Полицейская система мэцукэ | Karate-krs.ru

Полицейская система мэцукэ

Оперативные службы Японии сёгуната Токугава 3

В эпоху Токугава аппарат мацукэ располагал огромным количеством служащих, во главе всего ведомства (о-мэцукэ) стоял Дзюбэй Мицуёси. Структурно подразделения мацукэ состояли из высокопоставленных чиновников, выполнявших полицейско-административные и прокурорские функции, контролировали деятельность губернаторов городов и провинций, и сотрудников, скрывавших свою принадлежность к аппарату мэцукэ, которые назывались «омицу» — «темная тайна». К низовому аппарату мэцукэ относились: хасири-мэцукэ — «бегающие мэцукэ», сёнин-мэцукэ — «карликовые мэцукэ», сэнтэ-гуми-но досин — «стражники отряда упреждения», о-нивабан — «садовники», тайоку-кэйко — «охрана внутренних покоев», кёдан – «слушающие болтовню на пиру» в задачу которых входило подслушивание разговоров и выведывание тайн во время застолья, мицумоно – «тройные люди», дацуко – «похитители слов», уками-бито – «вызнающий человек», монокики – «слушающие».

Существует легенда, что даже величайший японский поэт, сочинитель хайку Басё Мацуо был сотрудником аппарата мацукэ. Известно, что Басё родился в 1644 г. в городе Уэно, столице провинции Ига в семье самурая низкого ранга и свободно перемещался по всем провинциям, для чего требовалось особое разрешение мацукэ.

Японские историки, анализируя феномен мэцукэ в средневековой Японии, часто обращаются к анализу знаменитой «энциклопедии» XVII в. по разведывательному искусству «Бансэнсюкай». Автор трактата специалист из клана Ига-рю Фудзибаяси Ясутакэ разделяет процесс разведывательной и контрразведывательной работы на два основных раздела: Ёнин и Инин. Под понятием «ёнин» понимается уровень стратегии и тактики в деятельности спецслужбы. Это понятие охватывает следующие направления: методы организации действующих агентурных сетей их структуры, анализ полученной информации, разработка долгосрочных стратегических планов по реализации разведывательных усилий на основе учета разнообразных факторов – политических, экономических, военных, географических и т.д., прогнозирование ситуации. Эти задачи стояли перед высшим руководством мэцукэ – руководителем организации разведки, именуемым – дзёнин.

В основу профессионального поведения работника спецслужбы была положена концепция «мугэй-мумэй-но-дзюцу» — «искусство [жизни] без искусства и без имени» сформулированная Исэ Сабуро Ёсимори, согласно которой профессиональный разведчик должен скрывать свою личную биографию, место жительства, принадлежность к соответствующей разведывательной структуре.

При подготовке источников информации (как мужчин так и женщин) особое внимание уделялось многочисленным вспомогательным навыкам таким как: хэнсо-дзюцу (методы переодевания), мономанэ-но дзюцу (искусство подражания голосам и звукам), суйэй-дзюцу (плавание), хаягакэ но дзюцу (скоростной марафонский бег), арго (искусство иньской речи – профессионального жаргона, непонятного для других людей), методам шифрования полученной информации, навыкам работы с рецептами целебных трав, и изготовлению высококалорийных пилюль, учились изображать человека со сломанной нагой или рукой, с перебитым позвоночником или сломанной шеей, искусству лежать неподвижно и не подавать признаков жизни, приобретались навыки диверсионной работы (убийство неугодных, порча вооружения), а также требовались навыки в «простых искусствах»: рисовании и счете, умении производить всякие измерения и вычисления.

Отдельными учебными дисциплинами были: военно-прикладная медицина и анатомия, «чёрная медицина» — искусство приготовления специальных ядов, прикладная психология — психотехники защиты и нападения (произнесения специальных заклинаний, например эффект проклятия проявлялся в течении определенного времени – от 10 дней до 3 недель. Лицо, подвергшееся заклинанию, умирает или становится слабоумным. Врачи в этом случае помочь не могут, раскрытия экстрасенсорных способностей, работа с измененными состояниями сознания, развитие ментальных способностей, развитие терпения. Особо следует сказать о ритуале «доири». Адепт в течении 182 часов обходится без сна, отдыха, еды и воды. Цель «доири» поставить человека на грань жизни и смерти. Аскеза делала человека нечувствительным к холоду и жаре, учила выдержке и терпению, будила резервные функции организма, для такого человека невозможное становилось возможным.

Подводя итоги следует отметить, что подразделения мэцукэ предстает как целостная система части государственного аппарата средневековой Японии, располагающая тщательно разработанной теорией, богатым арсеналом ведения оперативно-розыскной работы, оригинальной методикой подготовки агентов, опирающаяся на использование большого арсенала специальных знаний, приемов и способов, сложившихся в Японии в конце XV в. — первой половине XVII вв.

Полицейская система мэцукэ

Настоящим бичом для тодзама стала система заложничества (санкин котай), которая была официально введена третьим сёгуном Токугава Иэмицу в 1634 г. Иэмицу не был изобретателем системы санкин котай. Попытки ввести ее предпринимались и ранее. Например, еще Тоётоми Хидэёси обязал семьи всех даймё жить не в княжествах, а под постоянным наблюдением в Осаке и Фусими — официальных резиденциях диктатора.

Иэясу в начале правления стремился заставить тодзама-даймё приезжать в Эдо, добиваясь демонстрации признания ими верховной власти дома Токугава. После 1634 г. при сёгуне Иэмицу условия усложнились: все князья были обязаны через год приезжать в столицу с семьей и свитой. По истечении года даймё возвращались в княжества, а жены и дети оставались при дворе сёгуна в качестве заложников. Неповиновение, попытка создания антиправительственной коалиции вызывали незамедлительные репрессии в отношении членов семьи даймё. Кроме того, санкин котай возлагала на князей и дополнительное финансовое бремя: постоянные переезды, жизнь в столице, строительство и содержание там собственных дворцов ослабляли княжество, одновременно обогащая и украшая столицу Эдо.

Полицейская система мэцукэ

Для надзора за деятельностью всех слоев населения и, в первую очередь, за тодзама-даймё была создана мощная система сыска и тайной полиции. Особое место в ней занимали особые чиновники, называвшиеся «мэцукэ» — «цепляющие к глазам». Деятельность мэцукэ была направлена на выявление нарушений интересов сёгуна. Будучи независимыми от должностных лиц и совмещая функции полицейского и прокурорского надзора, мэцукэ осуществляли тайную и явную слежку за служилым самурайством центрального и местного аппарата и всеми даймё.

Мэцукэ сильно разнились по своим функциям и положению. Так назывались и высокопоставленные чиновники, которые контролировали деятельность губернаторов городов или провинций, и рядовые, никому неизвестные шпионы, совершенно неотличимые от серой массы горожан или крестьян. В мирное время в низовом звене мэцукэ различались хасири-мэцукэ — «бегающие мэцукэ», сёнин-мэцукэ — «карликовые мэцукэ», сэнтэ-гуми-но досин — «стражники отряда упреждения», о-нивабан — «садовники», тайоку-кэйко — «охрана внутренних покоев» и некоторые другие. Собственно тайные агенты, скрывавшие принадлежность к аппарату мэцукэ, назывались «оммицу» — «темная тайна».

Начальником над вновь созданным ведомством, или о-мэцукэ, был назначен знаменитый мастер кэн-дзюцу школы Ягю Синкагэ-рю и личный учитель фехтования сёгуна Ягю Дзюбэй Мицуёси, в семье которого передавалась и особая традиция нин-дзюцу, восходящая к Катори Синто-рю. Полагают, Ягю Дзюбэй был прекрасно знаком с работой мэцукэ на всех уровнях, вплоть до низового тайного агента. В его биографии есть один любопытный эпизод, который отмечают все историки нин-дзюцу. Однажды Дзюбэй неожиданно исчез из столицы и не появлялся целых 12 лет. Что он делал в этот период своей жизни, одному богу известно, но предполагают, что все это время он проработал рядовым ниндзя сёгуна. Причем для прикрытия накануне его исчезновения Токугава даже учинил скандал, обвинив Дзюбэя в пьянстве и официально уволив его с поста о-мэцукэ. Интересно, что по возвращении через 12 лет, Ягю Дзюбэй был немедленно восстановлен в прежней должности.

Первыми мэцукэ на службе сёгуната были ниндзя из отрядов Кога-гуми и Ига-гуми. Именно из них набирались оммицу, а также охрана сёгуна. Хотя новая работа сильно отличалась от прежнего ремесла лазутчика, многие шпионские навыки пригодились новоявленным полицейским. Характерно, что переквалифицировавшиеся шпионы продолжали сохранять многие традиции ниндзя. Например, мэцукэ, следуя своему неписанному кодексу, скрывали свое имя, не рассказывали о задании, месте назначения, нанимателе и т. д.

Сёгунат располагал колоссальным аппаратом мэцукэ, который позволял ему контролировать абсолютно все слои населения. Любой человек мог быть шпионом бакуфу. Существует легенда, что даже величайший японский поэт, сочинитель хайку Басё Мацуо был шпионом сёгуната. Хотя большинство историков со скепсисом относятся к этой версии, можно привести и некоторые факты в ее подтверждение. Известно, например, что Басё был уроженцем г. Уэно провинции Ига и свободно перемещался по всем провинциям, для чего требовалось особое разрешение мэцукэ.

В первые годы после окончания войн большой проблемой для правительства было наличие огромного количества бесхозных самураев-ронинов, сюзерены которых были казнены или лишились своих владений. Однако аппарат мэцукэ и эту сложную ситуацию сумел использовать себе на пользу. В это время появилась особая буддийская секта Фукэ-сю, связанная с Дзэн-буддизмом. Комусо, последователи Фукэ-сю, являлись членами закрытой общины и выделялись своим необычным обликом: нестандартным монашеским одеянием, плетеной из тростника и полностью закрывающей голову и лицо шляпой-тэнгай и длинной бамбуковой флейтой сякухати. Членами секты могли быть только самураи, простолюдинов в секту не допускали. Особым уложением секта Фукэ-сю была объявлена подподающей под юрисдикцию только самого сёгунского правительства. Ее членам предоставлялась неограниченная свобода передвижения, они освобождались от повинности платить пошлину на таможенных заставах и имели возможность проникать в любые места развлечений. Такая организация позволяла бакуфу легче контролировать большие группы ронинов. Кроме того, комусо использовались как шпионы и осведомители.

Ниндзя в охране сёгуна

Воинам из Ига-гуми кроме работы тайных агентов была доверена и охрана самого сёгуна. Существовало несколько групп ниндзя из Ига-гуми: акиясики-бан — «сторожа нежилых усадеб», о-хироясики-бан — «сторожа главных усадеб», сёфусин-гата — «служащие мелкого ремонта усадьбы», ямадзато-кэйби — «охрана горных деревень» и т. д.

О-хироясики Ига-моно охраняли вход во внутренние покои сёгуна. Интересно, что

Путь невидимых. Подлинная история нин-дзюцу, стр. 76

Что касается ниндзя, то во время перемирия большинство из них вернулось на родину. Полагают, что они были недовольны низким жалованьем. Поэтому Токугаве пришлось даже послать Миуру в Ига, чтобы уговорить тамошних синоби явиться под Осаку. Переговоры были трудными, ниндзя Ига были сильно обижены малой суммой вознаграждения, но в конце концов вновь стали под знамена Токугавы. И постепенно токугавская армия стала брать верх.

В этих условиях шпионы Санады Юкимуры рыскали по окрестностям в надежде отправить на тот свет Иэясу и таким образом остановить вражеское нашествие. Но все было тщетно. И тогда сам Юкимура, который уже был в преклонном возрасте, одной из темных ночей пробрался из укрепления Санада-мару во вражеский стан. Там он бесшумно прикончил часового и, переодевшись в его доспехи, прокрался в ставку Токугавы. Он укрылся в яме под полом коридора, соединявшего палатку главнокомандующего с туалетом, подстерег Иэясу, возвращавшегося из отхожего места и всадил в него пулю из мушкета. Однако замечательная толедская сталь доспеха спасла жизнь Иэясу. Хотя в лагере поднялся дикий переполох и ловить Санаду бросилась вся охрана сёгуна, он сумел бежать в замок.

Еще через несколько дней Санада повторил свою попытку убить сёгуна. Пробравшись ночью по тайной тропе на гору Тяусу, где располагался основной лагерь Токугавы, и заложив и взорвав для отвлечения врага мину в лагере даймё Хирано, Санада во главе своих синоби напал на ставку сёгуна. В этом бою Иэясу едва не лишился жизни, но вылазка все же была отбита охраной.

В Осаке понимали, что оборонительный потенциал крепости сильно упал со времени зимней осады. Поэтому было принято решение дать Токугаве генеральное сражение. 3 июня 1615 г. у стен монастыря Тэнно-дзи к югу от Осаки в решающей битве сошлись восточная и западная армии. Бой долгое время шел с переменным успехом, и даже сам Токугава получил удар копьем в спину близ почек. Но постепенно его войска повсюду перешли в наступление.

Посреди грохота сражения по рядам токугавской армии пролетело известие о гибели доблестного Санады Юкимуры. Гибель Юкимуры стала предметом изображения многих художественных и литературных произведений. В бою старый ветеран был столь истощен, что просто уселся в своем лагере на скамеечку, чтобы оценить обстановку. И тут в его вставку ворвался некий самурай по имени Нисио Нидзаэмон и вызвал его на поединок. У старого воина уже не было сил сражаться. Он просто назвал свое имя и совершил сэппуку.

Воодушевленные гибелью Санады, токугавские самураи столь усилили свой напор, что опрокинули западную армию и на ее плечах ворвались в Осаку. Через несколько часов замок погрузился в дым и пламя пожаров. Хидэёри удалился в главную башню замка. Ее тут же начали расстреливать орудия Токугавы, и она вскоре запылала. К 5 часам пополудни весь замок был в руках Токугавы. Дело Тоётоми было проиграно. Посреди хаоса Хидэёри и его мать Ёдогими совершили сэппуку. А Иэясу, уничтожив своих врагов, превратился в единственного властелина страны и заложил фундамент новой династии сёгунов, которой было суждено править Японией около 250 лет.

Ниндзя на службе сёгуната Токугава. Упадок нин-дзюцу

После падения Осаки Токугава Иэясу начал проводить политику жесткого и скрупулезно разработанного контроля над всеми даймё страны. Он понимал, что, несмотря на тяжелейшие поражения в битвах при Сэкигахаре и Осаке, его враги все еще могли оправиться и нанести ему или его наследникам предательский удар в спину. Поэтому Иэясу приложил все усилия для того, чтобы обезопасить сёгунат от возможных заговоров и мятежей.

Иэясу разделил все дворянство на несколько разрядов и категорий. Придворная аристократия кугэ, составлявшая окружение императора, была объявлена самым высоким разрядом феодального дворянства, хотя и не имела реального экономического и политического влияния в стране. Остальная часть дворян была отнесена к категории букэ – «военных домов», которая реально господствовала в Японии. Букэ в свою очередь разделялись на владетельных князей (даймё) и рядовых дворян (буси), которые, как правило, не имели собственных земельных владений, но получали рисовый паек от своего господина.

Владельцы крупных княжеств стали объектом самого пристального внимания сёгунов. Самый верхний слой даймё составляли симпан, связанные с сёгуном родственными узами. Остальных князей, в зависимости от их участия в битвах при Сэкигахаре и Осаке на стороне Токугавы или его противников, Иэясу поделил на две категории: фудай-даймё и тодзама-даймё. Фудай-даймё поддерживали Токугаву еще до его прихода к власти. С установлением сёгуната они превратились в прямых вассалов военного диктатора. В число фудай-даймё входило свыше 150 князей. Из них составлялись высшие правительственные органы, заполнялись вакансии наместников в провинциях.

Тодзама-даймё были опальной группировкой феодалов. 80 князей, более богатых и влиятельных, чем фудай-даймё, и не уступавших по экономической силе самому дому Токугава, рассматривались сёгунами как постоянные и опасные соперники. Поэтому сёгунское правительство предприняло целый ряд мер, чтобы воспрепятствовать росту их политического и экономического могущества. Тодзама-даймё не разрешалось занимать правительственные посты. В отдаленных районах Кюсю, Сикоку и юга Хонсю бакуфу строило замки и крепости. Ряд княжеств был конфискован государством, чтобы предотвратить создание коалиций против сёгуна.

Для подавления тодзама использовались и явно репрессивные меры. Наиболее серьезно подрывали их мощь и влияние конфискация и перераспределение земельных владений и заложничество. Уже вскоре после битвы при Сэкигахаре, в 1600-1602 гг. были полностью конфискованы владения 72 даймё, 61 князь был переведен из одного района в другой с увеличением владений. Во владениях таких богатых тодзама-даймё как Мори, Уэсуги, Хатакэ, Акита была проведена конфискация земель. И лишь 60 даймё не были затронуты ограничительными мерами. За двухлетний период больше половины княжеств сменили своих владельцев. Конфискация земель отражалась не только на положении даймё, но и на положении его вассалов, поскольку она превращала их в ронинов. В результате сотни тысяч самураев лишались источников пропитания.

Настоящим бичом для тодзама стала система заложничества (санкин котай), которая была официально введена третьим сёгуном Токугава Иэмицу в 1634 г. Иэмицу не был изобретателем системы санкин котай. Попытки ввести ее предпринимались и ранее. Например, еще Тоётоми Хидэёси обязал семьи всех даймё жить не в княжествах, а под постоянным наблюдением в Осаке и Фусими – официальных резиденциях диктатора.

Иэясу в начале правления стремился заставить тодзама-даймё приезжать в Эдо, добиваясь демонстрации признания ими верховной власти дома Токугава. После 1634 г. при сёгуне Иэмицу условия усложнились: все князья были обязаны через год приезжать в столицу с семьей и свитой. По истечении года даймё возвращались в княжества, а жены и дети оставались при дворе сёгуна в качестве заложников. Неповиновение, попытка создания антиправительственной коалиции вызывали незамедлительные репрессии в отношении членов семьи даймё. Кроме того, санкин котай возлагала на князей и дополнительное финансовое бремя: постоянные переезды, жизнь в столице, строительство и содержание там собственных дворцов ослабляли княжество, одновременно обогащая и украшая столицу Эдо.

Полицейская система мэцукэ

Для надзора за деятельностью всех слоев населения и, в первую очередь, за тодзама-даймё была создана мощная система сыска и тайной полиции. Особое место в ней занимали особые чиновники, называвшиеся «мэцукэ» – «цепляющие к глазам». Деятельность мэцукэ была направлена на выявление нарушений интересов сёгуна. Будучи независимыми от должностных лиц и совмещая функции полицейского и прокурорского надзора, мэцукэ осуществляли тайную и явную слежку за служилым самурайством центрального и местного аппарата и всеми даймё.

Полицейская система мэцукэ

Кэн, видеть глазами. Статья Алексея Михайловича Горбылева. Взята c сайта Black belt.

Примечание: В традиционных японских боевых искусствах есть такая классификация зрения на кэн見и кан 勘. Кэн означает видеть глазами. Кан означает видеть не глазами, а сознанием истинную природу вещей и феноменов. В идеале оба способа видение дополняют друг друга.

Эффективность кэн 見, реального физического видения, в обнаружении полноты и пустоты противника зависит от остроты глаз, их подвижности, направления и особенностей взгляда.

В школах бу-дзюцу были разработаны различные способы мэцукэ 目付け — фиксации взгляда, которые могли применяться в разных ситуациях в зависимости от позиции, используемой противником.

В основе всех способов постановки взгляда лежит принцип эндзан-но-мэцукэ 遠山の目付け в другом прочтении тояма-но-мэцукэ фиксации взгляда на далекой горе. Суть его в том, что боец должен охватывать взглядом всю фигуру противника, уметь видеть каждое его движение. Для этого, сохраняя полное спокойствие, необходимо смотреть за противника, как бы сквозь него, говоря образно, на гору вдали. Это позволяет видеть ситуацию в целом, подмечать каждое движение. Кроме того, поскольку такой взгляд не фокусируется на какой-то одной точке, противник не может определить, куда смотрит боец и соответственно разгадать его замысел.

В Японии хрестоматийным считается описание техники эндзан-но-мэцукэ в «Горин-но-сё»: «Взгляд должен охватывать большое пространство, быть широким. В хэйхо необходимо видеть далекое как близкое, а близкое как далекое». Слово хэйхо 兵法 имеет два значения –стратегия и фехтование. Некоторою мастера фехтования полагали, что любые боевые столкновения – война, сражение или поединок происходят по одним и тем же законам, которые они и стремились постичь. Соответственно, слово хэйхо в их употреблении наделялось одновременно обоими смыслами.

«Знать положение меча противника, совсем не глядя на меч противника, вот что ценно в хэйхо. В этом необходимо совершенствоваться. Такая фиксация взгляда одинакова, что в малом хэйхо, что в большом хэйхо». У Мусаси малое хэйхо искусство поединка, большое хэйхо искусство управления войсками на поле битвы.

«Важно, не перемещая зрачков глаз, видеть, что делается по обеим сторонам. Трудно познать эту технику по-быстрому и вдруг. Необходимо тщательно запомнить написанное здесь, постоянно использовать этот способ и ни при каких обстоятельствах не изменять ему».

В другом своем сочинении «Хэйхо сандзюго-кадзё»- «Тридцать пять пунктов о хэйхо» Миямото Мусаси дает более конкретные указания: «Что касается места, на котором должен быть зафиксирован взгляд, то в древности существовали разные варианты, но в настоящее время чаще всего учат фиксировать взгляд на лице противника. Глаза при этом следует сузить чуть больше обычного и смотреть пристально. Зрачки глаз не должны двигаться; хоть противник и близко, нужно смотреть на него так, будто он в отдалении. Если смотреть таким взглядом, то будешь видеть не только приемы врага, но и все, что происходит по сторонам. И в другом месте: Не морща лоб, сдвинуть брови так, чтобы в межбровье образовалась складка, и, не тараща глаза, немножко их сузить».

В завершение разговора об эндзан-но -мэцукэ необходимо сказать, что японские мастера отнюдь не требуют, чтобы боец всегда стоял колом с отсутствующим видом. Совершенно естественно менять направление взгляда сообразно изменениям ситуации.

Представители разных школ бу-дзюцу десятилетиями спорили о том, куда должен быть направлен взор воина. Одни мастера считали, что смотреть следует противнику в лицо, другие в глаза, третьи рекомендовали фиксировать взгляд на его предплечьях, четвертые на кистях, пятые советовали наблюдать за кончиком меча, шестые за стопами, седьмые и вовсе предлагали использовать нагасимэ 流し目 текучий взгляд, который никогда не застывает на одном месте.

У каждого из предложенных способов есть свои достоинства и недостатки. Так, в большинстве школ было принято смотреть в лицо или в глаза противнику, поскольку считалось, что так боец может понять его психологическое состояние и воспользоваться им для победы в схватке. Например, в «Хэйхо кадэн сё» мы обнаруживаем следующий совет: «Особое внимание удели движению глаз противника. Говорят даже, что их движение нужно сделать своим собственным движением. До тех пор, пока ты не будешь в состоянии следовать за движением глаз противника с абсолютным спокойствием, какие бы приемы обращения с мечом ты ни изучил, пользы от них не будет никакой». Но, с другой стороны, мастера некоторых рю считали этот способ нерациональным, поскольку в этом случае противник также имел возможность читать в глубине души бойца. В некоторых школах умение смотреть глаза .в глаза противнику даже специально развивалось. В связи с этим противники направления взгляда в лицо или в глаза советовали фиксировать взгляд на груди противника, так, чтобы не встречаться с ним взглядом. Далее, наблюдая за кончиком меча, руками или стопами противника, боец имел возможность быстрее всего заметить начало его движения. Однако в этом случае существовала опасность, что ритмические движения меча или рук могут усыпить бдительность воина или даже загипнотизировать его.

Вероятно, идеального способа мэцукэ не существует, и следует согласиться с мнением известного японского специалиста по бу-дзюцу Танака Фумон, что правильнее всего овладеть техникой эндзан-но мэцукэ и использовать различные способы мэцукэ сообразно с изменениями ситуации. Танака также указывает, что очень важно научиться пользоваться техникой рикэн-но ми отстраненного взгляда, позволяющей наблюдать за ходом поединка как бы со стороны, словно ты не участник, а абсолютно безучастный зритель.

Школы бу-дзюцу рассматривали способы мэцукэ как один из своих главных секретов. Поэтому для обозначения их обычно использовались образные названия, по которым непосвященный никак не мог догадаться о сути конкретных приемов. Например, в Катори Син-то-рю применяются такие секретные способы мэцукэ как «Суйгэцу миё-но кото» — Видение подобно тому, как луна отражается в воде, «Хокуто-но мэцукэ» — Устремление взгляда на Большую медведицу и др.

В школе Ягю Синкагэ-рю существует три базовых способа мэцукэ: нисё 二星 две звезды, минэтани 峰谷 вершина и долина и тояма 遠山 далекая гора. В этой школе слово тояма, которое записывается теми же иероглифами, что и слово эн-дзан, используется как тайное обозначение плеч и груди, а не как обозначение удаленной горы, на которую, согласно эндзан-но мэцукэ, должен смотреть боец. Детально они объясняются только изустно, но в целом имеется в виду следующее. Две звезды это кулаки противника, сжимающие рукоять меча. Вершина и долина просвет между предплечьями, а также вытягивание и сгибание рук, этот способ мэцукэ используется в схватке с противником, который держит меч над головой, правый локоть называют вершиной, а левый долиной. Способом далекая гора называют фиксацию взгляда на плечах и груди противника, его используют, когда две звезды кулаки и вершина и долина, локти скрыты и невидны бойцу. Таким образом, согласно канону Ягю Синкагэ-рю, взгляд должен фиксироваться главным образом на кулаках, локтях и плечах противника.

В Япо Синкагэ-рю существуют правила использования мэцукэ и применительно к конкретным боевым позициям, которые занимает противник. Например, если он поднимает меч над головой в дзёдан-но камаз, то используется способ карами букв, взгляд в небо, если противник держит меч сбоку от туловища в позиции колеса «ся-но тати» ваки-гамаэ, то используется способ вакэмэ букв, раздельный взгляд. При этом слово карами означает обратные стороны вершины и долины, т.е. наружные стороны локтей, правого и левого соответственно, а вакэмэ промежуток между кулаками, т.е. рукоять меча.

В бу-дзюцу существует также понятие футацумэ-тигаи 二目違い различие двух взглядов. Этот способ мэцукэ используется при разведке замысла противника, занявшего выжидательную позицию. Боец бросает короткие взгляды в разных направлениях, осматривая всего противника, одновременно маскируя свои действия. Суть маскировки делать вид, что смотришь в каком-то направлении, но на деле туда не смотреть, делать вид, что не смотришь в каком-то направлении, но на самом деле смотреть туда.

В «Хэйхо кадэн сё» это положение раскрывается следующим образом: Когда, используя противоположность внешнего и внутреннего против противника, избравшего тактику выжидания, наблюдаешь за его действиями, сделав вид, что смотришь, не смотри; сделав вид, что не смотришь, смотри, ни на секунду не теряя бдительности, не фиксируй глаза на одной точке, постоянно перемещай их и постоянно наблюдай за противником. Есть такая поэтическая строфа: Поглядывая украдкой, стрекоза избегает сорокопута. Поглядывать украдкой значит смотреть так, чтобы противник этого не видел. Точно так же ты должен действовать, постоянно украдкой наблюдая за противником и ни на секунду не теряя бдительности. В театре Но есть прием актерской игры футацумэ-цукаи 二目使い использование двух взглядов. Суть этого приема такова: посмотрев куда-то, актер отводит глаза в сторону, а не фиксирует взгляд на данной точке.

В школе Итто-рю используется техника футацу-но мэиукэ двойной фиксации взгляда на кулаках и кончике меча противника. Выбор этих мест объясняется просто: невозможно нанести удар мечом так, чтобы сначала не двинулись кулаки, и не шелохнулся кончик меча.

Полицейская система мэцукэ

Полицейская система мэцукэ

Для надзора за деятельностью всех слоев населения и, в первую очередь, за тодзама-даймё была создана мощная система сыска и тайной полиции. Особое место в ней занимали особые чиновники, называвшиеся «мэцукэ» – «цепляющие к глазам». Деятельность мэцукэ была направлена на выявление нарушений интересов сёгуна. Будучи независимыми от должностных лиц и совмещая функции полицейского и прокурорского надзора, мэцукэ осуществляли тайную и явную слежку за служилым самурайством центрального и местного аппарата и всеми даймё.

Мэцукэ сильно разнились по своим функциям и положению. Так назывались и высокопоставленные чиновники, которые контролировали деятельность губернаторов городов или провинций, и рядовые, никому неизвестные шпионы, совершенно неотличимые от серой массы горожан или крестьян. В мирное время в низовом звене мэцукэ различались хасири-мэцукэ – «бегающие мэцукэ», сёнин-мэцукэ – «карликовые мэцукэ», сэнтэ-гуми-но досин – «стражники отряда упреждения», о-нивабан – «садовники», тайоку-кэйко – «охрана внутренних покоев» и некоторые другие. Собственно тайные агенты, скрывавшие принадлежность к аппарату мэцукэ, назывались «оммицу» – «темная тайна».

Начальником над вновь созданным ведомством, или о-мэцукэ, был назначен знаменитый мастер кэн-дзюцу школы Ягю Синкагэ-рю и личный учитель фехтования сёгуна Ягю Дзюбэй Мицуёси, в семье которого передавалась и особая традиция нин-дзюцу, восходящая к Катори Синто-рю. Полагают, Ягю Дзюбэй был прекрасно знаком с работой мэцукэ на всех уровнях, вплоть до низового тайного агента. В его биографии есть один любопытный эпизод, который отмечают все историки нин-дзюцу. Однажды Дзюбэй неожиданно исчез из столицы и не появлялся целых 12 лет. Что он делал в этот период своей жизни, одному богу известно, но предполагают, что все это время он проработал рядовым ниндзя сёгуна. Причем для прикрытия накануне его исчезновения Токугава даже учинил скандал, обвинив Дзюбэя в пьянстве и официально уволив его с поста о-мэцукэ. Интересно, что по возвращении через 12 лет, Ягю Дзюбэй был немедленно восстановлен в прежней должности.

Первыми мэцукэ на службе сёгуната были ниндзя из отрядов Кога-гуми и Ига-гуми. Именно из них набирались оммицу, а также охрана сёгуна. Хотя новая работа сильно отличалась от прежнего ремесла лазутчика, многие шпионские навыки пригодились новоявленным полицейским. Характерно, что переквалифицировавшиеся шпионы продолжали сохранять многие традиции ниндзя. Например, мэцукэ, следуя своему неписанному кодексу, скрывали свое имя, не рассказывали о задании, месте назначения, нанимателе и т.д.

Сёгунат располагал колоссальным аппаратом мэцукэ, который позволял ему контролировать абсолютно все слои населения. Любой человек мог быть шпионом бакуфу. Существует легенда, что даже величайший японский поэт, сочинитель хайку Басё Мацуо был шпионом сёгуната. Хотя большинство историков со скепсисом относятся к этой версии, можно привести и некоторые факты в ее подтверждение. Известно, например, что Басё был уроженцем г. Уэно провинции Ига и свободно перемещался по всем провинциям, для чего требовалось особое разрешение мэцукэ.

В первые годы после окончания войн большой проблемой для правительства было наличие огромного количества бесхозных самураев-ронинов, сюзерены которых были казнены или лишились своих владений. Однако аппарат мэцукэ и эту сложную ситуацию сумел использовать себе на пользу. В это время появилась особая буддийская секта Фукэ-сю, связанная с Дзэн-буддизмом. Комусо, последователи Фукэ-сю, являлись членами закрытой общины и выделялись своим необычным обликом: нестандартным монашеским одеянием, плетеной из тростника и полностью закрывающей голову и лицо шляпой-тэнгай и длинной бамбуковой флейтой сякухати. Членами секты могли быть только самураи, простолюдинов в секту не допускали. Особым уложением секта Фукэ-сю была объявлена подподающей под юрисдикцию только самого сёгунского правительства. Ее членам предоставлялась неограниченная свобода передвижения, они освобождались от повинности платить пошлину на таможенных заставах и имели возможность проникать в любые места развлечений. Такая организация позволяла бакуфу легче контролировать большие группы ронинов. Кроме того, комусо использовались как шпионы и осведомители.

Полицейская система мэцукэ

Полицейская система мэцукэ

Для надзора за деятельностью всех слоев населения и, в первую очередь, за тодзама-даймё была создана мощная система сыска и тайной полиции. Особое место в ней занимали особые чиновники, называвшиеся «мэцукэ» — «цепляющие к глазам». Деятельность мэцукэ была направлена на выявление нарушений интересов сёгуна. Будучи независимыми от должностных лиц и совмещая функции полицейского и прокурорского надзора, мэцукэ осуществляли тайную и явную слежку за служилым самурайством центрального и местного аппарата и всеми даймё.

Мэцукэ сильно разнились по своим функциям и положению. Так назывались и высокопоставленные чиновники, которые контролировали деятельность губернаторов городов или провинций, и рядовые, никому неизвестные шпионы, совершенно неотличимые от серой массы горожан или крестьян. В мирное время в низовом звене мэцукэ различались хасири-мэцукэ — «бегающие мэцукэ», сёнин-мэцукэ — «карликовые мэцукэ», сэнтэ-гуми-но досин — «стражники отряда упреждения», о-нивабан — «садовники», тайоку-кэйко — «охрана внутренних покоев» и некоторые другие. Собственно тайные агенты, скрывавшие принадлежность к аппарату мэцукэ, назывались «оммицу» — «темная тайна».

Начальником над вновь созданным ведомством, или о-мэцукэ, был назначен знаменитый мастер кэн-дзюцу школы Ягю Синкагэ-рю и личный учитель фехтования сёгуна Ягю Дзюбэй Мицуёси, в семье которого передавалась и особая традиция нин-дзюцу, восходящая к Катори Синто-рю. Полагают, Ягю Дзюбэй был прекрасно знаком с работой мэцукэ на всех уровнях, вплоть до низового тайного агента. В его биографии есть один любопытный эпизод, который отмечают все историки нин-дзюцу. Однажды Дзюбэй неожиданно исчез из столицы и не появлялся целых 12 лет. Что он делал в этот период своей жизни, одному богу известно, но предполагают, что все это время он проработал рядовым ниндзя сёгуна. Причем для прикрытия накануне его исчезновения Токугава даже учинил скандал, обвинив Дзюбэя в пьянстве и официально уволив его с поста о-мэцукэ. Интересно, что по возвращении через 12 лет, Ягю Дзюбэй был немедленно восстановлен в прежней должности.

Первыми мэцукэ на службе сёгуната были ниндзя из отрядов Кога-гуми и Ига-гуми. Именно из них набирались оммицу, а также охрана сёгуна. Хотя новая работа сильно отличалась от прежнего ремесла лазутчика, многие шпионские навыки пригодились новоявленным полицейским. Характерно, что переквалифицировавшиеся шпионы продолжали сохранять многие традиции ниндзя. Например, мэцукэ, следуя своему неписанному кодексу, скрывали свое имя, не рассказывали о задании, месте назначения, нанимателе и т. д.

Сёгунат располагал колоссальным аппаратом мэцукэ, который позволял ему контролировать абсолютно все слои населения. Любой человек мог быть шпионом бакуфу. Существует легенда, что даже величайший японский поэт, сочинитель хайку Басё Мацуо был шпионом сёгуната. Хотя большинство историков со скепсисом относятся к этой версии, можно привести и некоторые факты в ее подтверждение. Известно, например, что Басё был уроженцем г. Уэно провинции Ига и свободно перемещался по всем провинциям, для чего требовалось особое разрешение мэцукэ.

В первые годы после окончания войн большой проблемой для правительства было наличие огромного количества бесхозных самураев-ронинов, сюзерены которых были казнены или лишились своих владений. Однако аппарат мэцукэ и эту сложную ситуацию сумел использовать себе на пользу. В это время появилась особая буддийская секта Фукэ-сю, связанная с Дзэн-буддизмом. Комусо, последователи Фукэ-сю, являлись членами закрытой общины и выделялись своим необычным обликом: нестандартным монашеским одеянием, плетеной из тростника и полностью закрывающей голову и лицо шляпой-тэнгай и длинной бамбуковой флейтой сякухати. Членами секты могли быть только самураи, простолюдинов в секту не допускали. Особым уложением секта Фукэ-сю была объявлена подподающей под юрисдикцию только самого сёгунского правительства. Ее членам предоставлялась неограниченная свобода передвижения, они освобождались от повинности платить пошлину на таможенных заставах и имели возможность проникать в любые места развлечений. Такая организация позволяла бакуфу легче контролировать большие группы ронинов. Кроме того, комусо использовались как шпионы и осведомители.

Путь невидимых. Подлинная история нин-дзюцу :: Горбылев Алексей

Страница: 169 из 201
Размер шрифта / +
Цвет теста
Цвет фона
скрыть

С установлением сёгуната они превратились в прямых вассалов военного диктатора. В число фудай-даймё входило свыше 150 князей. Из них составлялись высшие правительственные органы, заполнялись вакансии наместников в провинциях.

Тодзама-даймё были опальной группировкой феодалов. 80 князей, более богатых и влиятельных, чем фудай-даймё, и не уступавших по экономической силе самому дому Токугава, рассматривались сёгунами как постоянные и опасные соперники. Поэтому сёгунское правительство предприняло целый ряд мер, чтобы воспрепятствовать росту их политического и экономического могущества. Тодзама-даймё не разрешалось занимать правительственные посты. В отдаленных районах Кюсю, Сикоку и юга Хонсю бакуфу строило замки и крепости. Ряд княжеств был конфискован государством, чтобы предотвратить создание коалиций против сёгуна.

Для подавления тодзама использовались и явно репрессивные меры. Наиболее серьезно подрывали их мощь и влияние конфискация и перераспределение земельных владений и заложничество. Уже вскоре после битвы при Сэкигахаре, в 1600-1602 гг. были полностью конфискованы владения 72 даймё, 61 князь был переведен из одного района в другой с увеличением владений. Во владениях таких богатых тодзама-даймё как Мори, Уэсуги, Хатакэ, Акита была проведена конфискация земель. И лишь 60 даймё не были затронуты ограничительными мерами. За двухлетний период больше половины княжеств сменили своих владельцев. Конфискация земель отражалась не только на положении даймё, но и на положении его вассалов, поскольку она превращала их в ронинов. В результате сотни тысяч самураев лишались источников пропитания.

Настоящим бичом для тодзама стала система заложничества (санкин котай), которая была официально введена третьим сёгуном Токугава Иэмицу в 1634 г. Иэмицу не был изобретателем системы санкин котай. Попытки ввести ее предпринимались и ранее. Например, еще Тоётоми Хидэёси обязал семьи всех даймё жить не в княжествах, а под постоянным наблюдением в Осаке и Фусими – официальных резиденциях диктатора.

Иэясу в начале правления стремился заставить тодзама-даймё приезжать в Эдо, добиваясь демонстрации признания ими верховной власти дома Токугава. После 1634 г. при сёгуне Иэмицу условия усложнились: все князья были обязаны через год приезжать в столицу с семьей и свитой. По истечении года даймё возвращались в княжества, а жены и дети оставались при дворе сёгуна в качестве заложников. Неповиновение, попытка создания антиправительственной коалиции вызывали незамедлительные репрессии в отношении членов семьи даймё. Кроме того, санкин котай возлагала на князей и дополнительное финансовое бремя: постоянные переезды, жизнь в столице, строительство и содержание там собственных дворцов ослабляли княжество, одновременно обогащая и украшая столицу Эдо.

Полицейская система мэцукэ

Для надзора за деятельностью всех слоев населения и, в первую очередь, за тодзама-даймё была создана мощная система сыска и тайной полиции. Особое место в ней занимали особые чиновники, называвшиеся «мэцукэ» – «цепляющие к глазам». Деятельность мэцукэ была направлена на выявление нарушений интересов сёгуна. Будучи независимыми от должностных лиц и совмещая функции полицейского и прокурорского надзора, мэцукэ осуществляли тайную и явную слежку за служилым самурайством центрального и местного аппарата и всеми даймё.

Мэцукэ сильно разнились по своим функциям и положению. Так назывались и высокопоставленные чиновники, которые контролировали деятельность губернаторов городов или провинций, и рядовые, никому неизвестные шпионы, совершенно неотличимые от серой массы горожан или крестьян.

Полицейская система мэцукэ

Для надзора за деятельностью всех слоев населения и, в первую очередь, за тодзама-даймё, была создана мощная система сыска и тайной полиции. Особое место в ней занимали особые чиновники, называвшиеся «мэцукэ» — «цепляющиеся к глазам». Деятельность мэцукэ была направлена на выявление нарушений интересов сёгуна. Будучи независимыми от должностных лиц, мэцукэ осуществляли тайную и явную слежку за служилым самурайством центрального и местного аппарата, и всеми даймё.

Мэцукэ сильно разнились по своим функциям и положению. Так назывались и высокопоставленные чиновники, которые контролировали деятельность губернаторов городов или провинций, и рядовые, никому не известные шпионы, совершенно неотличимые от серой массы горожан или крепостных. В мирное время в низовом звене мэцукэ различались хасири-мэцукэ — «бегающие мэцукэ», сёнин-мэцукэ — «карликовые мэцукэ», сэнтэ-гуми-но досин — «стражники отряда упреждения», о-нивабан — «садовники», тайоку-кэйкэ — «охрана внутренних покоев», и некоторые другие. Собственно тайные агенты, скрывавшие принадлежность к аппарату мэцукэ, назывались «оммицу» — «темная тайна».

Начальником над вновь созданным ведомством, или о-мэцукэ, был назначен знаменитый мастер кэн-дзюцу школы Ягю Синкагэ-рю и личный учитель фехтования сёгуна Ягю Дзюбэй Мицуёси, в семье которого передавалась и особая традиция нин-дзюцу, восходящая к Катори Синто-рю. Полагают, что Ягю Дзюбэй был прекрасно знаком с работой мэцукэ на всех уровнях, вплоть до низового тайного агента. В его биографии есть один любопытный эпизод, который отмечают все историки нин-дзюцу. Однажды Дзюбэй неожиданно исчез из столицы и не появлялся целых 12 лет. Что он делал в этот период своей жизни — неизвестно, но предполагают, что все это время он проработал рядовым ниндзя сёгуна. Причем для прикрытия накануне его исчезновения Токугава даже учинил скандал, обвинив Дзюбэя в пьянстве и официально уволив его с поста о-мэцукэ. Интересно, что по возвращении через 12 лет, Ягю Дзюбэй был немедленно восстановлен в прежней должности.

Первыми мэцукэ на службе сёгуната были ниндзя из отрядов Кога-гуми и Ига-гуми. Именно из них набирались оммицу, а также охрана сёгуна. Хотя новая работа сильно отличалась от прежнего ремесла лазутчика, многие шпионские навыки пригодились новоявленным полицейским. Характерно, что переквалифицировавшиеся шпионы продолжали сохранять многие традиции ниндзя. Например, мэцукэ, следуя своему неписанному кодексу, скрывали свое имя, не рассказывали о задании, месте назначения, нанимателе и т.д.

Сёгунат располагал колоссальным аппаратом мэцукэ, который позволял ему контролировать абсолютно все слои населения. Любой человек мог быть шпионом бакуфу. Существует легенда, что даже величайший японский поэт, сочинитель хайку Басё Мацуо был шпионом сёгуната. Хотя большинство историков со скепсисом относятся к этой версии, можно привести некоторые факты в ее потверждение. Известно, например, что Басё был уроженцем города Уэно провинции Ига и свободно перемещался по всем провинциям, для чего требовалось особое разрешение мэцукэ.

Hidetaka Nishiyama — Shadow Warriors. Страница 73

Полицейская система мэцукэ

Для надзора за деятельностью всех слоев населения и, в первую очередь, за тодзама-даймё была создана мощная система сыска и тайной полиции. Особое место в ней занимали особые чиновники, называвшиеся «мэцукэ» –«цепляющие к глазам». Деятельность мэцукэ была направлена на выявление нарушений интересов сёгуна. Будучи независимыми от должностных лиц и совмещая функции полицейского и прокурорского надзора, мэцукэ осуществляли тайную и явную слежку за служилым самурайством центрального и местного аппарата и всеми даймё.

Мэцукэ сильно разнились по своим функциям и положению. Так назывались и высокопоставленные чиновники, которые контролировали деятельность губернаторов городов или провинций, и рядовые, никому неизвестные шпионы, совершенно неотличимые от серой массы горожан или крестьян. В мирное время в низовом звене мэцукэ различались хасири-мэцукэ –«бегающие мэцукэ», сёнин-мэцукэ –«карликовые мэцукэ», сэнтэ-гуми-но досин –«стражники отряда упреждения», о-нивабан –«садовники», тайоку-кэйко –«охрана внутренних покоев» и некоторые другие. Собственно тайные агенты, скрывавшие принадлежность к аппарату мэцукэ, назывались «оммицу» –«темная тайна».

Начальником над вновь созданным ведомством, или о-мэцукэ, был назначен знаменитый мастер кэн-дзюцу школы Ягю Синкагэ-рю и личный учитель фехтования сёгуна Ягю Дзюбэй Мицуёси, в семье которого передавалась и особая традиция нин-дзюцу, восходящая к Катори Синто-рю. Полагают, Ягю Дзюбэй был прекрасно знаком с работой мэцукэ на всех уровнях, вплоть до низового тайного агента. В его биографии есть один любопытный эпизод, который отмечают все историки нин-дзюцу. Однажды Дзюбэй неожиданно исчез из столицы и не появлялся целых 12 лет. Что он делал в этот период своей жизни, одному богу известно, но предполагают, что все это время он проработал рядовым ниндзя сёгуна. Причем для прикрытия накануне его исчезновения Токугава даже учинил скандал, обвинив Дзюбэя в пьянстве и официально уволив его с поста о-мэцукэ. Интересно, что по возвращении через 12 лет, Ягю Дзюбэй был немедленно восстановлен в прежней должности.

Первыми мэцукэ на службе сёгуната были ниндзя из отрядов Кога-гуми и Ига-гуми. Именно из них набирались оммицу, а также охрана сёгуна. Хотя новая работа сильно отличалась от прежнего ремесла лазутчика, многие шпионские навыки пригодились новоявленным полицейским. Характерно, что переквалифицировавшиеся шпионы продолжали сохранять многие традиции ниндзя. Например, мэцукэ, следуя своему неписанному кодексу, скрывали свое имя, не рассказывали о задании, месте назначения, нанимателе и т.д.

Сёгунат располагал колоссальным аппаратом мэцукэ, который позволял ему контролировать абсолютно все слои населения. Любой человек мог быть шпионом бакуфу. Существует легенда, что даже величайший японский поэт, сочинитель хайку Басё Мацуо был шпионом сёгуната. Хотя большинство историков со скепсисом относятся к этой версии, можно привести и некоторые факты в ее подтверждение. Известно, например, что Басё был уроженцем г. Уэно провинции Ига и свободно перемещался по всем провинциям, для чего требовалось особое разрешение мэцукэ.

В первые годы после окончания войн большой проблемой для правительства было наличие огромного количества бесхозных самураев-ронинов, сюзерены которых были казнены или лишились своих владений. Однако аппарат мэцукэ и эту сложную ситуацию сумел использовать себе на пользу. В это время появилась особая буддийская секта Фукэ-сю, связанная с Дзэн-буддизмом. Комусо, последователи Фукэ-сю, являлись членами закрытой общины и выделялись своим необычным обликом: нестандартным монашеским одеянием, плетеной из тростника и полностью закрывающей голову и лицо шляпой-тэнгай и длинной бамбуковой флейтой сякухати. Членами секты могли быть только самураи, простолюдинов в секту не допускали. Особым уложением секта Фукэ-сю была объявлена подподающей под юрисдикцию только самого сёгунского правительства. Ее членам предоставлялась неограниченная свобода передвижения, они освобождались от повинности платить пошлину на таможенных заставах и имели возможность проникать в любые места развлечений. Такая организация позволяла бакуфу легче контролировать большие группы ронинов. Кроме того, комусо использовались как шпионы и осведомители.

Ниндзя в охране сёгуна

Воинам из Ига-гуми кроме работы тайных агентов была доверена и охрана самого сёгуна. Существовало несколько групп ниндзя из Ига-гуми: акиясики-бан –«сторожа нежилых усадеб», о-хироясики-бан –«сторожа главных усадеб», сёфусин-гата –«служащие мелкого ремонта усадьбы», ямадзато-кэйби –«охрана горных деревень» и т.д.

О-хироясики Ига-моно охраняли вход во внутренние покои сёгуна. Интересно, что пост охраны в прихожей даже получил название «Ига-цумэдокоро» –«Пост службы Ига». Кроме того, Ига-моно следили за порядком во дворце. Особая группа этих охранников называлась «тэмбан» –«сопровождающие стражи». В обязанности тэмбан входило эскортирование членов государственного совета, гонцов и служанок при их выходе за пределы дворца. Тэмбан в числе 30 человек являли собой высший слой телохранителей сёгуна. Им разрешалось входить во дворец в сандалиях на кожаных подошвах с мечом в руках. За свою службу они получали по 100 мешков риса каждый –в 10 раз больше, чем обычный самурай. Охрана же прихожей, которая называлась «Ига-сю цумэдокоро-яку» –«Воины из Ига на посту», получала несколько меньше –по 30 мешков риса, но имела свои привилегии: ей разрешалось носить в замке гербовую куртку хаори и хакаму. У Ига-сю цумэдокоро-яку хранились ключи от запасного выхода. При входе они принимали мечи посетителей и сопровождали пожилых чиновников.

Акиясики-бан Ига-моно осуществляли надсмотр за приездом даймё и хатамото в столицу в целях заложничества и их отъездом в свои владения. Обычно они действовали тройками. Командир тройки получал за свою службу жалованье трех самураев.

Сёфусин-гата Ига-моно подчинялись столичному префекту и надзирали за ремонтом дворцовых сооружений, чтобы враги не могли раздобыть точные планы потайных комнат и выходов. Их начальник получал жалованье четырех воинов.

Ямадзато Ига-моно охраняли загородные резиденции сёгуна и получали оплату в размере 30 мешков риса каждый.

О-нивабан несли ночное дежурство в замке сёгуна, патрулировали цитадель, а также, по особому распоряжению сёгуна, выполняли функции оммицу. О-нивабан разделялись на 2 категории: рёбан-каку и сёдзюнин-каку. Охранники первой категории имели право на аудиенцию у сёгуна и получали жалование в размере 100 мешков риса, охраняли комнаты замка. В случае постоянного проживания в замке они получали жалование 20 воинов. Рёбан-каку было всего 6 человек.

Сёдзюнин-каку правом аудиенции не располагали и получали меньше, их было 8 человек.

При исполнении обязанностей оммицу, о-нивабан с бамбуковой метелкой в левой руке падали ниц у дороги, по которой несли паланкин с сёгуном, тем самым выражая свое почтение и одновременно приглядывая за окружающей толпой и заставляяее тоже выказывать признаки уважения.

При отдаче о-нивабан приказа отправиться на задание в качестве оммицу, им либо вручали на дорожные расходы столовое серебро, либо выдавали через казначейство необходимую сумму денег. Кроме того они получали поручение к губернатору места назначения об уплате всех расходов. Если оммицу не хватало денег, он был вправе явиться к местному губернатору и на основании поручения потребовать от него уплаты всех своих расходов. Выполнив задание, оммицу отчитывался о результатах своего путешествия лично сёгуну или его секретарю. Существует легенда, что эти доклады проходили во время прогулок сёгуна по внутреннему двору замка, и что иногда сёгун лично отводил нужного ему о-нивабан в заросли бамбука, чтобы дать тайное поручение. Иногда оммицу действовали и по поручению государственного совета.

Для пресечения разглашения государственных тайн оммицу были разделены на несколько групп, которые проживали в разных местах: в укреплении клана Набэсима, где находилась одна из усадеб сёгуна, в усадьбе за воротами Тигра неподалеку от Эдо, внутри замка у моста «Пестрого фазана» и т.д. Им запрещалось иметь всякие контакты с посторонними людьми. Всего было 17 семей о-нивабан, которые служили бакуфу до самого падения сёгуната в 1867 г.

Стража внутренних покоев охраняла все входы и выходы из замка и пресекала все возможные контакты его жителей с внешними недругами сёгуна, препятствуя возникновению заговора в самом замке.

Сохранился любопытный анекдот о службе Ига-моно и Кога-моно в резиденции сёгуна в Эдо. В замке Тиёда, где жил сёгун, существовал обычай в период празднования нового года устраивать снежные баталии между красными и белыми отрядами служанок. Обычно на этих потешных сражениях присутствовал сам сёгун, его приближенные и совет старейшин. Во время баталий Кога-моно выстраивались рядами поодаль, чтобы охранять своего господина. А стражники Ига стояли спиной к полю боя и, взявшись за руки, образовывали живую стену и обозначали заднюю границу боевых порядков обеих «армий» прислужниц. При этом злонравные служанки, прийдя в возбуждение от битвы, нередко принимались пулять снежками по головам и спинам Ига-моно. Рассказывают, что сёгун весело смеялся, наблюдая за забавными содроганиями тел ниндзя, когда оледеневшие снежки попадали им в спину или голову.

Полицейская система мэцукэ

Для надзора за деятельностью всех слоев населения и, в первую очередь, за тодзама‑даймё была создана мощная система сыска и тайной полиции. Особое место в ней занимали особые чиновники, называвшиеся «мэцукэ» – «цепляющие к глазам». Деятельность мэцукэ была направлена на выявление нарушений интересов сёгуна. Будучи независимыми от должностных лиц и совмещая функции полицейского и прокурорского надзора, мэцукэ осуществляли тайную и явную слежку за служилым самурайством центрального и местного аппарата и всеми даймё.

Мэцукэ сильно разнились по своим функциям и положению. Так назывались и высокопоставленные чиновники, которые контролировали деятельность губернаторов городов или провинций, и рядовые, никому неизвестные шпионы, совершенно неотличимые от серой массы горожан или крестьян. В мирное время в низовом звене мэцукэ различались хасири‑мэцукэ – «бегающие мэцукэ», сёнин‑мэцукэ – «карликовые мэцукэ», сэнтэ‑гуми‑но досин – «стражники отряда упреждения», о‑нивабан – «садовники», тайоку‑кэйко – «охрана внутренних покоев» и некоторые другие. Собственно тайные агенты, скрывавшие принадлежность к аппарату мэцукэ, назывались «оммицу» – «темная тайна».

Начальником над вновь созданным ведомством, или о‑мэцукэ, был назначен знаменитый мастер кэн‑дзюцу школы Ягю Синкагэ‑рю и личный учитель фехтования сёгуна Ягю Дзюбэй Мицуёси, в семье которого передавалась и особая традиция нин‑дзюцу, восходящая к Катори Синто‑рю. Полагают, Ягю Дзюбэй был прекрасно знаком с работой мэцукэ на всех уровнях, вплоть до низового тайного агента. В его биографии есть один любопытный эпизод, который отмечают все историки нин‑дзюцу. Однажды Дзюбэй неожиданно исчез из столицы и не появлялся целых 12 лет. Что он делал в этот период своей жизни, одному богу известно, но предполагают, что все это время он проработал рядовым ниндзя сёгуна. Причем для прикрытия накануне его исчезновения Токугава даже учинил скандал, обвинив Дзюбэя в пьянстве и официально уволив его с поста о‑мэцукэ. Интересно, что по возвращении через 12 лет, Ягю Дзюбэй был немедленно восстановлен в прежней должности.

Первыми мэцукэ на службе сёгуната были ниндзя из отрядов Кога‑гуми и Ига‑гуми. Именно из них набирались оммицу, а также охрана сёгуна. Хотя новая работа сильно отличалась от прежнего ремесла лазутчика, многие шпионские навыки пригодились новоявленным полицейским. Характерно, что переквалифицировавшиеся шпионы продолжали сохранять многие традиции ниндзя. Например, мэцукэ, следуя своему неписанному кодексу, скрывали свое имя, не рассказывали о задании, месте назначения, нанимателе и т.д.

Сёгунат располагал колоссальным аппаратом мэцукэ, который позволял ему контролировать абсолютно все слои населения. Любой человек мог быть шпионом бакуфу. Существует легенда, что даже величайший японский поэт, сочинитель хайку Басё Мацуо был шпионом сёгуната. Хотя большинство историков со скепсисом относятся к этой версии, можно привести и некоторые факты в ее подтверждение. Известно, например, что Басё был уроженцем г. Уэно провинции Ига и свободно перемещался по всем провинциям, для чего требовалось особое разрешение мэцукэ.

В первые годы после окончания войн большой проблемой для правительства было наличие огромного количества бесхозных самураев‑ронинов, сюзерены которых были казнены или лишились своих владений. Однако аппарат мэцукэ и эту сложную ситуацию сумел использовать себе на пользу. В это время появилась особая буддийская секта Фукэ‑сю, связанная с Дзэн‑буддизмом. Комусо, последователи Фукэ‑сю, являлись членами закрытой общины и выделялись своим необычным обликом: нестандартным монашеским одеянием, плетеной из тростника и полностью закрывающей голову и лицо шляпой‑тэнгай и длинной бамбуковой флейтой сякухати. Членами секты могли быть только самураи, простолюдинов в секту не допускали. Особым уложением секта Фукэ‑сю была объявлена подподающей под юрисдикцию только самого сёгунского правительства. Ее членам предоставлялась неограниченная свобода передвижения, они освобождались от повинности платить пошлину на таможенных заставах и имели возможность проникать в любые места развлечений. Такая организация позволяла бакуфу легче контролировать большие группы ронинов. Кроме того, комусо использовались как шпионы и осведомители.

Ссылка на основную публикацию