Моцзяцюань | Karate-krs.ru

Моцзяцюань

Уличное кунфу (14 стр.)

Известный чаньский учитель Чжишань (его имя дословно обозначает «Достигший добродетели»), который был инструктором боевых искусств в южном Шаолине, создал еще один южный стиль – моцзяцюань, или моцюань. Чжишань считал, что даже среди шаолиньских монахов нет достойного того, чтобы ему передать школу. Наконец, после долгих поисков он повстречал простого крестьянина из уезда Хайфэн Мо Чжэцзяо. Мо поразил монаха своей искренней мудростью и внутренней непритязательностью. Даже умудренный Чжишань заметил, что «у этого человека сердце достигло совершенства, а дух пребывает в состоянии пустоты, как у древних учителей».

Мо Чжэцзяо и стал первым учеником монаха, который предписал ему передавать школу лишь одному из последователей и никогда не брать к себе много учеников. Лишние ученики зачастую лишь уменьшали концентрацию духовной передачи, которая должна существовать в школе кунфу, а искусство как бы разбавлялось, низводилось до имитации формы, не достигая вершин передачи Учения от сердца к сердцу.

Долгое время наследие монаха передавалось непосредственно от отца к сыну или наиболее достойному родственнику. В процессе этой передачи сформировалось несколько таолу, одно из которых считалось тайным для всех посторонних и демонстрация его вне пределов школы была запрещена – это комплекс «Кулак истинного предка». Всего же в стиле изучается пять таолу. В этом стиле, так же как и в лицзяцюань, атака совершалась из боковой позиции, а особый упор в бою делался на обманные действия ногами; считалось, что на один настоящий удар ногой должно приходиться семь финтов. Все удары ногами наносились не выше уровня живота, например, «удар хвостом тигра» – боковой удар в пах или «удар пяткой петуха» – удар ногой сверху вниз.

Последний из пяти крупных стилей – люцзяцюань, или люцюань, был создан неким Лю Шэном по прозвищу Трехглазый Лю. Рассказывают, что к нему невозможно было подойти незамеченным ни со спины, ни когда он спал. Казалось, что он видит неким третьим глазом своих соперников, однако сам Лю считал, что это может сделать каждый, кто постигнет тайны его стиля и достигнет сверхчувствительности. Бойцы этого стиля специально отрабатывали не только чувствительность, но и способ одновременной атаки и защиты, производимой из высоких стоек. Удары должны сыпаться один за другим, причем сам боец постоянно вращается, быстро подскакивая к противнику и столь же стремительно уходя от его атаки.

В классическом виде эти пять южных стилей почти не практикуются, лишь в деревнях можно еще встретить настоящих мастеров, однако и их сейчас осталось крайне мало. Пять стилей были сведены в единый комплексный наньцюань, который сейчас преподается как оздоровительный стиль. Комплекс современного наньцюань состоит из четырех-пяти частей, каждая из которых соотносится с одним из традиционных стилей и определенным животным. Первая часть – стиль хунцзяцюань, имитирующий движения тигра, вторая – стили лицзяцюань и еще один южный стиль сяцзяцюань, соответствующие движениям журавля, третья – это обобщение стилей хаккацюань и формы дракона, четвертая – стиль Цайлифо и имитация движений змеи и леопарда. Заметим, что это сугубо спортивно-гимнастический аспект современного кунфу, в то время как традиционные формы отличались как по смыслу, так и по преподаванию.

Возвращаясь к традиционным стилям кунфу юга, упомянем еще о нескольких из них, получивших широкую известность. В XIX в. началась быстрая интеграция стилей, появились и мастера, владеющие в совершенстве двумя-тремя стилями и пытавшиеся их обобщать. Как показал опыт, последнее не всегда удавалось: иногда сам создатель был недостаточно подготовлен и переоценивал свои способности духовного учителя, в других случаях стиль создавался как набор приемов, но не как мощный сплав способов передачи традиции боевых искусств, и тогда он умирал во втором-третьем поколении.

Удачных новшеств было крайне мало, за исключением стиля цайлифо, который создал Чэнь Хэн (1815 г. – ?) из уезда Синьхуэй в Гуандуне. Его отец Чэнь Юаньху был известнейшим мастером по древнему стилю фоцзяцюань – «кулак буддийской школы». Фоцзяцюань был распространен в основном среди буддийских сект и включал много упражнений, развивающих циркуляцию ци, – нэйгун, и в равной степени сочетавший мягкие и жесткие движения.

Чэнь Хэн так увлекся изучением кунфу, что вскоре отец признался, что передал ему все свои знания. После этого Чэнь просит учителя Ли Юшаня взять его в ученики. Алмазный Ли согласился не сразу, и Чэню пришлось ждать несколько месяцев, пока Ли ввел его в свой двор и начал показывать лицзяцюань. Когда обучение подходило к концу, сам Ли посоветовал Чэнь Хэну обратиться к шаолиньскому монаху Цай Фусюэ, у которого талантливый ученик овладел основами цайцзяцюань.

После многолетнего обучения Чэнь Хэн постарался обобщить стили и в конце концов создал сорок девять базовых комплексов, многие из которых он перенял из других южных стилей. Основой его стиля стали многочисленные передвижения, преимущественное использование рук и мощных рубящих движений предплечьями.

Сейчас можно насчитать более ста стилей кунфу, распространенных на юге Китая. Одни из них имитируют движения животных, о чем уже рассказывалось, другие основываются на жестких мощных движениях: южный шаолиньский стиль, стиль архатов, 28 шагов Шаолиня. Третьи базируются на хитроумных уходах, побеждая силу податливостью и гибкостью, например, стиль обезьяны, или юнчунь, – стиль вечной весны. Есть ли в них техническое сходство? Можем ли мы обнаружить несколько общих принципов этих стилей.

Нередко считают, в том числе и в Китае, что характерными чертами для южных стилей являются низкие позиции и преимущественное использование рук. Однако, например, в стиле юнчунь две базовые позиции – это стойки на чуть согнутых ногах. Один из сложнейших стилей, созданный более ста лет назад, санши-лю лу сунцзянцюань – тридцать шесть связок Сун Цзяна – предусматривает удары ногами. Бойцы, использующие этот стиль, не кричат во время боя или исполнения таолу, так как считают, что «если откроешь рот, то и ци рассеется».

И на юге, и на севере Китая кунфу было одинаково сложным и одинаково многогранным. Нередко оно выступало как символ национальной гордости в борьбе с иностранцами, например, во время прихода манчжуров в XVII в. или восстания ихэтуаней (боксеров) в 1898–1901 гг. Кунфу способствовало сохранению духовных ценностей китайской культуры, служило своеобразным каналом их передачи от поколения к поколению. Это был своеобразный диалог предков и последователей, переплетение мифов и реальности боевых искусств.

Как-то шаолиньский наставник Игуань (XVIII в.), чье имя символично переводится как «Пронзающий Единым», заметил в своем сочинении:

Первоучителя почтительно передали нам искусство боя.

Использовали его, оберегая семью и защищая обитель.

Монашеское братство, изучая его, упражнялось, не зная покоя.

Через тысячу осеней, через мириады поколений – его вечный хранитель.

Но времена меняются, и поэтому в ответе, который через сотни лет написал на это стихотворение современный монах-боец Суфа, надежда смешивается с беспокойством:

Передались через тысячу осеней способы боевой техники.

Искусство и ремесло первоучителей сохранив,

Сегодня познают мастерство наши потомки.

О, если бы и последующим поколениям хватило бы упорства!

Наследие древних монахов

Изучающий кунфу движется от того, что имеет форму, к тому, что не имеет и следа, постигая в этом Небесном искусстве сокровенно утонченное начало.

ЧЭНЬ СИНЬ, мастер кунфу (XIX в.)

Часто начинающие задают вопрос: сколько требуется времени, чтобы овладеть кунфу? Вряд ли такой вопрос может возникнуть у тех, кто уже занимается кунфу три-четыре года. За этот период становится ясно, что кунфу нельзя выучить, запомнив несколько десятков движений. Кунфу – это прежде всего принципы, а не движения, и для того чтобы познать их, уходит вся жизнь.

Нередко можно слышать разговоры о тайной технике, секретном оружии бойцов кунфу, которые открывались лишь посвященным после долгих проверок. Несомненно, секреты в кунфу существуют, и их немало. Однако тайна заключается не в том, как наносить удар и ставить блок (хотя многие и этого не знают – не выучили), а в методике преподавания и долговременном планировании изучения кунфу.

Начиная обучение, занятия надо рассчитывать на многие годы. За это время будут постепенно меняться и ваш режим тренировок, и конкретные упражнения, и сочетание различных таолу, и способы дыхания. Но главное – кунфу всегда развивается не вширь (это первый этап занятий), а вглубь. Не случайно многие шаолиньские стили включали лишь два-три таолу, и на их основе ученики постигали все многообразие оттенков искусства. В результате человек как бы перешагивал через форму, овладев внешним движением, начинал видеть его внутреннюю сущность. Именно эту способность ощущать кунфу и жить в кунфу, а не просто заниматься им, и имел в виду Чэнь Синь, говоря о постепенном движении бойца кунфу к тому, «что не имеет и следа».

Стили преподаваемые в школе

Тайцзицюань

Синъицюань

Шаолиньцюань

Термин ушу, что в переводе с китайского значит «воинское искусство», является уникальной системой воспитания тела и духа.

История возникновения ушу начинается ещё с III века н.э., когда в Китае начались попытки систематизации подготовки воинов на основе существующих в то время видов борьбы и рукопашного боя, таких как шуайцзяо, цзюэди, шоубо. Можно выделить несколько этапов в становлении ушу как единой и многогранной системы, каковой она является на сегодняшний день: введение обучения бою с оружием и голыми руками в армии; появление индийского буддийского миссионера Бодхидхармы в монастыре Шаолинь (об этом можно почитать в разделе Шаолиньцюань); культурная революция в Китае.

В ушу насчитывается порядка четырёхсот стилей, которые можно разделить на внутренние стили, называемые нэйцзя, такие как багуачжан, тайцзицюань и синъицюань, и внешние — вэйцзя, к которым относится большинство остальных стилей, таких как шаолиньцюань. Есть также методика деления на направления по происхождению: шаолиньское, уданское и эмэйское, а также деление стилей на «северные» и «южные». Считается, например, что для «северных» стилей характерна амплитудная работа и бой на длинной и средней дистанциях, для «южных» же — короткая резкая техника боя на средней и короткой дистанциях. Тем не менее вышеупомянутые методы классификации не абсолютны — занимающийся внешним стилем всё равно обязательно уделяет внимание работе с внутренней энергией ци; мастер внутреннего стиля всегда сохраняет отменную физическую форму.

Тут следует отметить, что несмотря на разделение стилей на внешние и внутренние, управление внутренней энергией ци является основополагающим аспектом достижения мастерства абсолютно во всех стилях ушу. Многие великие учителя сравнивали ци с вечно вьющейся нитью, пронизывающей всё тело. «Нельзя тренировать только что-либо одно. Если тренировать только физическую силу, не будет живости и лёгкости в движениях; если думать только о ци, движения будут неуклюжими», — эти слова мастера тайцзицюань Фэн Чжицяна являются отличной иллюстрацией одного из основных принципов занятий ушу. Развитие навыков работы с ци в разных стилях имеет различные формы: медитации, комплексов дыхательных упражнений, статических упражнений. Соответственно, для медитации ученик должен был быть чист помыслами, поэтому высокие моральные требования к ученикам предъявлялись как при развитии ушу в воинской среде, так и в монастырях. Замечательно характеризует подход к этическому воспитанию при обучении ушу древнее китайское моральное требование: «Отрешаться от дурных наклонностей прежде, чем они проявятся в сознании».

Расцвет ушу, и основное оформление его как классифицированной и упорядоченной системы физического и духовного воспитания приходится на XVI — XVII века. Тут необходимо упомянуть вклад генералов Юй Даю и Ци Цзигуана, являвшихся выдающимися мастерами ушу. Перу Юй Даю принадлежит обобщающий и систематизирующий трактат о владении прямым мечом и палкой «Цзяньцин». Ци Цзигуан свёл достижения различных ветвей ушу в своём трактате «Цзисяо синьшу».

После культурной революции в Китае ушу претерпело некоторые изменения. Были признаны опасными и упразднены поединки по ушу, и ушу было переведено в разряд спорта. Для поединков был придуман как бы отдельный раздел под названием саньда. Комплексы ушу (таолу) тоже не остались без внимания — были синтезированы спортивные стили ушу: чанцюань — «Длинный кулак», на основе шаолиньцюань, паоцюань, чацюань и других, и наньцюань — «Южный кулак», основанный на хунцзяцюань, цайлифоцюань, лицзяцюань, люцзяцюань и моцзяцюань, и некоторых других. Отсюда появилось ещё одно современное деление ушу на спортивное и традиционное.

По ушу, как спортивному так и традиционному, проводятся соревнования, неизменно пользующиеся популярностью. Соревнования по таолу проводятся на ковре размером 14х8 метров. Оценки выставляются по десятибалльной системе, в которой, кстати, кроме технического мастерства исполнения учитываются такие параметры, как, например, сила взгляда и наполненность движений.

Массовость занятий ушу в Китае поразительна: известные полководцы и политические деятели Поднебесной, как например Сунь Ятсен, занимались тем или иным направлением ушу; и в то же время почти каждый видел кадры китайских парков и площадей, где множество людей сосредоточенно и с удовольствием ежедневно отрабатывают комплексы ушу.

Моцзяцюань

УШУ чуаньтун таолу

УШУ чуаньтун таолу «традиционные комплексы» — это раздел спортивного УШУ, принятый в России в соответствии с ЕВСК (Единая Всероссийская спортивная классификация).

В соревновательную программу чуаньтун таолу включены те виды традиционного УШУ, которые издревле практиковались в Китае и на основе которых были созданы спортивные виды современного УШУ. Если чанцюань таолу привлекает своей сложностью и динамикой исполнения, то в чуаньтун таолу можно найти удивительное разнообразие кулачной техники северных и южных, «внутренних» и «внешних», а также шаолиньского и множества подражательных стилей УШУ. Кроме этого, чуаньтун таолу включает в себя богатейший арсенал традиционного оружия УШУ, не характерного для спортивных видов, такое, как: алебарда, девятизвенная цепь, парные ножи, мечи или крюки, спицы, трехзвенный и двухзвенный (аналог нунчаков) цеп, кнут и многое другое.

Не редко, в России принято включать в комплексы традиционного УШУ чуаньтун не типичные для исконного стиля акробатические элементы, пробежечки, а так же элементы повышенной сложности, так необходимые в чанцюань таолу. Судьи оценивают выступления с использованием практически тех же критериев, что и в спортивном таолу. От чанцюань таолу традиционное чуаньтун отличается большим количеством видов и номинаций для выступления, а также большим количеством используемого традиционного китайского оружия. Но тут же необходимо отметить, что традиционное чуаньтун таолу не имеет прямого отношения к реальному традиционному боевому УШУ, которое использовалось для самозащиты и ведения реальных рукопашных схваток.

Виды традиционного чуаньтун таолу без оружия разделены на шесть групп по принципам приложения силы, схожести принципов движения, техник и т.п.
Традиционное цюаньшу :
1 группа – Багуачжан, Синъи-цюань, традиционный тайцзицюань, гуйдин янши тайцзицюань, гуйдин ченьши тайцзицюань;
2 группа – Суншань Шаолиньцюань;
3 группа – Северные стили (Чацюань, Хуацюань, Танцюань и др.);
4 группа – Южные стили (Цайлифоцюань, Хунцзяцюань, Моцзяцюань и др.);
5 группа – Тунбэйцюань, Фаньцзыцюань, Пигуацюань, Бацзицюань;
6 группа – Сянсинцюань (подражательные стили: дракон, журавль, тигр, богомол, змея, орел и др.)

Виды традиционного чуаньтун тоалу с оружием разделены на два основных: «короткое» и «длинное» оружие, но кроме этого они еще подразделяются на «гуньшу» комплексы с гибким шестом, «парное» оружие, которое включает в себя любое оружие короткое или длинное, но парное и «гибкое» оружие: двухзвенный цеп (типа нунчаки), трехзвенный и девятизвенный цеп, кнут и др.

Традиционное цисе:
1 группа – традиционное гуньшу;
2 группа – традиционное дуаньбин (короткое оружие), гуйдин янши тайцзицзянь, гуйдин ченьши тайцзицзянь, традиционный тайцзицзянь;
3 группа – традиционное чанбин (длинное оружие, кроме гунь);
4 группа – традиционное шуанбин (парное оружие);
5 группа – традиционное жуаньбин (гибкое оружие).

Выступления в программе «дуйлянь» — сценические (постановочные) поединки — включают в себя: поединки один на один или один против нескольких противников без оружия, с оружием, вооруженного(ых) против безоружного(ых). Групповые выступления (цзитисянму) служат зрелищным финалом всех соревнований по УШУ.

Традиционные дуйлянь:
1 группа — без оружия
2 группа — с оружием

Для участия в многоборье спортсмену необходимо получить оценки в 3 дисциплинах индивидуальной программы, например — 1 цюаньшу и 2 цисе (два разных вида оружия) или 2 цюаньшу (2 разных вида без оружия) и 1 цисе, или 1 цюаньшу, 1 цисе и традиционное дуйлянь, или 1 цюаньшу, 1 цисе и традиционное дуйлянь-цисе.


ШАОЛИНЬСЫ ЦЮАНЬ




Моцзяцюань

Светильник для тела есть око.

Итак, если око твое будет чисто,

то все тело твое будет светло;

если же око твое будет худо,

то все тело твое будет темно.

Итак, если свет, который в тебе,

есть тьма, то какова же тьма?

(Еванг. от Матфея, гл.6, стихи 22, 23)

Понятие «рукопашная схватка» в настоящее время превратилось в реальность не только для спортсменов, военных и бойцов спецподразделений, но и, к сожалению, для обычных граждан нашей страны, не взирая на их пол и возраст. В сложившейся ситуации, когда государство не может гарантировать безопасность своих граждан, наиболее целесообразным представляется позаботиться об оной (безопасности) самим гражданам — «спасение утопающих дело рук самих утопающих». Как свидетельствует многовековой опыт развития боевых искусств краеугольным камнем эффективности рукопашной схватки является психологическая готовность, которую невозможно купить в магазине и получить в качестве подарка на день рождения. Основным средством и методом психологической подготовки бойцов всегда являлись различные виды психотехники, наибольших успехов в развитии которых достигли мастера боевых искусств стран Дальнего Востока. Надеемся, что предлагаемая вниманию читателей публикация поможет в изучении данного вопроса и, что самое главное, поможет осознать доступность и эффективность основных психотехник японского дзена, буддийской виппасаны-медитации, китайских даоинь и тайцзицюань для наших современников.

Восьмидесятые годы, во многом переломные для нашей страны, стали важнейшею вехой и в истории ее физической культуры. Именно тогда спортивная жизнь России начала обогащаться боевыми искусствами Дальнего Востока. Из-за несметного количества экзотических школ и бурных потоков популярной информации напоминающей монголо-татарское нашествие сначала, хотя и во многом упорядоченная впоследствии, традиция эта не только вызывает все больше вопросов, но и словно бы держится особняком как от привычных для нас единоборств — бокса и вольной борьбы, например, так и от родственного ей по форме кикбоксинга. Тем не менее, в процессе многолетнего преподавания каратэ, ушу и кикбоксинга все с большей и большей ясностью стали осознаваться необходимость и возможность интеграции столь разных типов физической культуры. И вот, от тренировки к тренировке, словно подводные скалы во время отлива, стали проявляться долгожданные точки соприкосновения.

В чем сущность боевых искусств Востока ? Где их начало? Какова их история? Чем обусловлено качественное отличие школ китайского ушу друг от друга, их совокупности от боевых школ Кореи, Японии, Вьетнама, других стран Дальнего Востока? Почему именно там, а не на Западе единоборства получили столь разностороннее и совершенное развитие, в то время как колыбель физической культуры в современном понимании находится в Западной Европе, Восток же познакомился с ней лишь в двадцатом столетии? Что такое спорт, и почему он появился в Древней Греции? Чем отличается Олимпийское движение ХХ века от Олимпиад Эллады и где проведена та заветная черта, что отделяет физическую культуру Запада от столь на нее не похожую сестру с Дальнего Востока? Есть ли между ними вообще что-то общее, и, если есть, то к чему может привести развитие этой общности?

Хотелось бы заметить, что ответы на вышеизложенные вопросы, которые и составляют содержание данной книги не придуманы, но выкристаллизовались в ходе почти двадцатилетней тренерской деятельности — общения со студентами, другими преподавателями, наставниками из Китая, мастерами из Японии, Кореи и Вьетнама. Да и причина их появления вовсе не случайна — едва ли на сегодняшний день найдется хотя бы один вид спорта, кроме тех, что складываются на основе восточных единоборств, само существование которого настолько зависело бы от прояснения подобного рода общих вопросов. Чего, например, стоит одно лишь надуманное противопоставление боевых искусств Азии и спорта высших достижений с естественно вытекающим из него тезисом, будто превращение этих единоборств в спортивную дисциплину равносильно потере ими своей духовной основы? Конечно же, отличие спорта высших достижений от религиозной практики даосов или буддийских монахов очевидно, но не является ли это несоответствие двумя сторонами единой медали? А ведь именно к такому выводу мы подошли после продолжительного изучения духовного наследия стран Юго-Восточной Азии и внедрения медитативных практик випассаны, дзэн и цигун в профессиональный кикбоксинг, в частности. И результатом тому — не только многочисленные чемпионы Европы по спортивному ушу-таолу, но и трехкратный чемпион мира по кикбоксингу А. Жмакин. Все — воспитанники нашей кафедры.

Ознакомление с этой книжкой было бы полезно как нашим студентам, всем желающим заниматься спортивно-боевыми единоборствами в Академии им. П.Ф. Лесгафта, так и изучающим указанные боевые искусства самостоятельно. В самом деле, сегодня, как и пять лет назад, осознанность абитуриентами нашей кафедры своего выбора оставляет желать гораздо лучшего.

Материалом для книги послужили более двухсот литературных источников, в числе которых видное место занимают последние исследования китайских специалистов. Поскольку же она представляет собой популярное изложение предыдущей монографии С.Г. Гагонина «Спортивно — боевые единоборства: от древних ушу и бу-дзюцу до профессионального кикбоксинга» (С.П.Б, 1997), ознакомиться со списком литературы можно по указанному изданию. В настоящей книге существенно переработан материал о соотношении физической культуры Дальнего Востока и Европы. Во всем, что касается агона как специфики Олимпийского движения Античности, мы руководствовались трудом А. И. Зайцева «Культурный переворот в Древней Греции 8-5 в.в. до н. э.» (Ленинград, изд. Л.Г.У, 1985). Материал о религиозном контексте Игр, в особенности трактовка «кайрос» представляет собою частичное изложение взглядов М.Л. Гаспарова, стихи Пиндара цитируются в его переводе, а приложение 1 — перепечатку из подготовленного им издания «Пиндар. Вакхилид. Оды, фрагменты.М., Наука, 1980).

Раздел 1. Исторические аспекты боевых искусств

Есть два рода благ: одни — человеческие, другие — божественные. Человеческие зависят от божественных. И если какое-либо государство получает большие блага, оно одновременно приобретает и меньшие, в противном же случае лишается и тех и других.

Меньшие блага — это те, во главе которых стоит здоровье, затем идет красота, на третьем месте — сила в беге и остальных телесных движениях, на четвертом — богатство,

но не слепое, а зоркое, спутник разумности.

Первое же и главенствующее из божественных благ — это разумение.

Глава 1. Физическая культура и боевые

единоборства в Древней Греции.

О различии, чуть ли не противоположности, даже, культур дальневосточной и европейской написаны десятки, если не сотни книг, имя же научным статьям, посвященным тем или иным их аспектам, без преувеличения — легион. Собственно говоря, коль скоро цель настоящей публикации — своеобразие единоборств Юго-Восточной Азии, с прояснения этого различия было бы необходимо начать и ее. Хотя и из-за характера книги и по причине исключительной сложности вопроса таковая задача кажется чрезмерной, тот же характер и та же причина позволяют ограничиться исключительно абрисом полноценной картины. Конечно же, даже для этого необходимо понимание специфики физической культуры Европы как необходимого контраста соответствующей ей азиатской традиции.

1.1. Социально-географические причины культурного переворота в Древней Греции.

Кажется, что уже само географическое положение наделило Грецию исключительным значением обреченного на смерть ради последующих плодов зерна — крошечный полуостров под нависшей словно грозовая туча Европой. И действительно, из всех достижений эллинов в области культуры и науки нет, пожалуй, ни одного, которое, пусть и в зародышевом состоянии у своих создателей, не повлияло бы в той или иной степени на достижения нового времени. Что же касается Востока, то столь органично воспринятым им демократической форме правления, науке вообще в современном ее понимании и, наконец, спорту он, так же как и мы, обязан грекам.

УШУ чуаньтун таолу

УШУ чуаньтун таолу — «традиционные комплексы» — это раздел спортивного УШУ, принятый в России в соответствии с ЕВСК (Единая Всероссийская спортивная классификация).

В соревновательную программу чуаньтун таолу включены те виды традиционного УШУ, которые издревле практиковались в Китае и на основе которых были созданы спортивные виды современного УШУ. Если чанцюань таолу привлекает своей сложностью и динамикой исполнения, то в чуаньтун таолу можно найти удивительное разнообразие кулачной техники северных и южных, «внутренних» и «внешних», а также шаолиньского и множества подражательных стилей УШУ. Кроме этого, чуаньтун таолу включает в себя богатейший арсенал традиционного оружия УШУ, не характерного для спортивных видов, такое, как: алебарда, девятизвенная цепь, парные ножи, мечи или крюки, спицы, трехзвенный и двухзвенный (аналог нунчаков) цеп, кнут и многое другое.

Не редко, в России принято включать в комплексы традиционного УШУ чуаньтун не типичные для исконного стиля акробатические элементы, пробежечки, а так же элементы повышенной сложности, так необходимые в чанцюань таолу. Судьи оценивают выступления с использованием практически тех же критериев, что и в спортивном таолу. От чанцюань таолу традиционное чуаньтун отличается большим количеством видов и номинаций для выступления, а также большим количеством используемого традиционного китайского оружия. Но тут же необходимо отметить, что традиционное чуаньтун таолу не имеет прямого отношения к реальному традиционному боевому УШУ, которое использовалось для самозащиты и ведения реальных рукопашных схваток.

Виды традиционного чуаньтун таолу без оружия разделены на шесть групп по принципам приложения силы, схожести принципов движения, техник и т.п.
Традиционное цюаньшу:
1 группа – Багуачжан, Синъи-цюань, традиционный тайцзицюань, гуйдин янши тайцзицюань, гуйдин ченьши тайцзицюань;
2 группа – Суншань Шаолиньцюань;
3 группа – Северные стили (Чацюань, Хуацюань, Танцюань и др.);
4 группа – Южные стили (Цайлифоцюань, Хунцзяцюань, Моцзяцюань и др.);
5 группа – Тунбэйцюань, Фаньцзыцюань, Пигуацюань, Бацзицюань;
6 группа – Сянсинцюань (подражательные стили: дракон, журавль, тигр, богомол, змея, орел и др.)

Виды традиционного чуаньтун тоалу с оружием разделены на два основных: «короткое» и «длинное» оружие, но кроме этого они еще подразделяются на «гуньшу» комплексы с гибким шестом, «парное» оружие, которое включает в себя любое оружие короткое или длинное, но парное и «гибкое» оружие: двухзвенный цеп (типа нунчаки), трехзвенный и девятизвенный цеп, кнут и др.

Традиционное цисе:
1 группа – традиционное гуньшу;
2 группа – традиционное дуаньбин (короткое оружие), гуйдин янши тайцзицзянь, гуйдин ченьши тайцзицзянь, традиционный тайцзицзянь;
3 группа – традиционное чанбин (длинное оружие, кроме гунь);
4 группа – традиционное шуанбин (парное оружие);
5 группа – традиционное жуаньбин (гибкое оружие).

Выступления в программе «дуйлянь» — сценические (постановочные) поединки — включают в себя: поединки один на один или один против нескольких противников без оружия, с оружием, вооруженного(ых) против безоружного(ых). Групповые выступления (цзитисянму) служат зрелищным финалом всех соревнований по УШУ.

Традиционные дуйлянь:
1 группа — без оружия
2 группа — с оружием

Для участия в многоборье спортсмену необходимо получить оценки в 3 дисциплинах индивидуальной программы, например — 1 цюаньшу и 2 цисе (два разных вида оружия) или 2 цюаньшу (2 разных вида без оружия) и 1 цисе, или 1 цюаньшу, 1 цисе и традиционное дуйлянь, или 1 цюаньшу, 1 цисе и традиционное дуйлянь-цисе.

Моцзяцюань

Термин ушу, что в переводе с китайского значит «воинское искусство», является уникальной системой воспитания тела и духа.

История возникновения ушу начинается ещё с III века н.э., когда в Китае начались попытки систематизации подготовки воинов на основе существующих в то время видов борьбы и рукопашного боя, таких как шуайцзяо, цзюэди, шоубо. Можно выделить несколько этапов в становлении ушу как единой и многогранной системы, каковой она является на сегодняшний день: введение обучения бою с оружием и голыми руками в армии; появление индийского буддийского миссионера Бодхидхармы в монастыре Шаолинь (об этом можно почитать в разделе Шаолиньцюань); культурная революция в Китае.

В ушу насчитывается порядка четырёхсот стилей, которые можно разделить на внутренние стили, называемые нэйцзя, такие как багуачжан, тайцзицюань и синъицюань, и внешние — вэйцзя, к которым относится большинство остальных стилей, таких как шаолиньцюань. Есть также методика деления на направления по происхождению: шаолиньское, уданское и эмэйское, а также деление стилей на “северные” и “южные”. Считается, например, что для “северных” стилей характерна амплитудная работа и бой на длинной и средней дистанциях, для “южных” же — короткая резкая техника боя на средней и короткой дистанциях. Тем не менее вышеупомянутые методы классификации не абсолютны — занимающийся внешним стилем всё равно обязательно уделяет внимание работе с внутренней энергией ци; мастер внутреннего стиля всегда сохраняет отменную физическую форму.

Тут следует отметить, что несмотря на разделение стилей на внешние и внутренние, управление внутренней энергией ци является основополагающим аспектом достижения мастерства абсолютно во всех стилях ушу. Многие великие учителя сравнивали ци с вечно вьющейся нитью, пронизывающей всё тело. «Нельзя тренировать только что-либо одно. Если тренировать только физическую силу, не будет живости и лёгкости в движениях; если думать только о ци, движения будут неуклюжими», — эти слова мастера тайцзицюань Фэн Чжицяна являются отличной иллюстрацией одного из основных принципов занятий ушу. Развитие навыков работы с ци в разных стилях имеет различные формы: медитации, комплексов дыхательных упражнений, статических упражнений. Соответственно, для медитации ученик должен был быть чист помыслами, поэтому высокие моральные требования к ученикам предъявлялись как при развитии ушу в воинской среде, так и в монастырях. Замечательно характеризует подход к этическому воспитанию при обучении ушу древнее китайское моральное требование: «Отрешаться от дурных наклонностей прежде, чем они проявятся в сознании».

Расцвет ушу, и основное оформление его как классифицированной и упорядоченной системы физического и духовного воспитания приходится на XVI — XVII века. Тут необходимо упомянуть вклад генералов Юй Даю и Ци Цзигуана, являвшихся выдающимися мастерами ушу. Перу Юй Даю принадлежит обобщающий и систематизирующий трактат о владении прямым мечом и палкой «Цзяньцин». Ци Цзигуан свёл достижения различных ветвей ушу в своём трактате «Цзисяо синьшу».

После культурной революции в Китае ушу претерпело некоторые изменения. Были признаны опасными и упразднены поединки по ушу, и ушу было переведено в разряд спорта. Для поединков был придуман как бы отдельный раздел под названием саньда. Комплексы ушу (таолу) тоже не остались без внимания — были синтезированы спортивные стили ушу: чанцюань — «Длинный кулак», на основе шаолиньцюань, паоцюань, чацюань и других, и наньцюань — «Южный кулак», основанный на хунцзяцюань, цайлифоцюань, лицзяцюань, люцзяцюань и моцзяцюань, и некоторых других. Отсюда появилось ещё одно современное деление ушу на спортивное и традиционное.

По ушу, как спортивному так и традиционному, проводятся соревнования, неизменно пользующиеся популярностью. Соревнования по таолу проводятся на ковре размером 14х8 метров. Оценки выставляются по десятибалльной системе, в которой, кстати, кроме технического мастерства исполнения учитываются такие параметры, как, например, сила взгляда и наполненность движений.

Массовость занятий ушу в Китае поразительна: известные полководцы и политические деятели Поднебесной, как например Сунь Ятсен, занимались тем или иным направлением ушу; и в то же время почти каждый видел кадры китайских парков и площадей, где множество людей сосредоточенно и с удовольствием ежедневно отрабатывают комплексы ушу.

Уличное кунфу

СОДЕРЖАНИЕ.

СОДЕРЖАНИЕ

Кунфу – реальность через призму мифов

Что недостойнее мудрого мужа, чем придерживаться ложного или, ничуть не сомневаясь, защищать то, что недостаточно исследовано и продумано?

Казалось бы, совсем недавно мы узнали краткое, но удивительно емкое слово «кунфу» – китайские боевые искусства. А уже сколько легенд оно породило на европейской почве, сколько поклонников завоевало себе! У кунфу есть и свои противники, говорящие о потенциальном вреде, которое оно несет здоровью и обществу.

Однако и противники, и сторонники кунфу редко могут привести веские аргументы в пользу своей позиции. Слишком мало пока известно достоверных материалов, а основные источники по истории и философии кунфу остаются непрочитанными и непереведенными. Спор же без фактов, когда в ход идут только легенды и мифы, не имеет смысла. Нередки и прямые мистификации некоторых не слишком щепетильных мастеров кунфу. Вот почему боевые искусства, выйдя из подвалов и получив официальный статус, до сих пор для многих представляют собой некую терра инкогнито.

Автор при написании книги использовал исключительно китайские источники: древние трактаты, хроники, жизнеописания, никогда ранее не публиковавшиеся на европейских языках.

Небольшой объем книги не позволяет описать весь спектр китайских боевых искусств, прошедших долгий путь развития, в связи с чем автор решил затронуть лишь один аспект кунфу, вызывающий наибольшее количество споров и спекуляций, порождающий немало легенд. Это знаменитое шаолиньское направление боевых искусств, ведущее свою легендарную историю от Шаолиньского монастыря в провинции Хэнань. Его история во многом мифологична и, увы, не соответствует тем представлениям, которые щедро описываются в научно-популярной литературе и в газетах. Примеряя китайские одежды, мы порой забываем, что за их внешней пестротой и буйством неупорядоченных красок лежит удивительное внутреннее единство, объясняемое цельностью китайской духовной традиции. Поэтому, рассказывая об кунфу, мы прежде всего должны подчеркнуть глубину образов и символов, стоящих за бесхитростными мифами о подвигах мастеров.

А нужно ли современному поклоннику кунфу знать его историю и философию? Может быть, вполне достаточно грамотно и тщательно изучить обширный технический арсенал кунфу? Внутренний смысл кунфу всегда потаен от занимающегося, он познаваем лишь косвенно через понимание общих принципов китайской культурной традиции, эстетики, философии и мифологии. История кунфу – это прежде всего непосредственный путь к пониманию данного искусства. И если поклонник кунфу осознает, что перед ним предстало нечто большее, чем обыкновенный способ оздоровления или рукопашный бой, – значит, первый, но самый важный шаг к постижению тайн собственной природы он уже сделал.

Много споров вызывает вопрос, откуда произошло кунфу и когда оно возникло. Некоторые видят его корни в индийской йоге, даже говорят о некой «йоге борьбы». Другие же считают, что боевые искусства были привнесены в Китай во время походов Александра Македонского в IV в. до н. э. Вряд ли можно считать эти предположения серьезными гипотезами, хотя бы потому, что уже в VI–V вв. до н. э. при дворах правителей Китая устраивались смотры лучших кулачных бойцов, проводились состязания между профессиональными воинами. Нет никаких сомнений, что кунфу сформировалось непосредственно на китайской почве, отразив то удивительное переплетение различных философских течений, верований и представлений, которые господствовали в Китае.

Однако в кунфу немало настоящих загадок, разрешить которые можно, лишь внимательно изучив древние хроники. Например, действительно ли монахи Шаолиньского монастыря занимались кунфу? Что принес в Китай индийский миссионер Бодхидхарма, считающийся создателем шаолиньских боевых искусств? Что вообще преподавалось и передавалось в школах кунфу? Здесь мы попытаемся ответить лишь на часть этих вопросов, однако не будем забывать, что любой ответ является лишь началом еще более запутанных тайн.

Тайна кунфу состоит не в каком-то отдельном приеме или упражнении, она заключается прежде всего в самом смысле кунфу. Не случайно говорили, что «истинное кунфу начинается в сердце», то есть в самой душе человека. Потому-то и путь к кунфу всегда связывался в Китае с путем в глубь себя. Лишь опытный учитель мог указать эту дорогу, и лишь искренний ученик мог увидеть ее. Доверие ученика к наставнику превращалось в основу основ обучения. Но и сам учитель должен был верить своему ученику, так как доверял ему часть своего сердца, того Знания, которое сам получил от первоучителей.

Кунфу могло умереть и тогда, когда ученик проявлял духовное непонимание сути искусства, как говорили китайские мастера, не постигал «всеприемствование духа Учения». В этом случае вся техника превращалась в груду бессмысленных и не приносящих пользы обломков. Передавался не прием, а принцип, который мог открыться и в одном движении. Хотя в школах кунфу изучали сотни комплексов—таолу, все они, по существу, сводились к «всепреемствованию духа». Именно в этом и состоит сложность кунфу, порой недоступная европейцам, пытающимся разглядеть что-нибудь «загадочное» во внешней форме.

Традиционно кунфу разделяется на стили внешней и внутренней семьи. К внешним относят шаолинь- цюань (шаолиньский кулак) и ряд других стилей. К внутренним – тайцзицюань (кулак великого предела), багуачжан (ладонь восьми триграмм), синьицюань (кулак формы и воли). Примечательно, что такое разделение стилей возникло в недрах внутренних стилей, ибо внешнее существует лишь как проекция внутреннего. Частично это отразило своеобразную полемику, которая шла в кунфу в XVII–XVIII вв., сводившуюся к нехитрому вопросу: «Какой стиль более истинный?» Посмотрев повнимательнее, мы заметим, что базируются все стили на общих принципах и способах передачи традиции (хотя бы потому они и могут обозначаться единым словом «кунфу»). В основе основ лежат сердце и воля человека, порождающие и движение энергетического флюида—ци, и феномены сверхсилы мастеров, и их духовную мощь.

Сегодня существуют два направления кунфу: кунфу современное, включающее оздоровительный, спортивно-гимнастический и прикладной разделы, и кунфу традиционное (как его называют в Китае – народное), где все аспекты слиты воедино. Неизбежной издержкой спортивного кунфу оказывается ослабление внутреннего, духовного начала древнего искусства. Но именно этого не должно быть в наш технический век, так как хочется верить, что духовные ценности стоят вне времени и вне конкретной культуры, они всеобщи и постоянны.

Истинная добродетель благородного мужа – гармоничное пестование своего духа и тела. Путь к этому предопределен древними мудрецами и зовется он кунфу. Наша задача – бережно сохраняя это искусство, постигать его сокровенно-утонченную сущность

ИГУАНЬ, мастер кунфу (XVIII в.)

Ветер Истории причудливо переплетает правду и вымысел, миф и реальность, соединяет все в единый клубок необычайных и удивительных рассказов, называемых обычно историей кунфу. Повторенные сотнями рассказчиков на рыночных площадях, постоялых дворах, школах боевых искусств, они получили широкое хождение в народе. Естественно, что их достоверность не подвергалась ни малейшему сомнению. Скорее наоборот: чем больше необычайного было в этих рассказах, тем ближе они были сердцам слушателей и знатоков кунфу. Эти мифы постепенно, как кирпичики, складывали устную историю кунфу, отодвигали на задний план более пресную и поэтому менее интересную реальность.

Итак, история кунфу – это фактически миф об кунфу. Однако под пышным слоем вымысла мы можем обнаружить многое, что расскажет нам о самой сути китайских боевых искусств, неотделимых от психологии китайского народа, его мировосприятия, эстетических и философских воззрений, – одним словом, от всего того, что зовется культурным контекстом.

Что принес «бородатый варвар»?

В 520 г. (называют разные даты этого события – 486, 526, 527 г.) в Китай приходит 28-й патриарх буддизма Бодхидхарма, чье имя дословно означало «Учение о просветлении». По-китайски его имя транскрибировалось как «Путидамо», или просто «Дамо». Он пришел из Южной Индии, предположительно из Мадраса. Легенды рассказывают, что Дамо был сыном богатого индийского принца, однако оставил светские

Ши Синъин — Уличное кунфу. Страница 13

Известный чаньский учитель Чжишань (его имя дословно обозначает «Достигший добродетели»), который был инструктором боевых искусств в южном Шаолине, создал еще один южный стиль – моцзяцюань, или моцюань. Чжишань считал, что даже среди шаолиньских монахов нет достойного того, чтобы ему передать школу. Наконец, после долгих поисков он повстречал простого крестьянина из уезда Хайфэн Мо Чжэцзяо. Мо поразил монаха своей искренней мудростью и внутренней непритязательностью. Даже умудренный Чжишань заметил, что «у этого человека сердце достигло совершенства, а дух пребывает в состоянии пустоты, как у древних учителей».

Мо Чжэцзяо и стал первым учеником монаха, который предписал ему передавать школу лишь одному из последователей и никогда не брать к себе много учеников. Лишние ученики зачастую лишь уменьшали концентрацию духовной передачи, которая должна существовать в школе кунфу, а искусство как бы разбавлялось, низводилось до имитации формы, не достигая вершин передачи Учения от сердца к сердцу.

Долгое время наследие монаха передавалось непосредственно от отца к сыну или наиболее достойному родственнику. В процессе этой передачи сформировалось несколько таолу, одно из которых считалось тайным для всех посторонних и демонстрация его вне пределов школы была запрещена – это комплекс «Кулак истинного предка». Всего же в стиле изучается пять таолу. В этом стиле, так же как и в лицзяцюань, атака совершалась из боковой позиции, а особый упор в бою делался на обманные действия ногами; считалось, что на один настоящий удар ногой должно приходиться семь финтов. Все удары ногами наносились не выше уровня живота, например, «удар хвостом тигра» – боковой удар в пах или «удар пяткой петуха» – удар ногой сверху вниз.

Последний из пяти крупных стилей – люцзяцюань, или люцюань, был создан неким Лю Шэном по прозвищу Трехглазый Лю. Рассказывают, что к нему невозможно было подойти незамеченным ни со спины, ни когда он спал. Казалось, что он видит неким третьим глазом своих соперников, однако сам Лю считал, что это может сделать каждый, кто постигнет тайны его стиля и достигнет сверхчувствительности. Бойцы этого стиля специально отрабатывали не только чувствительность, но и способ одновременной атаки и защиты, производимой из высоких стоек. Удары должны сыпаться один за другим, причем сам боец постоянно вращается, быстро подскакивая к противнику и столь же стремительно уходя от его атаки.

В классическом виде эти пять южных стилей почти не практикуются, лишь в деревнях можно еще встретить настоящих мастеров, однако и их сейчас осталось крайне мало. Пять стилей были сведены в единый комплексный наньцюань, который сейчас преподается как оздоровительный стиль. Комплекс современного наньцюань состоит из четырех-пяти частей, каждая из которых соотносится с одним из традиционных стилей и определенным животным. Первая часть – стиль хунцзяцюань, имитирующий движения тигра, вторая – стили лицзяцюань и еще один южный стиль сяцзяцюань, соответствующие движениям журавля, третья – это обобщение стилей хаккацюань и формы дракона, четвертая – стиль Цайлифо и имитация движений змеи и леопарда. Заметим, что это сугубо спортивно-гимнастический аспект современного кунфу, в то время как традиционные формы отличались как по смыслу, так и по преподаванию.

Возвращаясь к традиционным стилям кунфу юга, упомянем еще о нескольких из них, получивших широкую известность. В XIX в. началась быстрая интеграция стилей, появились и мастера, владеющие в совершенстве двумя-тремя стилями и пытавшиеся их обобщать. Как показал опыт, последнее не всегда удавалось: иногда сам создатель был недостаточно подготовлен и переоценивал свои способности духовного учителя, в других случаях стиль создавался как набор приемов, но не как мощный сплав способов передачи традиции боевых искусств, и тогда он умирал во втором-третьем поколении.

Удачных новшеств было крайне мало, за исключением стиля цайлифо, который создал Чэнь Хэн (1815 г. – ?) из уезда Синьхуэй в Гуандуне. Его отец Чэнь Юаньху был известнейшим мастером по древнему стилю фоцзяцюань – «кулак буддийской школы». Фоцзяцюань был распространен в основном среди буддийских сект и включал много упражнений, развивающих циркуляцию ци, – нэйгун, и в равной степени сочетавший мягкие и жесткие движения.

Чэнь Хэн так увлекся изучением кунфу, что вскоре отец признался, что передал ему все свои знания. После этого Чэнь просит учителя Ли Юшаня взять его в ученики. Алмазный Ли согласился не сразу, и Чэню пришлось ждать несколько месяцев, пока Ли ввел его в свой двор и начал показывать лицзяцюань. Когда обучение подходило к концу, сам Ли посоветовал Чэнь Хэну обратиться к шаолиньскому монаху Цай Фусюэ, у которого талантливый ученик овладел основами цайцзяцюань.

После многолетнего обучения Чэнь Хэн постарался обобщить стили и в конце концов создал сорок девять базовых комплексов, многие из которых он перенял из других южных стилей. Основой его стиля стали многочисленные передвижения, преимущественное использование рук и мощных рубящих движений предплечьями.

Сейчас можно насчитать более ста стилей кунфу, распространенных на юге Китая. Одни из них имитируют движения животных, о чем уже рассказывалось, другие основываются на жестких мощных движениях: южный шаолиньский стиль, стиль архатов, 28 шагов Шаолиня. Третьи базируются на хитроумных уходах, побеждая силу податливостью и гибкостью, например, стиль обезьяны, или юнчунь, – стиль вечной весны. Есть ли в них техническое сходство? Можем ли мы обнаружить несколько общих принципов этих стилей.

Нередко считают, в том числе и в Китае, что характерными чертами для южных стилей являются низкие позиции и преимущественное использование рук. Однако, например, в стиле юнчунь две базовые позиции – это стойки на чуть согнутых ногах. Один из сложнейших стилей, созданный более ста лет назад, санши-лю лу сунцзянцюань – тридцать шесть связок Сун Цзяна – предусматривает удары ногами. Бойцы, использующие этот стиль, не кричат во время боя или исполнения таолу, так как считают, что «если откроешь рот, то и ци рассеется».

И на юге, и на севере Китая кунфу было одинаково сложным и одинаково многогранным. Нередко оно выступало как символ национальной гордости в борьбе с иностранцами, например, во время прихода манчжуров в XVII в. или восстания ихэтуаней (боксеров) в 1898–1901 гг. Кунфу способствовало сохранению духовных ценностей китайской культуры, служило своеобразным каналом их передачи от поколения к поколению. Это был своеобразный диалог предков и последователей, переплетение мифов и реальности боевых искусств.

Как-то шаолиньский наставник Игуань (XVIII в.), чье имя символично переводится как «Пронзающий Единым», заметил в своем сочинении:

Первоучителя почтительно передали нам искусство боя.

Использовали его, оберегая семью и защищая обитель.

Монашеское братство, изучая его, упражнялось, не зная покоя.

Через тысячу осеней, через мириады поколений – его вечный хранитель.

Но времена меняются, и поэтому в ответе, который через сотни лет написал на это стихотворение современный монах-боец Суфа, надежда смешивается с беспокойством:

Передались через тысячу осеней способы боевой техники.

Искусство и ремесло первоучителей сохранив,

Сегодня познают мастерство наши потомки.

О, если бы и последующим поколениям хватило бы упорства!

Наследие древних монахов

Изучающий кунфу движется от того, что имеет форму, к тому, что не имеет и следа, постигая в этом Небесном искусстве сокровенно утонченное начало.

ЧЭНЬ СИНЬ, мастер кунфу (XIX в.)

Часто начинающие задают вопрос: сколько требуется времени, чтобы овладеть кунфу? Вряд ли такой вопрос может возникнуть у тех, кто уже занимается кунфу три-четыре года. За этот период становится ясно, что кунфу нельзя выучить, запомнив несколько десятков движений. Кунфу – это прежде всего принципы, а не движения, и для того чтобы познать их, уходит вся жизнь.

Нередко можно слышать разговоры о тайной технике, секретном оружии бойцов кунфу, которые открывались лишь посвященным после долгих проверок. Несомненно, секреты в кунфу существуют, и их немало. Однако тайна заключается не в том, как наносить удар и ставить блок (хотя многие и этого не знают – не выучили), а в методике преподавания и долговременном планировании изучения кунфу.

Начиная обучение, занятия надо рассчитывать на многие годы. За это время будут постепенно меняться и ваш режим тренировок, и конкретные упражнения, и сочетание различных таолу, и способы дыхания. Но главное – кунфу всегда развивается не вширь (это первый этап занятий), а вглубь. Не случайно многие шаолиньские стили включали лишь два-три таолу, и на их основе ученики постигали все многообразие оттенков искусства. В результате человек как бы перешагивал через форму, овладев внешним движением, начинал видеть его внутреннюю сущность. Именно эту способность ощущать кунфу и жить в кунфу, а не просто заниматься им, и имел в виду Чэнь Синь, говоря о постепенном движении бойца кунфу к тому, «что не имеет и следа».

ПРОГРАММА СОРЕВНОВАНИЙ ПО ТРАДИЦИОННЫМ ВИДАМ УШУ

Nbsp; «УТВЕРЖДАЮ» «УТВЕРЖДАЮ»

Министр Молодежной Президент федерации УШУ

Политики и спорта Республики Башкортостан

Республики Башкортостан _____________И.З.Зарипов

___________А.И.Иванюта

«Согласовано» Президент Общественной организации Федерации УШУ Республики Башкортостан ___________И.З.Зарипов _________2016года.

ПОЛОЖЕНИЕ о проведении

Открытого Первенства и Чемпионата Республики Башкортостан по ушу –таолу, ушу-саньда среди мальчиков девочек,юношей девушек

ЦЕЛИ И ЗАДАЧИ

— популяризация УШУ в Республике Башкортостан, широкое вовлечение населения в систематические занятия спортом.

— дальнейшее улучшение учебно-тренировочной работы в физкультурных организациях развивающих различные виды и направления спортивного мастерства занимающихся;

— выявление сильнейших спортсменов для участия в Чемпионате и Первенстве РБ,России;

— формирование сборной команды Республики Башкортостан;

— подготовка судейского корпуса по ушу;

— выявления юных дарований, ярких талантов и развития в них стремления к самосовершенствованию;

-укрепления дружеских связей между федерациями, культивирующих единоборства;

— повышения спортивного мастерства спортсменов;

— пропаганда здорового образа жизни.

МЕСТО И СРОКИ ПРОВЕДЕНИЯ

— соревнования проводятся в г. Уфа с 24 февраля по 25 февраля 2018г. в спортзале ФОК «ЮНОСТЬ » по адресу: г. Уфа, ул. Первомайская 20 (остановка транспорта Техникум).

Начало соревнований в 9:00 часов.

РУКОВОДСТВО ПРОВЕДЕНИЕМ СОРЕВНОВАНИЙ

Соревнования проводятся в соответствии с Едиными Всероссийскими правилами по ушу-таолу, ушу-саньшоу. Общее руководство по подготовке и проведение соревнований осуществляется Министерством молодежной политики и спорта Республики Башкортостан. Непосредственное проведение соревнований возлагается на Федерацию УШУ Республики Башкортостан . Главный судья Зарипов И.З., главный секретарь Тестов. А.Н..

УСЛОВИЯ ДОПУСКА

В соревнованиях участвуют все клубы Федерации УШУ Республики Башкортостан. На каждого спортсмена должен быть предъявлен в мандатную комиссию документ, удостоверяющий личность. Взрослые и юниоры – паспорт, юноши и девушки – свидетельство о рождении. Спортсмены должны иметь страховку от нечастных случаев (оригинал).В случае отсутствия страховки ответственность возлагается на тренера преподавателя представителя команды. Команды должны иметь заявку, заверенную врачом физкультурного диспансера. В соревнованиях допускаются спортсмены имеющие спортивный паспорт федерации УШУ РБ и федерации УШУ России. . Благотворительный взнос 750 руб , за каждого участника в каждой номинации(таолу-спортивка, традиционнка). УШУ-саньда 550 руб,

УЧАСТНИКИ СОРЕВНОВАНИЙ

Соревнования проводятся в пяти возрастных группах:

Первенство:

· Дети (мальчики, девочки) – 2010-2012 гг. рождения – группа Б;

· Мальчики и девочки – 2007 – 2009 гг. рождения;

· Юноши и девушки – 2004 – 2006 гг. рождения;

· Юниоры и юниорки – 2001 – 2003 гг. рождения;

Чемпионат:

· Взрослые (мужчины, женщины) – с 2000 года рождения и старше.

ПРОГРАММА СОРЕВНОВАНИЙ ПО СПОРТИВНЫМ ВИДАМ УШУ

Взрослые

Регламентируемые комплексы не менее 1 мин 20 сек. С обязательными элементами повышенной сложности (в сумме на 2 балла). Новый стандарт оружия.

Цюаньшу: Чанцюань, Наньцюань, Тайцзицюань.

Дуань Цисе: Даошу, Цзяньшу, Наньшу, Наньдао, Тайцзицзянь.

Чан Цисе: Гуньшу, Цяншу, Наньгунь.

Нерегламентируемые комплексы:

1 группа: Син И, Багуа, Бацзицюань.

2 группа: Тунбэй, Пигуа, Фаньцзы, Чонзяо.

3 группа: Сянсин, Дитанцюань.

4 группа: Шаолиньцюань, Чанцюань и прочие виды.

5 группа: Юнчуньцюань и другие виды Наньцюань.

1 группа: Одиночное оружие.

2 группа: Парное оружие.

3 группа: Гибкое оружие.

Дуйлянь с оружием. Дуйлянь без оружия.

Цзити сянму (групповые выступлении).

Программа многоборья– 3 вида регламентируемых комплексов – Цюаньшу, Дуань Цисе, Чан Цисе.

Юниоры.

Квалификация (для участия в программе многоборья) – Чжунцзи чанцюань – 46 форм (Стандарт 2006 г.).

Регламентируемые комплексы: не менее 1 мин. 20 сек. с обязательными элементами повышенной сложности (в сумме 2 балла).

Цюаньшу: Чанцюань, Наньцюань, Тайцзицюань.

Дуань Цисе: Даошу, Цзяньшу, Наньдао, Тайцзицзянь.

Чан Цисе: Гуньшу, Цяншу, Наньгунь.

Нерегламентируемые комплексы:

1 группа: Син И, Багуа, Бацзицюань.

2 группа: Тунбэй, Пигуа, Фаньцзы, Чонзяо.

3 группа: Сянсин, Дитанцюань.

4 группа: Шаолиньцюань, Чанцюань и прочие виды.

5 группа: Юнчуньцюань и другие виды Наньцюань.

1 группа: Одиночное оружие.

2 группа: Парное оружие.

3 группа: Гибкое оружие.

Дуйлянь с оружием. Дуйлянь без оружия.

Цзити сянму (групповые выступлении).

Программа многоборья – 3 вида регламентируемых комплексов – Цюаньшу, Дуань Цисе, Чан Цисе.

По регламентируемому комплексу цюаньшу окончательной оценкой спортсмена является среднее арифметическое от сумм оценок за квалификационный комплекс и регламентируемый комплекс цюаньшу.

Младшие юноши и девушки

Квалификация (для участия в программе многоборья) – «20 ши Чанцюань».

Регламентируемые комплексы: (Единый Всероссийский стандарт – Чуцзи таолу)

Цюаньшу: Эрцзи Чанцюань 32 формы, Эрцзи Наньцюань 32 формы.

Дуань Цисе: Эрцзи даошу 32 формы, Эрцзи цзяньшу 32 формы.

Чан Цисе: Эрцзи Гуньшу 32 формы, Эрцзи цяншу 32 формы.

Дуйлянь – Дуйлянь с оружием (гуйдин). Дуйлянь без оружия (гуйдин).

Цзити сянму (групповые выступления).

Программа многоборья – 3 вида регламентируемых комплексов – Цюаньшу, Дуань Цисе, Чан Цисе.

По регламентируемому комплексу цюаньшу окончательной оценкой спортсмена является среднее арифметическое от сумм оценок за квалификационный комплекс и регламентируемый комплекс цюаньшу.

ПРОГРАММА СОРЕВНОВАНИЙ ПО ТРАДИЦИОННЫМ ВИДАМ УШУ

1 группа: Багуацюань,Син-ицбань

2 группа: Чанцюань, Хуацюань, Танцюань, Баоцюань, Шилуданьтуй, Таньтуй

3 группа: Цайлифо, Хунцзяцюань, Юнчуньцюань, Моцзяцюань

4 группа: Суншань шаолинцюань

5 группа: Тунбэйцюань, Бацзицюань, Пигуацюань, Фаньцзыцюань, Чонзяцюань

6 группа Сянсинцюань (имитационные стили)

1. Чуаньтун Гуньшу (традиционные комплексы с палкой);

2. Дуаньбин (традиционные комплексы с коротким оружием);

3. Шуанбин (традиционные комплексы с парным оружием);

4. Чанбин (традиционные комплексы с длинным оружием);

5. Жуаньбин (традиционные комплексы с гибким оружием).

Для участия в многоборье по традициооным видам ушу необходимо выступить:

— в 3-х видах: 1 вид Цюаньшу, 2 вида Цисе.

Время выступлений регламентируется следующим образом:стили, виды оружия и дуйлянь:

— не менее 1 минуты,

— старшие и младшие юноши и девушки в программе дуйлянь – не менее 40 секунд.

Дата добавления: 2018-02-28 ; просмотров: 71 ; ЗАКАЗАТЬ РАБОТУ

Настоящее Положение является основанием для командирования спортсменов на спортивные соревнования органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации в области физической культуры и спорта.

ПРИЛОЖЕНИЕ № 1

Согласие на участие в Чемпионате и Первенстве Приволжского федерального округа России по ушу.

спортсмена, тренера, врача, руководителя, судьи3х4

(ФИО участника -полностью)

(далее – «участник»), ______ года рождения, проживающий по адресу: __________________________________

______________________________________________________________________________________________, добровольно соглашаюсь на участие в _____________________________________________________________

(подчеркнуть вид, в котором намерен участвовать участник) (далее – «Соревнования»), (сроки проведения Соревнования: с ________________. по _______________., место проведения: ____________________________

______________________________________________________________________________________________) и при этом четко отдаю себе отчет в следующем:

1. Я принимаю всю ответственность за любую травму, полученную мною по ходу Соревнований, и не имею права требовать какой-либо компенсации за нанесение ущерба с Организаторов Соревнований.

2. В случае если во время Соревнований со мной произойдет несчастный случай, прошу сообщить об этом ______________________________________________ (кому, имя) по телефону ________________________.

3. Я обязуюсь следовать всем требованиям организаторов Соревнований, связанным с вопросами безопасности.

4. Я самостоятельно несу ответственность за личное имущество, оставленное на месте проведения Соревнований, и в случае его утери не имею право требовать компенсации.

5. В случае необходимости я готов воспользоваться медицинской помощью, предоставленной мне организаторами Соревнований.

6. С уставом ООО «ФУР» ознакомлен.

7. С Положением о проведении соревнований ознакомлен и обязуюсь соблюдать.

8. С правилами Соревнований по ушу (от 23 сентября 2010г. № 1002.) ознакомлен и обязуюсь их соблюдать.

9. Я согласен с тем, что мое выступление и интервью со мной может быть записано и показано в средствах массовой информации, а так же записано и показано в целях рекламы ООО «ФУР» без ограничений по времени и формату, я отказываюсь от компенсации в отношении этих материалов.

Дата «____» ______________2016 г.

(подпись участника) (Ф.И.О. участника)

подпись родителя или (Ф.И.О. родителя или законного опекуна участника)

законного опекуна участника

(если участник не достиг 18 лет)

Заявка на участие по ушу-таолу спортивные виды в группе «А»

Ф.И.О. спортсмена (полностью) Дата рождения Спорт./ раз ряд ФИО Тренера/ команда Юниоры и юниорки (1998 – 2000 г.р.) Комплексы: 3-й международный гуйдин-таолу Взрослые (с 1997 г.р.)
Цюаньшу Дуань Цисе Чан Цисе Дуйлянь Гр Цюаньшу Дуань Цисе Чан Цисе Дуйлянь Гр
Чанцюань Наньцюань Тайцзицюань Даошу Цзяньшу Наньдао Тайцзицзянь Гуньшу Цяншу Наньгунь с оружием (гуйдин). без оружия (гуйдин). Цзитисянму Чанцюань Наньцюань Тайцзицюань Даошу Цзяньшу Наньдао Тайцзицзянь Гуньшу Цяншу Наньгунь с оружием без оружия Цзитисянму

Заявка на участие по программе ушу-чуаньтун (традиционные виды) в группе «А»

Ф.И.О. спортсмена (полностью) Дата рождения Спорт./ раз ряд ФИО Тренера/ Команда Цюаньшу Цисе Чуаньтун Дуйлянь
1 гр. 3 гр. 4 гр. 5 гр.
Багуацюань Синъицюань Тайцзицюань Шаолиньцюань Чацюань Хуацюань Танцюань Баоцюань Шилуданьтуй Таньтуй Цайлифо Хунцзяцюань Моцзяцюань Юнчуньцюань Тунбэйцюань Бацзицюань Пигуацюань Фаньцзыцюань Чоцзяоцюань Сянсинцюань Чуаньтун Гуньшу Чуантун Дуаньбин Чунтун Шуанбин Чуантун Чанбин Чуантун Жуаньбин Без оружия С оружием
Мальчики и девочки (2004 -2006 г.р.)
Юноши и девушки (2001 – 2003 г.р.)
Юниоры и юниорки (1998 –2000 г.р.)
Взрослые (с 1997 г.р.)

Заявка на участие в группе «Б»

Ф.И.О. спортсмена Дата рождения Разряд ФИО тренера/ команда Возрастная группа Вид программы Вид программы Вид программы

Заявка на участие по УШУ-САНЬДА, ЦИНЬДА

Фамилия, Имя, Отчество спортсмена Дата рождения Разряд ФИО тренера/команда Возрастная группа Весовая категория

Последнее изменение этой страницы: 2017-01-23; Нарушение авторского права страницы

Ссылка на основную публикацию