Шаолиньские воины и нирвана в бою | Karate-krs.ru

Шаолиньские воины и нирвана в бою

Шаолиньские воины и нирвана в бою

Любите ли вы Брюса Ли и его яростные кулаки? Вы не одиноки — явно неравнодушны к нему были и боги, которые, как известно, забирают своих любимцев молодыми. После ранней смерти Брюс стал легендой, в этом статусе он пребывает и поныне. Нынешняя молодежь, может быть, никогда и не видела его фильмов, но знает наверняка, что все нынешние герои — Джекки Чан и компания — в некотором смысле его ученики. А уж как стали популярны боевые искусства после триумфа ‘Крадущегося тигра, затаившегося дракона’.

Вот и иностранцы все более вовлекаются в странный мир ушу, зачастую не понимая, что настоящий специалист не только правильно выполняет движения, но и обязательно знаком с китайской культурой и традициями — контекстом, в котором они всегда существовали. Поэтому за границами Китая боевые искусства иногда так и остаются чем-то вроде любимой игры взрослых. Взять хотя бы термины.

В Китае слово ‘ушу’ переводится буквально как ‘боевые искусства’, обозначая все их виды и разновидности. И ничего больше. Это удивляет многих иностранцев, которые искренне верят, что кун фу, например, это один из традиционных видов боевых искусств. ‘На самом деле, — говорит Чэнь Лей, четырехкратный чемпион Китая по ушу, — этот термин обозначает навыки, приобретенные годами упорных упражнений. Конечно, кун фу имеет самое непосредственное отношение к ушу, но с таким же успехом кун фу относится к большому специалисту в области кулинарии или вождении автомобиля. Называть все боевые искусства кун фу, не указывая на квалификацию бойца — не совсем правильно’.

Некоторые виды боевых искусств, утверждает Чэнь Лей, не подходят определенному типу личности или целям, которые ставит перед собой ученик. Например, если вы хотите добиться гибкости и скорости и при этом научиться наносить удары красиво и грациозно, наверное, больше всего вам подойдет борьба Длинный кулак. Но если вы хотите заниматься на протяжении долгих лет, и ощущать себя при этом и сильным, и расслабленным одновременно, тогда ваша борьба — тайцзи. Кроме того, не нужно забывать о теле и его способностях: каждому физическому типу соответствуют свои упражнения и свой стиль. И если вы не созданы для Длинного кулака, то не добьетесь в нем совершенства, как бы ни старались. Звучит несколько фатально, но в этом — весь Китай: найти то, что тебе соответствует и не насиловать свою природу.

Большинство иностранцев сталкиваются с немалыми сложностями при освоении сначала базовых движений, а затем и при переходе к каждой новой ступени. Многие уверены, что ключ к успеху — беспрерывные тренировки, как это делают многие китайские спортсмены. ‘Но, — замечает Чэнь Лей, — скорее всего, иностранцам нужен иной подход. Многие иностранцы неазиатского происхождения по размерам больше и физически сильнее, чем их китайские коллеги и даже учителя. Поэтому многие движения, рассчитанные на азиатскую комплекцию, им просто не даются, для их физического типа нужны специальные движения и упражнения. Другая трудность — большинство форм ушу требует гибкости в суставах, которой у иностранцев просто нет. В результате сложные движения руками и глубокие медленные стойки, которые относительно легко даются китайцам и азиатам, для других оказываются очень сложными. Правда, у иностранцев есть свое преимущество: у них длиннее руки, а потому и удары потенциально более дальние’.

Шаолиньские воины и нирвана в бою

За последние 60 дней ни разу не выходила

Статистика

Мир боевых искусств Шаолиньские воины и нирвана в бою

Любите ли вы Брюса Ли и его яростные кулаки? Вы не одиноки — явно неравнодушны к нему были и боги, которые, как известно, забирают своих любимцев молодыми. После ранней смерти Брюс стал легендой, в этом статусе он пребывает и поныне. Нынешняя молодежь, может быть, никогда и не видела его фильмов, но знает наверняка, что все нынешние герои — Джекки Чан и компания — в некотором смысле его ученики. А уж как стали популярны боевые искусства после триумфа ‘Крадущегося тигра, затаившегося дракона’.

Вот и иностранцы все более вовлекаются в странный мир ушу, зачастую не понимая, что настоящий специалист не только правильно выполняет движения, но и обязательно знаком с китайской культурой и традициями — контекстом, в котором они всегда существовали. Поэтому за границами Китая боевые искусства иногда так и остаются чем-то вроде любимой игры взрослых. Взять хотя бы термины. В Китае слово ‘ушу’ переводится буквально как ‘боевые искусства’, обозначая все их виды и разновидности. И ничего больше. Это удивляет многих иностранцев, которые искренне верят, что кун фу, например, это один из традиционных видов боевых искусств. ‘На самом деле, — говорит Чэнь Лей, четырехкратный чемпион Китая по ушу, — этот термин обозначает навыки, приобретенные годами упорных упражнений. Конечно, кун фу имеет самое непосредственное отношение к ушу, но с таким же успехом кун фу относится к большому специалисту в области кулинарии или вождении автомобиля. Называть все боевые искусства кун фу, не указывая на квалификацию бойца — не совсем правильно’.

Некоторые виды боевых искусств, утверждает Чэнь Лей, не подходят определенному типу личности или целям, которые ставит перед собой ученик. Например, если вы хотите добиться гибкости и скорости и при этом научиться наносить удары красиво и грациозно, наверное, больше всего вам подойдет борьба Длинный кулак. Но если вы хотите заниматься на протяжении долгих лет, и ощущать себя при этом и сильным, и расслабленным одновременно, тогда ваша борьба — тайцзи. Кроме того, не нужно забывать о теле и его способностях: каждому физическому типу соответствуют свои упражнения и свой стиль. И если вы не созданы для Длинного кулака, то не добьетесь в нем совершенства, как бы ни старались. Звучит несколько фатально, но в этом — весь Китай: найти то, что тебе соответствует и не насиловать свою природу.

Большинство иностранцев сталкиваются с немалыми сложностями при освоении сначала базовых движений, а затем и при переходе к каждой новой ступени. Многие уверены, что ключ к успеху — беспрерывные тренировки, как это делают многие китайские спортсмены. ‘Но, — замечает Чэнь Лей, — скорее всего, иностранцам нужен иной подход. Многие иностранцы неазиатского происхождения по размерам больше и физически сильнее, чем их китайские коллеги и даже учителя. Поэтому многие движения, рассчитанные на азиатскую комплекцию, им просто не даются, для их физического типа нужны специальные движения и упражнения. Другая трудность — большинство форм ушу требует гибкости в суставах, которой у иностранцев просто нет. В результате сложные движения руками и глубокие медленные стойки, которые относительно легко даются китайцам и азиатам, для других оказываются очень сложными. Правда, у иностранцев есть свое преимущество: у них длиннее руки, а потому и удары потенциально более дальние’.

Китайцы часто говорят, что ‘как каждый город имеет собственный диалект, так каждая область имеет собственный стиль ушу’. Разница между ними зачастую незначительна, но самое известное различие заключается в том, что стили, развитые на севере страны, уделяют особое внимание ударам ногами, а южные виды — кулачным приемам. Так что если вы мечтаете сражаться, как Мишель Ео в ‘Крадущемся тигре, затаившемся драконе’, то вам прямой путь на север. А если больше по душе Джекки Чан и его методы — отправляйтесь на юг.

Цель почти всех разновидностей ушу — физически крепкое тело. Если тренировки направлены на развитие сильных мускулов и физической выносливости, то этого добиваются ‘внешней системой’, вайцзяцюань. ‘Внутренняя система’, нейцзяцюань, акцентирует внимание на технике дыхания, медленных круговых движениях и развитии энергии ци. Столетиями специалисты спорят о том, какая из них более эффективна. На самом же деле ‘внешняя’ система на определенном этапе включает упражнения из ‘внутренней’ в свои тренировки и наоборот. А уж какой уделять больше внимания — зависит от того, какие цели вы перед собой ставите, начиная заниматься. ‘Внешние’ стили больше подходят тем, кого привлекает ‘боевая’ сторона, скорость и удары. ‘Внутренняя’ — для людей, желающих сконцентрироваться на духовной стороне упражнений. Между прочим, специалисты утверждают, что ‘внешние’ стили даются легче, особенно если вы физически крепкий человек. Достижение совершенства в стилях ‘внутренних’ требует большего терпения и дисциплины.

Самый популярный вид боевых искусств в мире — несомненно, тайцзицюань, или как у нас его чаще называют, тайчи, которым в Китае занимаются до глубокой старости. Если хотите быть гибким, иметь хорошее кровообращение, сильные ноги и хорошо сбалансированный организм, тайчи — настоящее сокровище. Большую часть обучения занимает культивирование ци — энергии, которую можно использовать как для самолечения, так и для борьбы.

В августе этого года в городе Цзяоцзо провинции Хэнань провели уже вторую международную конференцию по тайцзицюаню, на которую собираются несколько тысяч любителей со всего мира. В этом году в конференции участвовала и российская делегация, а вот из Беларуси никого, кроме меня, не было.

Тайчи — это не только упражнения, популярные у пожилых китайцев, это самое настоящее боевое искусство, в котором считается, что главное оружие хорошего бойца — правильное понимание и адекватная реакция на действия оппонента. Специально учат обманывать противника, как бы уступая ему. Утверждают, что при отступлении можно лучше контролировать силу и перенаправлять ее, но это один из самых сложных элементов тренировки, потому что противоречит естественному желанию ответить на силу силой. Овладеть всеми тонкостями тайчи, когда один может противостоять многим — великое искусство, которое дано немногим.

Многим из нас, с замиранием сердца следившим за молниеносными ударами Брюса Ли, было неведомо, что стиль, в котором он сражался, называется вин чунь — это жестокая и динамичная система, которая обещает быстрые результаты для тех, кто начинает обучение. Основной акцент — скорость, а не сила, основные приемы — уклонения, уловки и быстрые удары. В основе вин чунь — ‘теория центральной линии’, которая проводит воображаемую прямую линию по центру человеческого тела от головы до пяток и предлагает вдоль нее наносить удары, потенциально весьма опасные. При блокировке чужих ударов руки никогда не уходят за ширину плеч — границу возможных атак. Именно это и придает вин чунь ее удивительную простоту. В оружейном арсенале борьбы — острые и тяжелые ножы-бабочки и очень длинный шест, обращение с которым требует незаурядной силы и сноровки.

Одним из самых эзотерических видов считается багуа чжан, ‘борьба восьми триграмм’. Ее бойцы всегда ценились за ярость и нетрадиционные движения. Практикующий багуа обычно вращается вокруг воображаемого круга, изменяя скорость и направление и периодически наносит удары кистью. Вдохновение этой борьбы — в восьми триграммах (совокупности трех цельных и прерывистых линий) Книги перемен, И Цзин.

Основные навыки борьбы — увертки, уловки, скорость и непредсказуемость. На силу не отвечают силой, а преломляют ее круговыми движениями. Другой фирменный знак этого стиля — нанесение ударов кистью, а не кулаком. Это может показаться странным и даже неэффективным, но на самом деле тренированная кисть обладает большой поражающей силой. Считается также, что кисть защищена лучше, чем кулак, потому что связана с остальным телом мускульной силой. Кулак наносит удар костями, а потому должен быть хорошо ‘собран’, дабы избежать повреждений, а при ударе кистью эта проблема автоматически решена. Подумайте сами: если вам нужно со всей силы ударить по кирпичной стене, вы это сделаете кистью или кулаком?

Синъи цюань — другой мягкий, ‘внутренний’ вид борьбы, который многие считают старейшим из всех сохранившихся в Китае. Он имитирует движения 12 животных, составляющих китайский гороскоп. Существует много школ с различными техниками, но стандартные формы синъи цюань включают школу дракона, тигра, лошади, обезьяны, курицы, луня, китайского страуса, ласточки, орла, медведя, водной ящерицы и змеи. Считается, что нужно понимать дух каждого животного через его форму, идею и намерения.

Прежде чем начать изучать формы борьбы животных, ученики овладевают пятью ударами, которые лежат в основе системы блокировки синъи. Каждый удар символизирует один из пяти элементов китайской философии — пи (металл), бэн (дерево), цзуань (вода), пао (огонь) и хэн (земля). В совокупности удары отображают цикл завоевания и творения, которые отражены во взаимодействии элементов: огонь побеждает металл, металл побеждает дерево, дерево побеждает землю, земля побеждает воду, а вода побеждает огонь.

Как и в багуа чжан, найти настоящего учителя синъи цюань — дело непростое, кроме того, они очень скрытны, и открывают свое знание только тому, кого сочтут достойным. Брюс Ли, знаете ли, не каждый день рождается.

Как вы уже поняли, в Китае множество видов и стилей боевых искусств, причем каждый отражает собственную философию и дух. Каждый вид — квинтэссенция бойцовского опыта и прямая связь с многовековыми традициями. Но, сражаясь только телом — никогда не победить, дух — то, что преодолевает все преграды и повергает соперников.

Гимнастика Бодхидхармы (5 стр.)

Учение о сидячей медитации, о созерцании собственной природы как высшем буддийском искусстве не должно было замкнуться в одном монастыре. Эта мысль позвала Сэнтяо в дорогу. К тому же буддийская традиция предписывала для окончательного просветления странствие «между Небом и Землей». Так Сэнтяо стал первым бродячим монахом-бойцом. Он проповедовал в царстве Ци и завоевал уважение даже у высокомерного правителя Вэньсюань-ди, а в 552 г. в горах Луншань —

«Драконьих горах» – создал чаньскую обитель, названную его последователями «Монастырем облачных врат» (Юньмэньсы).

Но вернемся к Шаолиньскому монастырю. Он быстро развивался, хотя его деревянные постройки нередко горели. Количество послушников колебалось от нескольких десятков до двухсот-трехсот человек. Основной целью пребывания в монастыре стало «прозрение природы Будды» на основе сочетания сидячей медитации и активных физических занятий, в том числе работ по благоустройству монастыря и в монастырском саду («пуцин» – «приглашены все»), а также, по монастырскому преданию, боевых упражнений.

По преданию, из монахов-наставников вскоре выделился особый разряд людей, чьей основной задачей стало преподавание ушу. Назывались они либо просто «учителя кулачного боя» (цюаньши), либо «старейшины в преподавании боевого искусства» (уцзяо-тоу). Большая часть приемов не изобреталась самими монахами, но приходила от народных учителей-мирян. Первым оружием монахов стал их неразлучный спутник – монашеский посох, изготовлявшийся обычно из твердого и тяжелого дерева. Позже использовались и простейшие подручные средства – сельскохозяйственные орудия и предметы обихода: лопатки, костыли, короткие палки, заступы, метелки для отгона мух, палочки для еды, даже матерчатые тапочки и плетеные корзинки, считавшиеся «тайным» монашеским оружием.

Как гласят шаолиньские архивы, первоначально все приемы были объединены в один комплекс. Он назывался «18 рук архатов» или «18 приемов архатов», включал в себя несколько захватов и приемы освобождения от них, удары кулаками, ладонями, подсечки и невысокие удары ногами. Архат (кит. «лохань») – это последователь Будды, достигший последней – четвертой ступени святости на пути к нирване и полностью освободившийся от земных желаний. Легенды гласили, что каждый из архатов создал собственный прием, а свел их воедино сам Бодхидхарма. Но как выглядел комплекс, какие приемы включал, как тренировались монахи в древности, да и тренировались ли вообще, этого мы не знаем. К тому же и знаменитый комплекс «18 рук архатов» был создан, по всей видимости, значительно позже, а народная молва приписала ему столь высокую и славную древность, что вполне устраивало монахов.

Император и тринадцать монахов

Прочтение монастырских и внешних источников той эпохи заставляет усомниться в том, что монахи активно изучали ушу еще в глубокой древности. Скорее это были спорадические случаи. Вероятнее всего, монахи приобщаются к занятиям ушу лишь со второй половины Х в.

Тем не менее народная традиция повествует об одном важном событии, которое произошло на несколько столетий ранее. Оно стало, возможно, поворотным в истории Шаолиньского монастыря, позволив ему превратиться в одну из самых богатых и знаменитых буддийских обителей. Вот как доносят эту историю предания. В 617–621 гг. случилась «великая смута в Поднебесной». Военачальник Ван Шичун поднял мятеж против императора династии Тан Ли Шиминя (Тай-цзуна). По другой апокрифической версии, Ван Шичун еще и выкрал сына императора. Тай-цзуну пришлось спасаться бегством. Скрываясь недалеко от Лояна, император обратился к монахам Шаолиньского монастыря за помощью. Существует даже предание о том, что, спасаясь от преследователей, император упал в реку Сяосихэ, протекающую перед монастырем, и монахи спасли его. На защиту императора был отправлен отряд монахов из 13 человек.

Отряд возглавил один из лучших инструкторов Шаолиня Таньцзун, который обладал редким умением вести бой с палкой на коне. Ему помогали мастера ушу Чжицяо, Шаньху, Хуэйян. Передовой отряд Ван Шичуна, преследовавший Ли Шиминя, подошел к Шаолиньскому монастырю и попытался поджечь обитель. Но 13 монахов приняли тяжелый бой, в результате которого нападавшие были разбиты. Самому Ван Шичуну удалось скрыться. Монахи устремились за ним в погоню и через сутки обнаружили его на дороге, ведущей в Лоян, в окружении отборных воинов. Вновь завязался бой. Охрана мятежника применяла мечи, копья, цепи, монахи же, действуя лишь тяжелыми посохами, не только сумели разогнать охрану, но и схватили самого Ван Шичуна. Ли Шиминь вновь взошел на трон.

Император не забыл услуги, оказанной ему шаолиньскими усэнами. Монастырю было пожаловано около 40 циней (250 га) земли, высочайшим указом монахам было разрешено пить вино и есть мясо, хотя последним они не злоупотребляли, придерживаясь традиционных предписаний. В связи с императорским разрешением в народе даже возникла легенда о том, что именно шаолиньские бойцы создали стиль «Кулак пьяного» (цзуйцюань).

С того времени Шаолиньскому монастырю было позволено содержать особые «монашеские войска» (сэнбин) численностью 500 человек. Знаменитому Таньцзуну, руководителю монашеского отряда, высочайшим указом было даровано звание «Великий полководец» («дацзянцзюнь»). Таким образом, он стал первым шаолиньским усэном, получившим официальное государственное признание. Не были забыты почетными титулами и остальные двенадцать монахов.

Если история боевых подвигов 13 монахов и может принадлежать к области преданий, то факт высоких пожалований монастырю официально подтвержден многими хрониками, а на территории Шаолиньсы сохранилась каменная стела, на которой выбита каллиграфическая надпись самого Ли Шиминя, подтверждающая привилегии монастыря. Так или иначе, к VII–XI вв. все монастырские земли занимали 14000 му (860 га), сами монастырские постройки располагались на площади в 540 му (33 га) и включали 5048 различных строений. Увеличилась и библиотека монастыря – косвенный показатель образованности монахов. Здесь хранилось 9500 буддийских трактатов.

В Шаолине считают, что именно после этих щедрых пожалований обитель получила громкое название «Первый монастырь в Поднебесной по боевым искусствам». Теперь монахи занимались не только кулачным искусством и боем с палкой, но значительно разнообразили свой боевой арсенал, тренируясь в бое на коне и в пешем строю, использовали изогнутые мечи и даже армейские длинные копья. Начал складываться характерный шаолиньский стиль, основанный на жестких ударах, передвижениях по прямой линии, ведении боя на близкой и средней дистанциях, а также на коротких атаках с большим количеством ударов локтями и ладонями. Высокая официальная оценка монастыря привлекала немало новичков, и в Шаолиньсы к VII в. уже находилось около 2 тыс. послушников. Однако эта цифра может быть значительно завышена, судя по небольшим размерам монастыря.

Большинство всех этих сведений (о 13 помощниках императора, обширной боевой практике) исходят непосредственно из архивных материалов самого Шаолиньского монастыря либо являются частью народного предания. Достоверных сведений о занятиях ушу мы не находим и здесь. Однако расскажем еще одну историю из шаолиньского канона.

Монашеское боевое искусство долгое время считалось только привилегией мужчин, однако в IX в. установленное правило было нарушено. Шаолиньские хроники связывают эту историю с именем монаха-бойца Фуху (898–970 гг.), известного знатока шаолиньского цигун и прекрасного бойца. Согласно хроникам, он «своим дыханием валил противника с ног, мог находиться в спокойном созерцании по десятку дней, а двигаясь, сбивал опоры у дома».

Однажды, когда этот замечательный человек возвращался в Шаолинь из монастыря «Белой лошади» (Баймасы), ему на дороге повстречалась женщина-воин с огромным луком в руках. Испугавшись свирепого вида монаха, она пустила в него стрелу. Фуху, вытянув руку, поймал стрелу и бросил ее в женщину. Хотя стрела лишь слегка царапнула грозную воительницу, та тут же, трижды преклонив колени перед мастером, попросилась к нему в ученицы: «Я желаю уйти от мира, став монахиней, и спасать мириады живых существ». Они вместе вернулись в монастырь, и Фуху передал ей свои методики цигун, научив «передвигаться в бою легко, как ласточка, нападать и наступать, как снующий взад-вперед ткацкий челнок», стрелять из лука без промаха со ста шагов, действовать цепью и веревкой с грузом на конце.

В 967 г. Фуху со своими лучшими учениками покинул монастырь, отправившись на юг, где распространял шаолиньское учение, поражая последователей великолепным боевым мастерством. Через три года он вернулся в родную обитель, где и скончался – «обрел абсолютный покой». Фуху похоронили на семейном кладбище Шаолиня – в «Лесу пагод» (Талинь), там до настоящего времени хоронят выдающихся монахов.

Монахи вступают в сражение

Монахи вступают в сражение

Когда же реально впервые шаолиньские монахи продемонстрировали свое необычайное мастерство? До начала XIV в. кунфу широко практиковалось в народной среде в виде отдельных боевых упражнений, а также гимнастическо-оздоровительных систем, относящихся к даосским истокам, однако, кроме легенд, история не донесла до нас ни единого факта о существовании какого-либо конкретного стиля, соотносящегося с Шаолиньским монастырем. Тем не менее косвенные данные позволяют предположить, что активная практика боевых искусств в монастыре началась еще в XIII в., а к началу XIV в. существовали уже особые монашеские отряды, набранные из Шаолиньсы.

С начала династии Мин (1368–1644) и в течение почти двух столетий на приморские провинции Китая регулярно совершались набеги японских пиратов. Нередко в результате этого оказывались разоренными целые уезды и деревни. У местного населения не хватало собственных сил для отражения набегов опытного в бою и хорошо вооруженного противника. Государственная администрация вяло реагировала на просьбы местных жителей и некоторых патриотически настроенных чиновников оказать помощь, прислав отряды регулярной армии. Организованную борьбу с японскими пиратами возглавил один из самых талантливых полководцев за всю историю Китая, прекрасный знаток боевых искусств, автор ряда трактатов по кунфу Ци Цзигуан (1528–1587).

Формируя армию, Ци Цзигуан обратил свой взор к знатокам кунфу, проживающим в разных регионах Китая. Не случайно в то время распространилась пословица: «Один боец кунфу справится и с десятью врагами, а десять бойцов кунфу могут обратить в бегство целую армию!» Многие знатоки кунфу, народные мастера обучали местные отряды самообороны, созданные в деревнях для защиты населения от бандитов, сопровождения караванов с товарами. В последующие периоды китайской истории эти отряды нередко перерастали в крупные объединения миньтуаней – деревенские ополчения, где все члены обязаны были владеть приемами кунфу, а сами отряды сохранились до середины XX в. Во времена Ци Цзигуана деревенские войска были невелики и включали от 5 до 100 человек. О многих бойцах кунфу из этих отрядов рассказывали необычайные истории: одни могли лишь взглядом расколоть камень, другие ловили рукой шарики из самострела, третьих не могли сдвинуть с места десяток силачей.

В Хэнани существовали два таких отряда. Первый отряд носил название «бойцы маохулу» – «бойцы с черными бородами». Его члены, среди которых было много угольщиков, в основном владели коротким оружием и цюаньфа, поэтому и получили прозвище «бьющие руки». В провинции Шаньдун деревенские войска предпочитали длинные шесты и назывались «руки-длинные шесты». В области Сюйчжоу прославились бойцы, стреляющие без промаха, за что их и прозвали «руки-стрелы».

Особой славой пользовались монашеские войска – сэнбин, состоявшие большей частью из буддийских бродячих монахов. По традиции все они считались в народе выходцами из Шаолиньского монастыря и звались шаолиньским воинством, хотя, как утверждают источники, собственно выходцев из Шаолиньсы в них никогда не было больше двух-трех человек. Зачастую к ним примыкал различный бродячий люд, лодочники, угольщики, беглые солдаты. Шаолиньское воинство действовало сообща с отрядами маохулу на территории Хэнани, и вместе они составляли достаточно грозную силу – две-три тысячи бойцов кунфу. К ним приезжали для обмена опытом знатоки боевых искусств из других провинций, порой считалось, что обучаться в монашеском отряде – все равно что получать знания в самом Шаолиньском монастыре.

Как же случилось, что государственная администрация позволила монахам иметь собственные боевые отряды, более того, сам Ци Цзигуан прибегал к их услугам? Впервые монашеское воинство появилось после славного участия монахов в восстановлении на престол императора Ли Шиминя. Во время похода на запад, предпринятого императором Сяо Уди (532–534), в путь отправились более пяти тысяч человек, монахи же поддерживали их продовольствием, оружием и людьми. В сунский период был создан отряд из монахов-бойцов, называемый «отряд почитаемой победы». Вместе с ним был создан и детский отряд – «отряд чистой победы», где готовились будущие мастера боевых искусств.

Монашеское воинство не раз оказывало услуги уездным правителям в борьбе с разбойниками, хотя нередко бывало, что и сами монахи уходили в леса и горы, присоединяясь к боевым молодцам. Усэны (монахи-бойцы) ничем не отличались от профессиональных воинов, а во многом даже и превосходили их. Тренируясь столь же регулярно, как и солдаты, монахи владели многими секретами психической саморегуляции, столь необходимой для сохранения в бою хладнокровия и ясности сознания. Усэны были воинами в высоком смысле этого слова. Не существовало ни единой частицы их души, которой бы не коснулось влияние кунфу – глубокого сплава гуманности и мудрости, эстетического видения мира и мастерского владения своим телом и психикой.

Поддержка монахов в борьбе с японскими пиратами значила очень многое и в политическом плане, так как народ, зная, что усэны участвуют в военном походе, и почитая их, присоединялся к армии. Ци Цзигуан, сам с детства занимаясь кунфу, понимал, сколь эффективно может быть в бою монашеское боевое искусство, и обратился к ним с просьбой о помощи. Наставники монашеского воинства дали согласие, а его отряды возглавил монах-боец Юэкун, чье имя в переводе означало «Месяц в небесной пустоте».

Трудно сказать, какова была численность этого войска. Средневековый автор Гу Тинлин в своей хронике «Записки знаний о каждом дне» («Жичжилу») говорит, что за Юэкуном пошло более 30 человек.

По другим данным, их было 27 человек, некоторые авторы говорят о сотнях человек, а то и о тысячах монахов. Путаница происходила еще и потому, что под шаолиньское монашеское воинство подпадали все монахи, а то и некоторые миряне – поклонники буддизма, которые присоединились к армии Ци Цзигуана.

Например, в «Хрониках борьбы с японскими пиратами» («Фэйбянь чжи») можно прочитать о шаолиньских монахах, пришедших из провинции Шаньдун, то есть оттуда, где в то время Шаолиньского монастыря не существовало. Собственно шаолиньских монахов в славном воинстве было, по-видимому, лишь два человека – Тяньюань и сам Юэкун. Правда, и они сумели поссориться, поспорив, кто же все-таки из них является истинным последователем шаолиньского искусства. Тяньюань недвусмысленно обвинил Юэкуна в самозванстве: «Я являюсь истинным шаолиньским монахом. А ты откуда явился? Может быть, ты хочешь стать выше меня?!»

Монахи принципиально не носили с собой никакого оружия, кроме традиционного монашеского посоха. Боевые же посохи усэнов были сделаны из железа и весили около 15 кг, а их длина составляла иногда свыше 2 м. Владение таким оружием не оставляло сомнений в физической силе монахов и опровергало мнение, что буддийский монах был в большинстве случаев человеком немощным, занимающимся в основном духовными поисками.

Монахи-бойцы поразили в сражениях с японцами даже бывалых профессиональных воинов. Сохраняя полное спокойствие и даже не меняясь в лице, они вступали в сражение сразу с несколькими противниками. Однажды во время боя к Юэкуну подскочил, пританцовывая и вращая двумя мечами, японский бандит. Монах сидел, погрузившись в созерцание, не двигаясь. В тот миг, когда меч уже был занесен над его головой, Юэкун стремительно взвился в воздух и сверху ударил нападающего железным посохом, размозжив ему голову.

Монахи провели более ста сражений с японцами. Вскоре армия Ци Цзигуана очистила от японских пиратов приморские провинции Чжэцзян, Гуандун и Фуцзянь. Участие шаолиньских монахов в этих сражениях не только принесло им славу, но и повысило уважение к кулачному искусству.

До этого времени среди теоретиков воинского искусства было распространено мнение, что цюаньфа не предназначено для использования в крупномасштабных сражениях, где в ход пускаются мечи, копья, алебарды, трезубцы. Оно полезно для защиты от разбойников да еще в качестве метода физического воспитания. Профессиональные воины, хотя и активно практиковали цюаньфа, смотрели на него как на малое искусство, подобное театрализованным представлениям. В одной из книг, посвященной воинскому искусству династии Мин, прямо об этом сообщалось: «Способы кулачного искусства кажутся неприемлемыми для техники ведения больших сражений. Вместе с этим движения руками и ногами приучают трудиться тело и конечности. Это является начальным этапом введения в настоящее искусство».

Однако события 1553 г. показали обратное – театрализованный вид кунфу приобретало лишь в руках имитаторов внешней формы. Искусство духа не поддается имитации, а достигается путем долгой и методичной тренировки, что и делали монахи. «Формы кулака» сплавлялись с тренировкой духа. «Тело и сердце есть не более чем единая сущность. Когда они соединяются, их проявления могут быть безграничны», – писал китайский автор того времени. Это выгодно отличало шаолиньскую школу от некоторых других школ кунфу, где основной упор делался на ритуализированные и малоэффективные в бою движения, хотя и способствовавшие нравственному и физическому здоровью.

Цель кунфу выходила далеко за рамки прикладного применения каких-либо приемов в бою, ведь речь шла прежде всего о передаче традиции изначальной цельности мастерства и интенсивной полноты его реализации. Не случайно говорили: «Исток кунфу лежит в сердце».

Шуангоу – экзотическое оружие китайских монахов и его особенности

Шуангоу представляет собой парное китайское оружие, позволяющее мастеру применять различные техники боя. История появления ранних типов этого оружия начинается в III веке до н.э. Как появились сабли шуангоу точно не известно, но в то время эти мечи назывались «парные крюки головы тигра».

Оружие считается универсальным в руках мастера. Во времена правления династий Сун и Цин оно пользовалось огромной популярностью среди китайских монахов. В настоящее время в шаолиньских монастырях, расположенных в Китае, можно изучить технику этого древнего холодного оружия.

Особенности оружия шуангоу

Популярная в азиатских странах парная сабля шуангоу состоит из:

  • Клинка имеющего одностороннюю заточку. Это стальная длинная полоса, используемая для нанесения рубящих ударов и зацепов крюком;
  • Рукояти, над которой с помощью двух креплений присоединён клинок в виде полумесяца с заострённой вогнутой частью и внешней незаточенной стороной. Рукоять обмотана кожей или тканью. Месяцевидной гардой, с колющими острыми концами можно наносить удары в лицо или корпус противника;
  • Крюка на дальнем конце лезвия;
  • Задней части оружия, выполненной в виде острых ножей, предназначенных для нанесения ударов в ближнем бою.

Вогнутая часть полумесяца была заточена в бритву, что позволяло не только использовать её как гарду, но и атаковать противника как кастетом. Форма деталей шуангоу и наличие дополнительных приспособлений давала возможность работать саблями не только в паре, но и как одним оружием, сцепляя их верхними крюками.

Множество подобных образцов китайских сабель было найдено среди артефактов периода династии Сун, правящей с X по XIII века, но больше всего сабель, один конец которых загнут в виде крюков, датируются эпохой династии Цин (XVII-начало XX века). Судя по прекрасному состоянию сохранившихся экземпляров, это не боевое оружие, так как на нём нет характерных щербин. При этом современные шаолиньские монахи достигли совершенства в использовании шуангоу, что постоянно демонстрируется на тренировках и выступлениях.

Описание китайского специфического оружия

Основным признаком классического варианта шуангоу является специфическая форма. Это оружие не спутаешь ни с чем. Хотя на первый взгляд такие сабли больше похожи на выдуманное оружие из анимэ, опытные воины эпохи Цин могли использовать его вместо меча, топора и даже гибкого секционного шеста.

Длина шуангоу – около 1 метра. Внутренняя сторона длинной стальной полосы, вогнутая часть полумесяца, крюк с обеих сторон затачиваются. В Китае встречались следующие разновидности такого оружия:

  • Крюки головы тигра – самая популярная разновидность;
  • Серпы куриного когтя;
  • Серпы куриной сабли.

От основного варианта серпы отличались дополнительными элементами в форме шпор петуха или когтей курицы, отсюда и название.

Разнообразие приёмов с парными саблями шуангоу

Особенности оружия раскрываются главным образом в парном варианте. Существует множество специфических ударов, зацепов крюком, что доказывает – это оружие часто применяли против всадников. Основная техника работы с парными шуангоу включает в себя:

  • Обычные рубящие сабельные удары;
  • Зацепы и удары крюком, причём использовалась как внутренняя, так и внешняя поверхность;
  • Кастетные удары рукоятью, заостренной в вогнутой области;
  • Тычковые удары концами гарды;
  • Уколы обратной стороной рукояти.

Когда крюк затуплялся, воин переворачивал оружие и брал его за крюк, что позволяло использовать шуангоу как топор (гарда исполняла роль рубящего лезвия).

Как китайцы изобрели столь экзотическое оружие?

Некоторые считают, что в Китае шуангоу владели целые отряды обученных воинов. На самом деле, работа с этим специфическим оружием требует длительной подготовки, особенно в парном варианте. Не было смысла годами учить воинов, сотнями погибающих на поле боя. Основное китайское холодное оружие (как и в других странах) – это копьё или пика. Вооружив копьями вчерашних крестьян, можно было за неделю научить их основам боя.

В реальности шуангоу придумали или знатные воины древности, не участвующие в реальных боях, или китайские монахи, имеющие возможность годами оттачивать навыки с оружием специфической конструкции и такими необычными крюками. Дело в том, что воины эпохи Сун, защищённые Великой Китайской стеной, разрабатывали специфическое оружие, опираясь на теорию и реальные стычки с неподготовленными мятежными крестьянами. В XIII веке монголы, имея войско в 100 раз меньше, чем у Китая, и вооруженные простым оружием, вроде сабель и луков, доказали, что теория без практики ничего не стоит.

Испытанное многими мирными веками оружие оказалось совершенно не пригодным для массовых войн. Мастер с шуангоу мог отбиваться от противников, даже окружённый со всех сторон, но его с лёгкостью расстреливали из луков.

Основные недостатки шуангоу

Изучение техники боя шуангоу доказывает, что это оружие имеет ряд недостатков, не позволивших ему стать популярным:

  • Невозможность изготовления ножен. Максимум, на что мог надеяться воин, это самостоятельно изготовить петлю или крепление для переноса шуангоу;
  • Необходимость в длительных тренировках;
  • Нет возможности вести бой в тесном строю, а войско без строя превращается в неорганизованную толпу.

Именно поэтому это специфическое оружие стало популярным у шаолиньских монахов, главная цель которых – самосовершенствование, хотя встречались отдельные персонажи, прекрасно владеющие шуангоу на поле боя.

В настоящее время искусству владения шуангоу можно научиться в ряде восточных школ единоборств, особенно ушу и кун-фу. Эстетам, желающим изучить все движения из первоисточников, можно посоветовать пройти обучение в стенах Шаолиньского монастыря.

Шаолиньский монах на ринге. Кто он такой?

Наверное, многие видели на Ютубе видео, где обритый налысо монах в оранжевых шаолиньских штанах уделывает восточных бойцов кикбоксёров на ринге. С ловкостью применяя шаолиньское ушу он раз за разом доказывает, что его кунг-фу круче, чем чьё-либо ещё. Кто же он такой и откуда – этим вопросом задаются многие поклонники боевых искусств.
Информации в сети о нём ничтожно мало. Из того, что есть известно, что зовут его Йи Лонг (по некоторым версиям Лю Илун), а настоящее его имя Лю Ксингхун (Liu Xingjun). Родился в китайской провинции Шаньдун в городском округе Дэчжоу 1 апреля 1987 года. Его рост составляет 1,76 м, а вес 72 кг.
Мастер китайского ушу и ушу-саньда, а также кикбоксёр. Самостоятельно проходил обучение в монастыре Шаолинь.
Свои выступления он начал в 2009ом году и на текущий момент провёл целых 73 боя в 61ом из которых он одержал победу, причём 23 раза нокаутом. Поражений у него всего 11.

Кто же Йи Лонг на самом деле? Существуют различные теории.

1. Маркетинговый ход.

Это самая распространённая из версий. Многие считают, что на самом деле Йи Лонг обычный боец тайского бокса, который специально адаптировал свою технику под Шаолинь Цуань. Если раньше в середине 90х грань между стилями начала стираться и появилось ММА, то в данном случае происходит обратный процесс. Людям нужны зрелища и ответы на вопросы из детства: кто сильнее монах Шаолиня или профессиональный боксёр.
Даже если это так и в основе стиля Йи Лонга лежит не шаолиньское кунг-фу, а смешанные единоборства и кикбоксинг, то надо отдать ему должное в таком сложном замесе технических приёмов и красоты движений он умудряется находить баланс и надирает пятую точку своим оппонентам.

2. Это всё постановка.

Бытует и другая версия, что на самом деле всё сделано для изъятия бабла у населения с помощью обычного продуманного шоу, наподобие того, что представляет из себя реслинг в США. Говорят, противники у Йи Лонга подыгрывают ему, потому он так много и одерживает побед, а сам старательно зарабатывает себе на жизнь хорошей физической формой и актёрскими талантами.
Верится, честно говоря, в эту версию с трудом, на постановочные бои это совсем не тянет. По крайне мере рестлинг и рядом не стоял с тем, что творит на ринге этот бешеный монах.

3. Ему подбирают слабых соперников.

Ещё одна теория гласит, что Йи Лонг не зря не выбирается за пределы Азии, что мол выйди он против Конора МакГрегора или Хабиба Нурмагомедова и считай нет монаха. Мокрого места не останется. То, что побед у монаха шесть десятков не в счёт – все его соперники пачками падают в нокаут из-за их в принципе неумения драться. Вот и создан миф о непобедимом монахе Шаолиня ради шоу и денег.

4. Он настоящий монах!

Ну и конечно же версия в которую хочется верить больше всего. В то, что Йи Лонг – монах храма Шаолинь и всё своё свободное время посвящает оттачиванию навыков кунг-фу, постижению дзен буддизма и медитациям. Почему он тогда выступает на ринге? Кто в храме мог ему позволить связаться с мирской жизнью? Ответы на эти вопросы мы никогда не получим, так как они останутся в стенах Шаолиня. Да и пусть так и будет – легенда останется легендой.

Шаолиньский монах: искусство боя

Сегодня трудно найти человека, незнакомого с монастырём Шаолинь. Это место веками было прибежищем монахов, пытавшихся объединить физическое совершенство с духовными достижениями. Находится это волшебное место у подножия горы Суншань, на юго-западе от Пекина. Сегодня фанаты боевых искусств со всего мира приезжают сюда, чтобы постигнуть мудрость ушу и познать себя через медитацию. Но так было не всегда. Новый виток в истории монастыря Шаолинь начался совсем недавно, после его реставрации в 1980 году, когда власти решили превратить это место в туристический центр. И эта задумка сработала — сегодня к горе Суншань стекаются тысячи людей, чтобы ощутить дух этого легендарного места.

История монастыря

История Шаолиня обросла бесчисленными мифами и легендами, поэтому трудно наверняка сказать, когда он был создан. Принято считать, что культовый монастырь был основан примерно в V веке нашей эры. Первого настоятеля звали Бато. Он имел много учеников, которые помогали закладывать основы этого легендарного места. Принято считать, что шаолиньский монах — это непобедимый боец, обладающий колоссальной физической мощью.

Однако одна из легенд гласит, что ушу зародилось в монастыре у горы Суншань не сразу. История боевых искусств Шаолиня началась с того, что на территорию нынешнего Китая пришёл буддийский монах из Индии. Звали его Бодхидхарма. Именно он ввёл обязательные физические упражнения для монахов Шаолиня, так как на момент его появления в монастыре они были так слабы, что засыпали во время медитации. Предания гласят, что Бодхидхарма оказал огромное влияние на развитие буддизма и китайских боевых искусств. Давайте поближе познакомимся с историей этого невероятного человека.

Бодхидхарма

Личность Бодхидхармы, которого монахи называли Дамо, обросла множеством красивых легенд. Сегодня трудно сказать, что это был за человек, но считается, что именно он принёс ушу в Шаолинь. До его прихода настоятели монастыря полагали, что медитация — лучший путь познания мира и достижения просветления. К телу же они относились довольно пренебрежительно, считая его досадной преградой на пути к совершенству. Поэтому монахи были слабы физически, что мешало им долго медитировать.

Дамо был убеждён, что тело и сознание тесно связаны между собой, и невозможно достичь просветления, не развивая физическую оболочку. Поэтому он показал монахам комплекс под названием «Движение рук восемнадцати архатов», который затем превратился в шаолиньское ушу. Есть легенда о том, что однажды Дамо просидел 9 лет в пещере, созерцая стену. После этого его ноги отказались ему служить, что вынудило Бато создать комплекс по изменению мышц и сухожилий «Дамо ицзинцзин», который заложил основы шаолиньского цигун. Методы пестования жизненности, развившиеся из этих простых упражнений, были столь эффективны, что их долгое время держали в секрете.

Дальнейшая история монастыря

В последующие годы Шаолиньский монастырь переживал неоднократные взлёты и падения. Его не раз сжигали дотла, но он, словно феникс, всегда возрождался из пепла, продолжая свою важную миссию. Ещё одна из красивых легенд связана с сыном военачальника Ли Юаня. Его звали Ли Шиминь, он возглавлял одну из армий своего отца. В одном из сражений его войско было разбито, а сам он упал в реку, бурные воды которой понесли его по течению. К счастью, обитатели шаолиньского монастыря спасли мужчину от верной гибели, вылечили и дали охрану из 13 монахов, которые защищали его. Это была преданная и полезная свита, ведь в те времена один шаолиньский монах мог разобраться с десятком бандитов, которыми изобиловали местные леса.

После того как Ли Шиминь пришёл к власти, он отблагодарил своих спасителей. Они получили в подарок земли, а правила шаолиньских монахов были изменены — теперь им разрешалось есть мясо и пить вино. Эта красивая история даёт представление о том, какова была жизнь в те далёкие времена. Очевидно, монахам неоднократно приходилось участвовать в сражениях и защищаться от разбойников, которых в то неспокойное время было больше, чем звёзд на небе.

Шаолинь в наши дни

В наши дни шаолиньский монах остаётся таким же, как и сотни лет назад. При этом мало кто знает, что северный Шаолинь был восстановлен лишь в 1980 году. До этого он долгое время лежал в руинах, после того как был сожжён в 1928 году, когда в Китае полным ходом шла гражданская война, и вся власть была сосредоточена в руках милитаристов. Каждый из них хотел владеть как можно большим участком земли, не гнушаясь никакими методами.

Затем произошла культурная революция, после которой традиционные боевые искусства оказались на грани уничтожения, а монастыри считались бесполезным пережитком прошлого. Только в 1980 году правительство Китая осознало, что нет смысла уничтожать своё культурное наследие, и монастырь был восстановлен. Сегодня его посещают орды туристов, приносящих хорошую прибыль и вносящих свой вклад в распространение китайской культуры. Также Шаолиньский монастырь выполняет старую функцию — здесь обучаются монахи. Сегодня каждый желающий может попытаться стать монахом в этом легендарном месте, независимо от национальности.

Шаолиньский монах-боец

К сожалению, в наши дни сложилась такая ситуация, что традиционное ушу не считается боевым искусством. Многие бойцы считают его танцами, никак не связанными с реальным поединком. И они недалеки от истины: большинство людей, занимающихся ушу сегодня, сконцентрированы на изучении формальных комплексов таолу. По ним проводятся соревнования, где участники показывают воображаемый бой, а судьи оценивают их выступление. Представьте, как боксёры выходят на ринг по одному и показывают там бой с тенью, по результатам которого одному из них присуждается победа. Абсурд, не иначе. Но ситуация с традиционным ушу именно такова. Лишь в ушу-саньда практикуются полноконтактные поединки, но это сугубо спортивное направление.

И вот, когда ушу уже списали со счетов, появился человек, взорвавший интернет своими невероятными боевыми навыками. Зовут его Йи Лонг и он является выходцем из Шаолиньского монастыря. Он не стесняется сражаться по правилам кикбоксинга с сильнейшими спортсменами современности. Люди наконец смогли увидеть, что может шаолиньский монах против бойцов контактных единоборств.

Различия в технике

Бои Йи Лонга против чемпионов по кикбоксингу и муай тай интересны тем, что он использует своеобразную технику, непохожую на привычную всем манеру боя спортсменов. Бои шаолиньского монаха отличаются огромным количеством бросков и подсечек, к которым современные адепты ударных единоборств оказались совершенно не готовы. Некоторые поединки Йи Лонга с чемпионами спортивных боевых искусств выглядели настолько односторонними, что некоторое время он считался непобедимым.

Но не обошлось и без поражений, большая часть которых явилась результатом вызывающего поведения адепта шаолиньского ушу. Его привычка подставлять подбородок под удары оппонента, показывая своё превосходство над ним, не раз играла против него самого. Когда шаолиньский монах ощущал своё преимущество над соперником, он просто опускал руки и принимал несколько чистых ударов в подбородок. Результатом такого неуважительного поведения стал тяжёлый нокаут от бойца тайского бокса.

Йи Лонг — монах или просто боец?

Конечно, каждому фанату боевых искусств интересно посмотреть, что может шаолиньский монах против боксёра или каратиста. Но поведение этого ушуиста на ринге оставляет массу вопросов. Разве может скромный монах так бравировать своим превосходством и выказывать явное неуважение к оппоненту? Йи Лонг больше походит на задиру из ММА, чем на смиренного буддиста.

Как бы то ни было, этот боец показывает чудеса владения своим телом и отменные боевые навыки. Быть может, его дерзкое поведение обусловлено спецификой контактных единоборств, а может, это лишь грамотный маркетинговый ход, чтобы подогреть интерес к своей персоне. Главное — Йи Лонг показал, что ушу действительно является серьёзным боевым искусством, дающим реальные навыки ведения боя.

Шаолиньский монах в боях без правил

Есть мнение, что следующим шагом в карьере ушуиста станет участие Йи Лонга в так называемых боях без правил, или ММА. Однако вероятность этого события стремится к нулю. Причина в том, что важнейшим элементом боя в октагоне является партер. В традиционном и спортивном ушу партера практически нет, что обусловлено его историей. Более того, самые сильные техники традиционных китайских боевых искусств нацелены на поражение жизненно важных точек противника, что недопустимо в смешанных единоборствах. Но кто знает, возможно, этот безумный монах снова удивит нас, успешно выступив в клетке. Время покажет.

Шаолиньский монах в ММА — Лю Илун (Йи Лонг — Yi Long)

Обновлено: 6 января 2019, в 12:51

Лю Илун наносит удар ногой

Если ты встpетишь на доpоге шаолиньского монаха, удаpь его по лицу.
Если это будет настоящий шаолиньский монах, ты ему по лицу не попадешь,
если это будет ученик шаолиньских монахов, он будет благодаpен тебе за уpок,
если это будет пpоходимец в одежде шаолиньского монаха, то так ему и надо

Китайская народная примета

Не знаю, насколько этот боец действительно монах из Шаолиньского монастыря — скорее всего, это не более чем художественный образ — для привлечения внимания любителей боев ММА. Но и между тем и техника и сама манера бою Лю Илун (Йи Лонг, а по английски — Yi Long) (так зовут этого «шаолиньского монаха») — просто таки замечательные. Но чем интересен данный боец, простым любителям боевых искуств, думаю именно Лю Илун (Йи Лонг) своими выступлениями смог ответить на два одних из самых главных, и даже по своему принципиальных вопроса мира боевых искусств, соответственно волнующих умы любителей этих самых боевых искусств, как минимум, со времен изобретения видеомагнитофона, которые можно сформулировать следующим образом:

  1. А почему например монахи Шаолиньского монастыря не участвуют в соревнованиях по контактным единоборствам?
  2. А если бы в соревнованиях по единоборствам все же поучаствовали шаолиньские монахи, они бы победили или нет? (Причем это такое довольно странное любопытство — на самом деле очень не хочется разочароваться, так сказать — утратить легенду и узнать что монахи Шаолиня все-таки самые обыкновенные люди, со своими победами и поражениями. А совсем не целостные, абсолютные воины, каковыми их представляет кинематограф)

Но самое конечно интересное это, то что Лю Илуню (Йи Лонгу) удалось приспособить технику китайского ушу к соревнованиям по смешанным единоборствам. Редко когда можно такое видеть на самом деле — чтобы уже ставшие классическими, восточные единоборства использовались в соревнованиях — чтобы можно было посмотреть на них хотя бы в спортивных поединках. (Один раз встречалась почти классическая техника каратэ — в соревнованиях по Шотокан Каратэ.)

Итак, вот что удалось найти в Сети про бои Лю Илуна — интересней думаю для создания не смотреть каждый отдельный его бой, а посмотреть наиболее яркие и зрелищные моменты из всех его боев.

Во-первых «нарезка» лучших моментов из боев Лю Илуна (Йи Лонга) — под мотивирующую музыку. (На начало января 2015 г Лю Илунем проведен 31 бой из которых 27 побед и 4 поражения.)

В общем и целом техника боя Лю Илуня, это конечно не Шаолиньцюань в чистом, так сказать, виде — а скорее ее стилизация. (А может это и вообще такой маркетинговый ход — использовать технику приспособленную для ведения боя в контактных единоборствах, несколько стилизовав еще под технику Шаолиньцюань — которая по сути так и остается техникой ММА. Добавить дополнительные движения в стиле Шаолиньцюань — чтобы красиво было и можно было привлекать зрителей. То есть как бы «обратное движение» — когда в самом начале в смешанных единоборствах соревновались действительно представители различных видов боевых искусств — пока не была выработана наиболее эффективная техника ведения «смешанного боя». А вот теперь может быть Лю Илун и есть тот самый первый боец ММА выступающий с техникой стилизованной под Шаолиньцюань. И потом опять появятся в ММА самбисты, дзюдоисты, каратисты с подобной техникой — но основой которой будет уже не определенное единоборство, а оригинальная техника ММА, только несколько стилизованная под определенное боевое искусство. Чтобы постоянно подогревать интерес к «смешанным единоборствам». По крайней мере на примере Лю Илуна видно что это вполне серьезная идея для привлечения новых зрителей, не зависимо от того как к этому пришел Лю Илун (Йи Лонг) и его команда.)

Во-вторых: «Нарезка» под названием «Лучшие нокауты Лю Илуна»

И еще одна коротенькая «нарезка» лучших боев Лю Илуна под мотивирующую музыку — очень интересные и довольно необычные техники для «смешанных единоборств2 в стиле Шаолиньцюань — прямо верится или хочется верить что Лю Илун (Йи Лонг) действительно является «шаолиньским монахом» и выше других бойцов как минимум на голову.

Но Лю Илун по всей видимости выступает где то в Юго Восточной Азии — все иероглифы везде. И пользуется по всей видимости довольно большой популярностью — именно из-за своей манеры ведения «смешанного боя» — в шаолиньском стиле. Но опять же как можно видеть основной каркас техники это все таки техника «смешанных единоборств» — классические бокс и борьба, с такими вкраплениями «шаолиньского стиля», которые Лю Илунь демонстрирует в свободные от защит и атак моменты, присмотреться боксерские удары и борцовские броски — реальность она такая, даже и шаолиньскому монаху приходится использовать проверенные на ринге техники и никак иначе — по другому не победить. Поэтому можно лишь стилизовать, под шаолиньского монаха. (То есть — может они и есть — какие-то «секретные» и «очень эффективные» древние шаолиньские техники кулачного боя, но вот в соревнованиях по «смешанным единоборствам» даже и «шаолиньскому монаху» приходится использовать более современные и более приспособленные к реальности техники бокса и борьбы.

Но, наверное, к сожалению у «шаолиньского монаха» как и у всех людей в реальности победы случаются не всегда — бывают и поражения, по другому быть то и не может. Находятся люди посильнее шаолиньских монахов — а кто вот они тогда: люди сумевшие победить шаолиньского монаха, чем лучше? И могут ли они указывать как тренироваться в Шаолиньском монастыре, что изменить в Шаолиньцюань — если они показали что они лучше. И могут ли они считаться новыми Бодхидхармами или даже точнее новыми «18 архатами» способными показать монахам что-то новое, помочь им сделать новый шаг вперед, модифицировать Шаолиньцюань? И узнать новые приемы новых «18 архатов»?

И еще одна «нарезка» ярких моментов из боев Лю Илуна — все равно интересно посмотреть — не всегда можно увидеть, на самом деле такую оригинальную технику и такую задорную манеру ведения боя — нет той мрачности, которая сопровождает например российские бои по ММА — как начнут воображать из себя непонятно что и «напрягаться», а зрителю все это передается. Бои Лю Илуна, как можно, заметить это прежде всего увлекательное шоу — все как то свободно и легко. Такие бои светлого и уверенного в себе человека — которому особенно то и нечего доказывать, а интереснее показать свои возможности и таким образом поразить зрителя.

И на самом деле — оказывается очень и очень интересный боец этот самый Лю Илун (Йи Лонг)…

Информация о Лю Илуне из английской версии Википедии. (из-за сложностей китайской транскрипции Лю Илун и Йи Лонг (Yi Long) — одно и то же лицо, и один и тот-же шаолиньский монах.

Лю Илун (Йи Лонг( Yi Long)), имя рождения Лю Синьцзюнь, И Лонг (китаец: 一 龙; пиньинь: yī lóng), имя при рождении Лю Синцзюнь (китаец: 刘星君; пиньинь: Лю Синьцзюнь), [2] — кикбоксер по китайскому ушу и саньшоу, который участвует в боях без правил в полусреднем, полусреднем и среднем среднем весе.

Родился в Дэчжоу, Шаньдун, И самостоятельно занимается самообучением в Шаолинь Кунг-фу. Он был чемпионом Гуандун Фошань Интернешнл по Вин Чун в 2007 году. Летом 2009 года он начал сражаться в У Лин Фэне.

Чемпионаты и награды :
Чемпион мира У Линь Фэн 2016 года
Чемпион мира WCK 2015
S-1 Muaythai супер чемпион мира 2014 года
Чемпион мира У Линь Фэн 2014 года — 73,5 кг
Чемпион мира CIK 2012

То есть Лю Илун (Йи Лонг) — не только не является настоящим шаолиньским монахом, но и более того является самоучкой — человеком самостоятельно освоившим стиль шаолиньцюань. И по собственной инициативе защищающий честь монастыря Шаолинь — на самых различных соревнованиях по боям без правил. (Удивительно — человек-самоучка, настолько качественно освоил Шаолиньцюань, что довольно эффективно использует его в соревнованиях по боям без правил — против реально практикующих бойцов, которых Шаолиньцюань — совершенно не удивишь. И больше того, все это у Лю Илуна (Йй Лонга) получается настолько естественно, что многие и многие любители боевых искусств — действительно верят что он является настоящим монахом Шаолиньского монастыря. (Но на самом деле «монах Шаолинь», не более чем маркетинговый ход для неискушенных в боевых искусствах любителей «боев без правил».

Но с другой стороны, такой подход Лю Илуна (Йй Лонга) к боевым искусствам, на самом деле еще и более вдохновляющий, нежели бы Лю Илун (Йй Лонг), действительно был бы воспитанником Шаолиньского монастыря. Человек, можно сказать — самостоятельно, безо всякой поддержки мастеров монастыря Шаолинь, стал человеком с которым и ассоциируют шаолиньских монахов — с техникой, никак не уступающей технике реальных шаолиньских монахов, а в чем-то даже и превосходящей, так сказать «истинный шаолиньцюань».

«Что значит русский бой удалый, наш рукопашный бой!»

Это может показаться странным для современного человека, относящегося к середине прошлого века, как к веку примитивному, мало механизированному, с обилием ручного труда. Действительно, по сравнению с нынешними временами разница велика, но даже в 30-40-е годы ХХ века солдат вермахта учили применять огнестрельное оружие, а уже штык так — атавизм на крайний случай.

Тренировка разведчиков РКККА в Отечественную.

Есть и еще одна особенность, о которой я к стыду своему не догадывался вплоть до прибытия на Донбасс. Хотя, казалось бы, был опыт. Был, да не тот. Как оказалось, контактный бой для воевавших на стороне Хунты неприемлем. Совсем. О рукопашной и речи нет, при невозможности вести бой на дистанции нескольких сотен метров противник просто отходит. Даже об уличных боях как о нормальном виде боя речь не шла — только как исключение.

С учетом того, что по обе стороны мушки были одни и те же люди с одним и тем же опытом и одним и тем же оружием, дело в мотивации. Что меня и сбило. В Афгане и на Кавказе мотивация защиты своего дома у части противников все же была — отсюда и готовность к контактному бою.

А вот у гитлеровцев (как и припершихся на Донбасс банд националистов и пушечного мяса ВСУ) подобной мотивации не было. И готовность солдат Красной Армии сражаться с противником голыми руками и подручными средствами явилось полной неожиданностью…

Но, помимо мотивации, были и другие причины.

Всеобщее военное обучение (всевобуч) жителей Ленинграда на площади у Александринского театра. Октябрь 1941.

Традиции рукопашногобоя на Руси существовали испокон веков. В ходу были кулачные бои, драки по праздникам «стенка на стенку»… Во время Финской войны обнаружились пробелы в боевой подготовке красноармейцев, и накануне Великой Отечественной была проведена реформа советских сухопутных сил, в ходе которой стрельба, метание гранат и штыковой бой составили единый учебный курс. Это впоследствии очень пригодилось во время боев в городских и окопных условиях.

Вот описание тактики штурма укреплений противника, данное генерал-лейтенантом Герасимовым:

«С дистанции 40–50 метров атакующая пехота прекращает огонь, чтобы одним решительным броском достичь траншей противника. С дистанции 20–25 метров она применяет ручные гранаты, метаемые на бегу. Дальше следует выстрел в упор и поражение врага холодным оружием».

Несмотря на то, что в начале Великой Отечественной войны Красная Армия несла сильные потери, выяснилось, что у нее есть и преимущества: так, в рукопашном бою солдаты вермахта сильно уступали советским воинам, прошедшим соответствующую подготовку.

До войны шли дискуссии о том, что использование в боевых действиях штыка потеряло свою актуальность. И все же военные специалисты настояли на том, чтобы курсантов массово обучали искусству владения штыком. Ополченцев учили колоть противника на бегу, но в окопах чаще приходилось применять другой прием — наносить удар штыком в горло.

Еще одним ручным боевым орудием была саперная лопатка, которой особенно хорошо владели красноармейцы из бывших колхозников и строителей, привыкшие держать в руках плотницкие топоры.

Хороший удар мог с ходу перерубить конечность или раскроить противнику череп.

«Кто в рукопашной не дрался с русскими, тот войны не видал…»

Бывший командир 181-го особого разведывательно-диверсионного отряда Северного флота, дважды герой Советского Союза Виктор Леонов в своей книге «Лицом к лицу» вспоминает, как ему и его солдатам приходилось вступать в рукопашные бои с солдатами горнострелковых частей вермахта, которых русские называли между собой «егерями». Эти физические крепкие и выносливые солдаты были прекрасно подготовлены для ведения боя в сложных условиях, в том числе и владели техникой единоборства. И советские бойцы, и «егеря» предпочитали выстрелам короткие рукопашные схватки. Бои шли в горах, где можно было скрытно приблизиться к противнику и застать его врасплох. Обычно красноармейцы, подходя вплотную к фашистам, улыбались злой и презрительной улыбкой, что заставляло их противников нервничать и подозревать какой-то подвох. Это давало первым существенное преимущество.

«…Улыбка и тельняшка стали нашим оружием, — пишет Леонов. — Враги не выдерживали этого давления на психику».

Активно применялись приемы рукопашного боя и под Сталинградом. Вот выдержка из письма родным лейтенанта 24-й немецкой танковой дивизии: «Мы сражались 15 дней за один дом, используя минометы, гранаты, пулеметы и штыки… С утра до ночи идет непрерывная борьба. С этажа на этаж с почерневшими от копоти лицами мы забрасываем друг друга гранатами в грохоте взрывов, клубах пыли и дыма, среди куч цемента, луж крови, обломков мебели и частей человеческих тел. Спросите любого солдата, что означает полчаса рукопашной схватки в таком бою…».

«Кто в рукопашной не дрался с русскими, тот войны не видал», — говорили впоследствии немцы. Эта поговорка стала крылатой.

Японский Монстр против Филлипинской вспышки на Sportbox.ru

Sportbox.ru, «Матч ТВ» и «Матч! Боец» покажут в четверг 7 ноября из Super Arena в японском Сайтаме финальный поединок второго сезона Всемирной боксёрской суперсерии (WBSS) в легчайшем весе между чемпионом IBF японцем Наоя Инуе и Суперчемпионом WBA филиппинцем Нонито Донером.

26-летний Инуе, по прозвищу Монстр, словно торнадо смел турнирную сетку WBSS.

Он боксер левосторонней стойки, рост 165 сантиметров, размах рук — 171 см. Живет в Йокогаме, тренируется под началом и присмотром своего папы. Входит в первую десятку боксеров pound-for-pound. Занимает первое место в рейтинге WBO и второе — в рейтинге WBA.

Приглашение участвовать в турнире WBSS Инуе получил после прошлогоднего разгрома действующего чемпиона WBA британца Джейми Макдоннелла. В четвертьфинале WBSS японец в первом раунде нокаутировал доминиканца Хуана Карлоса Пайано, а в полуфинале встретился с Эммануэлем Родригесом. Пуэрториканец был уничтожен во втором раунде после трёх нокдаунов. Пять из шести последних поединков Инуе продлились менее трёх трехминуток.

Если участие Наоя в финале вопросов и сомнений не вызывало и не вызвало, то наличие там Донера ожидали немногие.

Филиппинец, по прозвищу Филлипинская вспышка, попал в финал в результате довольно странного стечения обстоятельств.

В четвертьфинале 36-летнему Нонито повезло, поскольку фаворит боя Райан Барнетт снялся после четвертого раунда, травмировав спину.

В полуфинале Донер должен был биться с чемпионом WBO южноафриканцем Золани Тете, и нельзя было исключать, что филиппинца ожидало унизительное поражение, но Тете травмировался, и его его заменил менее опасный Стефон Янг. Этого пассажира Донер нокаутировал в шестом раунде.

В предстоящем противостоянии фаворитом является Инуе. Японец —боксер выносливый, обладающий острым мышлением, а самое главное. обладающий гаубичным «зубодробительными» ударом с обеих рук. Однако он не полагается исключительно на мощь. Умеет отыскивать слабые стороны противника и эффективно использовать ошибки. Коэффициент букмекеров на его победу составляет 1.05

Филиппинец является «темной лошадкой» в виду почтенного возраста и заметного спада. На его победу букмекеры предлагают коэффициент 13.5,

Однако в арсенале Донера, все еще, припасен тяжеленный левый хук, продемонстрированный им в бою с Янгом. Также Нонито и опыта не занимать.

Ссылка на основную публикацию