Шаолиньские усэны | Karate-krs.ru

Шаолиньские усэны

Сэнтяо (Сэнчоу) (480-560гг.)

Сэнтяо(Сэнчоу), 僧稠, (480-560) Монах монастыря Шаолиньсы, второй последователь Бато.

С детства Сэнтяо был слаб и укреплял свое тело занятиями ушу. Поняв, что крепость тела непосредственно зависит от силы духа, он в поисках методик самосовершенствования обращается в буддизм и поселяется в монастыре Цзиньминсы. Прошло почти десять лет, но просветление никак не приходило к молодому монаху, несмотря на его упорство и кропотливость в изучении сутр. В конце концов он покидает монастырь и отправляется на поиски Бато, рассказы об удивительном умении которого достигли его ушей.

Они нашли друг друга — старик-мудрец и тогда еще молодой монах, стремящийся к пониманию истинной природы Будды. По одной из версий, основатель Шаолиньсы монах Буд­дасанта познакомился с Сэнчоу при необычных обстоя­тельствах. Как-то Буддасанта возвращался в монастырь и на него неожиданно напал огромный медведь, выскочив­ший из леса. Мимо проходил юноша, который решил за­щитить старого монаха и, бросившись на медведя, уложил того. После этого, с сожалением глядя на поверженного медведя, он начал приговаривать: «Ох, грех! Ох, грех!» Буд­дасанта, увидев в юноше не только смелость, но и раская­ние за убийство живого существа, в благодарность взял юношу к себе в ученики. Сэнчоу вместе с Буддасантой осуществили перевод бо­лее десятка различных сутр. А после смерти индийского миссионера именно Сэнчоу унаследовал от него патру и рясу, став, таким образом, вторым настоятелем Шаолинь­сы.

Сэнтяо стал единственным последователем индийского патриарха, полностью перенявшим от него тайную технику и учение о смысле сидячей медитации. Вместе с Xуэйгуаном Сэнтяо преподавал в монастыре ушу, причем его подготовка была столь отменной, что он мог нанести удар ногой в прыжке выше собственного роста без всякого разбега. Китайской традицией этот монах был назван “первым монахом-бойцом Шаолиньского монастыря”. Позже Сэнтяо становится первым бродячим монахом-бойцом. Он проповедует учение Чань в царстве Ци и завоевывает уважение даже у правителя Вэньсюаньди, а в 552 г. в горах Луншань — “Драконьих горах” создает Чаньскую обитель, названную его последователями “Монастырем облачных врат” — Юньмэньсы.

Прочтение монастырских и внешних источников той эпохи ставит под сомнение тот факт, что монахи активно изучали ушу еще в глубокой древности — скорее это были спорадические случаи. Вероятнее всего, активные тренировки монахов разворачиваются со второй половины Х в. Тем не менее народная традиция гласит об одном важном событии, которое произошло за несколько столетий до того. Оно стало, возможно, поворотным в истории Шаолиньского монастыря, позволив ему превратиться в одну из самых богатых и знаменитых буддийских обителей. Предания доносят эту историю следующим образом. В 617-621 гг. случилась «великая смута в Поднебесной». Военачальник Ван Шичун поднял мятеж против императора династии Тан Ли Шиминя (Тай-цзуна). По другой апокрифиеской версии, Ван Шичун к тому же выкрал сына императора. Тай-цзун пришлось спасаться бегством. Скрываясь недалеко от Лояна, император обратился к монахам Шаолиньского монастыря за помощью. Существует даже предание о том, что, спасаясь от преследователей, император упал в реку Шаосихэ, протекающую перед монастырем, и монахи спасли его. На защиту императора был отряжен отряд монахов из 13 человек. Отряд возглавил один из лучших инструкторов Шаолиня, Таньцзун, который обладал редким умением вести бой с палкой на коне. Ему помогали мастера ушу Чжицяо, Шаньху, Хуэйян. Передовой отряд Ван Шичуна, преследовавший Ли Шиминя, подошел к Шаолиньскому монастырю и попытался поджечь обитель. Но 13 бойцов приняли тяжелый бой, в результате которого нападавшие были разбиты. Но самому Ван Шичуну удалось скрыться. Монахи устремились за ним в погоню и через сутки обнаружили его на дороге, ведущей в Лоян, в окружении отборных бойцов. Вновь завязался бой. Охрана мятежника применяла мечи, копья, цепи, монахи же, действуя лишь тяжелыми посохами, сумели не только разогнать охрану, но и схватили самого Ван Шичуна. Ли Шиминь вновь взошел на трон. Император не забыл услуги, оказанной ему шаолиньскими усэнами. Монастырю было пожаловано около 40 циней (250 га) земли, высочайшим указом монахам было разрешено пить вино и есть мясо, хотя последним они не злоупотребляли, придерживаясь традиционных предписаний. В связи с разрешением монахам пить вино в народе даже возникла легенда о том, что именно шаолиньские бойцы создали стиль цзуйцюань — «Кулак пьяного». С того времени Шаолиньскому монастырю было позволено содержать особые «монашеские войска» — сэнбин — в 500 человек. Знаменитому Таньцзуну, руководителю монашеского отряда, высочайшим указом было даровано звание «дацзянцзюнь» — «великий полководец». Таким образом, он стал первым шаолиньским усэном, получившим официальное государственное звание. Не были забыты почетными титулами и остальные двенадцать монахов Если история боевых подвигов 13 монахов и может принадлежать к области преданий, то факт высоких пожалований монастырю официально подтвержден многими хрониками, а на территории Шаолиньсы сохранилась каменная стела, на которой выбита каллиграфическая надпись самого Ли Шиминя, подтверждающая привилегии монастыря. Так или иначе к VIII-XI в.. все монстырские земли занимали 14000 му (860 га), сами монастырские постройки располагались на площади в 540 му (33 га) и включали 5048 различных строений. Увеличилась и библиотека монастыря — косвенный показатель образованности монахов — здесь хранилось 9500 буддийских трактов В Шаолине считают, что именно после этих щедрых пожалований обитель получила громкое звание «Первый монастырь в Поднебесной по боевым искусствам». Теперь монахи занимались не только кулачным искусством и боем с палкой, но значительно разнообразили свой боевой арсенал, тренируясь в бое на коне и в пешем строю, использовали изогнутые мечи и даже армейские длинные копья. Начал складываться характерный шаолиньский стиль, основанный на жестких ударах, передвижениях по прямой линии, ведении боя на близкой и средней дистанции, коротких атаках с большим количеством ударов локтями и ладонями. Высокая официальная оценка монастыря привлекала немало новичков, и в Шаолиньсы к VII в. уже находилось около 2 тыс. послушников. Однако эта цифра может быть значительно завышена, судя по небольшим размерам монастыря Большинство всех этих сведений — о 13 помощниках императора, обширной боевой практике — исходят непосредственно из материалов самого Шаолиньского монастыря либо являются частью народного предания. Достоверных сведений о занятиях ушу мы не находим и здесь. Однако расскажем еще одну историю из шаолиньского канона. Монашеское боевое искусство долгое время считалось только привилегией мужчин, однако в IX в. это правило было нарушено. Шаолиньские хроники связывают эту историю с именем монаха-бойца Фуху (898-970), известного знатока шаолиньского цигун и прекрасного бойца. Согласно хроникам, он «своим дыханием валил противника с ног, мог находиться в спокойном созерцании по десятку дней, а двигаясь, сбивал опоры у дома». Однажды, когда этот замечательный человек возвращался в Шаолинь из монастыря Баймасы («Белой лошади»), ему на дороге повстречалась женщина-воин с огромным луком в руках. Испугавшись свирепого вида монаха, она пустила в него стрелу. Фуху, вытянув руку, поймал стрелу и бросил ее в женщину. Хотя стрела лишь слегка царапнула грозную воительницу, та тут же, трижды преклонив колени перед мастером, попросилась к нему в ученицы: «Я желаю уйти от мира, став монахиней, и спасать мириады живых существ». Они вместе вернулись в монастырь, и Фуху передал ей свои методики цигун, научив «передвигаться в бою легко, как ласточка, нападать и наступать как снующий взад-вперед ткацкий челнок», стрелять из лука без промаха со ста шагов, действовать цепью и веревкой с грузом на конце. В 967 г. Фуху со своими лучшими учениками покинул монастырь, отправившись на Юг, где распространял шаолиньское учение, поражая последователей великолепным боевым мастерством. Через три года он вернулся в родную обитель, где и скончался — «обрел абсолютный покой». Фуху похоронили на семейном кладбище Шаолиньсы — в «Лесу пагод» (Талинь), где до настоящего времени хоронят выдающихся монахов Постепенно сформировались основные дисциплины, которым обучали шаолиньских монахов, причем этот набор предметов оставался неизменным до начала ХХ в. Курс обучения состоял из четырех основных разделов. Первый — буддизм (фо) — представлял собой изучение основных буддийских уложений и канонов, монастырских правил (виная), основ медитативной практики и созерцания. Второй раздел — боевой (у) включал в себя практику боевых искусств, методы поддержания физического здоровья, верховую езду. Третий раздел — медицинские знания (и) — это основы массажа, использование и составление лечебных бальзамов, отваров, мазей, применение в медицинской практике ядов, минералов, внутренностей животных. Нередко во время тренировки монахи получали серьезные травмы и для их врачевания было разработано более трех тысяч различных рецептов. Последний, четвертый раздел — «гражданские науки» (вэнь) — предусматривал занятия каллиграфией, стихосложением, изучение классической литературы и живописи. До сих пор одной из высших похвал в устах шаолиньских монахов служит фраза — «человек, искушенный в четырех дисциплинах». В ту эпоху монашеское боевое мастерство вряд ли можно было назвать экстраординарным.

Шаолиньские усэны

В него впадают сотни дорог.

Тот, кто преодолел эти врата без врат,

Свободно странствует меж Небом и Землей.

«Праздные странствия в горах Суншань»

«Праздные странствия в горах Суншань» – это название одного из стихотворений великого китайского поэта IX в. Ли Бо. Однажды забредя в эти места, он был столь очарован их красотой и поражен нравственными подвигами живших там святых людей, что решил надолго поселиться в горах Суншань. Это прибежище отшельников и магов, поэтов и художников, каллиграфов и мастеров боевых искусств. Сегодня известно несколько сот стихов китайских знаменитостей, от императоров до современных политических деятелей, где описываются красоты гор Суншань. Эти горы расположены в провинции Хэнань и причисляются к пяти великим горам Китая. Это пологий массив, напоминающий, как говорят местные буддисты, лежащего Будду. Первые поселения на территории возникли еще в 1 тыс. до н. э., а в VII–V вв. многие правители приезжали сюда для «бесед с духами». Здесь практиковали бессмертные даосы, селились святые отшельники. По одной из легенд, в горах Суньшань когда-то обитал даосский маг Лю Гэн, который мог вызвать духов умерших, а затем исчезал вместе с ними, чем немало пугал окружающих. Массив Суншань лежит между двумя городами: Чжэньчжоу (нынешняя столица провинции) и Лояном. В эпоху Тан Лоян являлся столицей Китая, в I в. там был построен первый в Китае буддийский монастырь – «Монастырь Белой лошади» (Баймасы).

Чудесным образом эти горы стали родиной целого ряда даосских мистических школ, китайского чань-буддизма (более известного на западе под японским названием дзэн) и крупнейшей школы ушу.

В горах Суншань, богатых легендами и памятными местами, располагается знаменитый Шаолиньский монастырь – место рождения буддийской школы Чань и центр буддийских боевых искусств. В получасе ходьбы от знаменитой обители находится один из самых больших даосских храмов в Китае – «Храм Срединного холма» (Чжунъюэмяо).

Горный массив Суншань делится на две части – «Большое горное убежище» (Дашишань) и «Малое горное убежище» (Шаошишань), где у подножья пика Укуншань и расположился небольшой монастырь Шаолиньсы.

Под сенью монастырских стен прохладно даже в нестерпимо жаркий летний день, когда, кажется, вся природа дышит невыносимым зноем. Здесь спокойно и тихо, будто внешнего мира не существует, а проходящий мимо бритоголовый монах с метелочкой для отпугивания мух видится живым воплощением Предвечного Будды.

Северный Шаолиньский монастырь – легендарная колыбель «боевых искусств всей Поднебесной». Снаружи очень красивый и высокомерно-презентабельный. Внутри, где располагаются помещения, не предназначенные для туристов, – немного замусоренный и весьма скромный. За воротами, осталась говорливая толпа туристов, прибывших автобусом из городов Лояна и Чжэньчжоу, открыты ларьки сувениров, десятки ресторанчиков и магазинов со второсортной экипировкой для занятий ушу, работают фотографы, продается масса литературы «о тайном знании Шаолиня». Там же огромный кинозал с круговой панорамой, где можно посмотреть ролик об истории и боевых искусствах Шаолиня. Неподалеку располагается широко разрекламированный «Дворец ушу», где за определенную плату предлагают в кратчайший срок узнать все «секреты» боевых искусств. В нескольких учебных заведениях при Шаолине сегодня обучаются более двух тысяч последователей шаолиньской школы, в основном молодежь.

Столица провинции Хэнань – древний город Чжэньчжоу – в прямом смысле живет за счет Шаолиньского монастыря, расположенного в сотне километров от города. Уже на железнодорожном вокзале любой без труда различит в китайском многоголосье слово «Шаолиньсы» – это владельцы частных автобусов зазывают туристов посетить знаменитый монастырь. Машины едут туда от Чжэньчжоу около двух часов по поразительным своей красотой горам Суншань, а затем оставляют туристов в километре от монастыря, недалеко от огромного черного памятника, изображающего монаха-бойца, сложившего руки перед грудью в традиционном шаолиньском приветствии. Дальше надо идти пешком, мимо сотен тренирующихся ушуистов из местных училищ и торговцев-лоточников. Зеленая аллея наконец приводит к резным воротам с тремя знаменитыми иероглифами «Шаолиньсы», написанными справа налево. За этими воротами начинается «живая легенда».

И здесь же начало удивительной и величайшей мистификации, которая коснулась, наверное, каждого поклонника боевых искусств и которая до сих пор волнует последователей ушу во всем мире.

«Все боевые искусства Поднебесной вышли из Шаолиньского монастыря», – утверждает известная китайская поговорка. Практически все книги по ушу, будь то китайские или европейские, начинают свой рассказ именно с этой монашеской обители, предстающей перед нами в ореоле легенд, тайн, туманных полунамеков. Здесь и рассказ о знаменитом индийском миссионере Бодхидхарме, просидевшем в безмолвном созерцании стены девять лет и создавшем шаолиньскую школу ушу, и повествование о подземном лабиринте с восемнадцатью бронзовыми бойцами-манекенами, неожиданно наносившими удары по монахам, сдающим «выпускной экзамен» по ушу. Существует версия, что именно шаолиньские монахи научили своему боевому искусству сотни мирян, которые понесли это удивительное знание по всему Китаю.

Действительно, долгое время монастыри были оптимальным местом для занятий боевыми искусствами. Кроме того, контингент монахов был относительно стабилен, они могли совершенствоваться на протяжении десятков лет. Этому способствовал особый монастырский уклон со строгой дисциплиной, продуманным рационом питания и распорядком дня. Монастырь формировал и особый духовный климат.

Тем не менее некоего «монастырского» ушу, отличного от народного или армейского боевого искусства, не возникло. А занятия боевыми искусствами в монастырях были скорее редким исключением, чем правилом. По преданиям, боевым мастерством монахов славились лишь немногие монашеские обители – Северный и Южный Шаолиньский монастыри, расположенные соответственно в провинциях Хэнань и Фуцзянь, монастырь Кэпусы в Сычуани, Тунфусы в Фуцзяни, Наньшаньсы в провинции Шаньси, Цыэньсы в Гуандуне, Тяньчжоусы в Пекине. При этом вопрос о занятиях ушу в некоторых из них, в частности, в Южном Шаолиньсы, до сих пор остается нерешенным. Поэтому Северный Шаолиньсы остается, пожалуй, единственным реальным подтверждением существования монашеских боевых искусств.

Тем не менее в Китае существует целый ряд стилей, сформировавшихся в лоне буддийской традиции. Крайне закрытая буддийская школа ушу – «Кулак школы Пустоты» (кунмэньцюань) (шуньяты – центрального понятия буддизма) была создана в Хубэе на рубеже XVII–XVIII вв. мастером Сунь Тинчжаном. В разных районах империи независимо от шаолиньцюань возникали пробуддийские стили, например, «Кулак ламы» (ламацюань), взрывной «Кулак буддийской школы» (фомэньцюань) в Хубэе, «Кулак Будды Майтрейи» (милэфоцюань), «Кулак Дамо» (дамоцюань), «Кулак архатов» (лоханьцюань). Проповедниками таких стилей были либо бродячие монахи, либо лидеры сектантских тайных обществ. Даже шаолиньцюань нельзя считать в полной мере буддийским стилем – слишком много в нем чисто народных привнесений, к тому же под этим названием могут фигурировать разные стили.

На уровне народной культуры господствовал синкретизм, характерный в том числе для «еретических» тайных сект, в которых шли активные занятия ушу. Учения накладывались одно на другое, границы между ними стирались, народ поклонялся одновременно и даосским духам, и буддийским божествам, и конфуцианским мудрецам. Это отразилось и на индоктринации ряда школ ушу – их «буддизм» был относителен, буддийская символика и фразеология скорее служили символическим выражением божественного и запредельного начал в ушу.

«Иньшоугунь» – камерный семинар

18-20 марта я был на завершающем, в этом учебном году, семинаре Федерации шаолиньских боевых искусств в Подмосковье в учебном центре/пансионате РГСУ «Доброе».
Открытый семинар базового уровня с шаолиньским шестом – комплекс таолу «Иньшоугунь».
Проводил его Андрей Игоревич Петросов (клуб «Пробудившийся лев»).
Это был последний на ближайшее время открытый семинар базового уровня ФШБИ, участвовать в котором могли новички или даже люди, только решившие узнать для себя, что же это такое – шаолиньское ушу.
В 2011-2012 учебном году будут только семинары среднего уровня и инструкторские – туда могут поехать только опытные участники или минимум с 1 степенью. Очевидно, что для изучения продвинутой техники базовый уровень обязателен.
Я назвал семинар по «Иньшоугунь» «камерным», по той причине, что участников было немного и почти все они были из клуба «Пробудившийся лев».
Приехали Димы ( dimm_w и dim_alf ), Алина, Аня, Люда, Наташа Мельникова, трое ребят из Рязани и Сергей Харитонов.
Впрочем, это и неплохо – мы изучали комплекс с шестом и пространство нам было просто необходимо, да и камерность предусматривала внимание Андрея к каждому участнику в должном количестве.

Комплекс «Иньшоугунь» входит в три базовых комплекса, с которых начинается обучение шаолиньских усэнов – два без оружия «Сяохунцюань» и «Датунбицюань» и третий с оружием — «Иньшоугунь», который переводится, как шест тёмной руки (иньской руки). «Шест» — «гунь» — это главное оружие шаолиньских монахов в Китае с древних времён. Странствующие монахи могли защититься от хищных зверей и разбойников своим посохом – шестом из бамбука или белой ивы. Появление самого комплекса «Иньшоугунь» хроники связывают с передачей военного искусства от армейских инструкторов шаолиньским монахам, поэтому в его технике присутствуют элементы работы с копьём.

Я впервые увидел исполнение комплекса в 2004 году на съёмках пародийного фильма «Суета вокруг колец – 3» — его повторяла Т’Риш с копьём гондорца.
Выучил я комплекс за 2 недели перед сдачей на первую степень, но потом благополучно забыл и учил заново.

Дима ( dimm_w ) и Дима ( dim_alf ) скоро тоже скоро пройдут аттестацию на 1 степень, поэтому им, конечно, полезно было отработать комплекс с шестом.
Для меня это был уже третий, если не четвёртый семинар по этому комплексу – тонкостей очень много – есть ещё, что нужно уточнить и усвоить.

Тренировок у нас было пять. Иногда на них приходили Катя Петросова с Машей.
Кроме самого изучения комплекса и объяснения боевого применения (юнфа), работали мы и в парах, я обычно с Наташей, но некоторые упражнения мы делали все вместе, меняясь, чтобы попробовать с разными партнёрами.
По утрам у нас были и традиционные утренние махи, только в этот раз с шестами.
Понравились мне и упражнения «для отдыха» и для концентрации.
Запомнились два, расскажу о них:

1. Это «отжимание» с выбиванием руки. Два человека становятся рядом в положение для отжиманий. И по очереди выбивают ближайшую руку партнёра. А тот должен успеть её поднять, не падая и потом поставить на место.
2. Мы все встали в круг. Один человек взял шест и по команде Андрея бросил его соседу по часовой стрелке. И так круг. Затем двое взяли шесты, через круг ещё двое, а затем все. То есть на счёт нужно было бросить шест соседу слева и поймать шест от соседа справа.

Вечером в пятницу мы пили чай в холле нашего третьего этажа, а в субботу перед сном многие с чаем ушли в сауну на первый этаж. А я сидел с оставленным мне чайником в холле и читал на КПК «Фиаско» Станислава Лема. Также успел в эти выходные спокойно почитать мартовский номер «Новостей космонавтики».

В знак дружбы и планов Федерации (ФШБИ) проводить семинары в РГСУ «Доброе» в следующем году, по инициативе Андрея и Кати, при финансовой поддержке руководства ФШБИ, была оборудована детская комната в пансионате. Маленькая Маша была первой, кто опробовал её.

Вообще семинар прошёл душевно, помню, что Дима, Алина и Аня сожалели, что не будет семинара летом, когда её можно было бы погулять на свежем воздухе.
Хотя в былые года бывали «шаолиньские лагеря», куда можно было выехать за город и позаниматься на свежем воздухе. Мне, к сожалению, не удавалось туда ездить.

В завершении могу констатировать, что в этом учебном году я был на всех семинарах базового и среднего уровня, проводимых ФШБИ, не знаю, получится ли так же в следующем году. Скорее всего нет.

ГУНФУ, ДЗЕН И МЕДИЦИНА

in Zen we trust

Синь-и-ба: описание техники (внутренний шаолиньский стиль семьи Ву)

Синь-и-ба — это высший уровень тайного мастерства шаолиньского гунфу. Для многих людей эти знания могут представлять интерес. Представленные здесь сведения были переведены с копии старинной рукописи, посвященной этой технике. Теоретические знания по Синь-и-ба тяжело поддаются переводу, тем не менее ниже даётся их очень краткое описание.

Другое название Синь-и-ба — Чу-чжу-тоу. Шаолиньские монахи изобрели эту технику, когда, работали в полях, стали использовать движения из гонфу. Точное время появления Синь-и-ба нельзя установить по причине многих бед, которые пережил Шаолиньский монастырь, лишившись в результате множества ценных и древних рукописей. Однако техника Синь-и-ба пользовалась большой славой уже в эпоху Сунской империи (прим.перев. 960 – 1279 гг.).

Сегодня некоторые практики у-шу в г.Денфене близ Шаолиня утверждают, что именно они владеют шаолиньской техникой Синь-и-ба. Возможно, их чему-то научили, когда в 1960-е мастера Ву Шанлиня пригласили вернуться в Шаолинь и он преподавал там три года. Но на самом деле их Синь-и-ба — ненастоящее.

Синь-и-ба включает всего несколько основных комплексов движений и несколько вторичных. Когда практикующий достигает мастерства в них, он может придумывать сколько угодно своих собственных движений. По сути, изучать Синь-и-ба значит развивать и укреплять свою Ци, а также управлять ею ради заботы о внутренних органах и внешнюю силу для укрепления мышц. Затем, можно овладеть способностью выпускать Ци за пределы собственного тела — в некоторых случаях это даже может защитить тело от ранения. Также эта техника приводит в спокойное состояние ум, предотвращает болезни и укрепляет организм в целом.

Изучение Синь-и-ба подразумевает овладение множеством теорий и практик, в том числе таких: Три части, Четыре ощущения, Оберегание пяти элементов, Три пустоты, а также понимание Шести соединений.

Мин-сань-цзе: концепция Трёх частей

Тело состоит из трёх главных частей — верхней (от кистей до плеч), средней (от грудной клетки до талии) и коренной (от бёдер до стоп).

В свою очередь, каждая из этих главных частей подразделяется на второстепенные:

Верхняя часть: ладони (верх), локти (середина) и плечи (корни).

Средняя часть: грудь (верх), сердце (середина) и низ брюшной части (корни).

Коренная часть: стопы (верх), колени (середина) и бёдра (корни).

Отдельное значение имеет взаимосвязь между этими частями. Скажем, когда совершается движение, оно начинается в одной из частей тела. Две другие части должны быть в гармонии с первой, чтобы движение получило силу. Это значит, что любое движение должно питаться энергией всего тела. Именно поэтому учащимся так важно понимать идею Мин-Сань-цзе.

Ци-си-шао: Четыре внутренних ощущения

По теории гунфу, все части тела соединены с центральной нервной системой. Например, считается, что волосы связаны с кровеносными сосудами, ногти — со связками, зубы — с костями, а язык — с мышцами.

Во время занятий гунфу можно почувствовать, например, что волосы подвешивают вашу голову, ногти пытаются прорасти в кости, зубы как будто скрежечут о железо, а язык пытается выдавить зубы. Это симптомы образования внутренней силы. Когда Ци поднимается из области Даньтянь, то с каждым движением сам собой производится особый звук. Тогда все части тела приходят в движение, а внутренняя сила раскрывается полностью.

Би-ву-синь: Оберегание пяти элементов

Древние китайцы объясняли связь пяти главных органов тела с помощью теории пяти элементов. Весь мир, согласно ей, состоит из металла, дерева, воды, огня и земли, и эти элементы должны находиться в гармонии один с другим. В старые времена эту теорию стали использовать для практики гунфу. Например, считалось, что рука связана с сердцем, и их связь соответствует элементу огня. А нос связан с лёгкими, и это элемент металла. Огонь способен расплавить металл, следовательно, нос легко повредить рукой. Пять главных органов — как пять входов в тело. Их нужно оберегать и не позволять противнику атаковать их.

Сань-кхун: Три пустоты

Ключевое понятие в гунфу — это Пустота. Выделяют три вида пустоты: Пустота сердца, Пустота тела и Пустота глаз.

Достижение Пустоты сердца (Синь-кхун) позволяет практику очистить сердце и успокоить ум, что останавливает его мысли и делает бесстрашным.

Пустота тела (Шень-кхун) позволяет освободить тело от напряжения, чтобы двигаться плавно и мягко.

И Пустота глаз (Му-кхун) позволяет считать всех и всё не заслуживающим внимания. Таким способом практикующий приобретает превосходство и, встречаясь с врагом, не боится его.

Занимаясь гунфу, очень важно понимать теорию, лежащую в его основе. Практика будет правильной и действенной только при понимании роли каждой части тела в каждом отдельном движении.

Правила, описанные выше, — это только некоторые требования техники Синь-и-ба. Многие необходимые знания нельзя описать словами, и получить их можно только непосредственно на тренировках.

ПРИНЦИП 6 СОЕДИНЕНИЙ(ЛИУ-ХЭ):

  1. 3 внутреннихсоединения:

СИНЬ (эмоциональная природа) – И (сосредоточенность, внимание), успокоив эмоции овладеваем вниманием. Получаем накопление Ци.

И (концентрация внимания) – ЦИ (энергия). Овладев вниманием, направляем Ци.

ЦИ (энергия) – ЛИ (сила). Овладевая Ци приобретаем силу Ли, здесь под силой понимается как физическая мощь, так и жизненная сила/дух. Использование Ци.

Бедра – Плечи, учимся включать в движение бедро и с ним двигать плечо

Колени – Локти, локти берут силу от коленей

Стопы – Кисти рук, кисти рук получают силу от укорененности(качественной связи с землей) стоп.

Шаолиньские усэны

Ши Юнсинь- 30-й настоятель Шаолиня, наследник своего предшественника, почтенного монаха Ши Синжэня.

Почтенный настоятель Юнсинь представляет новое поколение китайских религиозных руководителей. Он находится во главе одного из наиболее знаменитых храмов Китая. Управлять храмом Шаолинь так, как должно, трудная задача.

Почтенный настоятель Ши Юнсинь родился в 1965 году в буддийской семье в Иншане, провинции Аньхой. Он проявил много талантов, поэтому в 1981 году его родители разрешили ему исполнить его желание и послали в Храм Шаолинь, чтобы учиться. Там он, в соответствии с обрядом, обрил голову и начал учиться под руководством будущего Настоятеля Ши Синжэна. После интенсивного обучения, Юнсинь отправился в качестве паломника в другие монастыри, чтобы учиться. Он провел некоторое время в храме на святых горах Юнцзишань в провинции Цзянси и в Цзиухуашане в Аньхое, а также в пекинском храме Гуанцзи. Храм Гуанцзи (буквально «Универсальное Спасение «) – центр Ассоциации китайских буддистов. Он имеет лучшее собрание статуй Будд в Китае. Посещение других храмов открыло ему глаза на то, каким должен быть.

После демонстрации кинофильма «Храм Шаолинь», вырос интерес к кунфу и буддизму. Однако после возникновения туристического бума и появления большого числа частных школ. Этот интерес несколько упал. В 1984 г. Юнсинь возвратился в Шаолинь, чтобы снова учиться у Синжэна. Он стал одним из членов новой Демократической Ассоциации Управления Храма Шаолинь. Тогда, в сентябре 1984 года. Ши Юнсин паломником отправился в область Цзянси, в храм Пуджао (буквально «Универсальное Просвещение»), чтобы получить там самый высокий буддийский сан.

Юнсинь возвратился в Шаолинь много трудился, чтобы развивать различные аспекты культуры Храма. В 1986 году он помог основать Ассоциацию развития боевых искусств Храма Шаолинь, в которой стал вице-президентом. Цель деятельности Ассоциации состояла в том, чтобы сформировать группу исследователей, работающих на восстановлении, организации и публикации материалов о Шаолиньских воинских искусствах. В следующем году он создал команду из монахов для демонстрации мастерства шаолиньского кунфу и стал руководителем этой группы. В августе того же года, Почтенный Настоятель Ши Синжэн передал ему свой пост. Юнсинь стал директором управления Шаолинем, наблюдая за внутренней жизнью монастыря, приветствуя гостей и лично неся ответственность за проходящие церемонии. В октябре он был выбран директором Ассоциации буддистов Хэнани.

В феврале 1988 г., Юнсинь основал шаолиньскую Ассоциацию Красного Креста, чтобы обеспечить медицинской помощью население прилегающей местности. Он также основал девятью месяцами позже. Шаолиньскую организацию по исследованию живописи и калиграфии. В июне 1989 года, Юнсинь отправил команду Усэнов (монахов-бойцов) Шаолиня в тур по Китаю. Они собрали деньги для большой юбилейной статуи Будды, которая была установлена на Хуанхэ в Хэнани. Позже, он повез монахов за пределы континентального Китая—в Канаду, Англию, Сянган, Японию, Корею, Макао, Малайзию, Сингапур, Tайвань и Таиланд, чтобы распространить культуру монастыря Шаолинь.

К 1993 году Юнсинь возглавлял уже множество проектов по распространению культуры Шаолиня. В мае он основал Исследовательский центр китайской чаньской поэзии, который стал издавать ежегодно собрание чаньских поэм. Следующий месяц был очень напряжённым. Юнсинь был членом Буддисткой шаолиньской культурной делегации, приглашенной на Tайвань Тайваньским китайским университетом культуры. Это было в первый раз, когда материковые и тайваньские буддисты общались вместе спустя четыре десятилетия.

В 1995 году Шаолинь праздновал свою 1500-ую годовщину. В э важный исторический момент Юнсинь занимается всеми делами лично, что провести достойно празднование этой даты. В январе 1996 года, он вновь подтвердил свою преданность служению, совершив паломничество к святыням буддизма.

В 1999 году Юнсинь был приглашен в Великобританию британским королевским семейством и имел аудиенцию у королевы. После возвращения в Шаолинь он организовал Шаолиньский культурный научно-исследовательский институт. В 2000 году, в феврале, он опять посещает Европу по приглашению австрийского туристического бюро. Там он встретился с вице-президентом комитета Международных Олимпийских игр, чтобы обсудить возможность включения ушу в Олимпийские игры 2008. Это был важный шаг после того, как Пекин был выбран столицей Олимпийских игр 2008 года. В августе Юнсинь начал работать над другим инновационным проектом Храма Шаолинь – созданием официального веб—сайта Шаолиньского монастыря.

Ссылка на основную публикацию