Ниндзя из Кога в период Сэнгоку-дзидай | Karate-krs.ru

Ниндзя из Кога в период Сэнгоку-дзидай

Ниндзя из Кога в период Сэнгоку-дзидай

  • ЖАНРЫ 359
  • АВТОРЫ 254 816
  • КНИГИ 582 581
  • СЕРИИ 21 618
  • ПОЛЬЗОВАТЕЛИ 537 397

Средневековые японские шпионы и диверсанты ниндзя и их загадочное профессиональное искусство нин-дзюцу относятся к наименее исследованным областям. История изучения этого феномена на западе не насчитывает и пятидесяти лет. Все началось с небольшой заметки в журнале «Ньюсуик» за 3 августа 1964 г. В ней автор рассказывал о волне ниндзямании, захлестнувшей страну Восходящего солнца, вкратце описывал сущность и методы нин-дзюцу, представлял последнего мастера этого загадочного искусства Фудзиту Сэйко. Заметка вызвала большой интерес у американских ученых. По свидетельству одного из крупнейших японских специалистов в области истории нин-дзюцу Ямагути Масаюки, в том же 1964 г. из Гарвардского и Калифорнийского университетов, а также университета г. Гонолулу, Гавайские острова, в Японию поступили запросы о предоставлении материалов о ниндзя.

Автору книги неизвестно, каковы были результаты исследований американских историков. Но именно после этой заметки в США начался бум ниндзя. Он был подстегнут многочисленными кинобоевиками о японских «невидимках», авантюрными романами и популярными рекламными книжонками многочисленных авторов.

Спрос на информацию о ниндзя был колоссальный. И мощная американская индустрия с готовностью откликнулась на него: магазины заполнились униформой и снаряжением ниндзя, практическими наставлениями «по боевой технике воинов-теней». Свою долю пирога поспешили урвать и последние «мастера нин-дзюцу». Так появились огромные организации, объединяющие сотни тысяч поклонников ниндзя по всему свету – Будзинкан-додзё, Гэмбукан-додзё, Всемирная академия нин-дзюцу Роберта Басси и другие, по сути, представляющие собой своеобразные коммерческие предприятия, занимающиеся торговлей «заморской диковинкой».

При этом использовались отработанные методы привлечения широкой публики: побольше загадочности и мистики, побольше обещаний и заверений типа «наше искусство – самое древнее и крутое», побольше необычных приемов, побольше басен о сверхвозможностях. Все это нужно было подать под «правильным соусом». Ведь средневековые приемы маскировки, беганья по лесам и физическое и духовное самоистязание в духе спецназа могут заинтересовать разве что некоторых чудаков-любителей и профессионалов из спецподразделений. Широкая публика в массе своей останется к этим малопонятным «забавам» равнодушна. И вправду, зачем это клерку, рабочему или школяру? Однако «популяризаторы» нин-дзюцу сумели найти приманку для «широких народных масс». Нин-дзюцу стало рекламироваться не столько как искусство шпионажа и разведки, сколько как учение о достижении гармонии с окружающим миром и реализации творческого потенциала человека. Соответственно и ниндзя превратились в носителей тайного знания, в членов «тайных кланов», озабоченных реализацией высоких религиозно-философских идеалов и гонимых за свои убеждения. Жаль только, что у этого впечатляющего мифа нет практически никакой реальной исторической основы, о чем пойдет речь далее.

«Новая концепция рекламы» быстро позволила «построить в ряды» десятки тысяч последователей во всем мире. Еще бы, гармония с окружающим миром, духовное здоровье, реализация творческих потенций – разве это не идеал? В то время как в других восточных единоборствах наметился отток «любителей», организации нин-дзюцу стали стремительно набирать вес.

Однако рост интереса к нин-дзюцу отнюдь не стимулировал активность научных изысканий. Почти все изданные к настоящему моменту вне Японии книги об этом искусстве носят исключительно популярный и рекламный характер и ни в коей мере не являются научными исследованиями. Именно поэтому мы не найдем в них ни детального, основанного на фактах, анализа истории нин-дзюцу, ни ссылок на исторические источники, ни отрывков из «секретных» трактатов.

Зато повсеместно мы будем наталкиваться на высказывания, уже ставшие штампами и при этом не имеющие под собой никакой исторической основы. Например, из книги в книгу кочует утверждение о полном отсутствии источников по нин-дзюцу, связанном со спецификой секретной деятельности ниндзя. Но так ли это?

Японские источники, описывающие события XIV – XVII вв., пестрят упоминаниями о действиях ниндзя. Подчас среди них можно найти и детальные описания операций хитроумных лазутчиков. В этом плане значимы произведения жанра «воинских повестей» (гунки): «Хэйкэ-моногатари»[1], «Тайхэйки»[2], «Ходзё годайки»[3], «Канхассю-року»[4], «Сикоку-гунки»[5], «Мацуо-гунки»[6] и др. Большую ценность представляют дневники тех времен, например, «Тамон-ин никки»[7]. Довольно полную картину организации разведки в средневековой японской армии можно составить по дошедшим до наших дней приказам по армии. Здесь следует выделить распоряжения Като Киёмасы, главнокомандующего японского экспедиционного корпуса в Корее во время Имджинской войны конца XVI в. Кроме того до настоящего времени сохранилось свыше 50 наставлений по нин-дзюцу, включая такие выдающиеся произведения как десятитомная «энциклопедия» «Бансэнсюкай»[8] и «Сёнинки»[9], несколько десятков родословных знаменитых семей ниндзя, их воспоминания, служебные отчеты, китайские трактаты, повлиявшие на формирование теоретической базы нин-дзюцу… Дошли до наших дней и образцы снаряжения и вооружения, и так называемые «шпионские усадьбы», где ныне созданы музеи.

Как видим, реальное положение дел никак не согласуется с утверждением большого числа «трудов» по нин-дзюцу. Это вынуждает исследователя не только доискиваться истины в источниках, но попутно еще и анализировать и ломать штампы, сложившиеся благодаря «усилиям» лгунов-популяризаторов, заинтересованных не в серьезном исследовании вопроса, а в саморекламе. И начать приходится с самого понятия «ниндзя».

Кто такие ниндзя?

Слово «ниндзя» записывается двумя иероглифами: «нин» (в другом прочтении «синобу») – 1) выносить, терпеть, сносить; 2) скрываться, прятаться, делать что-либо тайком); и «ся» (в озвонченной форме «дзя»; в другом прочтении «моно») – «человек». Существительное «синоби», образованное от глагола «синобу» означает: 1) тайное проникновение; 2) соглядатай, лазутчик, шпион; 3) кража.

Слово «ниндзя» появилось лишь в ХХ в. Ранее его эквивалентом было иное прочтение тех же иероглифов – «синоби-но моно», буквально, «скрывающийся человек», «проникающий тайно человек». Так в Японии, начиная с XIV в., называли лазутчиков.

Во многих работах по истории нин-дзюцу можно встретить анализ взаимоотношения составных частей иероглифа «нин» с целью показать некое скрытое философское изначальное значение слова «ниндзя». Так, этот иероглиф интерпретировали, например, как «сердце (или дух) контролирует и направляет оружие».

Однако, думается, что это не более, чем позднейшие интерпретации и гимнастика ума. Подтверждается это тем, что задолго до того, как шпионов в Японии стали называть «синоби», в японском языке уже существовали многочисленные производные от глагола «синобу» слова со вполне «шпионскими» значениями: синобиёру – подкрадываться; синобииру – тайно проникать куда-либо; синоби-аруку – ходить крадучись; синобисугата-дэ – переодевшись, инкогнито, под чужим именем; синобиаси-дэ – на цыпочках, тихонько и т.д.

«Синоби» был далеко не единственный термин для обозначения представителей шпионской профессии. В источниках мы встречаем упоминания о кандзя («шпион», «человек, [проникающий через] отверстие»), тёдзя («шпион»), камари («пригибающийся»), уками-бито («вызнающий человек»), суппа («волны на воде», «проникающие [куда-либо] волны»), сэппа (то же), раппа («мятежные волны»), топпа («бьющие волны»), монокики («слушающие»), тоомэ («далеко [видящие] глаза»), мицумоно («тройные люди», «растраивающиеся люди»), дацуко («похитители слов»), кёдан («[подслушивающие] болтовню за угощением»), яма-кугури («подлезающие под гору»), куса («трава») и т.д.

Горбылев А. М. Путь невидимых

Ниндзя из Кога в период Сэнгоку-дзидай

После того, как в период Камакура кланы госи из Кога превратились в вассалов семьи Сасаки, в уезде установилось относительное спокойствие. Вассалитет госи отнюдь не означал полной потери самостоятельности. В действительности семья Сасаки, понимая всю силу и опасность буси из Кога, почти не вмешивалась в их дела. К тому же вассалами Сасаки стали не все кланы госи, а только самые крупные из них, в частности, семья Мотидзуки, которой князья Сасаки номинально отдали уезд Кога во владение. Фактически большинство кланов госи сохранило свои поместья и независимость. При этом Мотидзуки играли одновременно роль моста и заслонки: с одной стороны, они обеспечивали передачу и выполнение распоряжений Сасаки дзи-дзамураями, с другой, будучи номинальными владельцами уезда, прикрывали действия своих «вассалов»-госи.

Формальное подчинение князьям Сасаки не привело, однако, к стабилизации ситуации в Кога. Дело в том, что земли здесь уже давно были поделены. И поскольку сыновей в каждой семье госи, как правило, было несколько, в условиях нераздельного наследования старшим сыном всего поместья, средним и младшим сыновьям приходилось либо пытаться отхватить кусок у соседей, либо искать удачи на стороне. Поэтому в уезде то и дело вспыхивали раздоры, а сам он напоминал пороховую бочку, у которой нужно только запалить фитиль, и она взорвется.

И в конце концов огонь к фитилю был поднесен. К концу XV в. Сасаки, бывшие до того официальными военными губернаторами провинции, набрали силу и превратились в удельных князей. Дело дошло до того, что они стали выказывать открытое неповиновение власти сёгунов Асикага. И тогда Асикага Ёсиаки решил сурово покарать столь явное проявление сепаратистских амбиций, чтобы другим неповадно было, и в 1487 г. направил в провинцию Оми большую армию.

Решающее сражение произошло у поместья Магари-но го, что в уезде Авата провинции Оми. Оно вошло в историю под названием «Роккаку-сэмэ Магари-но дзин» — «Нападение Роккаку (Сасаки) на местечко Магари». В авангарде армии Сасаки находился значительный отряд госи из Кога, которые и разработали план всей операции. Глубокой ночью отряд ниндзя из Кога неожиданно атаковал главный лагерь сёгуна, находившийся в самом центре расположения вражеских войск. Вспыхнувшие разом во многих местах пожары и разящие удары «воинов ночи» повергли солдат Асикага в панику, и они обратились в беспорядочное бегство.

Весть об этом сражении облетела всю Японию, и слово «Кога-моно» — «люди из Кога» вмиг стало известно всей стране. Этот случай описан с старой книге «Оми короку», где сказано: «Имена людей из Кога стали повсеместно известны благодаря их фантастическим поступкам во время боевых действий при Магари в 1 г. Тёкё». Про Кога-моно стали говорить, что это лучшие воины во всей Японии. И это неудивительно, ведь горсточка ниндзя смогла обратить в бегство армию самого сёгуна.

Интересно, что в этой битве принимали участие и ниндзя из Ига, правда, сражались они на другой стороне, хотя тоже успешно: захватили один из замков Сасаки.

Сражение Роккаку-сэмэ Магари-но дзин наглядно показало возможности ниндзя и именно с тех пор в Японии стали говорить о двух школах нин-дзюцу: Ига-рю и Кога-рю.

Конечно, сёгун не мог простить такой позор, и уже через 4 года наследник Ёсиаки, Асикага Ёситака, вновь послал армию против Сасаки Такаёри. На этот раз по какой-то причине госи из Кога практически не поддержали князя, и лишь небольшой отряд их сражался в его армии. Некоторые историки полагают, что именно это явилось главной причиной поражения Такаёри, чья армия была наголову разбита. Сам Такаёри после разгрома бежал в горы Кога, где его приняли под защиту тамошние госи. И что интересно, армия Асикага не решилась его преследовать и сразу вернулась в столицу. Ее военачальники понимали, сколь опасно столкновение с ниндзя в их горном логове.

Кога-моно поддерживали семью Сасаки на протяжении нескольких поколений и сражались в армиях князей Такаёри, Садаёри и Ёсикаты. Правда, при последнем князе, когда уже стал очевиден упадок рода Сасаки, ниндзя из Кога массами хлынули за пределы родного уезда, чтобы стать под знамена более удачливых полководцев.

Считается, что прецедент этому создал начальник разведывательной службы князя Токугавы Хаттори Ясунага. Он сумел убедить даймё, что Кога-моно -настоящий клад во время войны, и уговорил его нанять себе отряд из госи. Для вербовки Кога-моно был отправлен сын Ясунаги Хаттори Хандзо. Сначала он направился в родную провинцию Ига, откуда, через посредство Фудзибаяси Нагато, стал сноситься с госи из Кога, убеждая их в том, что Токугава Иэясу -самая выгодная ставка, и что именно ему в будущем предстоит править Японией. Хотя многие восприняли его предложение с недоверием, в конце концов Хандзо сумел набрать отряд из более, чем 200 ниндзя. По прибытии в провинцию Микава они были назначены телохранителями самого Иэясу. Такое доверие и почет, оказанные князем из далекой провинции, не могли не повлиять на госи, которые еще оставались в Кога. И постепенно они тоже потянулись из родных гор и разбрелись по всей Японии в ответ на приглашения многих военачальников и князей.

В период Сэнгоку-дзидай в Кога было много настоящих мастеров нин-дзюцу, владевших всеми секретами партизанской войны. Однако отряды синоби из Кога были намного меньше, чем группы ниндзя из Ига. Численность их не превышало 30-40 человек. Поэтому госи из Кога обычно называют тюнинами (при этом князь Сасаки занимал положение дзёнина), хотя трехэтажная структура дзёнин-тюнин-гэнин была выработана только ниндзя из Ига. К концу XV в. кланы Кога сумели объединиться в союз, названный по числу семей, вошедших в него, «Кога годзюсан-кэ» — «53 семьи Кога». Ниже приведена таблица, основанная на одном из дошедших до нас списков предводителей этого объединения.

masterok

Мастерок.жж.рф

Хочу все знать

Мы уже с вами узнали настоящую историю боксера Рокки и кем был настоящий профессор Мориарти, а теперь предлагаю вам перенестись в Японию.

Хаттори Хандзо получил известность благодаря фильму «Убить Билла», но он был настоящим самураем и опытным ниндзя. Он стал известным генералом и заработал прозвище «Дьявол Хандзо». Считается, что в молодости он руководил группой ниндзя и набрал силу под крылом будущего правителя Японии. Существует предание, что он написал или унаследовал один из самых старых свитков ниндзя.

Давайте узнаем реальную историю этого человека.


Единственное сохранившееся изображение Хаттори Ханзо

Итак, Хаттори Ханзо (правильно именно «Ханзо», а не «Хансо»: 服部半蔵, Hattori Hanzō), известный также под именем Масанари или Масашиге (服部正成), сын Хаттори Ясунага, глава династии Хаттори провниции Ига. Знающие люди вспомнят, что провинции Ига и Кога были знамениты во всей феодальной Японии прежде всего благодаря многоичсленным кланам ниндзя. Так что под «династией» Хаттори подразумевается именно клан ниндзя («рю»), которую Ханзо и возглавлял, т.е. являлся ее дзёнином. У него была кличка «Дьявол» (Oni no Hanzō), которое он заслужил за боевые заслуги, а также чтобы отличаться от тезки из другого клана, Токугава, по имени Ватанабэ Нанзо. А сам клан Хаттори хранил традиции уникальной системы искусства фехтования на копьях.

Молодость Хаттори пришлась на окончание легенданрой эпохи, носящей в японской историографии красноречивое название «Сэнгоку дзидай» – «Эпоха воюющих провинций». Это период закончился, когда к власти пришел первый сёгун династии Токугава, Токугава Иэясу (1542—1616). Будучи отличным дипломатом и военачальником, он сумел сделать то, о чем мечтал еще его предшественник Ода Нобунага — объединил Японию в единое феодальное государство. И именно этот период считается коцном истории ниндзя.

Сразу после бурного расцвета, вызванного официальным признанием ниндзя сёгуном Асикага Есимицу, и попыткой Такеды Сингена объединить Японию с помощью отряда наемников-ниндзя из клановой общины Кога, последовал их быстрый и печальный закат. После смерти сёгуна Есимицу, новый сёгун Ода Нобунага, на жизнь которого не раз покушались наемные ниндзя многих кланов, решил покончить с традициями ниндзя раз и навсегда. В рамках «зачистки» провинции Ига, его отряд разгромил объединенный боевой отряд нескольких кланов. Многие из ниндзя были схвачены и казнены, а немногие уцелевшие разбрелись по всей стране. Среди немногих выживших оказался и Хаттори Ханзо. Вместе с небольшой группой своих учеников, оставшихся после разгрома клана, он покинул выженную и разгромленную провинцию Ига и отправился в Осаку.

Ехидно замечу, что столь жесткие меры не уберегли Нобунага. Он все-таки был убит, в 1590 году, только уже не ниндзя, а заговорщиками из его собственных воинов. После этого в стране наступила смута, и жизнь Токугава, тогда еще не сёгуна, оказалась под угрозой.

И вот тут как нельзя кстати пригодились уцелевшие ниндзя. Хатори Ханзо дальновидно оценил обстановку и спас Токугаву от заговорщиков, оказав, тем самым, поддержку будущему сёгуну, и заручившись покровительством первого из династии Токугава, которая еще 200 лет после этого будет править Японией. Взойдя на трон, Иэясу Токугава сделал Хаттори Ханзо главой свой секретной службы (как сказали бы сейчас, службы безопасности президента) — должность сколь пододящая, столь и неожиданная для бывшего изгоя. Первый раз в истории независимый ниндзя попал на официальную службу к императору, тем самым, де-факто, уничтожив границу разделявшую ниндзя и самураев.

Однако лукавый сёгун оказался не таким уж и великодушным, как представляется. Рано увидев к чему приводят внутренние распри, и как могут быть опасны даже самые преданые люди, он продолжил дело Нобунага, полностью запретив практиковать ниндзюцу. Так и получилось, что многовековые традиции многочисленных кланов оказались сохранены только благодаря отряду Хаттори Ханзо и неизвестным мастерам, на свой страх и риск обучавшим ниндзюцу своих детей и внуков. Хаттори Ханзо формировал свою секретную службу только из бывших ниндзя, и устраивал их на все возможные места при дворе, так что, хотя кланы и исчезли, их традиции жили, хотя никому из посторонних не были доступны. Так продолжалось почти столетие, когда в 1676 то немногое, что удалось сохранить, в конце концов было записано Фудзибаяси Ясутакэ, самураем (!) одной из династий Ига, в виде фундаментального трактата о технике кланов Кога и Ига под названием «Бансенсюкай».


Grave of Hattori Hanzo (Master Ninja)

Умер Ханзо Мазанари в 1596 году, когда ему было всего 55 лет. Возраст не слишком старый, поэтому считается, что он погиб в сражении с кланом ниндзя Фуума, однако никаких исторических доказательств такого предположения нет. Его пост занял его сын Масанари, который командовал теперь целиком всей стражей дворца Эдо и боевым отрядом в 200 человек, которые подчинялись только императору. Чтобы его имя не путали с отцом, его прозвали Ивами-но-Ками (石見守?), однако он никак не оправдал славы отца. Относящийся с почтением к запрету сёгуна, Хаттори Ханзо не учил своего сына ниндзюцу, что привело к печальному результату — его сын относился без должного уважения к своему подчиненному отряду воинов Ига.

Те, в свою очередь, посчитали его недостойным представлять великое имя его отца, и в 1605 году ниндзя восстали против него. Вооруженные луками и пушками, они захватили близлежащий замок и требовали сместить его с должности начальника охраны. Если же их требования не удовлетворят, они обещали убить Масанари, а затем покончить с собой. По-существу, они действовали как современные террористы, коими они, собственно, в представлениях того времени, и являлись. Однако их требования были удовлетворены, и в историю этот случай вошел как первое вооруженное восстание в объединенной Японии. Самих ниндзя не наказали, но отряд расформировали, и разделели на 4 подразделения под командованием опытных самураев. Сращивание боевых искусств ниндзя и самураев можно было считать законченым.

Останки Ханзо теперь покоятся на кладбище храма Сайнен-джи в Шинжуку (Токио), что в 5 минутах хотьбы на запад от станции JR Yotsuya Station. Надпись на могиле гласит — «Хаттори Ханзо, слуга Токугавы и уважаемый вождь ниндзя».

Там же, в храме, храняться знаменитые копья его клана, секрет владения которыми он так никому и не передал..

Его имя сохранили также Ворота Ханзо, являющиеся одним из входов во дворец императора, и также линия метро Ханзо-мон (получившая его уже от ворот), которая соединяет центральную часть Токио и юго-западные пригороды. И это не говоря уже о многочилсенных комиксах, мультфильмах и фильмах, снятых про этого легендарного человека.

Правда, нельзя забывать о памяти, что передаётся и подкрепляется легендами и фильмами про «Дьявола Ханзо», который не только был искусен в битве, но изготавливал мечи «катаны». Первые упоминания о таких мечах приходятся на 710 год нашей эры, когда фехтовальщик Амакуни применил в бою меч с изогнутым лезвием, выкованный из разнородных железных пластин. Меч был хорош, так как походил на типичную саблю. Без изменений он прошёл путь в 7 веков.

А как же с фильмом «Убить Билла»? Дело в том, что роль Хаттори Ханзо в «Убить Билла» исполняет знаменитый японскиий актер Шиничи Шиба (более известный как Сонни Шиба), который считается самым лучшим исполнителем роли настоящего Хаттори Ханзо в многочисленных сериалах начала 80-х. А это убеждает в том, что Тарантино прекрасно знал, кто такой был Хаттори Ханзо на самом деле.

Ссылка на основную публикацию