Метод изготовления и культ мечей в Японии | Karate-krs.ru

Метод изготовления и культ мечей в Японии

Метод изготовления и культ мечей в Японии

В литературных источниках упоминается, что в VIII в. священники синто сами принимали участие в производстве мечей — занимались их чисткой и полировкой.

Первый японский меч — цуруги

Древний японский меч (цуруги, или кэн), находимый часто при археологических раскопках в дольменах и гробницах среди другого сопроводительного похоронного инвентаря, напоминал старинные китайские обоюдоострые мечи. Для него была характерна прямая форма лезвия и двусторонняя заточка. Такой меч воины носили на спине (наискось), а когда его нужно было пустить в ход, брались за рукоять обеими руками. Впоследствии клинок стали затачивать с одной стороны.

Меч нихонто

Приблизительно к VII в. была создана новая форма меча с легким изгибом на спинке лезвия. Мечи такого вида позднее получила название «нихонто» — «японский меч» и дошли до нашего времени, не изменив формы, которая считалась идеальной и характерной только для мечей Японии.

Кто имел право ковать японские мечи?

Японский меч изготовлялся всегда людьми, принадлежавшими к господствующему классу, и был в феодальное время выражением во всех отношениях привилегией этого класса.

Ковали мечи обычно родственники самураев или придворных.

Видео: Фудзивара Канэфуса — Династия японских кузнецо

С началом междоусобиц спрос на мечи резко возрос могущественные феодалы начали покровительствовать знаменитым оружейникам.

Ковка мечей, как религия

Ковке мечей придали вид богослужебной церемонии, при которой производился ряд сложных действий религиозного характера. Они должны были оградить меч и соответственно его будущего владельца от сил зла.

Как ковались мечи — церемония

Ковка японского меча

Прежде чем японский кузнец (катана-кадзи) приступал к делу, он совершал ритуальный акт очищения своего тела. Перед алтарём, который в каждой кузнице имел своё постоянное место, кузнец морально готовил себя к предстоящей работе, чтобы гарантировать успех предприятия.

В соответственные моменты изготовления меча он облачался в парадную одежду — кугэ, а сама мастерская после тщательной уборки обвешивалась симэ — ритуальными украшениями, сплетёнными из рисовой соломы. Пучки симэ являлись атрибутом синтоистских храмов и символизировали собой чистоту и безопасность.

Технология ковки мечей

Сложна была технология производства мечей. Оружейную сталь для них получали путём выплавки металла из магнитного железняка и железистых песков. Собственно клинок формировался из многих слоёв железных полос с разным содержанием углерода, сваренных между собой в процессе плавления и ковки.

В результате проковки, вытягивания, многократного складывания и новой проковки полос металла образовывался тонкий брус, состоящий из огромного числа прочно соединённых тончайших слоёв разноуглеродной стали.

Некоторые мастера самурайских мечей средневековья тратили на изготовление одного меча по нескольку лет, накладывая один слой на другой.

Низкоуглеродистый металл, соединённый с высокоуглеродистым, приобретал значительную твёрдость и в то же время вязкость. В дальнейшем клинок шлифовался на нескольких грубых и тонких шлифовальных камнях и подвергался закалке.

Подобные клинки не уступали по прочности дамасским и считались лучшими на всём Дальнем Востоке.

Как Европа повлияла на изготовление мечей?

С конца XVII в. для изготовления мечей кузнецы стали употреблять металл, привозимый в Японию из Европы. Этот материал японцы называли «намбантэцу», т.е. «привозной металл» или «металл южных варваров» (так как корабли португальцев приходили в Японию с юга).

Как японский меч проверяли на качество

Современая проверка качества меча

  • Режущие качества клинка и твёрдость руки самурая проверяли обычно на трупах убитых в бою противников или трупах преступников.
  • Хорошим мечом самурай мог перерубить три положенных один на другой трупа.
  • В поединках и на войне буси старались ударить мечом так, чтобы разрубить тело врага от плеча до пояса или от плеча до сердца.

Рисунки на мечах — придание магических свойств

На многие мечи мастера ковки наносили символические рисунки, имевшие смысл магических формул. Назначением этих рисунков было отгонять всё злое и призывать благо, поставить хозяина меча под влияние благих сил и избавить его от воздействия дурных. Первостепенную роль играли изображения небесных светил, способных оказать в соответствии с воззрениями китайской мифологии влияние на земную жизнь людей.

Время обязательного ношения мечей

В период господства Сёгунов Асикага утвердилась традиция ношения воинами двух мечей, которые стали общей привилегией самурайства. К этому времени мечи стали принадлежностью не только военного костюма и снаряжения, но и гражданского платья буси и носились всем сословием самураев, начиная от рядового дружинника и кончая сёгуном.

Япония: История и Культура

Японский меч ч.3. — Изготовление

Предисловие

«Если предстоит схватка на мечах, следует надеть доспехи и шлем; лезвие меча может погнуться, тогда понадобится сменить оружие. Старый меч следует отдать молодому оруженосцу, который, в свою очередь, передаст его носителю сандалий или конюху».

Изготовление

*Тамахаганэ (玉鋼 — «алмазная сталь») — японская сталь, известная с древности, представляет собой слитки губчатого железа. Является основной сталью для изготовления клинков мечей, катан и ножей. Большинство кузнецов-оружейников в современной Японии использует этот традиционный тип стали. Изготавливается эта сталь почти исключительно в плавильных печах японского типа, называемых татара, в небольшом городке в префектуре Симанэ на западе Хонсю, снабжая сырьем современных мастеров-оружейников. Эти печи не были исконно японским изобретением. Считается, что в Японию они пришли из Маньчжурии через Корейский полуостров в VI—VII вв. К IX в. татара получили распространение по всей Японии. Последнюю такую печь погасили только в 1925 году, но вскоре одна из них снова заработала в городке Ёкота. Самая высокая температура в татара может достигать 1200 — 1500° С.

*Якиба — твердая часть с режущей кромкой. Якиба — старое название. Вообще слово «хамон» обозначает стиль якибы. То есть: «якиба-то якибой, это понятно, а хамон какой — прямой или волнистый?» Впрочем, слово «якиба» вышло из употребления, закаленную область все давным-давно называют хамон.

**Шиноги — ребро боковой поверхности меча, изменяющее его геометрию.

Таблица зернистости

Этот рисунок принимает свой окончательный вид в момент закалки меча и проявляется в процессе полировки. Хамон, в отличие от линии зонной закалки, это материал на стыке двух сталей, из которых куется клинок, показывающий насколько хорошо владеет мастерством создатель катана. Далее следует закалка: меч разогревается до температуры, строго зависящей от металла, который используется для ковки и быстро охлаждается, вследствие чего атомная структура одного из композитов переходит в состояние мартенсит, и режущая кромка приобретает чрезвычайную твёрдость. После осуществляется долгий процесс придания клинку окончательной формы, заточки и полировки, которую полировщик проводит с использованием камней различной зернистости (до 9 ступеней) . При этом мастер уделяет особое внимание достижению идеально плоских поверхностей и строгих углов граней между сопрягаемыми поверхностями. В конце заточки мастер работает очень маленькими камнями-пластинками, которые он держит одним-двумя пальцами или специальными дощечками.

С особой тщательностью проводится проявление всех деталей и особенностей хада. В некоторых случаях, в особенности современными мастерами, на не закалённых частях клинка наносится гравировка декоративного характера преимущественно буддийской тематики. После полировки и декорирования рукояти, на которое уходит ещё несколько дней, катана готова.

«Душа самурая»: как в Японии возник культ меча?

Географическое положение Японии делает ее конечным пунктом, «накопителем» культурных импульсов материкового Востока. Культурные явления, идущие из Индии, Китая, Кореи, достигая Японии, утрачивают экспансивность и начинают совершенствоваться, обретая завершенность. Япония склонна не столько продуцировать новое, сколько бережно культивировать и рафинировать уже существующее. Это относится даже к таким культурным феноменам, как чайная церемония, дзен, «сады камней», этикетность поведения и ритуализация всех сторон жизни (восходящая к конфуцианским добродетелям).

Естественно, предельная ритуализация не могла миновать меч — символ правящего сословия.

Для многих любителей Востока словосочетание «японский меч» означает катану, и даже современное кэндо многие связывают именно с этим оружием. Между тем это и неполно, и неверно. Оружие кэндо — синай, прямая бамбуковая имитация меча, сама форма которого, в сочетании со спортивными тактическими задачами, диктует жесткую прямолинейную технику, построенную на рубящих ударах. Изогнутая и достаточно массивная катана лучше приспособлена для более пластичных (хотя и не менее мощных) рубяще-режущих движений. И дело не только в том, что бамбуковой заготовке трудно придать изогнутую форму. Сам иероглиф, читающийся в сочетании «кэндо» как кэн, в качестве самостоятельного слова имеет чтение «цуруги», а вовсе не «катана». А ведь цуруги — тоже «японский меч», причем исконный.

Японская история меча дает первые достоверные упоминания об изогнутом мече не старше 8−9 веков, а старейший известный меч датирован 1159 годом. До того японские воины использовали цуруги — прямой меч с двусторонней заточкой. Подобные мечи обнаруживаются в гробницах древнеяпонских родовых вождей и напоминают старинные китайские, от которых, скорее всего, они и произошли. Цуруги имел клинок длиной около 70 см. Судя по относительно короткой рукояти, это одноручный меч. Цуруги действительно ближайший родственник цзяня — классического оружия китайских аристократов. Цзянь также являлся символом императорской власти и священной особы императора.

Безусловно, это обстоятельство повлияло и на отношение к мечу японцев. В 7 веке там «по государственному заказу» записывался и унифицировался свод синтоистских мифов «Кодзики» («Записки о деяниях древности»). В основу ее положена мифология земель Ямато — центра японской государственности, откуда происходил императорский род. Стремясь не уступать великому китайскому государству, правители Японии китаизировали характер, отношения и статус божеств. По аналогии с китайским культом предков, в котором особое значение для всей страны играл культ божественных предков императора, главенство в пантеоне было отдано солнечной богине Аматэрасу и ее потомкам, основателям японской императорской фамилии. Отправляя своего внука Ниниги на землю, богиня вручила ему 3 священных предмета: зеркало, яшмовую подвеску и меч — будущие императорские регалии. Так и в Японии меч стал сакральным предметом, связанным с императорской властью.

В 7−8 веках применялись и мечи корейского образца корай-цуруги: прямые, но более длинные и тяжелые, двуручные, с односторонней заточкой.

Примерно тогда же появился и изогнутый меч. Это могло диктоваться развитием технологии и потребностями военного дела. Воинскому сословию нужно было оружие не для утонченного фехтования, а для массового боя в доспехах. Гораздо более мощный изогнутый меч равно позволял и колоть, и рубить, был гораздо удобнее в конном бою. В оппозицию заимствованному из Китая прямому мечу, он был назван «нихон-то» — «японский меч».

Но насколько японским был в действительности этот прообраз катаны? В ранних хрониках такой меч называется «корейским». Изогнутые мечи действительно были распространены в Корее, а мастера и приемы металлообработки отличались высочайшим для того времени уровнем. Кстати, изогнутый меч за века своего существования заметно эволюционировал, менялось месторасположение изгиба, его кривизна и т. д.

Конечно, к мечу относились с высочайшим почтением. Но подобное отношение к «благородному» оружию вообще свойственно средневековому обществу, где война — обязанность и право высших слоев. Поэтому вызывает сомнения, например, что каждый клинок изготавливался в течение долгих лет, причем весь процесс его создания был опутан возвышенными ритуалами. Да, ритуальная сторона сопровождала эту деятельность, как и любую другую (так, гадания и ритуалы сопровождали выбор дня начала путешествия, важных мероприятий и даже мытья волос). Изготовление меча сопровождалось ритуалами очищения, но едва ли каждый клинок изготовлялся в течение многих лет, как нередко пишут популярные статьи и издания.

Часто читаешь о многолетнем выдерживании заготовок в земле; о едва ли не многомесячном процессе полировки. Что изготовлением клинков занимались сами самураи, потому, якобы, что этого священного предмета не должны были касаться руки простолюдина. Но вспомним, что в эпоху феодальных войн, десятилетиями длящихся военных конфликтов, меч — это прежде всего оружие. Оно активно использовалось в бою, а значит щербилось, тупилось и ломалось. По-настоящему сакральный предмет нельзя подставлять под удары другого меча (столь же сакрального), рубить им по стальному доспеху…

Основную часть своей истории японский меч — продукт массового производства. Статус священных могли приобретать избранные экземпляры клинков, обладающие теми или иными выдающимися свойствами или биографией. И такой меч вряд ли активно использовался в военных действиях, служа скорее статусным оружием. Подавляющее же большинство мечей отличались хотя и высокими, но заурядными качествами. Попадались и откровенно скверные.

Мечи требовались в большом количестве, и на изготовление клинка никак нельзя было тратить несколько месяцев. Делали их обычные ремесленники, хотя и выделяемые из общей массы мастеровых в силу особой сложности и престижности их работы. Да, встречались и великие мастера — как и в любой профессии, их были единицы. Возможно, самураям и не возбранялось заниматься этим не низким ремеслом, но если кто-нибудь из них и изготавливал мечи или их части, то занимался этим «для души».

Собственно, долгое время «символом» самурая был не меч, а лук. С конца периода Ямато (ок. 300−710 гг.) с распространением конницы лук становится неотъемлемой принадлежностью родовитого воина, и даже величина армии исчисляется по числу луков. Искусство стрельбы из лука — одна из важнейших воинских дисциплин, обязательная часть «образования» благородного юноши, а соревнования в стрельбе — излюбленное развлечение и воинского сословия, и придворной аристократии. Даже в 17 веке среди более чем двух десятков воинских искусств первое место отводилось стрельбе из лука.

А как же культ меча? В том или ином виде он действительно существовал, проявляясь почтением к оружию — как к своему, так и к чужому. Но ведь для средневекового сознания вообще характерна этикетность и ритуализация действительности, тем более в столь важной ее части, составляющей основу существования верхушки общества. Многочисленные тексты, посвященные средневековой Японии, пестрят описаниями ритуалов, окружавших обращение с мечом.

Войти в чужой дом с оружием мог только «старший по званию», все остальные передавали меч слуге, бережно возлагавшему его на особую подставку. Взять чужой меч без спросу, задеть его в толпе даже случайно — смертельное оскорбление. Частично обнажить оружие — вызов, и т. д. Существовало множество детально разработанных правил. Но едва ли стоит усматривать в этом проявление загадочной японской души. Подобный «культ» оружия существовал у многих народов — например, в средневековой Европе. Едва ли можно представить немца или француза, без разрешения хватающего, а тем более пинающего чужой меч. А жест руки, опускающейся на эфес или частично обнажающей клинок, безусловно, воспринимался как угроза.

Культ меча в том виде, как мы привыкли о нем слышать, возник гораздо позже наступления расцвета самурайской культуры — в 17 веке. С установлением твердой власти и прекращением междоусобиц меч почти перестает использоваться в военных действиях и превращается в поединочное оружие, символ и предмет сословной гордости. Здесь развиваются и окончательно оформляются многочисленные ритуалы, окружавшие «душу самурая» — его меч. Самураи того времени стали уделять значительно большее внимание отделке меча — более раннее, боевое оружие имело гораздо более скромный вид. Начиная с 17 века возникает множество школ боевых искусств, а прикладное кэн-дзюцу (искусство меча) начинает постепенно превращаться в кэн-до — путь меча.

Статья написана в соавторстве с Натальей Колпаковой

Популярные группы

Как в Японии возник культ меча?

Географическое положение Японии делает ее конечным пунктом, «накопителем» культурных импульсов материкового Востока. Культурные явления, идущие из Индии, Китая, Кореи, достигая Японии, утрачивают экспансивность и начинают совершенствоваться, обретая завершенность. Япония склонна не столько продуцировать новое, сколько бережно культивировать и рафинировать уже существующее. Это относится даже к таким культурным феноменам, как чайная церемония, дзен, «сады камней», этикетность поведения и ритуализация всех сторон жизни (восходящая к конфуцианским добродетелям).

Естественно, предельная ритуализация не могла миновать меч – символ правящего сословия.

Для многих любителей Востока словосочетание «японский меч» означает катану, и даже современное кэндо многие связывают именно с этим оружием. Между тем это и неполно, и неверно. Оружие кэндо – синай, прямая бамбуковая имитация меча, сама форма которого, в сочетании со спортивными тактическими задачами, диктует жесткую прямолинейную технику, построенную на рубящих ударах.

Изогнутая и достаточно массивная катана лучше приспособлена для более пластичных (хотя и не менее мощных) рубяще-режущих движений. И дело не только в том, что бамбуковой заготовке трудно придать изогнутую форму. Сам иероглиф, читающийся в сочетании «кэндо» как кэн, в качестве самостоятельного слова имеет чтение «цуруги», а вовсе не «катана». А ведь цуруги – тоже «японский меч», причем исконный.

Первые достоверные упоминания об изогнутом мече не старше 8-9 веков, а старейший известный меч датирован 1159 годом. До того японские воины использовали цуруги – прямой меч с двусторонней заточкой. Подобные мечи обнаруживаются в гробницах древнеяпонских родовых вождей и напоминают старинные китайские, от которых, скорее всего, они и произошли. Цуруги имел клинок длиной около 70 см. Судя по относительно короткой рукояти, это одноручный меч. Цуруги действительно ближайший родственник цзяня – классического оружия китайских аристократов. Цзянь также являлся символом императорской власти и священной особы императора.

Безусловно, это обстоятельство повлияло и на отношение к мечу японцев. В 7 веке там «по государственному заказу» записывался и унифицировался свод синтоистских мифов «Кодзики» («Записки о деяниях древности»). В основу ее положена мифология земель Ямато – центра японской государственности, откуда происходил императорский род. Стремясь не уступать великому китайскому государству, правители Японии китаизировали характер, отношения и статус божеств.

По аналогии с китайским культом предков, в котором особое значение для всей страны играл культ божественных предков императора, главенство в пантеоне было отдано солнечной богине Аматэрасу и ее потомкам, основателям японской императорской фамилии. Отправляя своего внука Ниниги на землю, богиня вручила ему 3 священных предмета: зеркало, яшмовую подвеску и меч – будущие императорские регалии. Так и в Японии меч стал сакральным предметом, связанным с императорской властью.

В 7-8 веках применялись и мечи корейского образца корай-цуруги: прямые, но более длинные и тяжелые, двуручные, с односторонней заточкой.

Примерно тогда же появился и изогнутый меч. Это могло диктоваться развитием технологии и потребностями военного дела. Воинскому сословию нужно было оружие не для утонченного фехтования, а для массового боя в доспехах. Гораздо более мощный изогнутый меч равно позволял и колоть, и рубить, был гораздо удобнее в конном бою. В оппозицию заимствованному из Китая прямому мечу, он был назван «нихон-то» – «японский меч».

Но насколько японским был в действительности этот прообраз катаны? В ранних хрониках такой меч называется «корейским». Изогнутые мечи действительно были распространены в Корее, а мастера и приемы металлообработки отличались высочайшим для того времени уровнем. Кстати, изогнутый меч за века своего существования заметно эволюционировал, менялось месторасположение изгиба, его кривизна и т. д.

Конечно, к мечу относились с высочайшим почтением. Но подобное отношение к «благородному» оружию вообще свойственно средневековому обществу, где война – обязанность и право высших слоев. Поэтому вызывает сомнения, например, что каждый клинок изготавливался в течение долгих лет, причем весь процесс его создания был опутан возвышенными ритуалами.

Да, ритуальная сторона сопровождала эту деятельность, как и любую другую (так, гадания и ритуалы сопровождали выбор дня начала путешествия, важных мероприятий и даже мытья волос). Изготовление меча сопровождалось ритуалами очищения, но едва ли каждый клинок изготовлялся в течение многих лет, как нередко пишут популярные статьи и издания.

Часто читаешь о многолетнем выдерживании заготовок в земле; о едва ли не многомесячном процессе полировки. Что изготовлением клинков занимались сами самураи, потому, якобы, что этого священного предмета не должны были касаться руки простолюдина. Но вспомним, что в эпоху феодальных войн, десятилетиями длящихся военных конфликтов, меч – это прежде всего оружие. Оно активно использовалось в бою, а значит щербилось, тупилось и ломалось. По-настоящему сакральный предмет нельзя подставлять под удары другого меча (столь же сакрального), рубить им по стальному доспеху.

Основную часть своей истории японский меч – продукт массового производства. Статус священных могли приобретать избранные экземпляры клинков, обладающие теми или иными выдающимися свойствами или биографией. И такой меч вряд ли активно использовался в военных действиях, служа скорее статусным оружием. Подавляющее же большинство мечей отличались хотя и высокими, но заурядными качествами. Попадались и откровенно скверные.

Мечи требовались в большом количестве, и на изготовление клинка никак нельзя было тратить несколько месяцев. Делали их обычные ремесленники, хотя и выделяемые из общей массы мастеровых в силу особой сложности и престижности их работы. Да, встречались и великие мастера – как и в любой профессии, их были единицы. Возможно, самураям и не возбранялось заниматься этим не низким ремеслом, но если кто-нибудь из них и изготавливал мечи или их части, то занимался этим «для души».

Собственно, долгое время «символом» самурая был не меч, а лук. С конца периода Ямато (ок. 300-710 гг.) с распространением конницы лук становится неотъемлемой принадлежностью родовитого воина, и даже величина армии исчисляется по числу луков. Искусство стрельбы из лука – одна из важнейших воинских дисциплин, обязательная часть «образования» благородного юноши, а соревнования в стрельбе – излюбленное развлечение и воинского сословия, и придворной аристократии. Даже в 17 веке среди более чем двух десятков воинских искусств первое место отводилось стрельбе из лука.

А как же культ меча? В том или ином виде он действительно существовал, проявляясь почтением к оружию – как к своему, так и к чужому. Но ведь для средневекового сознания вообще характерна этикетность и ритуализация действительности, тем более в столь важной ее части, составляющей основу существования верхушки общества. Многочисленные тексты, посвященные средневековой Японии, пестрят описаниями ритуалов, окружавших обращение с мечом.

Войти в чужой дом с оружием мог только «старший по званию», все остальные передавали меч слуге, бережно возлагавшему его на особую подставку. Взять чужой меч без спросу, задеть его в толпе даже случайно – смертельное оскорбление. Частично обнажить оружие – вызов, и т.д. Существовало множество детально разработанных правил. Но едва ли стоит усматривать в этом проявление загадочной японской души. Подобный «культ» оружия существовал у многих народов – например, в средневековой Европе. Едва ли можно представить немца или француза, без разрешения хватающего, а тем более пинающего чужой меч. А жест руки, опускающейся на эфес или частично обнажающей клинок, безусловно, воспринимался как угроза.

том виде, как мы привыкли о нем слышать, возник гораздо позже наступления расцвета самурайской культуры – в 17 веке. С установлением твердой власти и прекращением междоусобиц меч почти перестает использоваться в военных действиях и превращается в поединочное оружие, символ и предмет сословной гордости.

Здесь развиваются и окончательно оформляются многочисленные ритуалы, окружавшие «душу самурая» – его меч. Самураи того времени стали уделять значительно большее внимание отделке меча – более раннее, боевое оружие имело гораздо более скромный вид. Начиная с 17 века возникает множество школ боевых искусств, а прикладное кэн-дзюцу (искусство меча) начинает постепенно превращаться в кэн-до – путь меча.

Статья написана в соавторстве с Натальей Колпаковой

Японская ковка мечей

Ковка меча — многосложный и трудоёмкий ритуал. Он требует от кузнеца высокого мастерства, ведь от каждого этапа процесса зависит результат. Издавна существовали специальные обряды, сопровождающие процесс ковки меча. Кузнечное ремесло в Японии передается от отца к сыну, благодаря чему продолжается многолетняя традиция ковки меча, через которую передается самобытность и оригинальность японской культуры.

Японские мастера и ценители выделяют три основных составляющих красоты меча – это дзиганэ (поверхностная сталь), хамон (линия закалки) и катати (форма клинка).

Многие могут подумать, что самое сложное в изготовлении меча – это ковка его формы, однако, на самом деле, основная и наиболее трудоемкая часть всего процесса – подготовка материала.

Подготовка к работе начинается с того, что кузнец колет уголь. Традиционно используется сосновый (древесный) уголь, но в последнее время зачастую его заменяют на каменноугольный кокс.

Сталь для японского меча получают из сатэцу – чёрного пескообразного диоксида железа. Для выплавки высокоуглеродистой стали тамахаганэ песок сатэцу сплавляют с углём в печи татара.

В Японии существует только одна действующая печь татара – она находится в префектуре Симанэ. После капитуляции Японии и окончания Второй мировой войны производство мечей в стране было запрещено, а все имевшиеся у населения клинки, по приказу оккупационных властей, подлежали изъятию.

Изготовление мечей по классической технологии в качестве произведения искусства было возобновлено только после снятия этого запрета. В 1977 году печь татара была восстановлена по древнему образцу. Сейчас она работает всего два месяца в году. Из 13 тонн сатэцу в ней получают всего 1 тонну стали тамахаганэ.

Все 300 лицензированных кузнецов, действующих в Японии, пользуются исключительно сталью, выплавленной в этой печи.

Сталь тамахаганэ отличается от заграничной железной руды тем, что практически не имеет примесей, поэтому именно она используется для создания японского меча. Кузнец отсортировывает куски стали в зависимости от содержания в них угля.

Потом он переходит к этапу тамацубуси – накаляет сталь тамахаганэ и отбивает в пласты, а затем дробит их на мелкие куски. Чтобы разбить раскаленный металл на куски, его предварительно опускают в воду. Кузнец смотрит на разрез каждого куска и сортирует на качественный и некачественный металл.

У качественного металла частицы, видимые в разрезе, очень мелкие, поэтому он обладает хорошей цепкостью. У плохого же они, наоборот, крупные, что делает его очень ломким. Затем отобранные осколки складывают друг на друга на железный лист как мозаику, стараясь оставлять как можно меньше просветов, оборачивают лист рисовой бумагой и завязывают.

После этого его обливают со всех сторон смесью из соломенной золы и жидкой глины и потом снова раскаляют. Этот материал и становится основой меча. При достижении необходимой температуры раскалённый брусок помещают на наковальню, и его начинают отбивать ученики мастера или автоматический молот.

В результате брусок вытягивается и сужается, а края остаются ровными, прямоугольными. Затем его вновь помещают в печь. Далее блок разрезают стамеской пополам, ровно загибают и снова отбивают. Каждое такое «складывание» сопровождается обливанием глиной и обсыпанием золой. Таким образом, блок складывают от пяти до двадцати раз. В результате получается поверхность дзиганэ (поверхностная сталь). Весь этот процесс носит название орикаэси-танрэн.

Постепенно из бруска выстукивается нужная форма и длина меча. После этого кузнец удар за ударом придаёт форму острию, ребру и хвостовику клинка. Последний этап (якиирэ) – самый ответственный: это закалка лезвия. От исхода этого этапа зависит конечный результат. Этот момент считается священным, поэтому перед его началом кузнец произносит молитву у специального алтаря.

Предварительно на поверхность меча наносится раствор из глины, песка и порошка древесного угля. Таким образом достигается твёрдость лезвия. Этот этап проводится в полной темноте. Кузнец определяет температуру нагрева на глаз, по цвету раскалённого металла, наблюдая за цветом раскалённого хвостовика. Если клинок не довести до необходимой температуры или же передержать, такое изделие не будет качественным. Когда достигается необходимый цвет, раскалённый меч резко опускают в воду. Клинок получается твёрдым, острым и не ломким. При закалке происходит изгибание меча, связанное с усадкой обуха. Поэтому кузнецу с самого начала необходимо предусмотреть этот момент и выбить клинок так, чтобы не поломать и не искривить лезвие. В самом конце мастер полирует меч прямо в кузнице, чтобы посмотреть на линию закалки – хамон.

После этого он отдаёт меч профессиональному полировщику для заточки лезвия и окончательной шлифовки. Полировка – это отдельный вид искусства в традиции изготовления японского меча, которым занимается отдельный мастер-полировщик. Меч шлифуют семью или восемью различными полировочными камнями, держа его при помощи специальных тряпочек. Способы полировки тела клинка и его лезвия отличаются. Тело полируют до сине-чёрного цвета, а лезвие – до белого.

Мастер-полировщик не только полирует меч, но и затачивает лезвие. После наступает второй этап шлифовки, когда меч зафиксирован и в этом состоянии натирается камнем. Мастер зажимает полировочный камень большим пальцем и вручную доводит им до блеска тело клинка. В результате этого на мече выявляется узор от закалки. Мастер наносит на клинок масло со специальной пудрой и втирает его ватой, что защищает меч от коррозии и придаёт окончательный блеск. Затем масло снимается с линии хамон.

После этого берётся специальный камень, при помощи которого лезвию окончательно придают остроту. Этот камень промазывают лаком дерева уруси, а сверху приклеивают рисовую бумагу, чтобы камень не сломался, потому что он очень хрупкий и легко разваливается в руках. Мастер аккуратно проходится им по мечу, чтобы показать всю красоту созданного клинка.

Самый последний этап – это изготовление ножен сая и выполнение гравировки мэй, служащей подписью мастера.

Японский кузнец рассказал о нюансах производства мечей

Корреспондент «РГ» лично убедился в том, что процесс идет в плановом режиме и поговорил с генеральным продюсером и руководителем проекта, а также экспертом в области японского меча Нобуо Симадой.

В эту субботу в Москве кузнецы завершат изготовление настоящего японского меча. Расскажите, что это будет за клинок?

Нобуо Симада: Это будет меч тати, который обычно носили на поясе лезвием вниз в паре с кинжалом танто. Отмечу, что клинок куется с молитвой за здравие русской земли.

В чем особенность японских мечей? Чем японское холодное оружие отличается, к примеру, от европейского?

Нобуо Симада: Конечно, японский меч первоначально делался как оружие. И этим он похож на европейский. Но, с другой стороны, японский клинок является еще и произведением искусства и даже, если можно так сказать, творением природы. Линия хамон, которая остается на лезвии катаны после заточки, похожа на линию горизонта, разделяющую землю и небо. Создается ощущение, будто сама природа сконцентрировалась в японском клинке. Небо и земля сжались и превратились в катану.

Я знаю, что японцы придают большое значение символам и метафорам, но все же если говорить о качестве клинка, в чем его достоинства?

Нобуо Симада: Изготовление японского меча начинается из железосодержащего песка, который вместе с углем в печи выплавляют в течение трех суток. Из него получают сырец железа. Насколько мне известно, изготовление европейского меча начинается из руды. Даже на первом этапе уже видно, что технологии различаются. Соответственно, существуют отличия в химическом составе стали. Также у японского меча совершенно уникальный процесс полировки, который допустимо сравнить с обработкой камня. Мастеру изначально понятно, что можно сделать с необработанным камнем, чтобы показать всю его красоту. Также и полировщик меча, когда видит заготовку, понимает, как вытащить природную красоту клинка наружу, чтобы она стала доступна каждому. Работа мастера-полировщика чрезвычайно важна. Мне кажется, что в Европе не достигли того уровня, которого смогли достичь в Японии. Жители нашей страны пытались добиться совершенства во всем, обращали внимание на каждую мелочь. Благодаря этому мы и сегодня любуемся японским мечом. Работа полировщика подняла его на такой уровень, что клинок стал произведением искусства. Полировка катаны занимает много времени. Войны же требовали скорости изготовления клинков, в связи с чем многие народы не обращали внимания на полировку и эстетику, быстро выдавая готовое оружие, которым можно было убивать, но не любоваться. В Японии все же существовал иной подход. И в этом уникальность японского меча.

Как куются японские мечи? Поделитесь профессиональными секретами.

Нобуо Симада: Можно сказать, что у стали есть два свойства. Если она слишком прочная, то и очень хрупкая. В случае если она чересчур мягкая, то будет гнуться. Поэтому при изготовлении меча требуется тщательная работа, в ходе которой мастер ищет своеобразный баланс. Необходимо постоянно регулировать количество углерода в мече. Кузнец в процессе производства клинка должен исхитриться и сделать так, чтобы меч одновременно был и мягким, и прочным. Он отслеживает это по цвету огня, по запаху, по металлу, по шуршанию горна. Он постоянно смотрит за состоянием заготовленного бруска и решает, надо ли убрать углерод или добавить его.

Я слышал, что после Второй мировой войны искусство изготовления японского меча было в упадке. Тем не менее, традиции удалось сохранить. За счет чего обычаи не ушли в небытие?

Нобуо Симада: Дело в том, что в японском мече есть три составляющих. И катана — это нечто большее, чем просто оружие убийства. После войны, когда отпала составляющая меча как орудия убийства, остались две других, о которых люди не забыли до сегодняшних дней. Японский клинок — это еще и произведение искусства. Когда идешь в музей и видишь японский меч, ты им любуешься, релаксируешь и не можешь сопротивляться этой красоте. Кроме того, меч является своеобразным оберегом для японской земли, государственности, религии. Поэтому катана -это отличный подарок, который можно вручить в честь рождения сына или по какому-нибудь другому поводу. Меч будет хранить семейный очаг, оберегать от бед и посягательств дом.

В изготовлении японского меча существует масса нюансов, которые надо соблюсти, чтобы получился качественный клинок. Наверняка, после завершения работы мастер проверяет холодное оружие. Как он это делает?

Нобуо Симада: Изначально смотрят на красоту катаны. Чтобы на лезвии не было царапин, выбоин, примесей. Если говорить о том, как этим клинком можно рубить, то здесь у разных кузнецов свой подход. Некоторые делают «тамэсигири», когда для проверки свойств клинка с его помощью разрубают соломенные снопы. Но есть и те, кто на это уже не обращает внимания.

Интересно, что в такой современной стране как Япония сохранилась профессия кузнеца. Как получают эту специальность на японских островах?

Нобуо Симада: Человек, который избрал себе профессию кузнеца, должен найти учителя. Возможно, ему придется обойти какое-то количество кузниц и прикрепиться к какому-либо сэнсэю. Если мастер дает добро и берет к себе ученика, то последний начинает жить в одном доме с учителем и помогать ему. К примеру, колоть угли, таскать песок. Это состояние длится от пяти до десяти лет. За это время мастер передает навыки изготовления катаны своему подопечному. Считается, что кроме этого, сэнсэй передает еще и часть духовной составляющей, которая закладывается в клинок в процессе его ковки. После истечения этого срока ученик, набравшись опыта, может отпочковаться и стать самостоятельным кузнецом.

Требуется так много времени, прежде чем получить право самому ковать меч?

Нобуо Симада: Да, это так. В Японии нет людей, которые бы занимались изготовлением меча от начала и до конца. Если человек занимается заточкой клинка, то он делает только это и всеми силами пытается достичь совершенства на выбранном поприще. Человек, который делает оплетение для рукоятки катаны, занимается исключительно своим делом и ничем другим. Кузнец, который кует из сырца основу для меча, занимается только выковкой. Кстати сказать, по моим наблюдениям, в России иная ситуация: все делают все. В Японии считается, что человек должен учиться всю жизнь своему делу. Скажем, если ты выучил одну операцию по заточке мечей, это вовсе не значит, что ты стал мастером в этом деле. Ты всю жизнь совершенствуешься. В любой узкой специальности есть огромное пространство для обучения. Скажу откровенно, в Японии невысокого мнения о людях, которые хватаются за все и все могут. Если ты делаешь меч, и оплетаешь рукоятку, и точишь его, это означает лишь то, что ты освоил эти операции не до конца. И к таким людям в Японии не относятся с большим уважением.

Вы являетесь экспертом по японскому холодному оружию. Почему выбрали такой путь?

Нобуо Симада: Я с детства увлекался японскими мечами. Нужно признать, что мне повезло, потому что мои родители могли себе позволить поддержать мое детское увлечение, которое переросло сначала в хобби, а затем и в специальность. В Японии экспертом по мечам можно стать двумя путями. Понятное дело, что нет никаких университетов, которые бы этому обучали. Специалистом по японским клинкам может стать человек, который изначально работает в компании по продаже мечей и постепенно набирается опыта, так как он ежедневно видит холодное оружие, соприкасается с ним, узнает его особенности.

Второй путь — это работа в музее, где есть экспозиции мечей. Соответственно, по долгу службы человек, который там трудится, много читает, постигает историю возникновения и развития клинка. У меня получилось иначе. Я постоянно смотрел мечи, изучал их и в итоге вырос в эксперта. Я рад, что не пошел двумя вышеупомянутыми мною путями, потому что они замыкаются либо на бизнес, любо на исключительно профессиональном изучении. Свою миссию я вижу несколько в иной плоскости. Меня увлекает культурный обмен между странами. Именно поэтому я привез кузнецов из Японии в Москву, чтобы познакомить Россию с японским мечом. Я хочу, чтобы россияне увидели красоту японского меча, узнали его историю, познакомились с процессом изготовления.

Но в России многие и так любят покупать для себя если не настоящие катаны, то их копии.

Нобуо Симада: Вот именно. В России до недавнего времени были очень популярны мечи-подделки, которые изготавливались как на территории РФ, так и в самой Японии. Я хочу изменить эту тенденцию, чтобы люди обратили внимание на подлинники и перестали покупать копии. В Японии очень многие русские обращаются ко мне за экспертной помощью. Когда-то они приобрели японский меч, после чего решили определить, стоит ли их покупка потраченных денег. Стандартный случай из моей практики, когда люди покупают меч, созданный в наши дни. Он, конечно, имеет определенную стоимость, но только соответствующую тем деньгам, которые можно отдать за катану, изготовленную в наши дни. Расскажу, в чем бывает обман. Зачастую на хвостовике такого меча выбивается имя широко известного мастера, который жил в Японии, скажем, 500 лет назад. Тем самым меч полностью обесценивается.

Разбирающийся человек за него уже не заплатит ни иены, так как это просто подделка.

Можно ли обывателю определить, что перед ним действительно настоящий японский меч, а не какая-то подделка или даже хорошая копия?

Нобуо Симада: Это сложная наука и в двух словах об этом не рассказать. Самый верный путь — доверить это настоящему эксперту.

Бусидо — Путь самурая

Бусидо, Путь самурая и История Японии касающаяся самураев, а также возникновения и культивирования боевых искусств на протяжении веков. Здесь Вы сможете узнать о развития — самурайства, а также истории возникновения и развития боевых искусств и единоборств.

Раздел Название темы Ответов
Чай-хана (беседы ни о чем) Отдых 5
Grinii
Япония — Культура, Музыка, Искусство. Подарок сэнсею 10
Grinii
Чай-хана (беседы ни о чем) Что привезти шефу 1
Grinii
Чай-хана (беседы ни о чем) Чего мы читаем. 43
Grinii
Чай-хана (беседы ни о чем) Вопрос о хобби 16
Grinii
Софт, Компьютер, Игры. Программы для создания сайтов 9
Grinii

Изготовление и культ оружия. Часть I

Основным наступательным оружием самурайских дружин средневековья были копьё и меч, применявшиеся для ближнего боя, и лук со стрелами, использовавшиеся в борьбе с противником на расстоянии.

Наибольшей ценностью для самурая был меч — и как вооружение профессионального воина, разящее врага и защищающее одновременно жизнь его обладателя, и как символ сословия воинов, эмблема доблести, чести, могущества и храбрости, неоднократно воспетый в легендах, рассказах, песнях и стихах.

С глубокой древности меч рассматривался японцами как священное оружие — подарок «солнечной богини» своему внуку, которого она послала править на земле и вершить с помощью этого меча дело справедливости, искоренять зло и утверждать добро. Именно поэтому меч стал принадлежностью синтоистского культа, он украшал храмы и священные места; приносимый верующими в качестве пожертвования богам, он сам являлся святыней, в честь которой воздвигались храмы.

В литературных источниках упоминается, что в VIII в. священники синто сами принимали участие в производстве мечей — занимались их чисткой и полировкой.

Древний японский меч (цуруги, или кэн), находимый часто при археологических раскопках в дольменах и гробницах среди другого сопроводительного похоронного инвентаря, напоминал старинные китайские обоюдоострые мечи. Для него была характерна прямая форма лезвия и двусторонняя заточка. Такой меч воины носили на спине (наискось), а когда его нужно было пустить в ход, брались за рукоять обеими руками. Впоследствии клинок стали затачивать с одной стороны. Приблизительно к VII в. была создана новая форма меча с легким изгибом на спинке лезвия. Мечи такого вида позднее получила название «нихонто» — «японский меч» и дошли до нашего времени, не изменив формы, которая считалась идеальной и характерной только для мечей Японии.

Японский меч изготовлялся всегда людьми, принадлежавшими к господствующему классу, и был в феодальное время выражением во всех отношениях привилегией этого класса. Ковали мечи обычно родственники самураев или придворных.

С началом междоусобиц спрос на мечи резко возрос; могущественные феодалы начали покровительствовать знаменитым оружейникам.

Ковке мечей придали вид богослужебной церемонии, при которой производился ряд сложных действий религиозного характера. Они должны были оградить меч и соответственно его будущего владельца от сил зла.

Прежде чем японский кузнец (катана-кадзи) приступал к делу, он совершал ритуальный акт очищения своего тела. Перед алтарём, который в каждой кузнице имел своё постоянное место, кузнец морально готовил себя к предстоящей работе, чтобы гарантировать успех предприятия. В соответственные моменты изготовления меча он облачался в парадную одежду — кугэ, а сама мастерская после тщательной уборки обвешивалась симэ — ритуальными украшениями, сплетёнными из рисовой соломы. Пучки симэ являлись атрибутом синтоистских храмов и символизировали собой чистоту и безопасность.

Сложна была технология производства мечей. Оружейную сталь для них получали путём выплавки металла из магнитного железняка и железистых песков. Собственно клинок формировался из многих слоёв железных полос с разным содержанием углерода, сваренных между собой в процессе плавления и ковки.

В результате проковки, вытягивания, многократного складывания и новой проковки полос металла образовывался тонкий брус, состоящий из огромного числа прочно соединённых тончайших слоёв разноуглеродной стали. Некоторые мастера самурайских мечей средневековья тратили на изготовление одного меча по нескольку лет, накладывая один слой на другой.

Низкоуглеродистый металл, соединённый с высокоуглеродистым, приобретал значительную твёрдость и в то же время вязкость. В дальнейшем клинок шлифовался на нескольких грубых и тонких шлифовальных камнях и подвергался закалке.

Подобные клинки не уступали по прочности дамасским и считались лучшими на всём Дальнем Востоке.

С конца XVII в. для изготовления мечей кузнецы стали употреблять металл, привозимый в Японию из Европы. Этот материал японцы называли «намбантэцу», т.е. «привозной металл» или «металл южных варваров» (так как корабли португальцев приходили в Японию с юга).

Режущие качества клинка и твёрдость руки самурая проверяли обычно на трупах убитых в бою противников или трупах преступников. Хорошим мечом самурай мог перерубить три положенных один на другой трупа. В поединках и на войне буси старались ударить мечом так, чтобы разрубить тело врага от плеча до пояса или от плеча до сердца.

На многие мечи мастера ковки наносили символические рисунки, имевшие смысл магических формул. Назначением этих рисунков было отгонять всё злое и призывать благо, поставить хозяина меча под влияние благих сил и избавить его от воздействия дурных. Первостепенную роль играли изображения небесных светил, способных оказать в соответствии с воззрениями китайской мифологии влияние на земную жизнь людей.

Технология изготовления мечей

Во время Троянской войны (примерно 1250 год до н. э.) оружие было в основном из меди и бронзы, но железо уже было хорошо известно как драгоценный металл. Железные изделия получили широкое распространение только после Троянской войны и падения державы хеттов, греческие торговцы распространили технологию железа довольно широко, были открыты новые месторождения железа и рудники.

Стальному инструменту, а прежде всего мечам требуется не только твёрдость, но и пластичность, упругость и многие другие взаимоисключающие свойства. Чистое железо мягкое, гнется от ударов, римским легионерам приходилось прыгать по мечам после боя, чтобы их выпрямить. Кельты нашли решение: их клинок состоял из железной или из железно-стальной основы с наваренными к нему кузнечной сваркой закалёнными лезвиями, затем железную основу научились сверху закрывать стальными пластинами, а позже научились делать цельный клинок. Железную основу делали кручёной или рубленной и заново многократно прокованной, чтобы создать так называемый сварочный дамаск, известный с II-III в. Это придавало клинку с твёрдыми и острыми, но не гибкими и хрупкими лезвиями необходимую пластичность и возможность изгибаться при нагрузках снова приходя в исходную форму.

Как обычно представляется в кинофильмах, некий мастер куёт денно и нощно под героическую музыку меч и передаёт его главному герою, что совершенно не так. Возможно где-то в глухой деревне, вознёсшийся над собой кузнец, обычно кующий серпы, косы и гвозди, выковал бы меч, если бы добыл где-то много железа, но качество этого меча было бы низким. Другое дело оружейные корпорации, занимавшиеся изготовлением оружия и в частности меровингов каролингских мечей в промышленных масштабах. Отчего-то мало кому известно, что ещё в каменном веке и уж точно в бронзовом во всех регионах Европы, имелись крупные даже по сегодняшним меркам, по другому не назвать корпорации, производящие оружие. Разделение труда было характерно и для производства меча, поэтому мечи делали несколько мастеров, а корпорация ставила товарный знак. Он со временем изменялся, менялся тип надписи, менялись шрифты, происходил ребрендинг, от безграмотности или других причин переворачивали буквы в надписях. Например, на Руси было две таких корпорации ЛЮДОТА КОВАЛЬ и СЛАВ, о чём красноречиво свидетельствуют подписные мечи в музеях. В Германии работала огромная оружейная корпорация ULFBERHT, чьими мечами просто усеяны скандинавские страны и славянские земли, были и другие массовые подписные мечи, то есть работали и другие корпорации, такие как CEROLT, ULEN, BENNO, LEUTLRIT, INGELRED. Так называемые подписные мечи обнаружены на всей территории Европы, видно, что производство мечей было поставлено на поток и торговля оружием осуществлялась повсеместно.

Современные реплики каролингов из сплошной стали, как правило, из пружинной вроде 60Г, рессорной 65Г или 65Х13, на порядок превосходят лучшие образцы IX-XII веков. Современные реплики не гнутся (в смысле у них не остаётся остаточной деформации даже при сгибании в кольцо), не ломаются от зазубрин, ими легко, без урона можно фехтовать с другим клинком. Для викингов развитое фехтование не было характерно: принимаем на щит-рубим, закончили упражнение, любое столкновение с другим клинком или металлом, могло, не приведи Один, повредить или сломать низкокачественный и дорогой меч. Каролинги, как до этого меровинги и как японские катаны заложники низкого качества стали, поэтому они были составными, так дорого и долго изготавливались и потому их так берегли.

Из-за низкого качества японской руды, её приходилось многократно проковывать, что характерно для всех мечей того времени, никаких легендарных «сварок временем» из миллиона слоёв фольги за столетия никто не видал. Сталь японских мечей довольно посредственная, особенно поздних заводских образцов, истинные клинки немногочисленны, находятся в музеях и крайне редко в частных коллекциях, непритязательные коллекционеры обладают в основном разного качества подделками из Китая. Национальное сокровище (кокухо), этот титул имеют около 122 мечей, в основном тати периода Камакура, катан и вакидзаси в этом списке менее двух десятков. К настоящим мечам прилагается сертификат «Общества по сохранению художественных японских мечей» (яп. 日本美術刀剣保存協会 Nippon Bijutsu Tōken Hozon Kyōkai, NBTHK, ниппон будзюцу то:кэн ходзон кё:кай). Кричное железо — очень неоднородный продукт, который является смесью углерода, железа, шлака и других элементов, — каждый кусок тамахаганэ уникален. Искусство кузнеца состоит в выборе кусков крицы, которые содержат как можно меньше шлака и имеют между 0,8-1,3 % углерода. Методы выплавки до открытия границ и индустриализации Японии было собственно намного примитивнее, чем в Европе (где с XIV века вошла в употребление доменная печь), что и вызвало потребность в долгой и тщательной рафинации стали, дабы удалить все вредные примеси. Ценность японской стали тем самым заключалась не в (весьма посредственном) качестве тамахаганэ, а в умении кузнецов изготовить из посредственного сырья продукт хорошего качества. В этой связи становится понятно, почему начиная с XVI века японские кузнецы очень охотно применяли европейскую привозную сталь.

В процессе закалки, при соблюдении технологического процесса, между якибой (твёрдой частью с режущей кромкой) и хирадзи (более мягкой и гибкой частью) формируется хамон. Как во всех европейских клинках из-за низкого качества стали, клинок составной: сочетание жёсткого лезвия и эластичной основы придаёт металлу катаны чрезвычайную вязкость и одновременно долговременную остроту. В традиционной технике внутренний слой изготавливается из низкоуглеродистой стали и покрывается твёрдой высокоуглеродистой сталью, которая образует верхний слой: кузнец складывает U-образно длинный узкий брусок твёрдой стали и вваривает в него брусок из мягкой стали. Из полученного комбинированного бруска выковывается заготовка меча, причём закрытая сторона «U» впоследствии станет лезвием. Такая комбинированная заготовка больше не подвергается складыванию. Так же как и западные кузнецы Средневековья, применявшие зонную закалку, японские мастера закаляют клинки не равномерно, а зонально, за закалкой (нагревом и охлаждением) следует отпуск — нагрев закалённого изделия в печи с последующим медленным охлаждением. При температуре около 200 C происходит снятие внутренних напряжений в металле, благодаря чему достигается необходимый баланс твёрдости и вязкости.

Особенности японских клинков

Особенности японских клинков

С точки зрения технологии, японские клинки делались и делаются по сей день из сварочного дамаска с огромным, до сотни тысяч, количеством слоев, а потому чрезвычайно плотного и высокопрочного. Имея притом впечатляющее содержание углерода, чудесный материал приобретал в руках искушенного воина поистине инфернальную силу. Однако прежде чем переходить непосредственно к рассмотрению приемов и способов изготовления легендарного оружия, следует отметить ряд присущих ему своеобразных моментов, а именно:

под определение нихон-то, что в дословном переводе означает просто «японский меч», в Стране восходящего солнца попадают абсолютно все типы холодного клинкового оружия, включая копья и алебарды. То есть решительно всякий предмет, имеющий оточенный стальной клинок, автоматически считается «нихон-то». Это, так сказать, клановая фамилия, а конкретная разновидность уточняется отдельно;

* традиционно большинство японских клинков изготавливались по единой технологии, отработанной в течение столетий. Любые отклонения носили непринципиальный характер, и едва ли не с X века до наших дней тянется неразрывная нить бесценного опыта. Поэтому даже теперь штучная (не промышленная) выделка самурайских мечей или, к примеру, эксклюзивных кухонных ножей производится так и только так;

* японский дамаск отличается от всех прочих тем, что сварке подвергаются слои металла с одинаковым содержанием углерода, а не привычная для Европы и Азии разносортица из железа и крепкой стали;

* полоса клинка всегда куется с использованием нескольких сортов дамаска, причем наиболее высокоуглеродистые образуют внешнюю оболочку и лезвие, тогда как внутри располагается пластичный фрагмент. Это позволяет говорить о японских клинках как о составных, что сближает их со скандинавскими;

любой японский клинок, претендующий на звание традиционного, представляет собой целый комплекс скрупулезно соблюденных параметров, начиная от геометрических очертаний и заканчивая полированной вручную зеркальной поверхностью и бритвенной заточкой. В этом нерушимом единстве существенную роль играет пресловутый хамон — та самая волнистая линия вдоль лезвия, что появляется как результат хитроумной закалки, и которую так любят изображать художники, дабы у зрителя не осталось сомнений относительно принадлежности меча. Строго говоря, в японском холодном оружии вообще все подчиняется строжайшему регламенту, где учтены и стиль оплетки рукояти, и декор распоследнего пояска на ножнах. Но, к великому сожалению, такая занимательнейшая информация выпадает из тематики данной книги;

* в отличие от иных традиций, поверхность японского дамаска никогда не подвергается химической обработке для выявления рисунка. Узор просматривается лишь в небольшой зоне светового блика на полированном металле, а искусство созерцания клинка образует отдельный, весьма утонченный жанр со своими приемами и нюансами.

Итак, имея в виду почти полную идентичность различных типов японских клинков в технологическом плане, давайте ограничимся подробным рассмотрением наиболее яркого и известного представителя славного семейства — большого самурайского меча дай-то (дословно: «большой меч»). Воистину, трудно отыскать в анналах истории грешного человечества другое оружие, обладающее настолько явным, испытанным в веках комплексом смертоносных характеристик, выдвигающих его на первое место по эффективности и универсальности применения. Поглядим на нашего героя поближе, так сказать, в упор.

Коль скоро речь зашла конкретно о мече, стоит уточнить, что на протяжении веков сформировались две его основные разновидности — тати и катана. Более длинный и заметно сильнее изогнутый тати также и более древний. Его носили слева как саблю, но высоко у пояса и почти горизонтально, на коротких ремнях.

Тати — оружие всадника и воина в доспехах, а также атрибут торжественного парадного облачения, в качестве какового он и дожил до наших суетных дней, когда столкновения больших самурайских армий происходят исключительно на киноэкране.

Катана младше и проще, ее декор редко способен соперничать с роскошными тати в силу несколько иного назначения — этот тип оружия стал преобладающим в мирную Эдосскую эпоху, когда железная воля Иэясу Токугавы окончательно сковала страну в единое целое, положив конец нескончаемым гражданским войнам и смутам. Катана — чаще всего принадлежность гражданского человека и повседневного костюма, так как носят ее, заткнув за пояс, а при доспехах это невозможно, во всяком случае, затруднительно. Клинок короче и прямее, оформление рукояти также чуточку иное. Разумеется, габариты и степень кривизны могут изменяться в ту или иную сторону, но общие принципы остаются неизменными. Взглянем на клинок катаны в его первозданном виде: средняя величина прогиба полосы равна ее ширине, а для тати этот размер удваивается или даже утраивается. Длина рабочей части составляет (для катаны) 70-80 см. Длина хвостовика — от 18 до 24 см. Толщина у рукояти доходит до 10 мм, но подобные тяжелые клинки встречаются только у ранних, сугубо военных тати, обычно же — не более 8 мм. Это следует помнить современным отечественным любителям изготовления реплик, отчего-то склонным полагать цифру 5 мм вполне достаточной. К острию толщина клинка плавно и равномерно сбегает до 3-4 мм. Максимальный прогиб (сори) полосы может быть смещен относительно центра либо к рукоятке, либо к острию. В первом случае говорят о коси-зори или бизен-зори, поскольку данный стиль употреблялся в знаменитой своими оружейниками провинции Бизен, а форму клинков второго типа именуют саки-зори (саки — «острие, вершина»), но подобный изгиб редок среди мечей и характерен для нагинаты. Если точка наибольшего прогиба расположена посередине, такая форма называется тории зори или кё-зори. Тории — ритуальные ворота с плавно изогнутой верхней перекладиной, один из основных атрибутов древней религии Синто, а «Кё» — другое наименование провинции Ямасиро, известной подобными клинками. Прямая, точно струна, форма полосы называется му-зори. «Му» означает отрицание, отсутствие чего-либо, в данном случае — прогиба. Некоторые редкие типы старинных ножей (танто, айкути) могли иметь обратный, ятагаяный изгиб, обозначаемый термином учи-дзори или такено-ко-зори, «Учи» — «внутренний», «такеноко» — «росток бамбука». Вообще же известно пять канонизированных традиций или школ изготовления мечей. В эту пятерку (Гокадэн) входят, помимо названных Бизэн-дэн и Ямасиро-дэн, также Ямато-дэн, Мино-дэн и Соею-дэн.

Искусство владения оружием

Японский меч не всегда был таким, каким мы его знаем сейчас. Вашему вниманию предлагается краткий обзор истории Японии с упором на эволюцию мечей.

Палеолит

Японский древний каменный век не отображён на схеме. Начало японского палеолита приходится примерно на 40 тысяч лет до нашей эры. Благодаря ледниковому периоду в те времена Япония еще не была отделена от материка, и именно по ледяным перешейкам первые переселенцы и добрались до будущих островов.

После окончания ледникового периода начинается эпоха Дзёмон, также относящаяся к каменному веку. Основное отличие от палеолита — появление керамических изделий.

Время жизни легендарного первого японского императора Дзимму, правнука богини Аматерасу, относится к этому периоду. Дзимму считается основателем императорской династии, существующей по сей день.

Бронзовый и железный век: обработка металлов, развитие строительства, рисоводство. Разумеется, технологии были импортированы с континента, но как именно — не известно.

С началом бронзового века появилось первое металлическое оружие, но до известных нам японских мечей было еще очень далеко.

Продолжение импорта достижений китайской цивилизации, принятие буддизма, особенная культура захоронений с помощью курганов, слегка напоминающая о египетских пирамидах. Создание Ямато — предтечи японского государства.

Распространение буддизма, расцвет культуры, развитие государства Ямато. Начиная с этого периода информация о годах правления императоров Японии становится достаточно достоверной.

Определение буддизма как государственной религии, написание первых исторических хроник. Активное внедрение китайского опыта управления государством. Зарождение самураев, подобных российским казакам. Беглые крестьяне и вольные охотники по доброй воле заселяли север и северо-восток Японии, сражаясь с айну.

Появление первых японских мечей, имеющих отношение к привычным нам, произошло при смешении китайских традиций, изобретенной в том числе и в Японии «дамасской стали» и влиянии культуры айну, вовсю использовавшей двуручные рубящие мечи. Первые «японские мечи» — тёкуто — были прямыми.

Перенос столицы в город Хэйан, современный Киото. Постепенный рост влияния самураев.

В середине периода Хэйан началась эпоха Кото, считающаяся расцветом искусства создания холодного оружия. Именно тогда появились первые тати с клинками синоги-дзукури. Основной причиной появления кривых клинков было использование кавалерии в качестве основной ударной силы.

Вообще слово тати в первую очередь обозначает метод ношения меча в ножнах лезвием вниз, типичный как для Японии тех времен, так и для большинства мечей в других частях света. То есть японский длинный меч любой, даже значительно более поздней эпохи, подвешенный в ножнах к поясу таким образом, превращается в тати.

Для борьбы с тяжелыми доспехами тех времен популярны были клинки с ко-киссаки, которыми легче попасть в слабо защищенные участки тела.

Захват власти представителями сословия самураев, образование сёгуната Минамото, правившего из города Камакура. Начало серьезных междоусобных войн. Неудачные вторжения монголов в Японию. Официальной религией становится дзен.

В этот период стали появляться упоминания о утигатанах — лёгких и более коротких по сравнению со старыми тати мечах, подобных привычным нам катанам. Утигатаны, как и катаны, носились лезвием вверх и были более удобны для ведения боя в тесных помещениях. Кроме того, лёгкость утигатан привела к созданию баттодзюцу — искусства молниеносного обнажения клинка и нанесения удара.

Утигатаны в период Камакура не были дорогими и высококачественными клинками, их использовали в основном те, кто не мог себе позволить нормальный тати. Наиболее популярны икуби-киссаки.

Смена сёгуната Минамото на сёгунат Асикага, правивший из района Муромати. Продолжение постоянных войн и мятежей. В конце периода — прибытие португальцев в Японию, появление мушкетов и начало распространения христианства.

Увеличение популярности утигатаны, уже не считающейся мечом для бедных. Многие старые тати обрезаются и облегчаются, превращаясь в утигатаны, несмотря на то, что концептуально у них сильно разная геометрия. Тати имеет максимальный изгиб рядом с ручкой, а утигатана — ближе к острию. Частым вариантом использования утигатаны стало ношение ее в качестве дополнительного меча к длинному тати. Тю-киссаки и о-киссаки входят в моду.

Эпоха конфликта между двумя ветвями императорской династии, северной и южной. Победила северная.

Сэнгоку Дзидай

Особенно суровый период непрекращающихся междоусобных войн и политических интриг между самурайскими кланами.

Адзути-Момояма

Окончание феодальной раздробленности Японии. Борьба с европейским колониализмом и христианством. Окончание периода — полная победа Токугавы Иэясу, создание сёгуната Токугава.

Тати вышли из моды. Образовался самурайский обычай носить две утигатаны, длинную и короткую. Так появился дайсё.

Появление национальной японской идеи. Железный занавес, практически полное отсутствие торговли. Подавление христианства. Постепенный переход от феодального к капиталистическому строю.

Появление слов «катана» и «вакидзаси», обозначающих длинную и короткую утигатаны соответственно. Войны закончились, мечи становятся статусно-культовыми предметами. Начинаются всевозможные украшательства, мечи облегчаются и так далее. Это эпоха Синто, «новые мечи».

Примерно в 1780 происходит возвращение к старым традициям изготовления мечей эпохи Кото. Явление называется эпохой Синсинто, буквально «новые-новые мечи».

Прибытие адмирала Мэттью Перри в 1853 году послужило толчком к реставрации Мэйдзи. Отказ Японии от самоизоляции, свержение сёгуната Токугава, отмена самурайского сословия, восстановление императорского правления, реорганизация экономики Японии. Экспансия.

С 1867 году из-за роспуска самурайского сословия мечи снова стали носить лезвием вниз, в западном стиле.

В 1876 году выходит запрет на ношение мечей и огнестрельного оружия на улицах. Стремительный закат искусства изготовления японских мечей.

В начале XX века возобновляется производство мечей для японской армии. Новые мечи называются гунто, изготавливаются промышленными методами и объемами. Некоторые типы гунто скорее похожи на западные кавалерийские сабли. Военные мечи, выглядящие как традиционные старые японские мечи, называются гендайто.

Эпоха правления императора Тайсё ничем особенным не отличилась.

Период правления императора Сёва, известного на западе как Хирохито, является длиннейшим в истории Японии. На его протяжении произошло несколько радикальных трансформаций всего японского общества.

В 1934 году появилась новая спецификация для японского военного меча, син гунто — «новый военный меч». Как водится, новое — это хорошо забытое старое, син гунто выглядели как старые добрые катаны, хотя и изготавливались современными промышленными методами.

После поражения Японии во второй мировой войне появился запрет на изготовление мечей. Впрочем, достаточно быстро произошло четкое разделение на гунто и старинные мечи, являющиеся произведениями искусства. Гунто надолго остались под запретом.

В настоящее время Япония — одна из ведущих экономических держав мира.

Современные японские мечи, изготовленные по старинным методам, называются синсакуто — «мечи-новоделы», или синкен — «боевые мечи», в отличие от иайто, тренировочных мечей. Также существуют «японские мечи», производимые не в Японии, их качество может варьироваться от очень низкого до очень высокого.

Сувенирная продукция, выполненная в форме японского меча, мечом не является. В большинстве случаев для изготовления подобных предметов используется дешевая нержавеющая сталь, крошащаяся или гнущаяся от любого удара по твердой поверхности, а отсутствие нормально закрепленного длинного хвостовика делает даже одиночные тренировки с их использованием опасными как для тренирующегося, так и для окружающих.

Продолжение статьи, в котором более подробно рассматривается именно эволюция клинков, можно прочитать здесь.

Ссылка на основную публикацию