Происхождение кулачных методов Северного Шаолиня (из книги Цинь Цинфэна) | Karate-krs.ru

Происхождение кулачных методов Северного Шаолиня (из книги Цинь Цинфэна)

Происхождение кулачных методов Северного Шаолиня (из книги Цинь Цинфэна)

Цинь Цинфэн
Шаолиньцюань назван так по монастырю Шаолинь. Монастырь Шаолинь
размещается в горах Суншань, что на северо-западе уезда Дэнфэн
провинции Хэнань. Горы Суншань состоят из двух цепей. Восточная
цепь называется «тайшишань», западная — «шаошишань».
Прославившееся в Китае и за его пределами такое важное для
буддизма место, как монастырь Шаолинь, находится именно в
покрывающих Шаошишань лесах.

Монастырь Шаолинь был основан при династии Северная Вэй во
времена императора Сяовэнь-ди на 19-й год правления под девизом
«Тайхэ», то есть в 495 году по современному летоисчислению.
Шаолиньский монастырь прославился благодаря боевому искусству, и
шаолиньское ушу многое добавило к священной славе древнего
монастыря. История о том, как «Бодхидхарма создал кулачное
искусство» передается до наших дней. Монах Бодхидхарма был одним
из тех, кто пришел вслед за Бато и проповедовал учение Чань (одна
из разновидностей Махаяны). Согласно историческим документам, он
был родом из Южной Индии, и в 5-м веке морским путем прибыл в
Гуанчжоу, откуда отправился на север, проповедуя учение Чань.
Затем он «осел в Суншань Шаолиньсы», проповедуя буддизм в
монастыре. Проповедуемое Бодхидхармой учение Чань требовало
«успокоить мысль и исправить сознание», «убрать всю дхарма,
прочистить ум, увидеть его истинную природу», с помощью
«созерцания стены в позиции цзочань» привести внутреннее
состояние к спокойствию и твердости, достигнуть состояния
«недеяния, спокойствия пустоты», стараться добиться освобождения
от привязанностей и достижения состояния Будды. Потому оно
получило широкий резонанс в тогдашнем буддизме, а сам Бодхидхарма
был прозван «первоучителем Чань». Впоследствии в монастыре
Шаолинь был сделан барельеф «Бодхидхарма на тростнике пересекает
реку», а также такие памятники, как пещера Бодхидхармы, образ
Бодхидхармы на каменной стене, скульптура Бодхидхармы, которые
добавляют еще больше мистики в его образ. При династиях Мин и Цин
была создана история о том, как «Бодхидхарма создал кулачное
искусство», которая со временем распространилась. При династии
Мин на четвертый год правления под девизом «Тяньци» (1624 год)
увидели свет два трактата — «Ицзиньцзин» и «Сисуйцзин», которые
«монах Цзынин из секты Тяньтай» приписал Бодхидхарме. Hа самом
деле их содержанием являются оздоровительные методы, не имеющие
никакой связи ни с шаолиньским ушу, ни с чань-буддизмом. Позднее
из-за ограниченности исторических познаний у занимающихся боевыми
искусствами и преклонения перед именами первоучителей имя
Бодхидхармы использовали для создания истории различных стилей
ушу, что в сочетании с мистическим буддийским жаргоном позволяло
занимающемуся социально утвердиться, укрепить местные тайные
общества, подчеркнуть «истинность наследования» своего стиля. С
другой стороны, в отличие от других направлений, все шаолиньские
стили считают своим основателем именно Бодхидхарму.
Во время долгого периода исторического развития шаолиньские
кулачные методы широко вбирали в себя атакующе-защитные техники
народных и армейских стилей ушу. Из верховых и пеших методов,
техник обращения с длинным оружием, коротким оружием, парным
оружием, гибким оружием, тайным оружием были взяты методы
тренировки, и постепенно сформировались весьма прикладные методы
боя без оружия и с оружием. Среди них шаолиньские методы боя с
шестом сформировались при династии Мин на сороковом году
правления под девизом «Цзяцзин» (1561 год). В этом году один из
руководителей борьбы с японцами полководец Юй Даю прибыл в
монастырь Суншань Шаолинь, чтобы посмотреть как тренируются с
шестами монахи монастыря, и сказал: «их шесты уже утеряли
истинную традицию древних». Монахи «испросили указаний», и Юй
взял с собой двух монахов — Цзунцина и Пуцуна — чтобы они могли
обучиться в армейской среде. После нескольких лет усердных
тренировок и практики на полях сражений эти двое вернулись в
монастырь и обучили изученному остальных. Монахи соединили их
науку с лучшим из мастерства постоянно приходивших в монастырь из
всех земель мастеров, и за счет многократной шлифовки искусство
шеста сильно развилось, были написаны знаменитые трактаты по
искусству шаолиньского шеста, с тех пор искусство шаолиньского
шеста и прославилось в мире.
В те годы юго-восточные районы Китая подвергались набегам
японских пиратов. В их число входили бродяги, буси, ронины,
морские разбойники, их мечи были остры и они любили пускать их в
ход, многие военные и гражданские пали на побережье под их
мечами. Командовавший в то время сопротивлением японцам
полководец Ци Цзигуан лично возглавил войска, изменил тактику,
стал использовать собственные достоинства против недостатков
противника, его войска использовали такие виды оружия, как
бамбуковые копья, «волчехвостые метлы», секиры-пики, плетеные
щиты с мечами, и много раз разбивали японцев. Одновременно
императорский двор издал эдикт о наборе в армию, чтобы покончить
с второжением и успокоить народ. Свыше трех десятков шаолиньских
монахов-бойцов откликнулось на призыв, под руководством монахов
Юэкуна и Тяньчи они достигли района Шанхай-Ханьчжоу и приняли
участие в сражениях с японцами. Так как эти монахи-бойцы часто
использовали железные шесты, то противнику не было возможности
использовать свои мечи, враг «встретился — и пал». Как видим,
тогдашнее шаолиньское искусство шеста уже избавилось от не
имеющих смысла движений и красивых, но бессильных приемов, стало
реально-боевым искусством. Стратег времен династии Мин Чэн Чундоу
много раз ездил учиться в монастырь Шаолинь, всю жизнь исследовал
искусство владения шаолиньским шестом, и написал «Шаолинь гуньфа
чаньцзун». В трактате в качестве традиционных шаолинских техник
описаны такие методы действий шестом, как «большой дьявол»,
«малый дьявол», «иньский хват», «хлопок шестом», «пронизывающий
челнок».
Так как монастырь прославился благодаря боевому искусству, то в
Шаолинь стекались мастера боевых искусств, люди благородных
намерений. Здесь обменивались идеями народные мастера различных
направлений, что повышало уровень шаолинских кулачных методов,
позволяло им вобрать лучшее из народных методов боя. При династии
Юань мастер ушу Бай Юнфэн преклоняясь перед авторитетом Шаолиня
«вверил себя благости Шаолиня и постригся в монахи», целыми днями
проводил исследование боевого искусства, соединив все изученное с
жизненным опытом он создал комплекс, в котором внутреннее и
внешнее прорабатываются параллельно — знаменитый северный
комплекс «уцюань» («пять кулаков»), где выделяют кулачные методы
дракона, тигра, леопарда, змеи и журавля. Этот комплекс
впоследствии оказал большое влияние на техническое содержание и
прикладные аспекты шаолиньских кулачных методов. Император
династии Сун, известный под династийным именем Тай-цзу, получил
истинную передачу Шаолиня, свое боевое искусство он описал в
кулачных трактатах, и это впоследствии стало известно в мире как
«шаолинь тайцзу чанцюань» («шаолиньский длинный кулак императора
Тай-цзу»).
Обладающий званием «Первый в Поднебесной по боевым искусствам»
монастырь Шаолинь переживал взлеты и падения, несколько раз его
опаляло пламя войны, и его методы боя без оружия и с оружием
постепенно распространялись в народе. Овладевшие шаолиньским
боевым искусством монахи и послушники спасаясь от преследований
властей разбегались на юг и север, занося шаолиньские кулачные
методы во все уголки Китая. Hекоторые кулачные методы в ходе
взаимодействия с местными народными стилями сформировали новые,
различающиеся по своему распространению, основателям, системе и
особенностям виды кулачног искусства. Как относящиеся к
шаолиньским видам кулачного искусства, они хотя и имели каждый
специфическое содержание и конструкцию, но в законах действий
кулаками, методах закалки, требованиях к технике они все
соответствовали традиционным шаолиньским установкам.

Читать онлайн «Тайцзицюань» автора У Тунань — RuLit — Страница 35

33 Знаменитый поэт времён династии Тан – прим. перев.

чтобы все тридцать семь форм получались естественно, трансформировались друг в друга без разрывов, потому и называют это «длинный кулак». Ноги топчут пять первостихий, внутри скрыты восемь триграмм. «Наработку Великого предела семьи Юй» еще называют «кулак прежденебесного» или «длинный кулак». Передается она от Ли Даоцзы. Ли Даоцзы – из цзяннаньского Аньцина, до династии Мин жил в храме Наньяньгун в горах Удан. Он не употреблял пищи, приготовленной на огне, ел лишь отруби, потому люди называли его «Отрубевый Ли» или «Учитель Ли» 34 . Говорят, что живший при династии Мин «Учитель Ли» – это тот же самый «Учитель Ли», что жил при династии Тан. Когда я странствовал по цзаннаньскому уезду Цзинсянь, то побывал в семье Юй и познакомился с «кулаком прежденебесного семьи Юй», сравнил его с моими «тридцатью семью формами» – это другое название для «Великого предела». «Наработка Великого предела семьи Юй» передается от танского Ли Даоцзы, поколение за поколением внутри семьи Юй. Каждый год они кланялись хижине Ли Даоцзы, которая до династии Сун еще существовала, в более поздние времена никто уже не знал, где обитает Ли Даоцзы. Позднее я вместе с Юй Ляньчжоу отправился в Хугуан 35 в горы Удан, что в округе Цзюньчжоу. Встретился даос с растрепанной головой и грязным лицом, который спросил Юй Ляньчжоу: «Внук ученика, куда направился?» Юй Ляньчжоу оскорбился: «Откуда ты такой взялся, что так невоспитанно себя ведешь? Да я тебя одной ладонью прихлопнуть могу!» Даос сказал: «Давай, внук ученика, посмотрим, что у тебя за ладонь!» Ляньчжоу оскорбился до предела и, рванувшись, нанес удар, но лишь коснулся тела – и отлетел на чжан. Тогда Ляньчжоу спросил даоса: «Что за мастерство ты использовал? Я никогда такого не видел» Даос сказал: «А знаешь ли ты, кто такие Юй Цинхуй, Юй Ичэн?» Юй Ляньчжоу осторожно ответил: «Это имена моих почтенных предков». Тут он быстро упал на колени и спросил: «Никак вы их почтенный учитель?» Ли Даоцзы сказал: «Я занимался этим несколько десятилетий. То, что ты сегодня встретился со мной – это великий подарок судьбы. Приходи ко мне – и я тебя кое-чему научу». С той поры у Ляньчжоу не только не было противников, он стал способен использовать все тело. Позднее еще Юй Цижэнь отправился в горы Удан, чтобы поклониться учителю Ли, но не встретил его. В храме Юйсюйгуань в горах Тайхэшань видели юйсюйского Чжан Саньфэна. У Чжан Саньфэна учились Чжан Сунси

34 Иероглиф «отруби», и используемый здесь иероглиф, который я перевёл в данном контексте как «учитель», имеют одинаковое чтение – прим. перев.

35 Провинция времён династии Мин, объединявшая нынешние Хубэй и Хунань прим. перев.

и Чжан Цуйшань. Саньфэн занимался в этих горах совершенствованием в первый год правления под девизом «Хунъу» 36 . Юй Цижэнь искал в горах учителя свыше месяца. У Сунси и Цуйшаня в стиле – тринадцать форм, названиями от наработки Великого предела отличаются. Ли Даоцзы также передал Юй Ляньчжоу устный секрет:

Нет формы-нет образа, все тело проходит в пустоту, необходимая вещь – естественность, в западных горах висит утес, тигриный рев и обезьяний шум, источник чист — река спокойна, переворачивать реки и разбрызгивать моря, весь характер тут же распоряжается.

3. ИССЛЕДОВАНИЕ ПРОИСХОЖДЕНИЯ ТАЙЦЗИЦЮАНЬ

Относительно происхождения тайцзицюань существует огромное количество противоречащих друг другу версий, различие точек зрения предельно велико, сформировались даже целые школы. Данная книга не является специальным исследованием по происхождению тайцзицюань, но изучим хотя бы вопрос об учителях малой ветви тайцзицюань семьи Ян, где помимо некоторых материалов и исследований последних исторических периодов ничего достоверно не известно.

1) Исследование южной ветви тайцзицюань

Южная ветвь тайцзицюань – это кулак внутренней семьи Чжан Саньфэна с гор Удан. К историческим документам по южной ветви тайцзицюань относятся: «Тексты и наброски Наньлэя» – раздел «Надпись на могиле Ван Чжэннаня», «Исходный образец изучения Цзи» – раздел «Биография господина Ван Чжэннаня», «Записки о Ван Шичжэне», «Хроники области Нинбо» – раздел «Биография Чжан Сунси», «Документальные свидетельства Сы Юэ» – раздел «Биография бойца Чжан Сунси», основное их содержание уже представлено ранее. Сейчас на основе этих исторических источников проведем некоторое исследование.

36 1368 год прим. перев.

Хуан Цзунси (1610-1695) – автор«Надписи на могиле Ван Чжэннаня»- был историком, жившим в конце династии Мин – начале династии Цин, прозвание имел Тайчун, прозвище – Наньлэй, ученики называли его «Господин из Личжоу», из Юйяо провинции Чжэцзян, после падения династии Мин удалился на покой и занялся писанием книг, обладал широкой эрудицией, является автором книг «Изучение документов династии Сун и Юань», «Изучение документов современной конфуцианской мысли», «Тексты и наброски Наньлэя». «Надпись на могиле Ван Чжэннаня» была составлена в 1669 году — восьмом году правления под девизом «Канси» – и включена в «Тексты и наброски Наньлэя». Это один из важнейших документов по истории южной ветви тайцзицюань, он проясняет целый ряд вопросов.

А. Кулачные методы внутренней семьи с гор Удан переданы в мир Чжан Саньфэном, жившим при династии Сун.

В. Основы шаолиня и кулачных методов внутренней семьи различаются.

В шаолине «в основном бьют людей», а во внутренней семье «покоем покоряют движение». Это самый первый исторический документ, где упоминается такой принцип кулачного искусства, как «покоем покорять движение».

С. Впервые представлена схема преемствования южной ветви тайцзицюань (кулачных методов внутренней семьи Чжан Саньфэна).

Особую важность имеет упоминание таких двух ключевых для происхождения тайцзицюань персон как Ван Цзунъюэ из провинции Шэньси и Чжан Сунси из провинции Чжэцзян, потому данный документ имеет огромную ценность.

0. Ван Чжэннань сказал: «потому поддерживают это стилями внешней семьи, это учение действует когда одряхлеешь», в чем проявляется забота о будущем тайцзицюань.

Южная ветвь тайцзицюань утеряна уже давно. Причину утраты Ван Чжэннань объяснил очень четко: «поддерживают это стилями внешней семьи». Современные соревновательные комплексы тайцзицюань – это тоже тайцзицюань, «поддержанное» спортивным чанцюанем. Мы вновь наступаем на те же грабли.

Автором «Биографии господина Ван Чжэннаня» является Хуан Байцзя – сын Хуан Цзунси, прозванный Чжуи. Данный текст был создан семь лет спустя после смерти Ван Чжэннаня. На пятнадцатый год правления под девизом «Канси» (1676) Хуан Цзунси был еще жив. Оба текста были составлены «в то время, когда Чэнь Вантин создал свой стиль». Поэтому мы решительно заявляем, что ванчжэннаневские «кулачные методы внутренней семьи Чжан Саньфэна с гор Удан» не имеют никакой связи со стилем, созданным Чэнь Вантином. Большие куски в «Биографии господина Ван Чжэннаня» посвящены описанию кулачных методов внутренней семьи Чжан Саньфэна. Это драгоценный источник, написанный еще во время существования южной ветви тайцзицюань, неоценимый источник для ссылок при работе по изучению и воссозданию южной ветви тайцзицюань.

Ван Шичжэнь (1634-1711) по прозвищу «отшельник с гор Юйян» был жителем Синьчэна провинции Шаньдун. В годы правления под девизом «Шуньчжи» 37 он стал цзиньши дослужился до главы Ведомства наказаний. О нем сказано, что «сегодня эти две семьи широко распространились на востоке Чжэцзяна», следовательно, в начале династии Цин южная ветвь тайцзицюань еще была широко распространена на востоке провинции Чжэцзян. Он жил в одно время с Хуан Цзунси, так что распространение южной ветви тайцзицюань на востоке провинции Чжэцзян в то время они могли видеть своими глазами.

Происхождение кулачных методов Северного Шаолиня (из книги Цинь Цинфэна)

Происхождение кулачных методов Северного Шаолиня (из книги Цинь Цинфэна)

кл слова: Цинь Цинфэн, шаолинь, история, техника

Шаолиньцюань назван так по монастырю Шаолинь. Монастырь Шаолинь размещается в горах Суншань, что на северо-западе уезда Дэнфэн провинции Хэнань. Горы Суншань состоят из двух цепей. Восточная цепь называется «тайшишань», западная — «шаошишань». Прославившееся в Китае и за его пределами такое важное для буддизма место, как монастырь Шаолинь, находится именно в покрывающих Шаошишань лесах. Монастырь Шаолинь был основан при династии Северная Вэй во времена императора Сяовэнь-ди на 19-й год правления под девизом «Тайхэ», то есть в 495 году по современному летоисчислению. Шаолиньский монастырь прославился благодаря боевому искусству, и шаолиньское ушу многое добавило к священной славе древнего монастыря. История о том, как «Бодхидхарма создал кулачное искусство» передается до наших дней. Монах Бодхидхарма был одним из тех, кто пришел вслед за Бато и проповедовал учение Чань (одна из разновидностей Махаяны). Согласно историческим документам, он был родом из Южной Индии, и в 5-м веке морским путем прибыл в Гуанчжоу, откуда отправился на север, проповедуя учение Чань. Затем он «осел в Суншань Шаолиньсы», проповедуя буддизм в монастыре. Проповедуемое Бодхидхармой учение Чань требовало «успокоить мысль и исправить сознание», «убрать всю дхарма, прочистить ум, увидеть его истинную природу», с помощью «созерцания стены в позиции цзочань» привести внутреннее состояние к спокойствию и твердости, достигнуть состояния «недеяния, спокойствия пустоты», стараться добиться освобождения от привязанностей и достижения состояния Будды. Потому оно получило широкий резонанс в тогдашнем буддизме, а сам Бодхидхарма был прозван «первоучителем Чань». Впоследствии в монастыре Шаолинь был сделан барельеф «Бодхидхарма на тростнике пересекает реку», а также такие памятники, как пещера Бодхидхармы, образ Бодхидхармы на каменной стене, скульптура Бодхидхармы, которые добавляют еще больше мистики в его образ. При династиях Мин и Цин была создана история о том, как «Бодхидхарма создал кулачное искусство», которая со временем распространилась. При династии Мин на четвертый год правления под девизом «Тяньци» (1624 год) увидели свет два трактата — «Ицзиньцзин» и «Сисуйцзин», которые «монах Цзынин из секты Тяньтай» приписал Бодхидхарме. Hа самом деле их содержанием являются оздоровительные методы, не имеющие никакой связи ни с шаолиньским ушу, ни с чань-буддизмом. Позднее из-за ограниченности исторических познаний у занимающихся боевыми искусствами и преклонения перед именами первоучителей имя Бодхидхармы использовали для создания истории различных стилей ушу, что в сочетании с мистическим буддийским жаргоном позволяло занимающемуся социально утвердиться, укрепить местные тайные общества, подчеркнуть «истинность наследования» своего стиля. С другой стороны, в отличие от других направлений, все шаолиньские стили считают своим основателем именно Бодхидхарму. Во время долгого периода исторического развития шаолиньские кулачные методы широко вбирали в себя атакующе-защитные техники народных и армейских стилей ушу. Из верховых и пеших методов, техник обращения с длинным оружием, коротким оружием, парным оружием, гибким оружием, тайным оружием были взяты методы тренировки, и постепенно сформировались весьма прикладные методы боя без оружия и с оружием. Среди них шаолиньские методы боя с шестом сформировались при династии Мин на сороковом году правления под девизом «Цзяцзин» (1561 год). В этом году один из руководителей борьбы с японцами полководец Юй Даю прибыл в монастырь Суншань Шаолинь, чтобы посмотреть как тренируются с шестами монахи монастыря, и сказал: «их шесты уже утеряли истинную традицию древних». Монахи «испросили указаний», и Юй взял с собой двух монахов — Цзунцина и Пуцуна — чтобы они могли обучиться в армейской среде. После нескольких лет усердных тренировок и практики на полях сражений эти двое вернулись в монастырь и обучили изученному остальных. Монахи соединили их науку с лучшим из мастерства постоянно приходивших в монастырь из всех земель мастеров, и за счет многократной шлифовки искусство шеста сильно развилось, были написаны знаменитые трактаты по искусству шаолиньского шеста, с тех пор искусство шаолиньского шеста и прославилось в мире. В те годы юго-восточные районы Китая подвергались набегам японских пиратов. В их число входили бродяги, буси, ронины, морские разбойники, их мечи были остры и они любили пускать их в ход, многие военные и гражданские пали на побережье под их мечами. Командовавший в то время сопротивлением японцам полководец Ци Цзигуан лично возглавил войска, изменил тактику, стал использовать собственные достоинства против недостатков противника, его войска использовали такие виды оружия, как бамбуковые копья, «волчехвостые метлы», секиры-пики, плетеные щиты с мечами, и много раз разбивали японцев. Одновременно императорский двор издал эдикт о наборе в армию, чтобы покончить с второжением и успокоить народ. Свыше трех десятков шаолиньских монахов-бойцов откликнулось на призыв, под руководством монахов Юэкуна и Тяньчи они достигли района Шанхай-Ханьчжоу и приняли участие в сражениях с японцами. Так как эти монахи-бойцы часто использовали железные шесты, то противнику не было возможности использовать свои мечи, враг «встретился — и пал». Как видим, тогдашнее шаолиньское искусство шеста уже избавилось от не имеющих смысла движений и красивых, но бессильных приемов, стало реально-боевым искусством. Стратег времен династии Мин Чэн Чундоу много раз ездил учиться в монастырь Шаолинь, всю жизнь исследовал искусство владения шаолиньским шестом, и написал «Шаолинь гуньфа чаньцзун». В трактате в качестве традиционных шаолинских техник описаны такие методы действий шестом, как «большой дьявол», «малый дьявол», «иньский хват», «хлопок шестом», «пронизывающий челнок». Так как монастырь прославился благодаря боевому искусству, то в Шаолинь стекались мастера боевых искусств, люди благородных намерений. Здесь обменивались идеями народные мастера различных направлений, что повышало уровень шаолинских кулачных методов, позволяло им вобрать лучшее из народных методов боя. При династии Юань мастер ушу Бай Юнфэн преклоняясь перед авторитетом Шаолиня «вверил себя благости Шаолиня и постригся в монахи», целыми днями проводил исследование боевого искусства, соединив все изученное с жизненным опытом он создал комплекс, в котором внутреннее и внешнее прорабатываются параллельно — знаменитый северный комплекс «уцюань» («пять кулаков»), где выделяют кулачные методы дракона, тигра, леопарда, змеи и журавля. Этот комплекс впоследствии оказал большое влияние на техническое содержание и прикладные аспекты шаолиньских кулачных методов. Император династии Сун, известный под династийным именем Тай-цзу, получил истинную передачу Шаолиня, свое боевое искусство он описал в кулачных трактатах, и это впоследствии стало известно в мире как «шаолинь тайцзу чанцюань» («шаолиньский длинный кулак императора Тай-цзу»). Обладающий званием «Первый в Поднебесной по боевым искусствам» монастырь Шаолинь переживал взлеты и падения, несколько раз его опаляло пламя войны, и его методы боя без оружия и с оружием постепенно распространялись в народе. Овладевшие шаолиньским боевым искусством монахи и послушники спасаясь от преследований властей разбегались на юг и север, занося шаолиньские кулачные методы во все уголки Китая. Hекоторые кулачные методы в ходе взаимодействия с местными народными стилями сформировали новые, различающиеся по своему распространению, основателям, системе и особенностям виды кулачног искусства. Как относящиеся к шаолиньским видам кулачного искусства, они хотя и имели каждый специфическое содержание и конструкцию, но в законах действий кулаками, методах закалки, требованиях к технике они все соответствовали традиционным шаолиньским установкам. Цинь Цинфэн

Тайцзицюань: научно изложенное национальное боевое искусство

СОДЕРЖАНИЕ.

СОДЕРЖАНИЕ

Научно изложенное национальное боевое искусство

(перевод с китайского С. Л. Березнюка)

Березнюк Станислав Леонидович, кандидат физико-математических наук, учёный секретарь механико-математического факультета Новосибирского государственного университета, доцент кафедры дискретной математики и информатики механико-математического факультета Новосибирского государственного университета.

Родился в 1971 году в городе Новосибирске. В конце 1970-х — начале 1980-х в течение пяти лет жил с родителями в Монголии, где они работали по контракту; именно там и состоялось первое знакомство с восточными единоборствами. Регулярно тренироваться в местной секции «кунфу» начал в конце 1980-х после поступления в университет (необходимо пояснить, что в те годы занятия восточными боевыми искусствами были запрещены, и в подпольных секциях под названием «кунфу» преподавали вовсе не обязательно китайские боевые искусства — там могли преподавать всё, что угодно, но что точно нельзя было назвать словом «каратэ»). В 1991-м году побывал на подмосковном семинаре китайского мастера Ма Минда (представителя настоящей семейной школы), после чего понял, что (1) «кунфу» местного разлива никакого отношения к китайским боевым искусствам не имеет, и (2) без знания китайского языка серьёзно изучать китайские боевые искусства невозможно. После этого студент, а впоследствии — аспирант механико-математического факультета в свободное от учёбы время стал самостоятельно изучать китайский язык и делать первые попытки переводов на русский язык материалов по боевым искусствам. В условиях практически полного отсутствия качественной информации по боевым искусствам Китая даже эти сырые опыты новичка, попадая в компьютерные сети, мгновенно тиражировались по всему Рунету, вызывая язвительные комментарии профессиональных синологов и восторженные отзывы простых любителей боевых искусств; некоторые из переводов были даже изданы белорусским издательством «Харвест».

Наряду с Москвой и Санкт-Петербургом, Новосибирск входил в тройку тех городов России, с которых началось развитие компьютерных сетей в стране. По роду своей профессиональной деятельности С.Л.Березнюк попал в этот процесс с самого начала, что позволило завязать контакты в области традиционных боевых искусств Китая не только в русскоязычном Интернет-пространстве, но и по всему остальному миру. Впоследствии группа энтузиастов боевых искусств, познакомившаяся между собой благодаря телеконференции fido7.ru martialarts сети Fidonet организовала в Рунете систему форумов, посвященных боевым искусствам www.budo-forums.ru, где С. Л. Березнюк стал модератором раздела китайских единоборств.

Постепенный рост квалификации как переводчика и специалиста по китайским боевым искусствам привел к тому, что информацией от С. Л. Березнюка стали интересоваться не только пользователи Интернета, но и представители более традиционных средств массовой информации. Статьи С. Л. Березнюка публиковались в белорусском журнале «Кэмпо», российских журналах «Ушу» и «Гунфу», украинском журнале «Даньтянь», услугами С. Л. Березнюка по подготовке информационных материалов пользовались группы, организовывавшие семинары различных китайских мастеров боевых искусств, а в 2001 году С. Л. Березнюк по приглашению Федерации ушу России присутствовал в качестве почётного гостя на 1-м Чемпионате России по традиционным формам ушу.

У Тунаня иногда называют «Мафусаилом китайских боевых искусств», так как этот мастер прожил более ста лет. Монгол по национальности, он родился в конце XIX века в семье потомственных военных, благодаря связям родителей при императорском дворе он получил военное, гражданское и медицинское образование у лучших учителей того времени. После буржуазно-демократической революции он занимался как преподаванием гуманитарных предметов в школах и вузах, так и практикой боевых искусств. Свои мысли о боевых искусствах он излагал на бумаге, но читателями его трудов становились лишь некоторые друзья и знакомые.

Всё изменилось в 1928 году, когда на проходивших в тогдашней столице Китая городе Нанкине Первых всекитайских испытаниях по гошу У Тунань познакомился с быстро делавшим политическую карьеру Чжу Миньи, который увлекался тайцзицюань. Возникла возможность не просто писать «в стол», а издать полноценную книгу — и У Тунань постарался этой возможности не упустить. Работая всё свободное от преподавания в школе время, он за два месяца подготовил рукопись. По тексту книги чувствуется, что темп её написания ускорялся: если начало явно было написано в спокойной обстановке, то начиная с какого-то момента, к примеру, уже пропадают указания на то, на сколько градусов должна быть повёрнута стопа, а между движениями комплекса возникают нестыковки (У Тунань взял за основу тот комплекс, что преподавался У Цзяньцюанем, и упростил его, выбросив некоторые повторяющиеся куски, но, к сожалению, не смог проследить, чтобы все стыки оказались гладкими). Тем не менее в целом рукопись получилась неплохой и была издана с использованием самых передовых технологий того времени: она была проиллюстрирована фотографиями.

У Тунань получил классическое образование старокитайского типа и сумел войти в новую систему образования, основанную на европейских стандартах. Это позволило ему, с одной стороны, включить в книгу классические трактаты по тайцзицюань, а с другой — чуть ли не впервые в литературе по китайским боевым искусствам изложить материал в стиле, приближенным к европейским стандартам написания учебников: отдельно выделены теоретические разделы, историческая часть, практические разделы, причём практические разделы написаны именно с прицелом на то, чтобы человек мог заниматься самостоятельно.

При переводе этой книги у меня возникли большие проблемы. Начнём с того, что сам я не являюсь специалистом по тайцзицюань и потому не мог претендовать на роль последней инстанции в вопросе правильности понимания трактатов стиля. К счастью, на русском языке уже была издана одна книга по этому направлению тайцзицюань в прекрасном переводе профессора А.О. Милянюка[1], однако, сравнивая книгу У Тунаня с книгой Сюй Чжии, я обнаружил, что в некоторых местах одни и те же тексты немного различаются, а в отдельных случаях я бы те же самые места перевёл иначе, чем Андрей Олегович. В итоге я решил поместить вместе с трактатами по тайцзицюань и оригинальный текст на китайском языке: кто считает, что мой перевод в каком-то пункте неверен — может попытаться перевести это место сам, как посчитает нужным.

Неожиданно, не менее трудным делом, чем перевод теоретических разделов, оказался и перевод разделов практических. Дело в том, что за многие десятилетия, прошедшие со времени выхода книги У Тунаня, в литературе по ушу уже выработался некий опыт и установились некие стандарты в описаниях движений: в частности, если движения рук и ног по отношению к телу описываются в сравнительных координатах («вправо», «влево» и т. д.), то перемещения по площадке описывают в координатах абсолютных (например, «шагнуть на север», «повернуться лицом к югу»). В 1928 году таких общепринятых норм ещё не существовало, а сам господин У, скорее всего, не подумал о том, как будет восприниматься его текст неподготовленным читателем, не имеющим рядом знающего человека. В результате в оригинальном

Происхождение кулачных методов Северного Шаолиня (из книги Цинь Цинфэна)

  • ЖАНРЫ 359
  • АВТОРЫ 254 808
  • КНИГИ 582 578
  • СЕРИИ 21 618
  • ПОЛЬЗОВАТЕЛИ 537 378

«Я десять лет ждал, прежде чем смог опубликовать эту книгу, — говорил нам мастер Сунь Сюй, торжественно вручая две книги из только-только полученных от издательства авторских экземпляров. — Мой учитель считал, что публиковать подобные техники, которые всегда считались «закрытыми», — нельзя». «Но как же тогда книга оказалась напечатанной?» — осторожно поинтересовались мы. «Учитель умер несколько лет назад, — спокойно сказал Сунь, — спрашивать стало не у кого. Теперь решения принимаю я — а я считаю, что искусство синъицюань может быть безвозвратно утрачено, если мы не начнем публиковать подобные книги. ».

Три иероглифа, составляющие название стиля «синъицюань», на русский можно перевести несколькими способам: «кулак формы и волн», «воля, явленная в кулачном искусстве», «стиль воплощенного намерения». Синъицюань — один из древнейших стилей традиционного ушу, сформировавшийся в первой половине XVII века. Он отличался простотой и эффективностью, быстротой в нападении и защите, собранными и концентрированными ударами.

Легендарным основателем и «небесным покровителем» синъицюань называют военачальника эпохи Сун по имени Юэ Фэй. Историю его жизни, военных побед и гибели по навету предателей знает любой китаец. В «небесной канцелярии» Юэ Фэй — адъютант бога войны Гуань Юя (тоже, кстати, исторический персонаж, знаменитый военачальник эпохи Трое- царствия). Стратег и военный наставник, Юэ Фэй учил, что победу в бою обеспечивает «следование волению Неба», тем самым обозначив один из важнейших принципов синъицюань.

Реальным основателем стиля считается Цзи Цикэ, живший в середине XVIII века в провинции Шаньси. Он происходил из зажиточной семьи, был образованным человеком, служил армейским наставником по военному делу и славился на всю округу своим бесподобным владением копьем. Легенды утверждают, что он был человеком высочайших духовных достоинств, владел искусством врачевания и даосской наукой «пестования жизненности». В горах Нуннаншань, в кумирне Юэ Фея, Цзи Цикэ мистическим образом обретает древние трактаты по боевому искусству и, постигнув их учение, создает новый стиль, перенеся принципы боя с копьем на кулачное искусство. С технической стороны в его основе лежат методы боя с копьем, а с теоретически-философской — даосская схема пяти первостихий. По представлениям даосизма, весь мир состоит из пяти первостихий: металл, дерево, вода, огонь, земля, которые, взаимодействуя между собой, рождают все бесчисленное множество вещей, в том числе и самого человека. В синъицюань каждому из этих элементов соответствует один прием. Например, элементу «металл» соответствует рубящий удар ладонью или кулаком, который называется пи. Второе движение, бэн — прямой удар вперед — соответствует дереву. Буравящий удар цзуань соотносится с водой. Пао, или «взрывающаяся хлопушка» — это удар одной рукой с одновременным блоком другой это огонь. Хэн — «отводящий», или «диагональный», удар — соответствует элементу «земля». Традиционные комплексы синъицюань строились по имевшимся в даосизме схемам взаимодействия пяти первостихий: «взаимопорождения», «взаимоподавления», «взаимодействия». Таким образом, выполняя любой комплекс синъицюань, мы словно воспроизводим рождение и развитие мироздания.

Синъицюань построен очень логично и имеет четкую структуру. Изучение начинается с раздела усинцюань (пяти первостихий) — основополагающего для всей практики синъицюань. Формы «пяти первостихий» позволяют освоить основные принципы стиля и постичь суть мастерства. Пять элементов синъицюань (пицюань, бэнцюань, цзуаньцюань, паоцюань, хэнцюань) соответствуют пяти первостихиям учения инь-ян (металл, дерево, вода, огонь, земля). «Внутри»> человека пять первостихий соответствуют пяти внутренним органам, «снаружи» — пяти органам чувств. Традиционная китайская медицина строится научении об инь-ян и пяти первостихиях; считается, что восстановление баланса между ними излечивает болезни. Именно «пять первостихий» старинные трактаты и тексты называли важнейшим, что есть в синъицюань. Следующий раздел называется шиэрсинцюань, «12 форм (животных)». В практике шиэрсинцюань мы учимся воплощать образ действий других живых существ и тем самым осваиваем способы внутренних трансформаций. Шиэрсинцюань и усинцюань взаимосвязаны. В усинцюань осваиваются типы усилий — это методы достижения мастерства; в шиэрсинцюань осваиваются способы воплощения всего сущего на земле — это средства достижения высшей цели.

Однако за приемами и движениями синъицюань скрывается намного более глубокий смысл, чем обучение кулачному бою. Осваивая конкретные приемы нападения и защиты, человек учится владеть своим телом, контролировать дыхание, управлять сознанием. Синъицюань — это не только боевые действия — удары и блоки, но и постижение «внутреннего искусства» — нэйгун или цигун. Нэйгун — это и искусство управления энергии ци, и тренировка сознания, умение регулировать свой волевой импульс. «Внутреннее искусство» является важнейшей составной частью синъицюань. Постепенно, учась управлять собственными энергетическими ресурсами, боец переходит от использования физической силы к применению импульса, идущего изнутри тела. Сами движения весьма просты, но, поскольку они непосредственно связаны с дыхательной практикой и управлением сознанием, то синъицюань можно практиковать не только как боевое искусство, но и как уникальный метод физического воспитания и укрепления здоровья. Умение побеждать в синъицюань неотделимо от умения понимать, «слышать» своего противника. Л умение вслушиваться в окружающее — это первый шаг к построению гармоничных отношений с миром, к «следованию общему потоку мироздания» — к тому, что в Китае называется «гунфу». Синъицюань, формировавшийся прежде всего как боевая система, оказался уникальным средством гармонизации и оздоровления и тела, и души, и сознания.

Ушу конкретно и практично: это боевые приемы для нападения и защиты, разделенные на отдельные формы и собранные во взаимоувязанные комплексы, упражнения для тренировки силы, ловкости, гибкости, выносливости, техники правильного дыхания, расслабления и сосредоточения. И акробатические трюки шаолиньцюань, и плавные, текучие движения тайцзицюань, и быстрые, резкие движения синъцюань, при всей их внешней несхожести, решают одни и те же задачи — «укрепляют жизненные силы организма» и учат, как защищать организм от любых неблагоприятных воздействии, в том числе и от прямого физического насилия. Но, помимо этого «внешнего» содержания, в ушу всегда присутствовало «высшее мастерство» — «гунфу». Оно считалось сакральным, а способы его достижения были священной тайной школы. Неудивительно, что каждая школа стремилась скрыть от посторонних свою сокровенные корни, истинные приемы практики.

Освоение синъицюань с древних времен подразделяли на три этапа, каждый соответствовал одному из применяемых типов усилий: светлому, темному, изменчивому. Первый этап практики синъицюань (светлое усилие) считался общедоступным, именно он рассматривается в современных книгах по кулачному искусству, однако в большинстве из них сводится к чисто техническому описанию основных движений. Однако, после того как практикующий запомнит и выучит движения в канонических формах и комплексах, он должен осмыслить их, понять, что такое целостное движение и целостная передача усилия, научиться расслабляться и применять прямое, жесткое усилие. Эта часть практики обычно не рассматривается в современных пособиях. Методы тренировок на втором и третьем этапах в прежние времена преподавались только внутри клана, «за закрытыми воротами». Оберегая секреты «истинного мастерства», учителя предшествующих поколений не передавали его людям «внешним» и строго отбирали тех, кто достоин обучения. Даже принадлежности к клану могло быть недостаточно — далеко не всех учеников «внутренних ворот» обучали высшим ступеням мастерства.

Старейший шаолиньский стиль ушу Лохань-цюань («Кулак архатов»)

«Накопи силу и атакуй, словно выпущенная стрела.

Когда утратил силу, не позволяй колесам

Смелость должна быть великой, а сознание —

Из наставлений о тактике стиля Лохань-цюань

Уникальный стиль кулачного боя Лохань-цюань или в переводе «Кулак архатов» почитается как старейший шаолиньский стиль ушу. Уникальностью его есть то, что он возник в стенах прославленного монастыря-легенды Шаолинь. Кроме того, по преданию, создал стиль Лохань-цюань сам Бородатый варвар Бодхидхарма, известный тем, что основал буддийскую школу Чань и посещал знаменитый монастырь Шаолинь. Если быть точным, то Бодхидхарма только объединил в одно целое восемнадцать приемов кулачного боя, созданных восемнадцатью самыми известными архатами. Комплекс, названный Шиба лохань шоу («Восемнадцать приемов архатов») и почитается первоисточником Лохань-цюаня («Кулака архатов»).

Кстати, в этом также проявилась уникальность стиля, так как архаты почитаются одними из существ, обладающих духовным совершенством, и находятся в одном ряду с буддами и пратьека-буддами, почитающимися очень высоко. Архаты – это святые, которые постигли истину и уже наслаждаются нирваной, но полностью погрузиться в нее смогут только после смерти своего физического тела — единственной преграды, отделяющих их от юдоли страданий – сансары.

И хотя в буддизме известно множество архатов, самых известных среди них шестнадцать, к которым примыкают еще двое — Цзянлун («Дракон, спустившийся с небес») и Фуху («Подчиняющий тигров»). Несмотря на то, что списки архатов иногда не совпадают даже в таких буддийских текстах как «Сутра о будде Амида» и «Примечания к буддийскому учению», как раз этих восемнадцать особо почитают в шаолиньских традициях ушу.

Согласно преданиям «Кулак архатов» с давних пор практиковался в Шаолине. Возможно, в силу каких-то обстоятельств он дошел к нам несколько видоизмененным, что вовсе не лишает его той таинственности, романтизма и привлекательности, которая сегодня приводит к ушу множество почитателей «кулачного искусства». На сегодня и в южных и в северных стилях ушу широко представлены комплексы с таким названием. Наиболее известным на севере Китая является Шаолинь мицзун-пай лохань-цюань , в переводе — «Кулак архатов Шаолиньского стиля запутанного следа».

Южный Кулак архатов широко практикуется в знаменитом Хунцзя-цюань, где известными являются комплексы Сяо Лохань-цюань означающий «Малый кулак архатов» и содержащий 27-мь позиций, Да Лохань-цюань, то есть «Большой кулак архатов» включающий 54-е позиции и Ибайлиньбаши лохань-цюань или «Кулак архатов в 108 позициях».

Однако то, что Лохань-цюань провинции Фуцзянь есть самым знаменитым, является бесспорным фактом. Истоки самой известной ветви фуцзяньского «Кулака архатов» исходят от странствующего монаха Кунъиня, который, согласно легенде, пришел с севера в Южный Шаолинь (возможно, именно поэтому северный и южный Лохань-цюань имеют много схожего) и передал свое мастерство владения стилем монаху Хуйчэнь (или Хуйгуй) из храма Кайюань-сы. Тот же, в свою очередь, обучил искусству «Кулака архатов» храмового работника по имени Юнь Ишань, тайно вскоре бежавшего и скрывавшегося в Фучжоу. Там он передал мастерство Лохань-цюаня некоему Ван Цыци, от которого уже и передалась эта ветвь стиля нынешним последователям.

О его популярности свидетельствует как ареал распространения, так и наличие многочисленных ветвей, от простого «Кулака архатов» до «Кулака лавки благовоний» и т.д., со своей генеалогией. Несмотря на некоторые различия между разными ветвями, всё же сохраняется намного больше общего в методике и технике тренировок, позволяющего предположить, что их исток единый.

Краткая формулировка основных особенностей фуцзяньского Лохань-цюань такова: короткие и лаконичные удары кулаком, ши («наполненные») и безыскусные, в технике рук изобилуют бянь («изменения»); прочные, ши («наполненные») и чень («притопленные») стойки; туловище подвижное, ловкое и легкое; максимальная цзинъли (сила), но при этом искусная; как обезьяна нужно прыгать , и как колонна – стоять; удары ногами приходятся не выше живота; слаженность действий силы и ци, ци помогает увеличить силу, силе помогают с помощью выкриков; явственно различаются дун («движение») и цзин («покой»).

Наставления мастеров о тактике стиля Лохань-цюань заключаются в том, что боец должен накопить силу и атаковать, словно выпущенная стрела. Утратив силу, он не должен позволять беспорядочно крутиться колесам. Смелость бойца должна быть великой, а его сознание — утонченно-восприимчивым. Руки должны повиноваться воле (и). Его тело приходит в движение, и сразу же нога делает шаг. Нога бойца в ударе не должна подниматься выше живота. Приближаясь к противнику, боец низко держит туловище. Его соприкосновение с противником моментально рождает бянъ («изменение»), и подобен выстрелу (цзянь) выброс силы (фа).

Важнейшее значение в «кулачном искусстве», согласно утверждениям мастеров «Кулака архатов» имеют «принципы» (ли) и «методы» (фа). Основой «методов» есть «принципы», развивающиеся «методами». Коренящаяся в шэнь («духе») цюаньфа мыслится как продукт движения ци, проявление жизненной энергии ци. Если нет ци, «кулачное искусство» не может быть реализовано, при отсутствии «духа» нельзя управлять ци (юнь ци). Ци является секретом успешного применения цюаньфа, а управление «духом» есть ключом к управлению ци.

Выполняемые руками приемы являются преобладающими в технике Лохань-цюань. Молниеносный выброс руки в ударе (чу), гибкое движение руки в полете (юнь), но рука становится твердо-каменной в момент поражения цели (чжэ). Большое внимание уделяется точности (чжуньцюэ) и гармоничности (шуньда) ударов. При атаке противником перебивай его прямые удары (чжи) своими поперечными (хэн), атакует поперечными – перебивай прямыми. Так гласит теория работы руками.

Тренировка «кулачного искусства» требует соблюдения трех основных принципов:

— принцип саньчжэн («трех прямых» — прямо (вертикально) держать голову и туловище, прямой должна быть стойка);

— принцип утун («пяти связей» — руки связаны с глазами, глаза — с сознанием, плечи — с поясницей, туловище — с шагами, верх — с низом)

— принцип саньбянь («трех изменения (смены)» — смена положения рук, положения туловища, положения стойки).

Соблюдая эти принципы, боец обеспечит правильное прямое положение туловища и прочность стоек, координацию нэй-вай сетяо («внутреннего» и «внешнего»), гармонию верха и низа, «единый исток правого и левого», ляньгуань («связность») и ваньчжэн («целостность»), скорость действий и многообразие изменений.

Сегодня доподлинно неизвестно, как выглядел этот очень древний комплекс первоначально, и какими приемами владели мастера в древности. Ко всему, как утверждают историки, и Бодхидхарма вроде бы не был среди основателей Шаолиня, ни, тем более, создателем шаолиньской школы ушу. Но разве это имеет значение доля для истинных ценителей ушу и последователей древнего стиля Лохань-цюань – «Кулака архатов».

ru.knowledgr.com

В его самом широком смысле Северный Shaolin отсылает к внешнему (в противоположность внутреннему) боевые искусства Северного Китая, относящегося к тем стилям из Северного Монастыря Shaolin в Хэнани. В его самом определенном, Северном Shaolin отсылает к стилю под названием Северный Shaolin Бокс Школы , распространенный Гу Юй-джеунгом (1894–1952; также известный как Ку Юй-чжан или, в Системе транслитерации китайских иероглифов, Гу Жучжане).

Особенности

Северный стиль Shaolin кунг-фу — один из самых видных традиционных северных стилей китайских боевых искусств. Северные стили кун-фу обычно подчеркивают методы дальнего действия, быстрые достижения и отступления, широкие позиции, пиная и прыгающие методы, кружа круглые блоки, быстроту, гибкость и агрессивные нападения.

Система преподает пусто-ручные методы и вооружение через предопределенные комбинации, известные как формы, установленный порядок или движение наборов. Студенты изучают основы, практикуя установленный порядок, пока движения в установленном порядке не могут быть выполнены естественно основанные на инстинкте. Затем два или многократные компании людей осуществлены, чтобы обучить ответы и применения методов, усвоенных из наборов. Наборы/установленный порядок практики не только практичны в заявлениях, но и также изящны и профессиональны в природе. Жидкими из движений, объединенных с акробатическими методами, являются торговые марки Северных наборов Shaolin.

Северный стиль Shaolin был сделан известным покойным Гу Юй-джеунгом. Много легенд говорят о подвигах Гу; согласно рассказам, связанным его близкими студентами, отец Гу был опытным образцом Тана Туи («перепрыгивающий нога&#187) форма. Когда он был молод, Гу путешествовал всюду по Северному Китаю, чтобы изучить все северные системы кунг-фу. Он был известен своими Железными методами Пальмы и применением длинного копья. Он организовал весь свой learnings в то, что является сегодняшним Северным стилем Shaolin.

Монастырь в Хэнани — оригинальный Монастырь Shaolin. Монахи начали практиковать военное оружие когда-то вокруг Династии Сильного запаха и стали известными помощью будущему императору Ли Шимину в борьбе против непослушных сил. Монахи были прежде всего известны их копьем и методами штата до перехода Мина-Цина, когда они начали специализироваться на невооруженном бое. Поскольку репутация боевых искусств Shaolin выросла в течение следующих веков, его имя стало синонимичным с боевыми искусствами, независимо от того, проследило ли отдельное искусство свое происхождение до Монастыря Shaolin в Хэнани или нет. В результате прозвище «Shaolin» было применено к другим буддистским храмам с высокими репутациями боевых искусств. Особенности боевых искусств, преподававших в каждом храме, так отличались друг от друга, что они стали отождествленными со своим местом происхождения.

Северный Shaolin (北少林 обозначает Хэнань  храм) стиль, связанный с Гу Жучжаном, сначала преподавался положить ученику, знаменитому владельцу 18-го века Гань Фэнчи провинции Цзянсу, монахом Shaolin по имени Чжао Юань, родившийся Чжу Фу, член королевской семьи Мина, которая присоединилась к sangha после того, как Мин был свергнут Цином в 1644. (Ганя также помнят за основание боевого искусства Huāquán 花拳, буквально «цветочный кулак», о котором он написал книгу Введение в Huāquán.) Гань в свою очередь учил Вань Банцая, который учил Яна Дегонга, который учил Яна Сансана, который учил Яна Живана, который учил его племянника Гу Жучжана.

  1. 朝 元 和尚 (монах Zhāo Yuán)
  2. 甘鳳池 (Gān Fèngch&#237)
  3. 萬邦才 (Wàn Bāngcái)
  4. 嚴徳功 (Yán Dégōng)
  5. 嚴三省 (Yán Sānxǐng)
  6. 嚴機 (繼) 溫 (Yán Jīwēn)
  7. 顧汝章 (Gù Rǔzhāng)

Ян Живан также преподавал Гу навыки Железной Пальмы Корпуса и Железа. В известном случае в 1931, Гу, как говорят, продемонстрировал последнего на лошади.

Среди мастеров единоборств, которые собрались в Центральном Национальном Институте Боевых искусств в Нанкине в 1928, Гу поместил в лучших пятнадцати и был включен — рядом с Fu Zhensong, Ли Сяньу, Вань Лайминем, Вань Лайшэном и Вон Шао Чоу (на других счетах, Вань Лайпине) — у Пяти Движущихся на юг Тигров (, Система транслитерации китайских иероглифов Wǔhǔ Xià Jiāngnán; буквально, «пять тигров, возглавляющих к югу от большой реки&#187), пять владельцев Северных китайских боевых искусств, посланных в Гуанчжоу (Кантон), чтобы организовать другой Национальный Институт Боевых искусств. В Гуанчжоу имя «Shaolin»  (относятся к Южному храму Shaolin в провинции Фукиэн — являющийся sub храм от Северного) было уже связано с Повешенным Сарганом и другими стилями, таким образом, стиль Гу стал известным именем Северный Shaolin.

Северный учебный план Shaolin Гу Жу Чжана (Ку Юй Чжан)

Обратите внимание на то, что некоторые наследники традиции Гу преподают этот установленный порядок в различном заказе, особенно те при Чань Квок Вае] 陳國偉].

Это 10 форм, как стандартизировано Гу, включая ядро системы, иногда известной как Десять Классических Форм. Они стандартные во всех Северных происхождениях Кунг-фу Гу Shaolin. Однако, как упомянуто выше, они иногда преподаются или изучаются в отличающихся заказах. Как со многими различными боевыми искусствами, от происхождения до происхождения, можно найти незначительные различия в способе, которым выражены движения.

Студенты, изучающие этот стиль обычно, не только изучают 10 основных форм как бы то ни было. Часто есть дополнительное обучение, такое как вводный материал и формы, формы оружия, qigong, и т.д.

Происхождение кулачных методов Северного Шаолиня (из книги Цинь Цинфэна)

Главная | Шаолинь | История храма Шаолинь

История храма Шаолинь

Первые годы становления Храма Шаолинь — возможно наиболее известная и мифологизируемая часть его истории. Основанный Ба То при содействии Императора Сяо Вэй Ди примерно в 495 году н.э., храм стал домом его ученикам Хуэй Гуану и Сэн Чоу, самым ранним из известных монахов. Ба То проповедовал Сяо Син Буддизм. Эта узкая, ограниченная форма Буддизма имела так много правил (250 для мужчин, 500 для женщин), что это было непрактично для большинства людей. В результате, у Ба То было немного учеников. Тридцатью годами позже Та Мо (Bodhidharma) прибыл в Китай из Индии и остановился в храме, где он представил монахам ранее не известную им Буддистскую доктрину, известную миру как Чань. Он, как считают, просидел медитируя в пещере на горе в течение девяти лет. На основе переданных им «18 форм архата» (чтобы поддержать монахов, в часы долгих медитаций) были созданы первые болевые приёмы. Та Мо сделал своего рода пророчество. Он повязал шесть узлов на поясе своей одежды и заявил, что прямая передача учения закончится на пятом патриархе.

В следующих столетиях боевые искусства стали играть ключевую роль в военных конфликтах. Учёный Люй Яминь комментирует это так: «В значительной степени шаолиньское кунг фу оформилось во времена династии Северной Вэй (386-534 г. н.э) — арсенал пополнялся за счёт стилей, практикуемых в народе. Фактически, перед принятием обетов, многие из тогдашних шаолиньских монахов были мастерами кунг фу в той или иной степени».

Расположенный в центральной равнине Китая, Шаолинь стал магнитом для бывших солдат и разбойников, среди которых также были эксперты в кунг фу. Монастырь стал попадать в поле внимания императора после периода Южных и Северных династий (420-581 г. н.э.), в результате чего у него появились обширные угодья, которые создали потребность в «монахах-солдатах», чтобы защищаться от бандитов.

13 Монахов спасают Танского Императора

С тех пор Шаолинь экономически стал более независимым, это в первую очередь было следствием его отношений с властью. В 621году Принц Цинь Ли Шиминь был разгромлен генералом Ван Шичунем после нескольких дней упорной борьбы и, будучи раненым, бежал, преследуемый противником. Он послал отчаянное сообщение в Храм Шаолинь, прося о помощи. Монастырь послал 13 монахов на подмогу принцу. Возглавляемые боевыми монахами Тан Цзуном, Чжи Цхао и Хуэй Яном, они вышли, вступили в бой и сокрушили Суйскую армию, захватив Ван Шичуна. Ли Шиминь снова обрёл трон, став Танским Императором, он вознаградил монахов 40 гектарами земли и другими привилегиями.

Эта победа принесла широкую славу Монастырю Шаолинь, под патронажем Тан, число монахов-воинов начало расти. Ли Шиминь дал звание Большого Генерала Тан Цзуну, и разрешил Храму держать постоянную армию монахов-воинов.

Люй Яминь комментирует: «Танские полководцы были посланы в Шаолинь для обмена опытом. Генералы Чен Яодзин, Лю Чен, Гао Хуайде и члены семейства Ян, например, преподавали монахам боевые техники топора-полумесяца, копья, молота, цветка сливы и черного тигра. После усердной практики и исследования, Шаолиньские монахи стали осваивать различные типы оружия и формировать их собственные уникальные стили».

Боевые искусства развивались так же и вне Храма Шаолинь. Примерно в это же время монастырь послал монахов совершить поездку по стране, чтобы разыскать других мастеров и перенять их знания. В течение Династии Сун (960-1279) Настоятель Шаолиня пригласил экспертов 18-ти школ кунг фу прибыть для обмена навыками в Храм. Они прибыли и остались в Храме, в течение трех лет провели обучение, в результате было передано около 280-ти техник. Монах Цзюе Юань путешествовал по Китаю в течение Цзинь и Юань Династий, перенимая опыт других мастеров, на основе которого был значительно расширен арсенал Шаолиньского кунг фу. Он также привнёс ранее не практикуемый стиль Пяти Животных: Дракона, Леопарда, Змеи, Тигра и Журавля.

Период Мин

В течение Династии Мин (1368-1644) исследование, развитие и практика боевых искусств в Храме Шаолинь достигли своего расцвета. Это была также эра, когда связи между Храмом и правительством были самые близкие, поскольку правители Мин наняли большую группу усэнов для военных кампаний, по некоторым источникам Мин имел целых 2500 боевых монахов, организованных, чтобы защищать дворец и Императора.

В 1644 Мин был свергнут, и новые маньчжурские правители основали династию Цинь. В народе маньчжуры не пользовались популярностью так, что часто можно было услышать призыв: «Свергните Цинь, восстановите Мин». Известные покровительством правительства Мин, Циньские власти боялись мощи и влияния монастыря Шаолинь, и они впоследствии запретили боевые искусства, объявив вне закона владение оружием, а так же обучение. В итоге множество монахов покинули монастыри, но позже они возвратились с новыми знаниями.

Несмотря на запрещения, — рассказывает Люй Яминь, — после падения Династии Цинь в Шаолине было несколько сотен типов оружия и техник. В то время как Шаолиньское кунг фу больше не пользовалось широкой славой, оно продолжало развиваться в усердных тренировках под покровом ночи, на задних дворах и за закрытыми дверями. Вмятины в каменном полу зала Тысячи Будд засвидетельствовали этот период. Другой результат нового тайного обучения был возобновленный акцент на цигун и на создание укреплённого тела (как универсального оружия).

Несмотря на тайну, маньчжуры все еще боялись мощи Шаолиня, и во время царствования Императора Кханси (ранняя Цинь), Храм был сожжен.

Храм Шаолинь был восстановлен, но был сожжен снова столетием позже, в 1928, во время конфликта между военачальниками. Монастырь горел в течение более чем сорока дней, во время которых шестнадцать залов храма были полностью уничтожены, и много культурных реликвий потеряны навсегда.

Пытаясь восстановиться снова, Шаолинь столкнулся с Культурной Революцией, которая опустошила его еще раз. К концу той политической эры, в 1978, осталось только девять монахов, заморенных голодом, живущих в нищете. В каждую эпоху Шаолинь испытывал колебание маятника. В прежние династии, когда Храм был больше всего прославлен, находились Императоры, которые преследовали Буддизм. И даже во времена династии Цинь, вообще расцениваемой как наиболее антагонистической к монахам, был Император Цянлун, который посетил Храм Шаолинь в 1750 и был очень доволен посещением, он оставил каллиграфическую надпись «Шао Линь Сы» (Храм Шаолинь) на деревянном щите. Эти иероглифы, написанные рукой императора, все еще висят над дверью главного входа в Храм сегодня.

В 1980-ых маятник качнулся еще раз в пользу Шаолиня. С помощью должностных лиц Хэнани (они считали Храм Шаолинь национальным сокровищем) и поразительного успеха кинофильма «Храм Шаолинь», правительство еще раз помогло поднять Шаолинь из руин.

Масштабная реконструкция продолжается и сегодня. Известность Шаолиня теперь имеет международный размах, и даже существует в сети Интернет.

Будущее не написано, что принесёт Храму Шаолинь следующее качание маятника истории?

История монастыря Шаолинь

Что вы знаете о монастыре Шаолинь и его монахах? Вся история его овеяна легендами, и вокруг неё столько тайн, что разобраться, где реальность, а где фантазия, не всегда возможно.

Готовьтесь услышать правду. Преподавание ушу непосредственно в Шаолине прекращено. Легендарный шаолиньский монастырь открыт для туристов и превратился в подобие Диснейленда с турникетами, билетными кассами и дешевыми сувенирами. Туристы находят среди монастырских построек театрализованное шоу кунг-фу, неоновую иллюминацию и китайскую музыку.

Но если вы глубоко интересуетесь Востоком и восточными единоборствами и приедете в Шаолинь, чтобы приобщиться к сакральному знанию, то обнаружите, что монахи из его стен ушли. Хотите узнать истинный Шаолинь и его кунг-фу — начинайте свой путь, ищите своего наставника, и вам откроются тайны и загадки древнего боевого искусства.

Почему Шаолинь стал центром кунг-фу. Рождение и расцвет монастыря

Шаолинь теперь, по сути, музей.

Но осталась пещера, к которой ведет 1000 священных ступеней. Небольшая пещера Дамо в горе Суншань над монастырем в 530 году стала местом медитации патриарха Дзен-буддизма Бодхидхармы. Девять лет без воды и еды в крохотной каменной обители, обратившись лицом к стене.

И это не сказка, и не красивая история. Это рождение буддийской истины, которую и принес с собой индийский монах. Бодхидхарма проповедовал, что фундамент ее в занятиях медитацией и пробуждении Будды внутри себя, а не в том, чтобы читать и заучивать наизусть сутры. Длительной медитацией убеждал, что Будда есть в каждом человеке, но часто спрятан под наносным покрывалом страстей, привычек и общественных норм. Человек может стать Буддой без множества перерождений, стоит только снять с себя эти слои, усмиряя дух и воспитывая тело. Получается, именно для этого император Сяовэнь из династии Северный Вэй (386-557) построил храм, название которого означает «храм в густых горах Шаоши».

Монастырь, возведенный в 495 году у горы Суншань в провинции Хэнань, в 13 км. от города Дэнфэн стал:

  • школой для передачи представлений Бодхидхармы в мир избранных учеников,
  • преемником знаний о медитации,
  • местом рождения представлений о поддержании физического здоровья,
  • центром возникновения кунг – фу и развития боевых искусств.

В течение веков в Шаолинь приходили за совершенствованием и вдохновением признанные мастера боевых искусств, которые и сами учились у монахов выдержке и стратегии, и обучали их новой технике. В храме медитации Шаолинь возникло и китайское кунг-фу – уникальный сплав из техник практически всех боевых искусства и Чань (дзен). Медитация очищала ум, кунг фу строило тело и завершало медитацию.

Своего расцвета боевое мастерство монахов Шаолиня достигло в 13-16 веке, при настоятеле Фуюй. В это время в монастыре жили и проповедовали около 800 монахов. Тогда же были введены традиционные шаолиньские испытания и начался отсчет поколений монахов Фахао (法号, fǎhào)

Упадок и новое возрождение Шаолиня

В период Китайской республики и борьбы с инакомыслием 1911-1949 г.г., Шаолинь пришел в упадок. Большинство старинных построек и драгоценных коллекций были сожжены, а передача знаний монахами ученикам оказалась все закона.

Самое страшное время, однако, наступило после 1949 года. Осталось всего 16 человек, хранящих сокровенные основы кунг фу и медитации. Только сила духа и веры, а также убежденность в том, что знания и мастерство, накопленные поколениями, не должны исчезнуть, помогли монахам выжить и сберечь цельную вековую культуру.

В начале 80-х годов 20-го века правительство Китайской республики издало ряд указов о возрождении религиозной жизни, и начался второй расцвет Шаолиня. Этому также способствовал выход на экраны мира нескольких фильмов, относительно достоверно передающих историю шаолиньского монастыря, и возросшая популярность восточных боевых искусств.

10 весьма распространённых, но далёких от реальности мифов о монахах Шаолиня

Получайте на почту один раз в сутки одну самую читаемую статью. Присоединяйтесь к нам в Facebook и ВКонтакте.

1. Техника боя

Боевые приемы кунг-фу пользуются огромным уважением в Китае, но на самом деле ученые считают, что они индийские по происхождению. Предполагается, что однажды в район храма Шаолинь пришел гуру и показал монахам боевые приемы, которые он смоделировал на основании движений животных (теоретически, чтобы придать организации более природный и натуралистический характер).

Однако, многие историки полагают, что традиции Шаолиня происходят из более «приземленных» источников. Организация начиналась, по сути, как частная армия, а боевые техники были разработаны внутри нее самой. Немного менее приятно представлять шаолинцев, как просто отряд наемников, которым он был изначально, но затем обрел религиозный ракурс. Но, по крайней мере, это немного более обоснованно и правдоподобно.

2. Монахи спасли императора

Одна из ранних (и, следовательно, более надуманных) легенд относится к событию, которое предположительно произошло около 621 г.н.э. Император Тан Тай-цзун осаждал город повстанцев, когда прибыла еще одна повстанческая армия численностью 300 000 человек. Он попросил помощи у Шаолиня и получил всего тринадцать воинов.

Эти 13 человек совершили ключевую атаку в решающий момент в последующем сражении, чем спасли армию от поражения. Конечно, трудно представить, как в битве, в которой участвовали сотни тысяч солдат, тринадцать человек могли решить ее исход.

3. «Деревянные солдаты Шаолиня»

Суровость обучения в Шаолине, естественно, обросла преувеличенными историями, особенно в том, что касается заключительного экзамена. Появился миф о том, что под храмом был лабиринт с деревянными манекенами, который проходили ученики.

Молодым монахам нужно было пройти через коридор с множеством вращающихся деревянных столбов, из которых на разной высоте торчали брусья разной длины. В этом лабиринте должно было 36 различных манекенов, причем их горизонтальные брусья были оснащены смертоносными лезвиями.

4. Бог Вапрапни

Вапрапни был индуистским богом, которому поклонялись в Шаолине, и с ним связана особо странная история, датируемая седьмым веком нашей эры. В монастыре жил монах по имени Шенгчу, над которым все издевались. Он просил Вапрапни о помощи в течение шести дней, пока тот наконец не появился Вапрапни и не заставил съесть монаха мясо, что было табу для шаолиньцев.

Но за это преступное деяние Шенгчу получил огромную силу и отомстил всем обидчикам. Остается загадкой, почему в традициях Шаолиня сохранилась история о вознаграждении за то, что человек предал свои обеты исключительно из мелких личных интересов.

5. «Красные повязки»

В середине VI века монахи Шаолиня столкнулись с восстанием группы людей, называемой «Красными повязками». В какой-то момент основная часть монахов была отозвана из их храма, на который в это время напали (храм защищали лишь люди из обслуги).

Одним из них был повар по имени Цзи Нау Лу, который втайне от всех изучал боевые искусства Шаолиня. Он схватил большое горящее полено и с помощью боевых техник, которые подсмотрел ранее у монахов, разогнал врагов. Некоторые версии легенды рассказывают, что повар и вовсе был великаном.

6. Игла сквозь стекло

Вероятно, наиболее широко распространенный миф из наследия Шаолиня — это видео монаха, бросающего иглу через кусок стекла, и игла протыкает его насквозь.Этот спорный миф был опровергнут «Разрушителями легенд». Фанаты Шаолиня утверждают, что в трюке, показанном на видео, использовалась более прочная игла и более тонкое стекло.

7. Принц Бодхидхарма

Из шестого века дошла еще одна впечатляющая легенда. Индийский принц по имени Бодхидхарма (также известен под именем Дамо) эмигрировал в Китай, где буквально возненавидел эту страну и храм Шаолинь. После предсказуемого отчуждения всех окружающих он отправился в ближайшую пещеру и начал сеанс медитации, в которой хотел найти просветление, чтобы доказать недостатки Шаолиня.

Согласно некоторым легендам, медитация растянулась на девять лунных циклов. Другие предания гласят, что она длилась девять лет. Что бы это ни было, это впечатлило монастырь настолько, что Бодхидхарму не только пустили в Шаолинь, но даже выделили ему отдельную комнату.

8. Происхождение чайных кустарников

Это относится к тому же событию, которое произошло в мифе №5, но оно настолько странное, что заслуживает отдельного упоминания. Итак, индийский принц- иммигрант провел девять лет в медитации в пещере, чтобы созерцать недостатки монастыря Шаолинь. По-видимому, это было девять очень трудных лет, так как на седьмой год он уснул беспробудным сном.

Поэтому он отрезал свои собственные веки, чтобы подобного не повторилось. Когда его отрезанные веки упали на землю, они превратились в первые чайные кусты. Предположительно, так природа вознаградила его жертву. Вероятно, настоящая причина, по которой это было придумано, состояла в том, что подобная неаппетитная легенда должна была отбить у монахов желание пить чай.

9. Подземный побег

В середине шестнадцатого века монастырь призван защищать Китай от набегов японских пиратов. В итоге 120 воинов из Шаолиня, вооруженные 15-килограммовыми шестами, сражались с японцами в четырех битвах. В первых 3 сражениях гибло не более 4 монахов, но в четвертой шаолиньцы были почти уничтожены из-за плохого командования.

Выжили только 3 монаха, которые, чтобы спастись, закопались в землю и дышали через бамбуковые трубочки. Затем под покровом ночи они ускользнули из вражеского стана.

10. Уход из монастыря

Покинуть братство с почетом было нелегко. Фактически была разработана система, которая была связана с боевыми практиками (чего другого можно было ожидать от Шаолиня). Три монаха, желающие покинуть монастырь, собирались вместе, а затем сражались против восемнадцати других.

Странная практика. ведь каждый раз, когда трое монахов покидали Шаолинь, это означало, что, скорее всего, монастырь лишался самых лучших бойцов, а остальные восемнадцать, должно быть, были очень сильно унижены.

Понравилась статья? Тогда поддержи нас, жми:

Ссылка на основную публикацию