения самобытной культуры и традиционных знаний Шаолиня. В тот период он оставался в монастыре и обучал монахов в течение трёх лет. Таким образом, последние мастера Шаолиня получили свои знания от него.

В связи с тем, что монастырь пролежал в руинах почти полвека, возникли проблемы с возвращением монастырю его традиций (так, после Второй мировой войны на развалинах монастыря жило всего семь монахов, из которых лишь трое были знакомы с шаолиньскими боевыми искусствами). Поэтому власти Китая привлекли к возрождению монастыря многих народных мастеров ушу, хоть как-то знакомых с традицией Шаолиня.

После выхода в 1982 году на экраны художественного фильма «Храм Шаолиня» по Китаю прокатилась волна популярности Шаолиня, и в монастырь пришло много новых молодых послушников, искренне тренировавшихся и изучавших буддизм.

В 1986 году настоятелем монастыря был официально утверждён Синчжэн (мирские фамилия и имя — Ли Тайбао), который с 1951 года на общественных началах исполнял должность хранителя монастыря, однако в 1987 году он скончался.

После его смерти всеобщим голосованием чань-буддистского сообщества Ши Юнсин был утверждён в должности настоятеля Суншаньского Шаолиньского монастыря.

В этом храме преподаётся философия чань-буддизма посредством боевых искусств или медитативных техник, таких как: кунгфу, тайцзицюань и цигун.

Шаолинь: колыбель кунг-фу и медитации

Шаолинь: колыбель кунг-фу и медитации — раздел Философия, Вон Кью-Кит. Искусство цигун Все Стили Кунг-Фу Зародились В Шаолине. Известное Высказыв.

Все стили кунг-фу зародились в Шаолине.

МОНАСТЫРЬ ШАОЛИНЬ И БОДХИДХАРМА

Шаолиньское кунг-фу известно во всем мире. Это название оно получило благодаря китайскому монастырю, который многие называют самым выдающимся монастырем на земле. В действительности было два монастыря Шаолинь. Первоначальный — в провинции Хэнань на севере Китая, он существует и поныне. Был и другой монастырь Шаолинь — в провинции Фуцзянь на юге. Когда заподозрили, что там скрываются революционеры, армия династии Цин сравняла его с землей.

Северный монастырь Шаолинь был основан в 495 г. н.э. индийским монахом по имени Батуо. Он считался храмом китайских императоров, где на протяжении веков монахи возносили небу молитвы о процветании империи. Многие из шаолиньских монахов были философами, поэтами, учеными и удалившимися от мирской суеты генералами в отставке. Среди них были выдающиеся люди, такие, как всемирно известный китайский астроном И Син, известный путешественник и переводчик Сю-ань Цзан и “чудотворный” целитель Чжань Чжи.

В 527 г. н. э. в монастырь Шаолинь прибыл преподобный Бодхидхарма, чтобы преподавать медитацию. Для того чтобы укрепить дух и тело монахов, Бодхидхарма обучил их двум комплексам упражнений. Первый из них — “восемнадцать рук лоханя”, второй — основа “мускульных метаморфоз”.

Позже эти системы упражнений легли в основу шаолиньского кунг-фу и цигун. Поэтому Бодхидхарма почитается как первый патриарх кунг-фу монастыря Шаолинь. Он также основал чань(или дзэн)-буддизм.

Описанные в этой книге упражнения дао-инь, такие, как “подъем неба”, “поддерживание луны”, “толкание горы”, заимствованы из “восемнадцати рук лоханя”’, а многие боевые упражнения цигун, например “космическая рука” — из основ “мускульных метаморфоз”

ОСНОВЫ МУСКУЛЬНЫХ МЕТАМОРФОЗ

Если вы не довольны своим телом, то можете укрепить его “изнутри” с помощью системы “мускульных метаморфоз”, состоящей из двенадцати упражнений. Рассмотрим два наиболее типичных.

Встаньте прямо и расслабьтесь, слегка расставьте ноги и ни о чем не думайте. Согните запястья так, чтобы кисти рук и предплечья составляли прямой угол, а пальцы направьте вперед, как показано на рис. 14.1.

Находясь в этой позе, давите вниз основанием ладоней. Одновременно выгибайте пальцы вверх до предела. Дыхание произвольное. Повторите сорок девять раз.

Второе упражнение можно выполнять как продолжение первого или как самостоятельное упражнение. Поднимите прямые руки перед собой на уровень плеч. Крепко сожмите кулаки, держа их вертикально. Представьте, что в каждом кулаке зажато по палочке; палочки должны быть перпендикулярны земле (рис. 14.2). Сжимайте и расслабляйте кулаки сорок девять раз. Дышите произвольно и ни о чем не думайте.

В этих упражнениях мало внешне заметных движений, но вы почувствуете, как движутся мышцы, сухожилия и даже кости. Упражнения чрезвычайно просты, но эффективны и укрепляют не только руки, но и все тело. Как и в других случаях, не следует полагаться на мои слова, но проверить их на собственном опыте. Выполняйте упражнения ежедневно в течение нескольких месяцев, и результат не заставит себя ждать.

ЖЕСТКОЕ И МЯГКОЕ: ВНЕШНЕЕ И ВНУТРЕННЕЕ

Не будет преувеличением сказать, что почти все типы приемов и силовых техник, имеющихся в арсенале различных боевых искусств, стоят на вооружении шаолиньского кунг-фу. Некоторые люди ошибочно полагают, что кунг-фу Шаолиня — исключительно “жесткая” и “внешняя” школа, игнорирующая “мягкое” и “внутреннее” направление. Подобное заблуждение можно объяснить двумя причинами. Во-первых, первоначально шаолиньское кунг-фу действительно отличалось относительной жесткостью и приверженностью внешним формам. Во-вторых, из-за большого объема учебного материала не многим людям хватает терпения или возможности освоить технику высокого уровня, которая в основном является “мягкой” и “внутренней”.

Рис. 14.1. МУСКУЛЬНЫЕ МЕТАМОРФОЗЫ (Выгибание пальцев) Рис. 14.2. МУСКУЛЬНЫЕ МЕТАМОРФОЗЫ (Сжимание кулаков)

Демонстрации шаолиньского кунг-фу зачастую носят стремительный и мощный характер, по крайней мере по сравнению с плавными, грациозными стилями тай-цзи цюань,. багуа и синьи. Таким образом, как правило, шаолиньское боевое искусство ошибочно классифицируют как жесткую, внешнюю школу кунг-фу, а направления багуа, тай-цзи цюань и синьи относят к мягким, внутренним школам.

“Жесткое” и “мягкое”, “внешнее” и “внутреннее” — случайные, образные выражения. “Жесткое” обозначает, как правило, внешне заметное, динамичное проявление силы; “мягкое” относится к тем скрытым техническим приемам, которые внешне грациозны и плавны. Каратэ, например, жесткое, тогда как дзюдо мягкое. Само слово “мягкое” в действительности является неточным переводом китайского термина “жоу”. Термин “жоу” не подразумевает отсутствия силы, но это ближайшее по значению слово, которое мы можем предложить. Сила жоу в действительности может превышать так называемую “жесткую” силу!

“Внешней” называется сила, развитая очевидными, подручными средствами, такими, как поднятие тяжестей и бои на палках. “Внутреннее” относится к силе, развитой эзотерическими методами, такими, как направленный поток энергии и визуализация. Согласно одному высказыванию, внутренняя сила достигается тренировкой цзин (сущности), тренировкой шэнь (ума) и тренировкой ци (энергии); внешняя сила развивается тренировкой цзинь (сухожилий), гу (костей) и пи (мышц)*, когда принцип тренировки состоит в укреплении внешней формы (ладонь “набивают” о мешок с песком, а пальцы усиливают, вонзая их в емкость с горохом), и служит проявлением внешней силы. В то же время “космическая ладонь”, мощь которой зависит от направленного потока ци и визуализации — пример проявления внутренней силы.

Данная классификация достаточно условна и иногда носит произвольный характер. Продолжительная тренировка жесткой внешней силы трансформирует ее в мягкую и внутреннюю, и наоборот.

Следует отличать технику (по-китайски “фа”) от мастерства (“гун”). Техника относится к форме (блокам, ударам, перемещениям). Мастерство показывает насколько мощно, точно и быстро техника исполняется. В соответствии с принципами кунг-фу, ученик должен знать, что, если он осваивает только технику, не повышая мастерства, затраченные усилия пойдут насмарку, сколько бы времени он не потратил на тренировку. Истинное искусство определяется мастерством, а не владением разнообразными техниками. Эта глава посвящена основополагающим принципам развития внутренней силы, в соответствии с которыми тренировались монахи легендарного монастыря.

* Техника “железная ладонь” в книге “Искусство кунг-фу монастыря Шаолинь”, которую издательство “ФАИР” предложило вашему вниманию год назад, автор называет этот прием “железным кулаком” (N.B. На полках книжных магазинов уже появилась еще одна книга Вон Кью-Кита “Тай-цзи цюань”).

ЭЛЕМЕНТЫ ЦИГУН В КУНГ-ФУ

Учеников школы кунг-фу знакомят с базовыми понятиями цигун уже на начальном этапе обучения;

в процессе тренировок они постигают более сложные элементы этого искусства. Зачастую ученики усваивают технику цигун непроизвольно. Например, в кунг-фу южного Шаолиня первой техникой, которую осваивает ученик, является “поза всадника” (рис. 14.3), основа основ. Мой любимый учитель, “Дядюшка Справедливость”, прежде чем научить чему-нибудь другому, заставлял выполнять только эту стойку в течение несколько месяцев. Помимо всего прочего, поза всадника помогает ученику аккумулировать энергию в силовом поле живота (дань-тянь).

Ссылка на основную публикацию