Ниндзя из Ига в период Сэнгоку-дзидай | Karate-krs.ru

Ниндзя из Ига в период Сэнгоку-дзидай

Путь невидимых. Подлинная история нин-дзюцу, стр. 51

– Запросто, – отвечал Хикосиро. – Что будет, если я украду твой меч? Отдашь его мне?

– Разумеется, я подарю его тебе, – согласился самурай, но тут же состроил мину, – только сомневаюсь я, что мне прийдется это сделать.

Итак, было решено устроить испытание мастерству Хикосиро. Дайдзо вернулся домой, запер все двери, ставни на окнах: во всем доме не осталось ни единой щели, сквозь которую вовнутрь мог проползти незамеченным хотя бы муравей, и стал караулить дерзкого ниндзя.

Хикосиро же дождался глубокой ночи, когда даже трава и деревья погружены в глубокий сон, и тайно прокрался к дому Дайдзо. Однако внутрь пробраться не было никакой возможности – Дайдзо принял все возможные меры предосторожности. Тогда Хикосиро проделал в стене лаз, что для него было сущим пустяком, и через некоторое время пробрался вовнутрь.

Дайдзо тем временем мирно почивал, засунув меч под подушку. Оценив обстановку, Хикосиро достал из-за пазухи заранее припасенный бумажный кошелек-татогами, намочил его водой из специального контейнера, скатал из него шарик и, подбросив его вверх, уронил несколько капель на лицо самурая. Дайдзо вздрогнул и тут же проснулся.

– Ливень что ли? Вода с потолка капает… – удивился он.

В этот момент Хикосиро и вытащил из под подушки его меч, после чего пораженному самураю ничего не оставалось, как только преподнести хитроумному ниндзя свою знаменитую катану.

Ниндзя Кога и Токугава Иэясу

Многие даймё в период Сэнгоку-дзидай использовали ниндзя, но чаще всего к их услугам прибегал Токугава Иэясу (1541-1616).

Иэясу был старшим сыном мелкого даймё Мацудайра. Земли его отца были зажаты между владениями могущественных кланов Имагава из провинции Суруга и Ода из провинции Овари. Иэясу с детства оказался вовлеченным в жестокую борьбу между этими двумя могучими семьями и был заложником сначала в замке Оды Нобухидэ, отца будущего объединителя Японии Нобунаги, а затем в цитадели Имагавы замке Сумпу. В 1560 г. между Одой Нобунагой и Имагавой Ёсимото разгорелась война. Удача оказалась на стороне Оды, который во время снежного бурана сумел окружить и наголову разбить 40000-ную армию Имагавы, имея под началом всего лишь 2000 бойцов. Этой ситуацией и воспользовался Токугава Иэясу, подняв мятеж против Ёсимото. Прежде всего, он напал на Гамагори, замок Удоно Нагамоти, родственника Имагавы.

Однако осада замка затянулась. Тогда на военном совете выступил Михара Сандзаэмон, вассал главнокомандующего осаждающей армии Мацуи Сакона Тадацугу (впоследствии Мацудайра Сухо-но Ками Ясутика). Он считал, что штурм такой мощной крепости как Гамагори-дзё грозит большими потерями, поэтому он посоветовал обратиться за помощью к ниндзя из Кога, тем более, что среди осаждавших было несколько буси родом из тех мест. В итоге в уезд Кога были направлены тамошние буси Тода Сабуро Сиро и Макино Дэндзо. Через некоторое время они возвратились в лагерь с отрядами госи из Кога Угаи Магороку с 200 ниндзя и Бан Ёситиро Сукэсады с 80 синоби.

Сначала Угаи Магороку провел разведку и предложил использовать традиционный метод захвата крепостей гэссуй-но дзюцу – «метод луны в воде». В ночь на 15 день 3 месяца 1562 г. ниндзя, переодетые во вражескую форму, бесшумно проникли в замок, подожгли сторожевую башню Ягумо, господствовавшую над местностью, и учинили беспощадную резню, в которой погибло более 200 бойцов врага. Воины Удоно, не разобравшись, что произошло, подумали, что в замке начался предательский мятеж. Им казалось, что врагов очень много, и они сразу же обратились в бегство. Тем временем переодетые ниндзя, подслушав пароли осажденных и не вступая с ними в открытый бой, продолжали сеять панику. Даже Удоно Нагамоти в страхе бежал в Храм Священного огня, расположенный в северной части замка, но там его настиг, повалил на землю и зарезал предводитель Кога-моно Бан Ёситиро. В то же время отряд Угаи захватил живьем его сына, Нагамоти Тотаро Нагатэру. Эта блестящая победа круто изменила ход событий в пользу Токугавы. И в 6 день 2 месяца следующего года он направил в адрес предводителя ниндзя из Кога Бан Ёситиро благодарственное письмо. Копия этого письма до сего дня хранится в семье потомков буси из Кога Иванэ из городка Исибэ, что в уезде Кога префектуры Сига.

Ниндзя из Ига в период Сэнгоку-дзидай

К началу периода Сэнгоку-дзидай со времен, когда акуто Курода вели борьбу с господством буддийских храмов, в провинции Ига произошли значительные изменения. К этому времени Тодай-дзи и Кофуку-дзи практически утратили свои поместья и перестали угрожать интересам местных дзи-дзамураев. Когда этот внешний враг отступил, коалиция акуто распалась. Однако мир и спокойствие на землю Ига не пришли. Теперь дзи-дзамураи повели войну не на жизнь, а на смерть друг с другом, стремясь увеличить свои владения и обобрать соседей. Даже старинная семья Хаттори не избежала внутренних кровавых разборок. К началу XVI в. от нее окончательно отделились два новых семейства ниндзя: Момоти и Фудзибаяси, которые были настроены отнюдь не лояльно по отношению к родственникам.

Род Фудзибаяси, обосновавшийся в деревне Томода на севере провинции Ига на границе с уездом Кога, был одной из боковых ветвей Хаттори. К началу Сэнгоку-дзидай он сумел значительно усилиться и создать сильную организацию ниндзя. В это время Фудзибаяси выстроили замок-крепость в местечке Хигаси Бабунэ и приняли прозвание Нагато-но ками – покровители Нагато. Фудзибаяси пользовались большим расположением среди дзи-дзамураев севера провинции. Этому в немалой степени способствовал тот факт, что их активно поддерживали многие кланы из Кога, доводившиеся родственниками Хаттори.

Приблизительно в то же время юг Ига стал сферой влияния второй, но более древней ветви Хаттори, семьи Момоти, которая простерла свои щупальца и в соседнюю провинцию Ямато. Основной центр группировки ниндзя Момоти находился в уезде Набари неподалеку от границы с провинцией Ямато. Момоти владели двумя замками, один из которых находился в местечке Рюгути провинции Ига, а второй в Рюгути провинции Ямато. Наличие замка в Ямато позволяло Момоти получать информацию извне.

Судя по всему, в яростной драке каждый за себя больше всех досталось как раз главной ветви рода Хаттори из поместья Тигати, владения которой оказались зажаты между сферами влияния двух агрессивно настроенных родственных кланов. Возможно, именно поэтому патриарх Тигати Ясунага принял решение покинуть родные места и отправился искать счастья в столицу. Сначала Ясунага поступил на службу к сёгуну Асикага, но позже присоединился к Токугаве Иэясу.

Тем временем в Ига сложилась чрезвычайно сложная ситуация. Долгие годы совместной борьбы против засилья монастырей не позволили усилиться ни одному из местных родов. В результате все земли в провинции были по клочкам поделены между более чем 200 мелкими феодалами, каждый из которых имел дружину численностью от 50 до 100 бойцов. Вести затяжные войны в таких условиях было чрезвычайно опасно как для победителей, так и для побежденных. Любая победа оборачивалась весьма ощутимыми потерями, ведь в каждой дружине все воины были на счету. К тому же в условиях нестабильности в стране в любой момент можно было ожидать вторжения извне. Разумеется, в этих условиях искусство малой войны, диверсий и надежная разведка приобретали первостепенное значение. Каждый из мелких феодалов должен был обладать информацией о планах соседа: готовится ли он к войне, нанимает ли воинов, покупает ли оружие – все это имело огромную важность. Ведь увеличение дружины врага даже на одного мастера боевого искусства могло иметь весьма неприятные последствия. Если же выяснялось, что враг действительно замышляет недоброе, дзи-дзамураи чаще всего прибегали к тайным мерам восстановления военного паритета: убивали нанятых профессионалов меча, сжигали склады и т.д. Таким образом, владение нин-дзюцу стало важнейшим условием выживания.

С другой стороны, в условиях, когда число потенциальных врагов возросло до нескольких десятков, было понятно, что ни один из дзи-дзамураев самостоятельно не был в состоянии обеспечить себя полной информацией о всех противниках сразу. Для этого требовалась организация настоящей агентурной сети, члены которой должны были быть размещены по всем важнейшим пунктам провинции, а с учетом возможной внешней угрозы, и за ее пределами. Создать такую сеть не мог ни один из дзи-дзамураев. Поэтому за помощью им пришлось обращаться к кланам ниндзя Момоти и Фудзибаяси, которые имели своих тайных агентов повсюду. В результате в Ига образовались два «бюро» для удовлетворения нужд «населения» в разведывательной информации. Семья Момоти стала главным осведомителем группировки госи юга провинции, а Фудзибаяси обеспечивали разведданными дзи-дзамураев севера Ига. Постепенно эта работа превратилась в их основное занятие.

Ниндзя из Ига в период Сэнгоку-дзидай

Ниндзя из Ига в период Сэнгоку-дзидай

К началу периода Сэнгоку-дзидай со времен, когда акуто Курода вели борьбу с господством буддийских храмов, в провинции Ига произошли значительные изменения. К этому времени Тодай-дзи и Кофуку-дзи практически утратили свои поместья и перестали угрожать интересам местных дзи-дзамураев. Когда этот внешний враг отступил, коалиция акуто распалась. Однако мир и спокойствие на землю Ига не пришли. Теперь дзи-дзамураи повели войну не на жизнь, а на смерть друг с другом, стремясь увеличить свои владения и обобрать соседей. Даже старинная семья Хаттори не избежала внутренних кровавых разборок. К началу XVI в. от нее окончательно отделились два новых семейства ниндзя: Момоти и Фудзибаяси, которые были настроены отнюдь не лояльно по отношению к родственникам.

Род Фудзибаяси, обосновавшийся в деревне Томода на севере провинции Ига на границе с уездом Кога, был одной из боковых ветвей Хаттори. К началу Сэнгоку-дзидай он сумел значительно усилиться и создать сильную организацию ниндзя. В это время Фудзибаяси выстроили замок-крепость в местечке Хигаси Бабунэ и приняли прозвание Нагато-но ками — покровители Нагато. Фудзибаяси пользовались большим расположением среди дзи-дзамураев севера провинции. Этому в немалой степени способствовал тот факт, что их активно поддерживали многие кланы из Кога, доводившиеся родственниками Хаттори.

Приблизительно в то же время юг Ига стал сферой влияния второй, но более древней ветви Хаттори, семьи Момоти, которая простерла свои щупальца и в соседнюю провинцию Ямато. Основной центр группировки ниндзя Момоти находился в уезде Набари неподалеку от границы с провинцией Ямато. Момоти владели двумя замками, один из которых находился в местечке Рюгути провинции Ига, а второй в Рюгути провинции Ямато. Наличие замка в Ямато позволяло Момоти получать информацию извне.

Судя по всему, в яростной драке каждый за себя больше всех досталось как раз главной ветви рода Хаттори из поместья Тигати, владения которой оказались зажаты между сферами влияния двух агрессивно настроенных родственных кланов. Возможно, именно поэтому патриарх Тигати Ясунага принял решение покинуть родные места и отправился искать счастья в столицу. Сначала Ясунага поступил на службу к сёгуну Асикага, но позже присоединился к Токугаве Иэясу.

Тем временем в Ига сложилась чрезвычайно сложная ситуация. Долгие годы совместной борьбы против засилья монастырей не позволили усилиться ни одному из местных родов. В результате все земли в провинции были по клочкам поделены между более чем 200 мелкими феодалами, каждый из которых имел дружину численностью от 50 до 100 бойцов. Вести затяжные войны в таких условиях было чрезвычайно опасно как для победителей, так и для побежденных. Любая победа оборачивалась весьма ощутимыми потерями, ведь в каждой дружине все воины были на счету. К тому же в условиях нестабильности в стране в любой момент можно было ожидать вторжения извне. Разумеется, в этих условиях искусство малой войны, диверсий и надежная разведка приобретали первостепенное значение. Каждый из мелких феодалов должен был обладать информацией о планах соседа: готовится ли он к войне, нанимает ли воинов, покупает ли оружие — все это имело огромную важность. Ведь увеличение дружины врага даже на одного мастера боевого искусства могло иметь весьма неприятные последствия. Если же выяснялось, что враг действительно замышляет недоброе, дзи-дзамураи чаще всего прибегали к тайным мерам восстановления военного паритета: убивали нанятых профессионалов меча, сжигали склады и т. д. Таким образом, владение нин-дзюцу стало важнейшим условием выживания.

С другой стороны, в условиях, когда число потенциальных врагов возросло до нескольких десятков, было понятно, что ни один из дзи-дзамураев самостоятельно не был в состоянии обеспечить себя полной информацией о всех противниках сразу. Для этого требовалась организация настоящей агентурной сети, члены которой должны были быть размещены по всем важнейшим пунктам провинции, а с учетом возможной внешней угрозы, и за ее пределами. Создать такую сеть не мог ни один из дзи-дзамураев. Поэтому за помощью им пришлось обращаться к кланам ниндзя Момоти и Фудзибаяси, которые имели своих тайных агентов повсюду. В результате в Ига образовались два «бюро» для удовлетворения нужд «населения» в разведывательной информации. Семья Момоти стала главным осведомителем группировки госи юга провинции, а Фудзибаяси обеспечивали разведданными дзи-дзамураев севера Ига. Постепенно эта работа превратилась в их основное занятие.

Ныне точно неизвестно, сколько ниндзя состояло на службе у Фудзибаяси и Момоти. Полагают, что каждая из этих семей имела «под ружьем» от 200 до 300 агентов. Приблизительно столько же ниндзя было и у Хаттори. Таким образом, общая численность ниндзя этих трех семей оценивается от 500 до 800 шпионов. Но, по-видимому, в Ига ниндзя было гораздо больше, поскольку существовали и другие кланы, промышлявшие шпионским бизнесом, например, Цугэ.

Между родами ниндзя было достигнуто соглашение о разграничении сфер влияния и кооперации. Это было важно для того, чтобы обеспечить собственную безопасность в нестабильных условиях междоусобиц.

Бесконечные военные столкновения внутри Ига уже к концу XV в. сделали местных феодалов настоящими профи в искусстве малой войны и шпионажа. По подготовке в этой области они сильно обскакали крупнейших военачальников других провинций. Долгое время никто во всей стране не подозревал о талантах госи из Ига. И вот наконец пробил час, когда вся Япония узнала о них.

Произошло это в 1487 г., когда сёгун Асикага воевал с князем Сасаки. В хронике «Ноти кагами фуроки»[53] об этом сообщается: «В сражении Камари-но дзин воины из семьи Каваи Аки-но Ками из Ига в разведке совершили выдающиеся подвиги. Отсюда и происходит название Ига-моно — „Люди из Ига“. Это — особая традиция Кога».

В период Сэнгоку-дзидай прославилось много ниндзя из Ига. О некоторых из них мы расскажем здесь подробнее, но прежде нужно отметить, что все ниндзя, согласно учению Ига-рю, делились на три разряда: дзёнины, тюнины и гэнины. Дзёнины представляли высшее командное звено в организации ниндзя. Тюнины — командиры среднего уровня. А гэнины — рядовые агенты. Эти три категории сильно различались по выполняемым функциям и положению (подробно организация дзёнин — тюнин — гэнин рассматривается во 2-м томе исследования).

Читать онлайн книгу

Ниндзя из Ига в период Сэнгоку-дзидай

К началу периода Сэнгоку-дзидай со времен, когда акуто Курода вели борьбу с господством буддийских храмов, в провинции Ига произошли значительные изменения. К этому времени Тодай-дзи и Кофуку-дзи практически утратили свои поместья и перестали угрожать интересам местных дзи-дзамураев. Когда этот внешний враг отступил, коалиция акуто распалась. Однако мир и спокойствие на землю Ига не пришли. Теперь дзи-дзамураи повели войну не на жизнь, а на смерть друг с другом, стремясь увеличить свои владения и обобрать соседей. Даже старинная семья Хаттори не избежала внутренних кровавых разборок. К началу XVI в. от нее окончательно отделились два новых семейства ниндзя: Момоти и Фудзибаяси, которые были настроены отнюдь не лояльно по отношению к родственникам.

Род Фудзибаяси, обосновавшийся в деревне Томода на севере провинции Ига на границе с уездом Кога, был одной из боковых ветвей Хаттори. К началу Сэнгоку-дзидай он сумел значительно усилиться и создать сильную организацию ниндзя. В это время Фудзибаяси выстроили замок-крепость в местечке Хигаси Бабунэ и приняли прозвание Нагато-но ками – покровители Нагато. Фудзибаяси пользовались большим расположением среди дзи-дзамураев севера провинции. Этому в немалой степени способствовал тот факт, что их активно поддерживали многие кланы из Кога, доводившиеся родственниками Хаттори.

Приблизительно в то же время юг Ига стал сферой влияния второй, но более древней ветви Хаттори, семьи Момоти, которая простерла свои щупальца и в соседнюю провинцию Ямато. Основной центр группировки ниндзя Момоти находился в уезде Набари неподалеку от границы с провинцией Ямато. Момоти владели двумя замками, один из которых находился в местечке Рюгути провинции Ига, а второй в Рюгути провинции Ямато. Наличие замка в Ямато позволяло Момоти получать информацию извне.

Судя по всему, в яростной драке каждый за себя больше всех досталось как раз главной ветви рода Хаттори из поместья Тигати, владения которой оказались зажаты между сферами влияния двух агрессивно настроенных родственных кланов. Возможно, именно поэтому патриарх Тигати Ясунага принял решение покинуть родные места и отправился искать счастья в столицу. Сначала Ясунага поступил на службу к сёгуну Асикага, но позже присоединился к Токугаве Иэясу.

Тем временем в Ига сложилась чрезвычайно сложная ситуация. Долгие годы совместной борьбы против засилья монастырей не позволили усилиться ни одному из местных родов. В результате все земли в провинции были по клочкам поделены между более чем 200 мелкими феодалами, каждый из которых имел дружину численностью от 50 до 100 бойцов. Вести затяжные войны в таких условиях было чрезвычайно опасно как для победителей, так и для побежденных. Любая победа оборачивалась весьма ощутимыми потерями, ведь в каждой дружине все воины были на счету. К тому же в условиях нестабильности в стране в любой момент можно было ожидать вторжения извне. Разумеется, в этих условиях искусство малой войны, диверсий и надежная разведка приобретали первостепенное значение. Каждый из мелких феодалов должен был обладать информацией о планах соседа: готовится ли он к войне, нанимает ли воинов, покупает ли оружие – все это имело огромную важность. Ведь увеличение дружины врага даже на одного мастера боевого искусства могло иметь весьма неприятные последствия. Если же выяснялось, что враг действительно замышляет недоброе, дзи-дзамураи чаще всего прибегали к тайным мерам восстановления военного паритета: убивали нанятых профессионалов меча, сжигали склады и т.д. Таким образом, владение нин-дзюцу стало важнейшим условием выживания.

С другой стороны, в условиях, когда число потенциальных врагов возросло до нескольких десятков, было понятно, что ни один из дзи-дзамураев самостоятельно не был в состоянии обеспечить себя полной информацией о всех противниках сразу. Для этого требовалась организация настоящей агентурной сети, члены которой должны были быть размещены по всем важнейшим пунктам провинции, а с учетом возможной внешней угрозы, и за ее пределами. Создать такую сеть не мог ни один из дзи-дзамураев. Поэтому за помощью им пришлось обращаться к кланам ниндзя Момоти и Фудзибаяси, которые имели своих тайных агентов повсюду. В результате в Ига образовались два «бюро» для удовлетворения нужд «населения» в разведывательной информации. Семья Момоти стала главным осведомителем группировки госи юга провинции, а Фудзибаяси обеспечивали разведданными дзи-дзамураев севера Ига. Постепенно эта работа превратилась в их основное занятие.

Ныне точно неизвестно, сколько ниндзя состояло на службе у Фудзибаяси и Момоти. Полагают, что каждая из этих семей имела «под ружьем» от 200 до 300 агентов. Приблизительно столько же ниндзя было и у Хаттори. Таким образом, общая численность ниндзя этих трех семей оценивается от 500 до 800 шпионов. Но, по-видимому, в Ига ниндзя было гораздо больше, поскольку существовали и другие кланы, промышлявшие шпионским бизнесом, например, Цугэ.

Между родами ниндзя было достигнуто соглашение о разграничении сфер влияния и кооперации. Это было важно для того, чтобы обеспечить собственную безопасность в нестабильных условиях междоусобиц.

Бесконечные военные столкновения внутри Ига уже к концу XV в. сделали местных феодалов настоящими профи в искусстве малой войны и шпионажа. По подготовке в этой области они сильно обскакали крупнейших военачальников других провинций. Долгое время никто во всей стране не подозревал о талантах госи из Ига. И вот наконец пробил час, когда вся Япония узнала о них.

Произошло это в 1487 г., когда сёгун Асикага воевал с князем Сасаки. В хронике «Ноти кагами фуроки»[53] об этом сообщается: «В сражении Камари-но дзин воины из семьи Каваи Аки-но Ками из Ига в разведке совершили выдающиеся подвиги. Отсюда и происходит название Ига-моно – „Люди из Ига“. Это – особая традиция Кога».

В период Сэнгоку-дзидай прославилось много ниндзя из Ига. О некоторых из них мы расскажем здесь подробнее, но прежде нужно отметить, что все ниндзя, согласно учению Ига-рю, делились на три разряда: дзёнины, тюнины и гэнины. Дзёнины представляли высшее командное звено в организации ниндзя. Тюнины – командиры среднего уровня. А гэнины – рядовые агенты. Эти три категории сильно различались по выполняемым функциям и положению (подробно организация дзёнин – тюнин – гэнин рассматривается во 2-м томе исследования).

Сенгоку Джидай

Сенгоку Джидай (戦国時代, «Эпоха воюющих государств») — продолжительная насильственная эра, предшествующая образованию Какурезато.

В период Сенгоку Джидай страны мира были соразмерно небольшими, из-за чего между ними на регулярной основе происходили сражения за господство и территории. Для того, чтобы иметь преимущество в конфронтациях, страны нанимали один или несколько кланов наёмных шиноби, которые представляли их интересы, тогда как преданность ниндзя пропорционально зависела от наиболее выгодных предложений с финансовой точки зрения. [1] Непрекращающиеся войны привели к демографическому кризису, в результате чего средняя продолжительность жизни составляла всего тридцать лет. Основными жертвами эпохи были дети, которых отправляли на поле боя наряду со зрелыми мужчинами, и которые чаще всего умирали от рук более старших и опытных противников. [2] В попытке избежать конфликтов, вызванных постоянно меняющимися альянсами и кровной местью, шиноби выработали привычку не разглашать свои фамилии незнакомцам. [3]

Среди конкурирующих за превосходство кланов шиноби, два из них были признаны сильнейшими: клан Сенджу, славящийся своими выдающимися навыками во всех направлениях мастерства шиноби, и клан Учиха, прославившийся своим Шаринганом. Всякий раз, когда одна сторона конфликта нанимала один из этих кланов, её политический противник непременно обращался к услугам другого. Эта постоянная конфронтация образовала сильную неприязнь между представителями этих кланов, поскольку Учиха убивали соплеменников Сенджу, и наоборот. Тем не менее, несмотря на вражду, Сенджу и Учиха положили конец Сенгоку Джидай. Будучи детьми, познакомившиеся Сенджу Хаширама и Учиха Мадара не подозревали о клановой принадлежности друг друга. Они быстро сдружились на почве потери своих братьев и стремлении защитить оставшихся родственников, мечтая о мирном времени, где детям не придётся сражаться.

В конечном итоге, Хаширама и Мадара узнали о личности друг друга и, из-за стечения обстоятельств, были вынуждены прекратить дружбу. В последующие годы они регулярно встречались на поле боя, и со временем возглавили свои кланы. Хаширама попытался использовать свою позицию для заключения мира между кланами, намереваясь воплотить их с Мадарой детскую мечту. Хотя Мадара был готов пойти на это, смерть его последнего брата побудила его продолжить борьбу. Тем не менее, его соклановцы нашли перспективу мира заманчивой, из-за чего всё больше и больше Учиха начали искать союз с Сенджу. Практически лишившись поддержки в клане, Мадара ещё раз выступил против Хаширамы и Сенджу и был побеждён. [4] После своего поражения, увидев, что Хаширама был готов отдать свою жизнь, чтобы положить конец кровопролитию, Мадара согласился заключить мир.

Ставшие союзниками Учиха и Сенджу заключили договор с Хи но Куни, руководство которой дало согласие на образование Какурезато в её границах, которая позже получила название Конохагакуре. Другие кланы, желающие разделить новый мир, тоже поселились в Конохе. Одними из первых были клан Шимура и Сарутоби. Кланы из других стран, опасаясь объединения Сенджу и Учиха, основали собственные деревни. Таким образом, эпоха Сенгоку Джидай подошла к концу, а на смену ей пришла Организация системы шиноби Шиноби Годайкоку. [5]

Период Сенгоку (戦国時代, «Эпоха воюющих провинций») – период, охвативший два столетия, который начался потерей сёгунами династии Асикага контроля над страной, что привело к децентрализации государственной власти и разделению Японии на множество фракций в разгаре кровопролитной гражданской войны. Этот исторический период был временем множества известных ниндзя, таких как Хаттори Ханзо . Также это была эпоха, когда шиноби пользовались большим спросом за нетрадиционные подходы, такие как инфильтрация, шпионаж, убийства и саботаж. Но после окончания войны в 1615, с установлением сёгуната Токугава, объединённая Япония более не нуждалась в их услугах, и ниндзя постепенно начали исчезать из истории.

Период Сражающихся царств (战国时代, Чжангуо Шидай) — также эпоха в китайской истории, длившаяся на протяжении трёх веков, когда прекратила существование династия Чжоу, а Китайская Империя раскололась на многочисленные воюющие города-государства. Он последовал за периодом Вёсен и Осеней и завершился созданием Империи Цинь в 221 году до н.э., создав единый Китай при династии Цинь.

Ниндзя из Ига в период Сэнгоку-дзидай

Гэнин из деревни Симоцугэ, что в уезде Аяма провинции Ига. Славился необычайной ловкостью и подвижностью, умением лазить и прятаться на деревьях, за что и получил прозвище «Кидзару» — «Древесная обезьяна». Настоящее имя Кидзару — Уэдзуки Сасукэ. Некоторые специалисты по истории нин-дзюцу, например, Фудзита Сэйко, считают, что он послужил прообразом для Сарутоби Сасукэ — героя многочисленных преданий и развлекательных рассказов.

Он жил вместе с Кидзару в деревне Симоцугэ и, подобно своему товарищу, славился ловкостью и прыгучестью. Из-за того, что он был ниже ростом своего приятеля, его и прозвали «Кодзару» — «Маленькая обезьяна». Есть предположение, что он был сыном Кидзару.

Номура Ои Магодаю

Этот ниндзя также жил в деревне Симоцугэ уезда Аяма в местечке Номура.

Еще один гэнин из деревни Ниси Симоцугэ уезда Аяма. Жил в местечке Синдо.

Уроженец деревни Уэно уезда Аяма (ныне г. Уэно). Настоящее имя — Такава Сахэй.

5 вышеназванных гэнинов были лучшими ниндзя в организации Фудзибаяси Нагато-но Ками. Следующие далее гэнины принадлежали к сети Момоти Тамбы.

Ямада Хатиэмон (Яэмон)

Жил в деревне Ямада уезда Ямада. Прославился как выдающийся мастер искусства переодевания (хэнсо-дзюцу). Об этом шпионе рассказывают, что он мог пройти сквозь толпу и успеть несколько раз изменить внешность, так что прохожие могли описать его потом в десятке видов.

Гэнин из организации Момоти, живший на горе Такаяма в деревне Томода уезда Ямада.

Уроженец деревни Камбэ уезда Набари.

Уроженец Исикавы деревни Кавааи уезда Аяма. Лучший гэнин Момоти Тамбы. После разгрома коалиции госи Ига в 1581 г. бежал в Киото и стал разбойником, покушался на жизнь диктатора Тоётоми Хидэёси, но был схвачен и сварен заживо.

Названные выше 9 ниндзя были лучшими мастерами нин-дзюцу Ига-рю периода Сэнгоку-дзидай. Они известны как «кюнин-но самурай» — «9 самураев» из Ига.

Ниндзя из Кога в период Сэнгоку-дзидай

После того, как в период Камакура кланы госи из Кога превратились в вассалов семьи Сасаки, в уезде установилось относительное спокойствие. Вассалитет госи отнюдь не означал полной потери самостоятельности. В действительности семья Сасаки, понимая всю силу и опасность буси из Кога, почти не вмешивалась в их дела. К тому же вассалами Сасаки стали не все кланы госи, а только самые крупные из них, в частности, семья Мотидзуки, которой князья Сасаки номинально отдали уезд Кога во владение. Фактически большинство кланов госи сохранило свои поместья и независимость. При этом Мотидзуки играли одновременно роль моста и заслонки: с одной стороны, они обеспечивали передачу и выполнение распоряжений Сасаки дзи-дзамураями, с другой, будучи номинальными владельцами уезда, прикрывали действия своих «вассалов»-госи.

Формальное подчинение князьям Сасаки не привело, однако, к стабилизации ситуации в Кога. Дело в том, что земли здесь уже давно были поделены. И поскольку сыновей в каждой семье госи, как правило, было несколько, в условиях нераздельного наследования старшим сыном всего поместья, средним и младшим сыновьям приходилось либо пытаться отхватить кусок у соседей, либо искать удачи на стороне. Поэтому в уезде то и дело вспыхивали раздоры, а сам он напоминал пороховую бочку, у которой нужно только запалить фитиль, и она взорвется.

И в конце концов огонь к фитилю был поднесен. К концу XV в. Сасаки, бывшие до того официальными военными губернаторами провинции, набрали силу и превратились в удельных князей. Дело дошло до того, что они стали выказывать открытое неповиновение власти сёгунов Асикага. И тогда Асикага Ёсиаки решил сурово покарать столь явное проявление сепаратистских амбиций, чтобы другим неповадно было, и в 1487 г. направил в провинцию Оми большую армию.

Решающее сражение произошло у поместья Магари-но го, что в уезде Авата провинции Оми. Оно вошло в историю под названием «Роккаку-сэмэ Магари-но дзин» — «Нападение Роккаку (Сасаки) на местечко Магари». В авангарде армии Сасаки находился значительный отряд госи из Кога, которые и разработали план всей операции. Глубокой ночью отряд ниндзя из Кога неожиданно атаковал главный лагерь сёгуна, находившийся в самом центре расположения вражеских войск. Вспыхнувшие разом во многих местах пожары и разящие удары «воинов ночи» повергли солдат Асикага в панику, и они обратились в беспорядочное бегство.

Весть об этом сражении облетела всю Японию, и слово «Кога-моно» — «люди из Кога» вмиг стало известно всей стране. Этот случай описан с старой книге «Оми короку», где сказано: «Имена людей из Кога стали повсеместно известны благодаря их фантастическим поступкам во время боевых действий при Магари в 1 г. Тёкё». Про Кога-моно стали говорить, что это лучшие воины во всей Японии. И это неудивительно, ведь горсточка ниндзя смогла обратить в бегство армию самого сёгуна.

Интересно, что в этой битве принимали участие и ниндзя из Ига, правда, сражались они на другой стороне, хотя тоже успешно: захватили один из замков Сасаки.

Сражение Роккаку-сэмэ Магари-но дзин наглядно показало возможности ниндзя и именно с тех пор в Японии стали говорить о двух школах нин-дзюцу: Ига-рю и Кога-рю.

Конечно, сёгун не мог простить такой позор, и уже через 4 года наследник Ёсиаки, Асикага Ёситака, вновь послал армию против Сасаки Такаёри. На этот раз по какой-то причине госи из Кога практически не поддержали князя, и лишь небольшой отряд их сражался в его армии. Некоторые историки полагают, что именно это явилось главной причиной поражения Такаёри, чья армия была наголову разбита. Сам Такаёри после разгрома бежал в горы Кога, где его приняли под защиту

Горбылев Алексей

Книга «Путь невидимых. Подлинная история нин-дзюцу»

Названные выше 9 ниндзя были лучшими мастерами нин-дзюцу Ига-рю периода Сэнгоку-дзидай. Они известны как «кюнин-но самурай» – «9 самураев» из Ига.

Ниндзя из Кога в период Сэнгоку-дзидай

После того, как в период Камакура кланы госи из Кога превратились в вассалов семьи Сасаки, в уезде установилось относительное спокойствие. Вассалитет госи отнюдь не означал полной потери самостоятельности. В действительности семья Сасаки, понимая всю силу и опасность буси из Кога, почти не вмешивалась в их дела. К тому же вассалами Сасаки стали не все кланы госи, а только самые крупные из них, в частности, семья Мотидзуки, которой князья Сасаки номинально отдали уезд Кога во владение. Фактически большинство кланов госи сохранило свои поместья и независимость. При этом Мотидзуки играли одновременно роль моста и заслонки: с одной стороны, они обеспечивали передачу и выполнение распоряжений Сасаки дзи-дзамураями, с другой, будучи номинальными владельцами уезда, прикрывали действия своих «вассалов»-госи.

Формальное подчинение князьям Сасаки не привело, однако, к стабилизации ситуации в Кога. Дело в том, что земли здесь уже давно были поделены. И поскольку сыновей в каждой семье госи, как правило, было несколько, в условиях нераздельного наследования старшим сыном всего поместья, средним и младшим сыновьям приходилось либо пытаться отхватить кусок у соседей, либо искать удачи на стороне. Поэтому в уезде то и дело вспыхивали раздоры, а сам он напоминал пороховую бочку, у которой нужно только запалить фитиль, и она взорвется.

И в конце концов огонь к фитилю был поднесен. К концу XV в. Сасаки, бывшие до того официальными военными губернаторами провинции, набрали силу и превратились в удельных князей. Дело дошло до того, что они стали выказывать открытое неповиновение власти сёгунов Асикага. И тогда Асикага Ёсиаки решил сурово покарать столь явное проявление сепаратистских амбиций, чтобы другим неповадно было, и в 1487 г. направил в провинцию Оми большую армию.

Решающее сражение произошло у поместья Магари-но го, что в уезде Авата провинции Оми. Оно вошло в историю под названием «Роккаку-сэмэ Магари-но дзин» – «Нападение Роккаку (Сасаки) на местечко Магари». В авангарде армии Сасаки находился значительный отряд госи из Кога, которые и разработали план всей операции. Глубокой ночью отряд ниндзя из Кога неожиданно атаковал главный лагерь сёгуна, находившийся в самом центре расположения вражеских войск. Вспыхнувшие разом во многих местах пожары и разящие удары «воинов ночи» повергли солдат Асикага в панику, и они обратились в беспорядочное бегство.

Весть об этом сражении облетела всю Японию, и слово «Кога-моно» – «люди из Кога» вмиг стало известно всей стране. Этот случай описан с старой книге «Оми короку», где сказано: «Имена людей из Кога стали повсеместно известны благодаря их фантастическим поступкам во время боевых действий при Магари в 1 г. Тёкё». Про Кога-моно стали говорить, что это лучшие воины во всей Японии. И это неудивительно, ведь горсточка ниндзя смогла обратить в бегство армию самого сёгуна.

Интересно, что в этой битве принимали участие и ниндзя из Ига, правда, сражались они на другой стороне, хотя тоже успешно: захватили один из замков Сасаки.

Сражение Роккаку-сэмэ Магари-но дзин наглядно показало возможности ниндзя и именно с тех пор в Японии стали говорить о двух школах нин-дзюцу: Ига-рю и Кога-рю.

Конечно, сёгун не мог простить такой позор, и уже через 4 года наследник Ёсиаки, Асикага Ёситака, вновь послал армию против Сасаки Такаёри. На этот раз по какой-то причине госи из Кога практически не поддержали князя, и лишь небольшой отряд их сражался в его армии. Некоторые историки полагают, что именно это явилось главной причиной поражения Такаёри, чья армия была наголову разбита. Сам Такаёри после разгрома бежал в горы Кога, где его приняли под защиту тамошние госи. И что интересно, армия Асикага не решилась его преследовать и сразу вернулась в столицу. Ее военачальники понимали, сколь опасно столкновение с ниндзя в их горном логове.

Кога-моно поддерживали семью Сасаки на протяжении нескольких поколений и сражались в армиях князей Такаёри, Садаёри и Ёсикаты. Правда, при последнем князе, когда уже стал очевиден упадок рода Сасаки, ниндзя из Кога массами хлынули за пределы родного уезда, чтобы стать под знамена более удачливых полководцев.

Считается, что прецедент этому создал начальник разведывательной службы князя Токугавы Хаттори Ясунага. Он сумел убедить даймё, что Кога-моно – настоящий клад во время войны, и уговорил его нанять себе отряд из госи. Для вербовки Кога-моно был отправлен сын Ясунаги Хаттори Хандзо. Сначала он направился в родную провинцию Ига, откуда, через посредство Фудзибаяси Нагато, стал сноситься с госи из Кога, убеждая их в том, что Токугава Иэясу – самая выгодная ставка, и что именно ему в будущем предстоит править Японией. Хотя многие восприняли его предложение с недоверием, в конце концов Хандзо сумел набрать отряд из более, чем 200 ниндзя. По прибытии в провинцию Микава они были назначены телохранителями самого Иэясу. Такое доверие и почет, оказанные князем из далекой провинции, не могли не повлиять на госи, которые еще оставались в Кога. И постепенно они тоже потянулись из родных гор и разбрелись по всей Японии в ответ на приглашения многих военачальников и князей.

В период Сэнгоку-дзидай в Кога было много настоящих мастеров нин-дзюцу, владевших всеми секретами партизанской войны. Однако отряды синоби из Кога были намного меньше, чем группы ниндзя из Ига. Численность их не превышало 30-40 человек. Поэтому госи из Кога обычно называют тюнинами (при этом князь Сасаки занимал положение дзёнина), хотя трехэтажная структура дзёнин-тюнин-гэнин была выработана только ниндзя из Ига. К концу XV в. кланы Кога сумели объединиться в союз, названный по числу семей, вошедших в него, «Кога годзюсан-кэ» – «53 семьи Кога». Ниже приведена таблица, основанная на одном из дошедших до нас списков предводителей этого объединения.

Ниндзя из Ига в период Сэнгоку-дзидай

(эпоха «Воюющих провинций»)

Не бойся немного согнуться,

В случае победы —

правительственные войска, в случае поражения —

мятежники. Яп. пословица

Бери зонтик раньше, чем промокнешь. Яп. пословица

Мальчик, живущий у буддийского храма,

и не учась, читает сутры. Яп.пословица

Пятьдесят сегодня лучше, чем сто завтра. Яп.пословица

Где права сила, там бессильно право. Яп.пословица

Поражения учат нас лучше, чем побед ы. Яп.пословица

Продолжай пришпоривать скачущую лошадь. Хагакурэ

Путь воина есть решительное, окончательное и абсолютное

принятие смерти. Миямото Мусаси, книга Пяти колец

Продолжай пришпоривать скачущую лошадь. Хагакурэ

Читать онлайн «Путь невидимых. Подлинная история нин-дзюцу» автора Горбылев Алексей Михайлович — RuLit — Страница 52

Хикосиро же дождался глубокой ночи, когда даже трава и деревья погружены в глубокий сон, и тайно прокрался к дому Дайдзо. Однако внутрь пробраться не было никакой возможности – Дайдзо принял все возможные меры предосторожности. Тогда Хикосиро проделал в стене лаз, что для него было сущим пустяком, и через некоторое время пробрался вовнутрь.

Дайдзо тем временем мирно почивал, засунув меч под подушку. Оценив обстановку, Хикосиро достал из-за пазухи заранее припасенный бумажный кошелек-татогами, намочил его водой из специального контейнера, скатал из него шарик и, подбросив его вверх, уронил несколько капель на лицо самурая. Дайдзо вздрогнул и тут же проснулся.

– Ливень что ли? Вода с потолка капает… – удивился он.

В этот момент Хикосиро и вытащил из под подушки его меч, после чего пораженному самураю ничего не оставалось, как только преподнести хитроумному ниндзя свою знаменитую катану.

Ниндзя Кога и Токугава Иэясу

Многие даймё в период Сэнгоку-дзидай использовали ниндзя, но чаще всего к их услугам прибегал Токугава Иэясу (1541-1616).

Иэясу был старшим сыном мелкого даймё Мацудайра. Земли его отца были зажаты между владениями могущественных кланов Имагава из провинции Суруга и Ода из провинции Овари. Иэясу с детства оказался вовлеченным в жестокую борьбу между этими двумя могучими семьями и был заложником сначала в замке Оды Нобухидэ, отца будущего объединителя Японии Нобунаги, а затем в цитадели Имагавы замке Сумпу. В 1560 г. между Одой Нобунагой и Имагавой Ёсимото разгорелась война. Удача оказалась на стороне Оды, который во время снежного бурана сумел окружить и наголову разбить 40000-ную армию Имагавы, имея под началом всего лишь 2000 бойцов. Этой ситуацией и воспользовался Токугава Иэясу, подняв мятеж против Ёсимото. Прежде всего, он напал на Гамагори, замок Удоно Нагамоти, родственника Имагавы.

Однако осада замка затянулась. Тогда на военном совете выступил Михара Сандзаэмон, вассал главнокомандующего осаждающей армии Мацуи Сакона Тадацугу (впоследствии Мацудайра Сухо-но Ками Ясутика). Он считал, что штурм такой мощной крепости как Гамагори-дзё грозит большими потерями, поэтому он посоветовал обратиться за помощью к ниндзя из Кога, тем более, что среди осаждавших было несколько буси родом из тех мест. В итоге в уезд Кога были направлены тамошние буси Тода Сабуро Сиро и Макино Дэндзо. Через некоторое время они возвратились в лагерь с отрядами госи из Кога Угаи Магороку с 200 ниндзя и Бан Ёситиро Сукэсады с 80 синоби.

Сначала Угаи Магороку провел разведку и предложил использовать традиционный метод захвата крепостей гэссуй-но дзюцу – «метод луны в воде». В ночь на 15 день 3 месяца 1562 г. ниндзя, переодетые во вражескую форму, бесшумно проникли в замок, подожгли сторожевую башню Ягумо, господствовавшую над местностью, и учинили беспощадную резню, в которой погибло более 200 бойцов врага. Воины Удоно, не разобравшись, что произошло, подумали, что в замке начался предательский мятеж. Им казалось, что врагов очень много, и они сразу же обратились в бегство. Тем временем переодетые ниндзя, подслушав пароли осажденных и не вступая с ними в открытый бой, продолжали сеять панику. Даже Удоно Нагамоти в страхе бежал в Храм Священного огня, расположенный в северной части замка, но там его настиг, повалил на землю и зарезал предводитель Кога-моно Бан Ёситиро. В то же время отряд Угаи захватил живьем его сына, Нагамоти Тотаро Нагатэру. Эта блестящая победа круто изменила ход событий в пользу Токугавы. И в 6 день 2 месяца следующего года он направил в адрес предводителя ниндзя из Кога Бан Ёситиро благодарственное письмо. Копия этого письма до сего дня хранится в семье потомков буси из Кога Иванэ из городка Исибэ, что в уезде Кога префектуры Сига.

Ниндзя из Ига в период Сэнгоку-дзидай

К началу периода Сэнгоку-дзидай со времен, когда акуто Курода вели борьбу с господством буддийских храмов, в провинции Ига произошли значительные изменения. К этому времени Тодай-дзи и Кофуку-дзи практически утратили свои поместья и перестали угрожать интересам местных дзи-дзамураев. Когда этот внешний враг отступил, коалиция акуто распалась. Однако мир и спокойствие на землю Ига не пришли. Теперь дзи-дзамураи повели войну не на жизнь, а на смерть друг с другом, стремясь увеличить свои владения и обобрать соседей. Даже старинная семья Хаттори не избежала внутренних кровавых разборок. К началу XVI в. от нее окончательно отделились два новых семейства ниндзя: Момоти и Фудзибаяси, которые были настроены отнюдь не лояльно по отношению к родственникам.

Род Фудзибаяси, обосновавшийся в деревне Томода на севере провинции Ига на границе с уездом Кога, был одной из боковых ветвей Хаттори. К началу Сэнгоку-дзидай он сумел значительно усилиться и создать сильную организацию ниндзя. В это время Фудзибаяси выстроили замок-крепость в местечке Хигаси Бабунэ и приняли прозвание Нагато-но ками – покровители Нагато. Фудзибаяси пользовались большим расположением среди дзи-дзамураев севера провинции. Этому в немалой степени способствовал тот факт, что их активно поддерживали многие кланы из Кога, доводившиеся родственниками Хаттори.

Приблизительно в то же время юг Ига стал сферой влияния второй, но более древней ветви Хаттори, семьи Момоти, которая простерла свои щупальца и в соседнюю провинцию Ямато. Основной центр группировки ниндзя Момоти находился в уезде Набари неподалеку от границы с провинцией Ямато. Момоти владели двумя замками, один из которых находился в местечке Рюгути провинции Ига, а второй в Рюгути провинции Ямато. Наличие замка в Ямато позволяло Момоти получать информацию извне.

Судя по всему, в яростной драке каждый за себя больше всех досталось как раз главной ветви рода Хаттори из поместья Тигати, владения которой оказались зажаты между сферами влияния двух агрессивно настроенных родственных кланов. Возможно, именно поэтому патриарх Тигати Ясунага принял решение покинуть родные места и отправился искать счастья в столицу. Сначала Ясунага поступил на службу к сёгуну Асикага, но позже присоединился к Токугаве Иэясу.

Тем временем в Ига сложилась чрезвычайно сложная ситуация. Долгие годы совместной борьбы против засилья монастырей не позволили усилиться ни одному из местных родов. В результате все земли в провинции были по клочкам поделены между более чем 200 мелкими феодалами, каждый из которых имел дружину численностью от 50 до 100 бойцов. Вести затяжные войны в таких условиях было чрезвычайно опасно как для победителей, так и для побежденных. Любая победа оборачивалась весьма ощутимыми потерями, ведь в каждой дружине все воины были на счету. К тому же в условиях нестабильности в стране в любой момент можно было ожидать вторжения извне. Разумеется, в этих условиях искусство малой войны, диверсий и надежная разведка приобретали первостепенное значение. Каждый из мелких феодалов должен был обладать информацией о планах соседа: готовится ли он к войне, нанимает ли воинов, покупает ли оружие – все это имело огромную важность. Ведь увеличение дружины врага даже на одного мастера боевого искусства могло иметь весьма неприятные последствия. Если же выяснялось, что враг действительно замышляет недоброе, дзи-дзамураи чаще всего прибегали к тайным мерам восстановления военного паритета: убивали нанятых профессионалов меча, сжигали склады и т.д. Таким образом, владение нин-дзюцу стало важнейшим условием выживания.

С другой стороны, в условиях, когда число потенциальных врагов возросло до нескольких десятков, было понятно, что ни один из дзи-дзамураев самостоятельно не был в состоянии обеспечить себя полной информацией о всех противниках сразу. Для этого требовалась организация настоящей агентурной сети, члены которой должны были быть размещены по всем важнейшим пунктам провинции, а с учетом возможной внешней угрозы, и за ее пределами. Создать такую сеть не мог ни один из дзи-дзамураев. Поэтому за помощью им пришлось обращаться к кланам ниндзя Момоти и Фудзибаяси, которые имели своих тайных агентов повсюду. В результате в Ига образовались два «бюро» для удовлетворения нужд «населения» в разведывательной информации. Семья Момоти стала главным осведомителем группировки госи юга провинции, а Фудзибаяси обеспечивали разведданными дзи-дзамураев севера Ига. Постепенно эта работа превратилась в их основное занятие.

Ниндзя из Ига в период Сэнгоку-дзидай

Дзёнины Ига периода Сэнгоку-дзидай

Хаттори Хандзо Ясунага

Известен также как Тигати Хандзо. Уроженец Оно деревни Ханагаки на западе провинции Ига. Прямой потомок Ига Хэйнайдзаэмона Иэнаги. По неизвестной причине в начале XVI в. вместе со своим отрядом покинул провинцию Ига и отправился искать счастья на стороне. При этом за ним сохранилась небольшая крепость в местечке Ёно провинции Ига.

Сначала Тигати Ясунага состоял на службе у сёгуна Асикага, но в период Тэмбун (1532.7-1555.10) перешел на службу к Мацудайре Киёясу, даймё из провинции Микава, и вскоре стал одним из ее лучших военачальников. Получил титул Ивами-но Ками – Хранитель Ивами и прозвище Дзёкан – Чистота и спокойствие.

После отъезда из Ига Тигати Ясунага сохранил старые связи с ниндзя и посоветовал Токугаве Иэясу нанять к себе на службу Ига-моно. Его старший сын Хаттори Хандзо Масасигэ стал начальником разведывательной службы – оммицу гасира – Токугавы Иэясу.

Хаттори Хандзо Масасигэ (1542-1596)

Третий сын дзёнина Хаттори Хандзо Ясунаги. Родился в 1542 г. в Ёно деревни Ханагаки провинции Ига и прозывался по родовому поместью семьи Хаттори Тигати Хандзо. В 1558 г., когда Хандзо не было еще и 16 лет, он уже показал себя доблестным воином во время ночного нападения на замок Удо, что в уезде Ниси провинции Микава. В ту ночь Хандзо во главе отряда в составе 50-60 синоби пробрался во вражескую крепость, уничтожил часовых и запалил замок во многих местах, после чего враг был вынужден сдаться на милость победителя. За этот подвиг Токугава Иэясу наградил его драгоценным копьем яри, которое потомки Хаттори хранят по сей день как священную реликвию. В январе 1569 г. по приказу Токугавы захватил замок Какэгава в провинции Тотоми. Во время боевых действий у реки Анэгава (1570) и Микатагахара (1572) он, благодаря своим замечательным способностям ниндзя, совершил немало подвигов и проявил замечательное бесстрашие, за что получил прозвище «Хандзо-дьявол» – «Они-но Хандзо». Имя его упоминается среди «трех храбрецов Токугава», о которых в распространенной в то время в провинции Микава народной песне говорилось, зафиксированной в «Микава-моногатари» [54] :

Во дворце Токугава есть доблестные мужи :

Хаттори Хандзо по прозвищу Хандзо – дьявол,

Ватанабэ Хандзо по прозвищу Хандзо – копье,

Ацуми Гэнго по прозвищу Гэнго – палач.

Бывали у Хандзо и неудачи. В сентябре 1579 г. он был обвинен в причастности к мятежу, который учинил Нобуясу, прямой наследник Токугавы Иэясу, и получил приказание совершить харакири. Тогда Хандзо укрылся в храме Анъё-ин и сумел вымолить себе прощение.

Впрочем, и сам Иэясу не очень-то хотел отправлять на тот свет прекрасного воина. Благодаря осведомленности о действиях и намерениях различных даймё и даже самого императора и выдающемуся полководческому дарованию Хаттори завоевал большое уважение у Токугавы и был назначен главой секретной службы князя – оммицу-гасира. Приступив к делу, Хандзо ввел посты «садовников» (онива-бан) в замке Иэясу, на которые были назначены самые ловкие и опытные ниндзя из его отряда. «Садовники» из Ига выполняли обязанности телохранителей и лазутчиков, способных разделаться со шпионами противника и проникнуть в его самые потаенные замыслы.

Немало подвигов совершил Хандзо на службе Токугавы. В июне 1584 г. он захватил замок Нисиэ, а 6-ю годами позже, в 1590 г., участвовал в осаде крепости Одавара – оплота Ходзё, за что получил поместье в провинции Тотоми с годовым доходом в 8000 коку. После переезда ставки Токугавы в июне того же года в г. Эдо, будущую столицу Японии Токио, князь, в благодарность за верность хитроумного Хандзо, пожаловал ему звание хатамото – непосредственного вассала сёгуна, и подарил ему усадьбу перед одними из ворот замка, которые позже стали называться «Хандзо-мон» – «Ворота Хандзо». В ознаменование этого события Хандзо принял новую фамилию Ивами-но Ками. В это время у него в подчинении находилось 150 полицейских-ёрики и 300 стражников-досин. Хандзо умер в возрасте 55 лет в 1596 г. Его наследником стал Ивами-но Ками Масанари, возглавивший отряд ниндзя из Ига-гуми после смерти отца.

Фудзибаяси Нагато-но Ками

Фудзибаяси Нагато-но Ками был одним из самых влиятельных госи во второй половине XVI в. и владел крепостью в Умото Юбунэ деревни Томода (Цукада) уезда Аяма, что на севере Ига. Поскольку сфера влияния Фудзибаяси включала и отдельные районы уезда Кога, у них на службе состояли и некоторые группы ниндзя из Кога. Хотя посторонние считали Фудзибаяси Нагато обычным сельским богачом, на самом деле он был дзёнином большой организации ниндзя и советником объединения самураев северной части Ига. Кроме того, он возглавлял разведслужбу даймё Тодо.

Момоти Тамба Ясумицу (Момоти Сандаю)

Момоти Сандаю был госи из района Ходзиро г. Уэно и владел усадьбой в Рюгути г. Набари. Он служил советником по шпионажу у госи юга провинции. Однако в его биографии есть множество неясностей. Например, в генеалогии существующей и ныне семьи Момоти имя Момоти Сандаю даже не значится. Интересно, что уже иллюстрированная биографии Тоётоми Хидэёси «Эхон тайкоки», опубликованная в 1802 г., ставит под вопрос реальность существования этого человека. По-видимому, если подобный мастер нин-дзюцу и жил когда-либо, он сам в немалой степени постарался замести свои следы. Так в одном из преданий утверждается, что у Сандаю было две семьи, причем ни одна из них не знала о существовании другой. Кроме того в некоторых генеалогиях нин-дзюцу указывается что отца Момоти Сандаю тоже звали Момоти Сандаю, а некоторые источники указывают, что Момоти Сандаю и Фудзибаяси Нагато-но Ками – одно и тоже лицо, в одном случае действовавшее под настоящим именем, а в другом – под псевдонимом!

Существует множество легенд о незаурядном мастерстве Момоти Сандаю. В молодости он долгое время служил могущественному Такэде Сингэну. Однажды он получил приказ проникнуть в замок Сувы Ёримицу и выведать его планы. Сандаю уже крался к покоям князя, когда неожиданно появившийся охранник увидел его и поднял крик. Это было последнее, что он успел сделать, так как ниндзя мгновенно прикончил его мечом. Однако на крик сбежалась вся стража замка – несколько десятков вооруженных до зубов самураев Путь отступления был отрезан. Тогда Сандаю, попавший в едва ли не безвыходную ситуацию, применил свое излюбленное искусство, которое в нин-дзюцу Ига-рю именовалось «най-но дзюцу», а в Кога-рю – «мэйдо-но дзюцу» – «искусство грохота». Суть этой шпионской уловки заключалась в том, чтобы при помощи голоса и передачи вибрации стенам сымитировать землетрясение. Едва он воспользовался этим методом, как все его преследователи, позабыв о ниндзя, сразу же ринулись из дома наружу, ища спасения от «землетрясения». А находчивый шпион преспокойно выбрался из замка.

Неизвестно по какой причине, но Момоти Сандаю рассорился с Такэдой Сингэном, и тогда тот, решив разделаться с ненавистным ниндзя, подослал к нему своего шпиона Хадзику Дзюбэя. Дзюбэй незаметно проник в дом к Сандаю и притаился в темноте в ожидании удобного момента, чтобы отправить на тот свет врага своего господина.

Застав Сандаю в глубоком сне в своей комнате, синоби Такэды решился действовать. Он раскрыл небольшой мешочек, принесенный с собой, и выпустил из него прямо на спящего дзёнина нескольких разъяренных ласок, которые томились от голода несколько дней и теперь сразу же набросились на жертву. Хадзика Дзюбэй уже собирался прикончить заспавшегося ниндзя ядовитой стрелкой из духовой трубки, когда Сандаю, который лишь притворялся спящим и был заранее предупрежден своими лазутчиками о предстоящем «визите», швырнул в него пригоршню крысиного помета из мешочка, припрятанного у изголовья. Поскольку ласки обожают крысиный помет, они тут же оставили хитроумного ниндзя в покое и обрушились на незадачливого Хадзику, который вскоре был загрызен ими насмерть.

Имена дзёнинов были строго засекречены. Поэтому даже в знаменитой энциклопедии по нин-дзюцу «Бансэнсюкай» ничего не сообщается о семьях дзёнинов Хаттори, Момоти и Фудзибаяси. Зато в ее 1 томе, озаглавленном «Вопросы и ответы» названы некоторые знаменитые тюнины Ига-рю: Номура Ои Магодаю, Синдо Котаро, Татэока Митидзюн; Симоцугэ Кидзару, Симоцугэ Кодзару, Уэно Хидари, Ямада Хатиэмон, Камбэ Конан, Отова Кидо, Такаяма Таросиро, Такаяма Тародзаэмон.

При внимательном рассмотрении «фамилий» тюнинов, зафиксированных в «Бансэнсюкай» выясняется, что все это, на самом деле, названия поселений, разбросанных по провинции Ига. Три из них расположены в г. Ига Уэно (префектура Мии) и его окрестностях, остальные, за исключением Камбэ, находятся в уезде Аяма той же префектуры, а Камбэ расположено в уезде Нага. Простонародные уменьшительные имена-прозвища ниндзя из Ига резко контрастируют с фамилиями синоби Кога, которые являются типичными фамилиями самурайских родов.

Не обо всех этих тюнинах мы располагаем какой-либо информацией, от большинства остались только имена. До наших дней, благодаря энциклопедии «Бансэнсюкай», сохранились отрывочные анекдоты о Ямаде Хатиэмоне, Отове Кидо, Синдо Котаро и о Татэоке Митидзюне.

Путь невидимых. Подлинная история нин-дзюцу :: Горбылев Алексей

Страница: 117 из 201
Размер шрифта / +
Цвет теста
Цвет фона
скрыть

Простонародные уменьшительные имена-прозвища ниндзя из Ига резко контрастируют с фамилиями синоби Кога, которые являются типичными фамилиями самурайских родов.

Не обо всех этих тюнинах мы располагаем какой-либо информацией, от большинства остались только имена. До наших дней, благодаря энциклопедии «Бансэнсюкай», сохранились отрывочные анекдоты о Ямаде Хатиэмоне, Отове Кидо, Синдо Котаро и о Татэоке Митидзюне.

Тюнины Ига периода Сэнгоку-дзидай

Татэока (Игасаки) Митидзюн

Татэока (Игасаки) Митидзюн прославился как мастер захвата вражеских крепостей.

Житель Отовы деревни Марубасира провинции Ига. Местечко Отова расположено в горах на границе Ига и Кога. Местность здесь делает удобным сообщение с Кога и, напротив, горы как бы изолируют это место от Ига. Кидо – это старинная семья ниндзя, славившаяся своим мастерством. Считается, что Отова Кидо был одним из самых лучших тайных агентов во всей провинции.

По-видимому, Отова Кидо был тюнином в агентурной сети Фудзибаяси Нагато. В старинных документах имеется упоминание о том, что он пытался убить из ружья князя Оду Нобунагу (подробно об этом рассказывается в следующей главе). Поскольку в некоторых источниках аналогичные сведения сообщаются о другом тюнине – Игасаки Митидзюне – существует предположение, что в обоих случаях речь идет об одном и том же человеке. Но, возможно, что эти 2 тюнина просто всегда работали в связке.

Гэнины Ига периода Сэнгоку-дзидай

Гэнин из деревни Симоцугэ, что в уезде Аяма провинции Ига. Славился необычайной ловкостью и подвижностью, умением лазить и прятаться на деревьях, за что и получил прозвище «Кидзару» – «Древесная обезьяна». Настоящее имя Кидзару – Уэдзуки Сасукэ. Некоторые специалисты по истории нин-дзюцу, например, Фудзита Сэйко, считают, что он послужил прообразом для Сарутоби Сасукэ – героя многочисленных преданий и развлекательных рассказов.

Он жил вместе с Кидзару в деревне Симоцугэ и, подобно своему товарищу, славился ловкостью и прыгучестью. Из-за того, что он был ниже ростом своего приятеля, его и прозвали «Кодзару» – «Маленькая обезьяна». Есть предположение, что он был сыном Кидзару.

Номура Ои Магодаю

Этот ниндзя также жил в деревне Симоцугэ уезда Аяма в местечке Номура.

Еще один гэнин из деревни Ниси Симоцугэ уезда Аяма. Жил в местечке Синдо.

Уроженец деревни Уэно уезда Аяма (ныне г. Уэно). Настоящее имя – Такава Сахэй.

5 вышеназванных гэнинов были лучшими ниндзя в организации Фудзибаяси Нагато-но Ками. Следующие далее гэнины принадлежали к сети Момоти Тамбы.

Ямада Хатиэмон (Яэмон)

Жил в деревне Ямада уезда Ямада. Прославился как выдающийся мастер искусства переодевания (хэнсо-дзюцу). Об этом шпионе рассказывают, что он мог пройти сквозь толпу и успеть несколько раз изменить внешность, так что прохожие могли описать его потом в десятке видов.

Гэнин из организации Момоти, живший на горе Такаяма в деревне Томода уезда Ямада.

Уроженец деревни Камбэ уезда Набари.

Уроженец Исикавы деревни Кавааи уезда Аяма. Лучший гэнин Момоти Тамбы. После разгрома коалиции госи Ига в 1581 г. бежал в Киото и стал разбойником, покушался на жизнь диктатора Тоётоми Хидэёси, но был схвачен и сварен заживо.

Названные выше 9 ниндзя были лучшими мастерами нин-дзюцу Ига-рю периода Сэнгоку-дзидай. Они известны как «кюнин-но самурай» – «9 самураев» из Ига.

Ниндзя из Кога в период Сэнгоку-дзидай

После того, как в период Камакура кланы госи из Кога превратились в вассалов семьи Сасаки, в уезде установилось относительное спокойствие. Вассалитет госи отнюдь не означал полной потери самостоятельности.

Ссылка на основную публикацию