НАРОДНОЕ, АРМЕЙСКОЕ И МОНАСТЫРСКОЕ УШУ | Karate-krs.ru

НАРОДНОЕ, АРМЕЙСКОЕ И МОНАСТЫРСКОЕ УШУ

Психотехника рукопашной схватки (32 стр.)

Значит, и боевое искусство стало осознаваться как способ приведения мира в гармонию, сочетающий в себе разнообразную внешнюю боевую форму и богатое внутреннее философско-мистическое содержание.

3.4.2. Народное, армейское и монастырское ушу

Наибольшего расцвета китайская военная мысль достигла в период троецарствия (220-280 гг.н.э.). Как указывают современные китайские исследователи, военное обучение профессиональным навыкам в это время шло в тесном контакте с физической подготовкой: «Посредством тренировок, достигается развитие силы Ли, ловкости Квай, прыгучести Тяо; развивается все тело для овладения кулачным боем, как оружием. В тренировке этим физическим качествам необходимо уделять равное внимание «(История военного дела в Китае, 1983).Воспитание храбрости происходило с детства, одновременно прививая такие взаимодополняющие качества личности, как самоконтроль и аккуратность (прилежание) , направляя обучение к вершинам мудрости. Пятью воинскими дисциплинами со времен Троецарствия стали называть стрельбу из лука, фехтование, владение пикой, стрельбу из арбалета и одевание доспехов это сведения из современного китайского исследования «История воинских искусств Китая», а в «Руководстве для экзаменаторов» того времени написано, что в военном обучении особое внимание уделялось: во-первых, воспитанию храбрости , во-вторых, обучению профессиональным навыкам , в-третьих, обучению позиционной войне , в-четвертых, ориентированию на местности и, в-пятых, привитию чувства времени.

Легендарный китайский военачальник Гань Бао обращает внимание на принципы построения гимнастики даоинь и древних текстов и пытается ввести в систему военного обучения «метод произношения звуков», для чего пишет трактат «Книга определений духов» состоящий из 464-ех притч. В армии его труд замечен не был, но в монастырях он начинает свое существование, дав толчек новому методу пролонгированного обучения с целью привития воину такого качества, как обостренное чувство ритма. А ведь именно ритм был одним из ключевых понятий военного дела и боевых искусств. Вот как о ритме позднее написал в трактате «Горин-но се» известный японский самурай Миямото Мусаши: «Существует ритм во всей жизни воина, в его победах и поражениях, как в гармонии и диссонансе. С самого начала ты должен отличать соответствующий ритм от несоответствующего, упражняя внутренний слух, чтобы среди сильных и слабых сигналов, в наплывах быстрых и медленных волн найти нужную частоту, действуя, учитывая дистанцию и ритм окружающей среды. Внутренний слух [спонтанное психомоторное реагирование] — важнейшая вещь в Стратегии. Особенно важно понимать ритм фона, иначе твоя Стратегия станет неуверенной.» Так продолжалась традиция ведущая свое начало от древней системы военного обучения «колодезных полей».

В период раннего китайского средневековья (VI—XI века) происходит постепенное изменение характера практики боевых искусств. Уровень мастерства в народе становится сопоставимым с качеством армейского или придворного ушу. Искусство кулачного боя и комплексы, демонстрировавшиеся на народных праздниках, наглядно показывали свое преимущество над официальным ушу. Празднества с состязаниями по шоубо и сянпу достигли такого размаха, что неоднократно запрещались местными властями, опасавшимися народных волнений. Главной причиной всех запретов была демонстрация приемов с оружием, в то же время не запрещались ни занятия кулачными упражнениями, ни ритуально-боевые действия.

Турниры среди простолюдинов проводились не только по официальным поводам, но и в период праздников, посвященных каким-либо местным духам.

НАРОДНОЕ, АРМЕЙСКОЕ И МОНАСТЫРСКОЕ УШУ

Светильник для тела есть око.

Итак, если око твое будет чисто,

то все тело твое будет светло;

если же око твое будет худо,

то все тело твое будет темно.

Итак, если свет, который в тебе,

есть тьма, то какова же тьма?

(Еванг. от Матфея, гл.6, стихи 22, 23)

Понятие «рукопашная схватка» в настоящее время превратилось в реальность не только для спортсменов, военных и бойцов спецподразделений, но и, к сожалению, для обычных граждан нашей страны, не взирая на их пол и возраст. В сложившейся ситуации, когда государство не может гарантировать безопасность своих граждан, наиболее целесообразным представляется позаботиться об оной (безопасности) самим гражданам — «спасение утопающих дело рук самих утопающих». Как свидетельствует многовековой опыт развития боевых искусств краеугольным камнем эффективности рукопашной схватки является психологическая готовность, которую невозможно купить в магазине и получить в качестве подарка на день рождения. Основным средством и методом психологической подготовки бойцов всегда являлись различные виды психотехники, наибольших успехов в развитии которых достигли мастера боевых искусств стран Дальнего Востока. Надеемся, что предлагаемая вниманию читателей публикация поможет в изучении данного вопроса и, что самое главное, поможет осознать доступность и эффективность основных психотехник японского дзена, буддийской виппасаны-медитации, китайских даоинь и тайцзицюань для наших современников.

Восьмидесятые годы, во многом переломные для нашей страны, стали важнейшею вехой и в истории ее физической культуры. Именно тогда спортивная жизнь России начала обогащаться боевыми искусствами Дальнего Востока. Из-за несметного количества экзотических школ и бурных потоков популярной информации напоминающей монголо-татарское нашествие сначала, хотя и во многом упорядоченная впоследствии, традиция эта не только вызывает все больше вопросов, но и словно бы держится особняком как от привычных для нас единоборств — бокса и вольной борьбы, например, так и от родственного ей по форме кикбоксинга. Тем не менее, в процессе многолетнего преподавания каратэ, ушу и кикбоксинга все с большей и большей ясностью стали осознаваться необходимость и возможность интеграции столь разных типов физической культуры. И вот, от тренировки к тренировке, словно подводные скалы во время отлива, стали проявляться долгожданные точки соприкосновения.

В чем сущность боевых искусств Востока ? Где их начало? Какова их история? Чем обусловлено качественное отличие школ китайского ушу друг от друга, их совокупности от боевых школ Кореи, Японии, Вьетнама, других стран Дальнего Востока? Почему именно там, а не на Западе единоборства получили столь разностороннее и совершенное развитие, в то время как колыбель физической культуры в современном понимании находится в Западной Европе, Восток же познакомился с ней лишь в двадцатом столетии? Что такое спорт, и почему он появился в Древней Греции? Чем отличается Олимпийское движение ХХ века от Олимпиад Эллады и где проведена та заветная черта, что отделяет физическую культуру Запада от столь на нее не похожую сестру с Дальнего Востока? Есть ли между ними вообще что-то общее, и, если есть, то к чему может привести развитие этой общности?

Хотелось бы заметить, что ответы на вышеизложенные вопросы, которые и составляют содержание данной книги не придуманы, но выкристаллизовались в ходе почти двадцатилетней тренерской деятельности — общения со студентами, другими преподавателями, наставниками из Китая, мастерами из Японии, Кореи и Вьетнама. Да и причина их появления вовсе не случайна — едва ли на сегодняшний день найдется хотя бы один вид спорта, кроме тех, что складываются на основе восточных единоборств, само существование которого настолько зависело бы от прояснения подобного рода общих вопросов. Чего, например, стоит одно лишь надуманное противопоставление боевых искусств Азии и спорта высших достижений с естественно вытекающим из него тезисом, будто превращение этих единоборств в спортивную дисциплину равносильно потере ими своей духовной основы? Конечно же, отличие спорта высших достижений от религиозной практики даосов или буддийских монахов очевидно, но не является ли это несоответствие двумя сторонами единой медали? А ведь именно к такому выводу мы подошли после продолжительного изучения духовного наследия стран Юго-Восточной Азии и внедрения медитативных практик випассаны, дзэн и цигун в профессиональный кикбоксинг, в частности. И результатом тому — не только многочисленные чемпионы Европы по спортивному ушу-таолу, но и трехкратный чемпион мира по кикбоксингу А. Жмакин. Все — воспитанники нашей кафедры.

Ознакомление с этой книжкой было бы полезно как нашим студентам, всем желающим заниматься спортивно-боевыми единоборствами в Академии им. П.Ф. Лесгафта, так и изучающим указанные боевые искусства самостоятельно. В самом деле, сегодня, как и пять лет назад, осознанность абитуриентами нашей кафедры своего выбора оставляет желать гораздо лучшего.

Материалом для книги послужили более двухсот литературных источников, в числе которых видное место занимают последние исследования китайских специалистов. Поскольку же она представляет собой популярное изложение предыдущей монографии С.Г. Гагонина «Спортивно — боевые единоборства: от древних ушу и бу-дзюцу до профессионального кикбоксинга» (С.П.Б, 1997), ознакомиться со списком литературы можно по указанному изданию. В настоящей книге существенно переработан материал о соотношении физической культуры Дальнего Востока и Европы. Во всем, что касается агона как специфики Олимпийского движения Античности, мы руководствовались трудом А. И. Зайцева «Культурный переворот в Древней Греции 8-5 в.в. до н. э.» (Ленинград, изд. Л.Г.У, 1985). Материал о религиозном контексте Игр, в особенности трактовка «кайрос» представляет собою частичное изложение взглядов М.Л. Гаспарова, стихи Пиндара цитируются в его переводе, а приложение 1 — перепечатку из подготовленного им издания «Пиндар. Вакхилид. Оды, фрагменты.М., Наука, 1980).

Раздел 1. Исторические аспекты боевых искусств

Есть два рода благ: одни — человеческие, другие — божественные. Человеческие зависят от божественных. И если какое-либо государство получает большие блага, оно одновременно приобретает и меньшие, в противном же случае лишается и тех и других.

Меньшие блага — это те, во главе которых стоит здоровье, затем идет красота, на третьем месте — сила в беге и остальных телесных движениях, на четвертом — богатство,

но не слепое, а зоркое, спутник разумности.

Первое же и главенствующее из божественных благ — это разумение.

Глава 1. Физическая культура и боевые

единоборства в Древней Греции.

О различии, чуть ли не противоположности, даже, культур дальневосточной и европейской написаны десятки, если не сотни книг, имя же научным статьям, посвященным тем или иным их аспектам, без преувеличения — легион. Собственно говоря, коль скоро цель настоящей публикации — своеобразие единоборств Юго-Восточной Азии, с прояснения этого различия было бы необходимо начать и ее. Хотя и из-за характера книги и по причине исключительной сложности вопроса таковая задача кажется чрезмерной, тот же характер и та же причина позволяют ограничиться исключительно абрисом полноценной картины. Конечно же, даже для этого необходимо понимание специфики физической культуры Европы как необходимого контраста соответствующей ей азиатской традиции.

1.1. Социально-географические причины культурного переворота в Древней Греции.

Кажется, что уже само географическое положение наделило Грецию исключительным значением обреченного на смерть ради последующих плодов зерна — крошечный полуостров под нависшей словно грозовая туча Европой. И действительно, из всех достижений эллинов в области культуры и науки нет, пожалуй, ни одного, которое, пусть и в зародышевом состоянии у своих создателей, не повлияло бы в той или иной степени на достижения нового времени. Что же касается Востока, то столь органично воспринятым им демократической форме правления, науке вообще в современном ее понимании и, наконец, спорту он, так же как и мы, обязан грекам.

Читать онлайн «Психотехника рукопашной схватки» автора Гагонин Сергей — RuLit — Страница 14

В эпохи Цинь (221—207 до н.э.) и Хань (207 до н.э.—220 н.э.) появились принципиально новые виды единоборств без оружия. Прежде всего это были два вида борьбы — цзюэли и цзюэди. Понятие «цзюэли» («померяться силами») включало в себя все многообразие методов рукопашного боя, боя с оружием и силовых состязаний. Борьба цзюэли могла представлять собой свободный поединок без четких правил или вид придворных праздничных состязаний, по которым проводились турниры. При императоре Цинь Шихуане цзюэли стало составной частью обязательной тренировки воинов. Каждый из них должен был обладать приемами борьбы без оружия в дополнение к умению фехтовать, вести бой на коне или в пешем строю. Наиболее умелым бойцам цзюэли Цинь Шихуан пожаловал важные посты при дворе.

Из ритуальных танцев выросла другая система борьбы — цзюэди. Дословный перевод ее означает «столкновение рогами» — бойцы завязывали волосы на голове в косички наподобие рогов, что было отголоском древнего ритуала, связанного с охотничьей магией: участники боевого танца надевали на себя маски или шлемы с рогами быка и нападали друг на друга. Надевание маски было своего рода неоконченным превращением в животное, мощь которого передавалась надевшему маску. В отличие от цзюэли, в цзюэди борьба велась без оружия, не использовалась и ударная техника. Есть определенное сходство между цзюэди и японской борьбой сумо, что дает возможность высказать предположение о китайских корнях этого, на первый взгляд, чисто японского вида единоборств.

Ко II веку до н.э. из цзюэли выделилась борьба шоубо, включавшая в себя броски, захваты, заломы и удары. Шоубо уже не было тесно связано с ритуальными праздниками и представляло собой реальный бой, в котором борцы не были ограничены в передвижениях — размеры площадки носили произвольный характер.

В период правления ханьского императора У-ди понятие «цзюэди» стало обобщающим для различных видов единоборств — оно включило в себя такие разные системы, как цзюэли, шоубо и шуайцзяо. Цзюэли к тому времени было полной противоположностью шоубо, это была чисто ритуальная борьба, внешне напоминавшая спектакль, в основе которого — боевой танец уу. Шуайцзяо, как и шоубо, было обычной борьбой, в которой использовались захваты, методы выведения из равновесия, броски-подножки через бедро и спину, зацепы. Многие приемы шуайцзяо были построены по принципу действия противоположных сил.

Постоянных правил проведения турниров не существовало, и победителем объявлялся тот, кто ставил своего противника в безвыходное положение, прижав его к земле или сделав ему болевой залом.

Собственно цзюэди базировалось главным образом на бросковой технике. Впоследствии оно трансформировалось в сянпу («взаимное столкновение»), носившее в большей степени ритуальный характер. Причем это были не только единоборства двух бойцов, но и целые театрализованные сражения. В Сунскую эпоху (X—XIII века) по 120 силачей образовывали «полки сянпу». Из их числа выделялись командующие, инструкторы и другие характерные для армии должностные лица. Были введены три категории мастерства — высшая, средняя и низшая. Помимо ритуальных сражений, при императорском дворе трижды в течение года проводились экзамены воинов по сянпу. Если придворные состязания по сянпу носили в большей степени ритуальный характер, то ежегодные состязания, устраивавшиеся в народной среде, представляли собой прообраз более поздних контактных поединков, не столь красочных и ритуализированных, но имевших выраженное прикладное значение.

Бой по сянпу состоял из трех раундов. Правила запрещали делать захваты за рубаху и брюки противника, но при нанесении удара можно было захватывать его руку, выполнять броски, наносить акцентированные удары руками и ногами. Правилами позволялось выполнение удушающих приемов, надавливание на болевые точки, заломы суставов. Исходя из приведенного выше набора приемов, многие ныне существующие системы единоборств смогли бы найти в сянпу какие-либо свои корни.

Среди множества отличий сянпу от своего предшественника цзюэди следует выделить два принципиальных. Во-первых, наличие правил и определенного арсенала приемов обозначило грань между ритуальным поединком и состязательным видом единоборств. Во-вторых, принцип зрелищной состязательности превалировал над ритуальной глубиной, изначально присущей этому виду единоборств.

Уже в первые десятилетия эпохи Хань боевые искусства были знакомы представителям самых разных слоев китайского общества. Простолюдинам они помогали защитить свою жизнь и имущество, даосу указывали путь к достижению долголетия и бессмертия, государственному чиновнику помогали обрести высшую мудрость. Воинское искусство в недрах китайского общества образовало сплав с постулатами традиционной философии, древней магической практикой и системами врачевания. К концу III века до н.э. постепенно сложился первый комплекс боевых искусств, так и называвшийся — уи («боевые искусства»). На уровне придворной элиты уи включало в себя в основном упражнения с оружием, а борьба без оружия занимала в этом комплексе незначительное место. Напротив, простолюдины в деревнях практиковали главным образом кулачное искусство, впоследствии соединив его с приемами цзюэди, шоубо и шуайцзяо. Именно этот синтез и лег в основу более позднего кулачного искусства — цюаньшу.

В Ханьскую эпоху среди всех видов традиционного оружия Китая особую роль начинают играть мечи. Прямой меч цзянь именовали «императором холодного оружия», «покровителем короткого оружия». Меч был связан с символикой императорской власти — ни один ханьский император не появлялся перед подданными, не имея меча на поясе, что подчеркивало воинственность и небесное происхождение правителя. В китайской традиции оружие считалось живым организмом, меч оказывался живым продолжением руки — и весь мир рассматривался как единое целое , в котором отсутствует разделение между человеком и мечом, который он держит в руках.

Более дешевым и практичным, но при этом и более тяжелым оружием был меч дао — изогнутый, с односторонней заточкой. С его помощью можно было в бою проламывать панцири воинов. Благодаря мечу дао появился еще один тип оружия — алебарда (дадао), представлявшая собой насаженное на длинную рукоять лезвие меча дао. Универсальный характер дадао заключался в том, что его можно было использовать как в ближнем бою, так и на дальней дистанции. За это алебарда получила прозвище «полководца ста видов оружия».

В III веке н.э. в употребление входит термин «ушу», означающий в переводе, как и термин «уи», «боевое искусство». Но понятие «шу» означало искусство ритуальное, мистическое, сакральное. Значит, и боевое искусство стало осознаваться как способ приведения мира в гармонию, сочетающий в себе разнообразную внешнюю боевую форму и богатое внутреннее философско-мистическое содержание.

3.4.2. Народное, армейское и монастырское ушу

Наибольшего расцвета китайская военная мысль достигла в период троецарствия (220-280 гг.н.э.). Как указывают современные китайские исследователи, военное обучение профессиональным навыкам в это время шло в тесном контакте с физической подготовкой: «Посредством тренировок, достигается развитие силы Ли, ловкости Квай, прыгучести Тяо; развивается все тело для овладения кулачным боем, как оружием. В тренировке этим физическим качествам необходимо уделять равное внимание «(История военного дела в Китае, 1983).Воспитание храбрости происходило с детства, одновременно прививая такие взаимодополняющие качества личности, как самоконтроль и аккуратность (прилежание) , направляя обучение к вершинам мудрости. Пятью воинскими дисциплинами со времен Троецарствия стали называть стрельбу из лука, фехтование, владение пикой, стрельбу из арбалета и одевание доспехов это сведения из современного китайского исследования «История воинских искусств Китая», а в «Руководстве для экзаменаторов» того времени написано, что в военном обучении особое внимание уделялось: во-первых, воспитанию храбрости , во-вторых, обучению профессиональным навыкам , в-третьих, обучению позиционной войне , в-четвертых, ориентированию на местности и, в-пятых, привитию чувства времени.

Легендарный китайский военачальник Гань Бао обращает внимание на принципы построения гимнастики даоинь и древних текстов и пытается ввести в систему военного обучения «метод произношения звуков», для чего пишет трактат «Книга определений духов» состоящий из 464-ех притч. В армии его труд замечен не был, но в монастырях он начинает свое существование, дав толчек новому методу пролонгированного обучения с целью привития воину такого качества, как обостренное чувство ритма. А ведь именно ритм был одним из ключевых понятий военного дела и боевых искусств. Вот как о ритме позднее написал в трактате «Горин-но се» известный японский самурай Миямото Мусаши: «Существует ритм во всей жизни воина, в его победах и поражениях, как в гармонии и диссонансе. С самого начала ты должен отличать соответствующий ритм от несоответствующего, упражняя внутренний слух, чтобы среди сильных и слабых сигналов, в наплывах быстрых и медленных волн найти нужную частоту, действуя, учитывая дистанцию и ритм окружающей среды. Внутренний слух [спонтанное психомоторное реагирование] — важнейшая вещь в Стратегии. Особенно важно понимать ритм фона, иначе твоя Стратегия станет неуверенной.» Так продолжалась традиция ведущая свое начало от древней системы военного обучения «колодезных полей».

НАРОДНОЕ, АРМЕЙСКОЕ И МОНАСТЫРСКОЕ УШУ

Среди множества отличий сянпу от своего предшественника цзюэди следует выделить два принципиальных. Во-первых, наличие правил и определенного арсенала приемов обозначило грань между ритуальным поединком и состязательным видом единоборств. Во-вторых, принцип зрелищной состязательности превалировал над ритуальной глубиной, изначально присущей этому виду единоборств.

Уже в первые десятилетия эпохи Хань боевые искусства были знакомы представителям самых разных слоев китайского общества. Простолюдинам они помогали защитить свою жизнь и имущество, даосу указывали путь к достижению долголетия и бессмертия, государственному чиновнику помогали обрести высшую мудрость. Воинское искусство в недрах китайского общества образовало сплав с постулатами традиционной философии, древней магической практикой и системами врачевания. К концу III века до н.э. постепенно сложился первый комплекс боевых искусств, так и называвшийся — уи («боевые искусства»). На уровне придворной элиты уи включало в себя в основном упражнения с оружием, а борьба без оружия занимала в этом комплексе незначительное место. Напротив, простолюдины в деревнях практиковали главным образом кулачное искусство, впоследствии соединив его с приемами цзюэди, шоубо и шуайцзяо. Именно этот синтез и лег в основу более позднего кулачного искусства — цюаньшу.

В Ханьскую эпоху среди всех видов традиционного оружия Китая особую роль начинают играть мечи. Прямой меч цзянь именовали «императором холодного оружия», «покровителем короткого оружия». Меч был связан с символикой императорской власти — ни один ханьский император не появлялся перед подданными, не имея меча на поясе, что подчеркивало воинственность и небесное происхождение правителя. В китайской традиции оружие считалось живым организмом, меч оказывался живым продолжением руки — и весь мир рассматривался как единое целое , в котором отсутствует разделение между человеком и мечом, который он держит в руках.

Более дешевым и практичным, но при этом и более тяжелым оружием был меч дао — изогнутый, с односторонней заточкой. С его помощью можно было в бою проламывать панцири воинов. Благодаря мечу дао появился еще один тип оружия — алебарда (дадао), представлявшая собой насаженное на длинную рукоять лезвие меча дао. Универсальный характер дадао заключался в том, что его можно было использовать как в ближнем бою, так и на дальней дистанции. За это алебарда получила прозвище «полководца ста видов оружия».

В III веке н.э. в употребление входит термин «ушу», означающий в переводе, как и термин «уи», «боевое искусство». Но понятие «шу» означало искусство ритуальное, мистическое, сакральное. Значит, и боевое искусство стало осознаваться как способ приведения мира в гармонию, сочетающий в себе разнообразную внешнюю боевую форму и богатое внутреннее философско-мистическое содержание.

3.4.2. Народное, армейское и монастырское ушу

Наибольшего расцвета китайская военная мысль достигла в период троецарствия (220-280 гг.н.э.). Как указывают современные китайские исследователи, военное обучение профессиональным навыкам в это время шло в тесном контакте с физической подготовкой: «Посредством тренировок, достигается развитие силы Ли, ловкости Квай, прыгучести Тяо; развивается все тело для овладения кулачным боем, как оружием. В тренировке этим физическим качествам необходимо уделять равное внимание «(История военного дела в Китае, 1983).Воспитание храбрости происходило с детства, одновременно прививая такие взаимодополняющие качества личности, как самоконтроль и аккуратность (прилежание) , направляя обучение к вершинам мудрости. Пятью воинскими дисциплинами со времен Троецарствия стали называть стрельбу из лука, фехтование, владение пикой, стрельбу из арбалета и одевание доспехов это сведения из современного китайского исследования «История воинских искусств Китая», а в «Руководстве для экзаменаторов» того времени написано, что в военном обучении особое внимание уделялось: во-первых, воспитанию храбрости , во-вторых, обучению профессиональным навыкам , в-третьих, обучению позиционной войне , в-четвертых, ориентированию на местности и, в-пятых, привитию чувства времени.

Легендарный китайский военачальник Гань Бао обращает внимание на принципы построения гимнастики даоинь и древних текстов и пытается ввести в систему военного обучения «метод произношения звуков», для чего пишет трактат «Книга определений духов» состоящий из 464-ех притч. В армии его труд замечен не был, но в монастырях он начинает свое существование, дав толчек новому методу пролонгированного обучения с целью привития воину такого качества, как обостренное чувство ритма. А ведь именно ритм был одним из ключевых понятий военного дела и боевых искусств. Вот как о ритме позднее написал в трактате «Горин-но се» известный японский самурай Миямото Мусаши: «Существует ритм во всей жизни воина, в его победах и поражениях, как в гармонии и диссонансе. С самого начала ты должен отличать соответствующий ритм от несоответствующего, упражняя внутренний слух, чтобы среди сильных и слабых сигналов, в наплывах быстрых и медленных волн найти нужную частоту, действуя, учитывая дистанцию и ритм окружающей среды. Внутренний слух [спонтанное психомоторное реагирование] — важнейшая вещь в Стратегии. Особенно важно понимать ритм фона, иначе твоя Стратегия станет неуверенной.» Так продолжалась традиция ведущая свое начало от древней системы военного обучения «колодезных полей».

В период раннего китайского средневековья (VI—XI века) происходит постепенное изменение характера практики боевых искусств. Уровень мастерства в народе становится сопоставимым с качеством армейского или придворного ушу. Искусство кулачного боя и комплексы, демонстрировавшиеся на народных праздниках, наглядно показывали свое преимущество над официальным ушу. Празднества с состязаниями по шоубо и сянпу достигли такого размаха, что неоднократно запрещались местными властями, опасавшимися народных волнений. Главной причиной всех запретов была демонстрация приемов с оружием, в то же время не запрещались ни занятия кулачными упражнениями, ни ритуально-боевые действия.

Турниры среди простолюдинов проводились не только по официальным поводам, но и в период праздников, посвященных каким-либо местным духам. Уровень состязаний возрос настолько, что для победы уже было недостаточно просто обладать большой физической силой — необходимо было владеть соответствующим техническим арсеналом и несколько недель перед турниром усиленно тренироваться. Состязания длились несколько дней, а иногда и целый месяц. С Х века, начала эпохи династий Сун, в практику вошли бои на помосте — лэйтай. Два бойца выходили на высокий помост и проводили схватку в полный контакт — это был реальный, а не театрализованный поединок. Подобные бои ввел в воинскую практику первый император династии Сун Чжао Куанъинь, эти поединки проводились в полном боевом снаряжении и с оружием.

Традиция месячных соревнований по ушу предполагала, что в течение тридцати или более дней любой боец мог подняться на помост и вызвать на поединок претендента на звание сильнейшего. Если никто не отваживался бросить вызов, то претендент объявлялся «непобедимым воином».

Наличие в народной среде немалого количества настоящих мастеров ушу породило у государственных чиновников идею организовать из их числа специальные отряды — так появилось деревенское ополчение сяньбин («уездные войска»). Занятия ушу в этих отрядах, сочетавшие приемы кулачного боя и работу с оружием, находились под контролем местной администрации.

Параллельно с официальными боевыми отрядами стали возникать и чисто народные общества ушу, называемые «шэ». В них практиковали и кулачный бой, и стрельбу из лука, и фехтование на пиках и мечах, и ритуализированные боевые танцы. Общества шэ выполняли сразу несколько функций: были организаторами деревенской самозащиты, обществами взаимопомощи, сектами, исполнявшими магические ритуалы. Несмотря на преследования со стороны властей, шэ постепенно превращались в отряды отлично подготовленных воинов. Однако в отличие от государственной армии, их тренировки были, в первую очередь, связаны с народными праздниками и ритуалами. К XIII веку общества шэ постепенно замкнулись, превратившись в «дворы боевых искусств» (гуань), на базе которых стали формироваться классические школы ушу.

Лучшие электронные книги в формате fb2
Наш портал – это библиотека интересных электронных книг разнообразных жанров. Здесь вы найдете произведения как российских, так и зарубежных писателей. Все электронные книги, представленные на нашем сайте, можно скачать бесплатно. Наша библиотека содержит только лучшие бесплатные электронные книги, ведь каждую электронную книгу мы тщательно изучаем перед добавлением в базу. Мы выбираем интереснейшие произведения в удобном формате fb2, все они достойны вашего внимания. Чтение электронных книг наверняка принесет вам удовольствие. Всё что, что вам нужно сделать, — найти и скачать книгу, которая понравится вам по заголовку и описанию.
Библиотека fb2-электронных книг – полезнейшее изобретение человечества. Для того чтобы, читать книгу, вам нужно просто загрузить ее с нашего сайта. Вы можете наслаждаться чтением, не совершая лишние траты. Электронная книга, в отличие от бумажной, обладает множеством преимуществ. Вы экономите время и силы, не совершая утомительные походы по магазинам. Вам также не нужно обременять себя ношением тяжеловесной макулатуры. Скачать и читать электронную книгу легко и просто . Мы позаботились о том, чтобы вам всегда было что почитать. Электронная книга fb2 принесет вам море положительных эмоций: она способна поделиться с вами мудростью, поднять настроение или просто скрасить досуг.

НАРОДНОЕ, АРМЕЙСКОЕ И МОНАСТЫРСКОЕ УШУ

Школа ушу «Небесный дракон» проводит работу с детьми от 7 до 15 лет. В процессе обучения в школе ушу «Небесный дракон» дети укрепляют здоровье, приобретают навыки самообороны и всесторонне развиваются. Система обучения включает в себя:

  • развитие базовые физических качеств — гибкости, силы, координации, выносливости, скорости.
  • цзи бень гун — базовая техника ушу, включающая в себя разнообразные удары руками и ногами, стойки и перемещения в них, балансирование, а также короткие связки движений.
  • работа с таолу — изучение и совершенствование гимнастических комплексов традиционного ушу.
  • отработка ударов руками и ногами на различных снарядах.
  • работа с оружием ушу — (короткая палка, шест, пояс и др.)
  • основы акробатики — различные кувырки, перевороты, сальто, стойки на голове и руках) и прикладной акробатики — различные варианты страховки при падениях, основные акробатические элементы на твердой поверхности.
  • приёмы защиты от ударов и захватов.
  • различные виды единоборств с разной степенью контакта:
  • выведение из равновесия на скамье.
  • туй шоу на месте и в движении — безударный вид единоборства, в основу которого положена техника управления балансом противника толчками рук; прекрасно развивает устойчивость).
  • борьба в стойке и партере.
  • поединки с ограниченным контактом.
  • рукопашный бой по версии школы «Небесный дракон» для детей и подростков. (полноконтактный поединок, в котором разрешены удары руками и ногами, подсечки, броски, удушающие и болевые приёмы. Бой проходит как в стойке, так и в партере).
  • ци гун — дыхательные упражнения для гармонизации психофизического состояния.
  • психотехники работы с сознанием (преодоление страхов, скованности и различных комплексов).
  • простейшие психологические техники, развивающие умение общаться в группе.
  • теория ушу — история возникновения ушу, периоды расцвета и упадка. Основные центры развития ушу; народное, армейское и монастырское ушу; внешние и внутренние стили ушу; оздоровительное, спортивное и прикладное ушу. Понятие о воинской морали (у дэ) и морально-этических нормах как элементе практики воинского искусства.

Обучение ведётся в возрастных подгруппах с учетом психофизиологических особенностей каждого возраста. Так, в младшей возрастной подгруппе (6-8 лет) акцент в обучении делается на развитие таких физических качеств как гибкость, координация, сила и выносливость. Также дети изучают техники самостраховки при падениях и другие разделы акробатики. В обучении преобладает игровой подход.

В средней возрастной подгруппе (9-11 лет) дети изучают базовую технику ушу (базовые шаги, удары, броски, болевые воздействия на суставы, освобождения от захватов и др.), ци гун, различные варианты парной работы (туй шоу на месте и в движении, поединки с ограниченным контактом). Ученики осваивают связки движений и базовые формы традиционного ушу.

В старшей возрастной подгруппе (12-15 лет) более подробно изучаются ци гун и различные дыхательные техники. Помимо изучения базовых гимнастических комплексов и туй шоу (толкающие руки), подростки осваивают более сложные таолу. Больше внимания уделяется прикладной акробатике и контактным поединкам.

В процессе обучения широко используются психотехники для развития внимания, преодоления страха и скованности. Разнообразные психологические игры, включенные в тренировку, направлены на увеличение эффективности межличностной и внутригрупповой коммуникации, умение работать в команде, развития осознанности и чувства ответственности.

Дополнительно к занятиям ушу проходят китайские чайные церемонии, во время которых ребята приобщаются к многовековой культуре Китая и здоровому образу жизни.

В школе ушу «Небесный дракон» обучение направлено прежде всего на развитие и самосовершенствование, а не на завоевание медалей и спортивных титулов. При таком подходе на первое место выходит желание ребёнка заниматься ушу, а не врождённые психофизические качества. Не секрет, что определённую часть детей активное участие в соревнованиях (с первого года обучения) может травмировать как физически, так и психологически. Отсутствие в школе акцента на соревнованиях, помогает избежать формирования таких качеств, как повышенная агрессивность, деление окружающих на «своих» и «чужих» («наша команда – команда другой школы»). Тем не менее, в школе «Небесный дракон» периодически проходят внутренние соревнования:

  • соревнования по ОФП (кто дольше всех простоит в стойке, в упоре лёжа на кулаках…).
  • выведение из равновесия на скамье.
  • туй шоу на месте и в движении (выведение противника из равновесия толчками).
  • поединки с ограниченным контактом.

Факторы, обусловившие разнообразие боевых искусств Востока

Следует отметить, что цели занятий боевыми искусствами на Востоке были различны, иногда прямо противоположны, и зависели от религиозных воззрений, социального статуса адептов, но вне зависимости от целей результат был один — совершенствование боевого искусства.

Высшей целью последователей даосизма было слияние с путем природы, то есть достижение человеком долголетия, а в идеале — бессмертия. Методом поиска эликсира бессмертия становилась внутренняя алхимия, выражавшаяся в психофизическом тренинге посредством создания и совершенствования приемов ушу. Таким образом появилась группа так называемых «внутренних стилей» (нэйцзя), в которых приемы являлись не самоцелью, а несли в себе функциональную нагрузку — были способами совершенствования организма, выводили сознание на космический уровень и, тем самым, позволяли ему управлять природными процессами. Следовательно, чем лучше отшлифованы даосом приемы ушу, тем ближе он к достижению долголетия и бессмертия.

Для последователей буддизма в форме хинаяны (тхеравады) идеалом человека считается архат («достойный») — святой, который достиг освобождения от сансары (круговорота рождений и смертей) и таким образом обрел нирвану. Подобное освобождение становится возможным благодаря соблюдению всех монашеских принципов и правил, а также использованию практики созерцания и медитации. Но при этом ушу оказывается методом работы над сознанием и позволяет достичь состояния просветления в процессе созерцания, то есть выводит сознание на высший уровень.

Предложенные примеры показывают, что приемы ушу использовались в качестве методов для реализации прямо противоположных целей — достижения бессмертия и освобождения от плоти. Это означает, что совершенствование приемов ушу происходило в рамках различных религиозно-философских систем, и доказывает многогранность и многофункциональность боевых искусств.

Также можно говорить о развитии ушу «сверху» и «снизу», что придает боевым искусствам триединый характер: помимо монастырского ушу, существовало еще государственное (военное) и народное.

В древности термином «ушу» обозначали любую воинскую подготовку, но в VI—-VII веках наметилось разделение между воинскими и боевыми искусствами в Китае. Понятие воинского искусства (бинфа) включало в себя умения вести крупномасштабные сражения, управлять войсками, организовывать тренировку и закалку воинов. Воинские методы были исключительно прагматичны, то есть кроме достижения победы в бою никаких других целей не ставилось, и все приемы боевого искусства преследовали только одну задачу — одержать физическую победу над противником. Безусловно, всякий известный полководец был прекрасным бойцом. Как и любой другой представитель китайской элиты, он, в первую очередь, руководствовался принципами конфуцианства. Таким был и китайский полководец XVI века Ци Цзигуан. Он утверждал, что для проявления чувства справедливости и величия духа в восприятии мира необходимо сочетать в занятиях дух как внутреннее начало, и форму как внешнее. Полководец создал собственный стиль цицзяцюань и предписывал воинам тренироваться каждый день. Всех замеченных в недостатке мужества или упорства в бою или на тренировках в наказание отправляли на кухню. Генерал знал, что вид бойца значит не меньше, чем мастерство, поэтому предписывал воинам все время находиться в «грозном состоянии духа», оставаясь абсолютно невозмутимым и не подверженным никаким внешним воздействиям,— так можно выиграть сражение до его начала, если соперник будет подавлен воинственным духом.

Но за рамками воинских искусств оставались мистифицированные методики самосовершенствования, способы психопрактики и медитации. Воинские искусства были монополией элиты и аристократической культуры и никогда не ставили таких целей как достижение просветления или очищение духа. В свою очередь, элементы мистики и даосские воззрения были популярны в народной среде, и именно там формировалась духовная культура ушу.

К VI—-VII векам в народной среде армейские приемы, получив новое осмысление, включались в систему сложных народных мистерий, ритуалов, боевых танцев и переходили на уровень сложного таинства боевого искусства. Народная среда давала новое, более глубокое содержание формам армейского ушу.

Таким образом, в триедином характере боевых искусств именно народное направление позволяло синтезировать мистические элементы монастырского ушу и практику армейских боевых искусств.

Каким образом происходила интеграция боевых искусств? Во-первых, бродячие монахи, демонстрируя свое искусство в деревнях, искали себе учеников в народной среде, открывая им тайный, эзотерический смысл того или иного стиля. В более поздние времена уже настоятели монастырей приглашали бойцов-мирян для подготовки монахов в боевых искусствах. Во-вторых, в эпохи Суй и Тан (конец VI— начало X веков) создаются армии из простолюдинов путем вербовки бойцов из крестьян. Благодаря этому весь комплекс боевых искусств (уи) переходит в народную среду, переплетаясь с народной мистикой и самыми невероятными верованиями.

В императорской армии возникла идея классификации воинского мастерства, то есть особо отличившимся бойцам давались звания — своеобразные воинские разряды. Это неудивительно, так как сам характер воинской подготовки требовал непременных различий в уровне мастерства, зафиксированных на основе неких формально-технических признаков. В народном ушу такого формализма просто не могло быть, так как традиция духовной передачи в ушу стояла выше технических элементов боя и не требовала определения понятия мастерства на основе набора приемов.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Лучшие изречения: При сдаче лабораторной работы, студент делает вид, что все знает; преподаватель делает вид, что верит ему. 9324 — | 7290 — или читать все.

Ссылка на основную публикацию