Маг-цзал — воинское искусство Тибета | Karate-krs.ru

Маг-цзал — воинское искусство Тибета

  • 14.04.2015
  • Теги: Оккультизм

Воины-йоги древнего Тибета

Одной из множества загадок Тибета до сих пор остается воинское искусство, которое настолько специфично, что порой сложно понять – это йога или физическая подготовка, магия или стратегия, шаманизм или смертельное искусство, но на самом деле это все вместе взятое, и называется оно Маг-цзал.

Что такое Маг-цзал

До недавнего времени мало кто слышал о древнем тибетском воинском искусстве Маг-цзал, невзирая на то, что оно оказало огромное влияние на боевые системы. Долгое время система маг-цзал была закрыта для европейцев, чем и обусловлено ее слабое распространение по сравнению с теми же китайскими и японскими боевыми искусствами.

Маг-цзал — весьма мощное боевое искусство, в которое большое внимание уделяется психофизической подготовке бойца, в результате чего он становится не только мастером владения оружием и собственным телом, но и в каком-то смысле магом и йогом, ведь в практику обучения воина входят многие весьма специфические методы. Недаром китайцы считали воинов, владевших маг-цзал, небожителей, которые, якобы, и обучали тибетцев.

Воинская традиция маг-цзал, была направлена на подготовку воинов-профессионалов, которые выполняют функцию не только солдат и наемников, но и охранников монастырей. Не стоит забывать о том, что в монастырях, как правило, хранилось множество бесценных сокровищ, вожделенных для разного рода грабителей.

История развития Маг-цзал

Для создания боевой системы маг-цзал было несколько предпосылок, первая из которых собственно суровая природа Тибета, требующая от человека ежедневных усилий для выживания. Очень часто эти условия защищали тибетцев лучше всяких боевых систем. Так в начале XIII века армия Чингисхана завоевывают Тибет, однако, они не находят там не только каких-либо сокровищ, но даже и пищи для своих лошадей и воинов. Победоносная монгольская армия потеряла в Тибете тысячи своих солдат без всяких сражений: голод и холод скосили захватчиков надежнее всякого оружия.

А, кроме того, суровые природные условия позволили изначально формировать тренировки воинов маг-цзал с расчетом боевых действий в тяжелых условиях, что сказалось на эффективности их общефизической и психологической подготовки.

Во-вторых, важной предпосылкой для создания системы маг-цзал явилось то, что Тибет сам по себе был открытой странной и тибетца всегда были открыты ко всему новому, что позволило им ассимилировать и углубить многие традиции окружающих стран, в частности Индии, Японии и Китая и в какой-то степени традиций средней Азии.

Влияние мистических традиций на маг-цзал

Одним из самых главных центров обмена тайнами боевых искусств между Китаем и Тибетом стали горы Эмэй, священные как для тибетских йогов, так и для китайских даосов. На этих горах обитало много монахов, которые обменивались друг с другом своим опытом.

В результате синтез собственных шаманских и боннских традиций, в купе с йогическими и буддийскими дисциплинами Индии, даосскими методами Китая породили такой невообразимый «коктейль», что дало возможность разработать тибетцем уникальные и невероятно эффективные дисциплины во многих дисциплинах — духовны, медицинских, магических и маг-цзал.

Не малое влияние на создание системы маг-цзал оказала тибетская медицина, которая сама по себе уже является уникальной традицией, основанной на индийском и китайском влиянии, а также на собственном исконном целительстве.

Маг-цзал и тантра

Но особенно на формирование маг-цзал оказала система буддийской тантры с ее мощными психофизическими методами, позволяющими человеку очень быстро добиться различных сверхвозможностей.

Центры развития маг-цзал

В основном центрами развития воинского искусства были буддийские монастыри, причем монастыри, в которых практиковались методы маг-цзал, были не многочисленны, и, естественно, закрыты для широкого посещения даже самих тибетцев.

Тем не менее, кроме монастырской традиции маг-цзал, существует еще мирская школа и собственно воинская (для профессиональных воинов).

Монастырское направление маг-цзал отличается тем, что в нем на первое место выходит всестороннее развитие адепта сообразно буддизму. Поэтому воинское искусство является не целью, а лишь средством для достижения просветления.

Кроме собственно монастырей, это направление маг-цзал также разрабатывалось и отдельными отшельниками или маленькими закрытыми общинами.

Боевое искусство практиковалось и в обычных монастырях, при этом мастера нередко передавали свое искусство избранным ученикам-монахам в такой тайне, что даже монастырская братия часто даже не догадывалась, что среди нее находятся адепты маг-цзал.

Воины маг-цзал

Воинов-монахов маг-цзал, монастырская братия в шутку называла «лентяями», ведь они были освобождены от большинства монашеских обязанностей для того, чтобы они могли больше тренироваться и выполнять свои прямые обязанности по охране.

Кроме обучения рукопашному бою, монахи-воины маг-цзал, также учились владеть подручными средствами — посохом, связкой ключей (которая обычно была весьма тяжелой и действительно могла послужить в качестве оружия), а также мечами, копьями и луками, применяемыми в случае действительно серьезного нападения на монастырь.

Были и такие монастыри, между которыми регулярно устраивались соревнования монахов-воинов. Самыми именитыми среди таких монастырей были Сера и Брайбун. Их монахи-воины встречались раз в семь лет и потому, кто из них займет первенство, определяли, будет ли урожай или нет, ведь названия монастырей переводились как «Град» и «Куча риса».

Мирская традиция маг-цзал

Что касается мирской традиции маг-цзал, то здесь, конечно же, на первое месте выходила важность обучения методам самообороны. Поэтому сюда в основном входили приемы, не требующей особой физической и психической подготовки, то есть доступные для простого человека. Поэтому в арсенал входили в основном действия, поражающие, в первую очередь, глаза, горло, пах и так далее. Также много внимания уделялось различного рода обманным маневрам, уклонениям и прочим приема, позволяющим противостоять более сильному противнику.

Тибетские воинские искусства, — пожалуй, одна из самых мифологизированных тем дающая повод различным мистификациям и вымыслам.

Суровая природа Тибета, где человек ежедневно был вынужден бороться за своё существование, сделала тибетцев отличными воинами — сильными, выносливыми, бесстрашными. Воинское искусство тибетцев было столь совершенно, что китайцы считали его даром неких старцев-небожителей, которые, якобы, и обучали тибетцев.

В действительности же всё обстояло гораздо проще. Тибетцы всегда были открыты к знаниям других народов. Тибетское государство находилось на пересечении трёх древнейших цивилизаций: индийской, китайской и среднеазиатской, знания которых и по сей день вызывают восхищение. Через Тибет проходили оживленные торговые маршруты, по которым шли не только купеческие караваны, но и великие Учителя и ученые древности.

Воины Тибета получали знания и от индийских воинов-кшатриев, и от конников Средней Азии, и от самих китайских полководцев, родоначальников научного подхода к стратегии и тактике ведения войны. Не удивительно, что, имея такой мощный теоретический и практический фундамент, как в стратегии ведения боя, так и в психофизической подготовке своих воинов, тибетские военачальники одерживали одну победу за другой.

Из Китая в Тибет пришли такие фундаментальные философско-практические понятия как «Пять первоэлементов», «Восемь триграмм», методы иглотерапии и акупунктуры и многое другое. Однако Тибет не только брал, но и давал. Прежде всего, он давал Китаю возможность почерпнуть из сокровищницы индийской культуры. В первую очередь, эти знания были связаны с йогическими индийскими практиками управления человеческим сознанием, энергией и телом. Немало китайцами было почерпнуто знаний и по индийской медицине, астрологии, философии, логике, географии, культуре.

В начале XIII века в Тибет вторгается армия Чингисхана. Хотя монголы легко завоевывают ослабленный междоусобными войнами Тибет, однако, они не находят там не только каких-либо сокровищ, но даже и пищи для своих лошадей и воинов. Победоносная монгольская армия потеряла в Тибете тысячи своих солдат без всяких сражений: голод и холод косили захватчиков надёжнее всякого оружия. И в тот момент, когда монголы готовы были покинуть Тибет, мудрые тибетцы предложили им свои истинные сокровища — Учителей-лам. За всю историю человечества это, пожалуй, единственный случай, когда покоренное государство платит дань не золотом или имуществом, а учеными монахами! Прошло совсем немного времени, и побеждённые стали победителями: монголы не только приняли буддизм, но и стали главными покровителями Тибета.

Само собой разумеется, что столь длительный период культурного обмена между Тибетом и Китаем не мог не отразиться и на такой сфере, как воинские искусства. Однако, если о китайских Школах воинского искусства известно уже довольно много, то о тибетских боевых системах, объединенных общим названием маг-цзал («воинское искусство»), известно чрезвычайно мало. Вызвано это двумя главными причинами. Во-первых, в силу закрытости для европейцев Тибета, его культура стала объектом серьёзного всестороннего исследования лишь в последние сорок лет, когда тысячи тибетцев вынуждены были покинуть Тибет в связи с его оккупацией коммунистическим Китаем.

Второй важной причиной, по которой воинские искусства Тибета лишь теперь становятся достоянием гласности, является среда, в которой они развивались. В отличие от Китая, на протяжении столетий потрясаемого междоусобными войнами и народными восстаниями, история Тибета отличалась внутренней стабильностью, особенно после установления там в XVI веке теократического правления Далай-лам. В связи с этим не возникало и необходимости в широком распространении воинских искусств в народной среде. Уже после нашествия монголов Тибет не вёл никаких серьёзных войн, ввиду чего количество профессиональных воинов-тибетцев было крайне невелико.

Воинское искусство Тибета, как и воинские искусства других стран, условно можно разделить на три ветви: монастырскую, воинскую и мирскую.

К монастырской ветви относятся все те системы маг-цзал, которые ставят своей целью всестороннее совершенствование адепта в соответствии с целями буддизма. При этом прикладной аспект воинского искусства, его боевая эффективность, является не целью, а лишь средством для достижения главной цели каждого буддиста — состояния просветления.

Воинская ветвь включает в себя все те системы, целью которых является подготовка профессиональных воинов. Причем, это могут быть не только профессиональные солдаты и телохранители, но и монахи — охранники монастыря. В Тибете, где большинство монастырей находились в безлюдных горах, они нередко становились объектом посягательств, как со стороны банд грабителей, так и со стороны местных феодалов. В результате этого в них сложилась специфическая прослойка самых сильных и опытных в ратном деле монахов-воинов, которых остальные монахи в шутку называли «лентяями», поскольку те были освобождены от других монашеских обязанностей, кроме охраны монастыря и поддержания внутренней дисциплины в нем. Главным оружием монахов были крепкий деревянный или железный посох, нож и тяжёлая связка монастырских ключей. Однако, в случае серьёзного нападения на монастырь, монахи вооружались мечами, копьями, алебардами и луками, которыми они также обучались владеть.

Во время внутримонастырских соревнований монахи военизированных отрядов соревновались в поднятии тяжестей, метании камней и кинжалов, беге и рукопашном бое. Устраивались бои не только между собой, но и между мирянами и монахами.

Мирская ветвь является направлением маг-цзал, в котором главным аспектом является самооборона. «Потребителями» этого направления являлись в основном миряне, чья деятельность была связана с риском нападения или насилия. В первую очередь — это купцы, пастухи и паломники. Поскольку целью мирской ветви систем воинского искусства является лишь элементарная самооборона, то главный упор в них делается на обучение техники боя, не требующей особой физической и психической подготовки, и доступной для любого здорового человека. Поэтому в системах, которые культивировались в мирской среде, нет сложных приемов, требующих особой подготовки: ударов ногами в прыжке, сложных передвижений, разработанной тактики ведения поединка, ударов, связанных со специальным укреплением поражающих поверхностей. Наибольшее внимание в мирской технике уделяется уклонению от атак противника, мягкому «пропусканию» его ударов мимо себя путём скручивания и вращения тела, вращательным и стягивающим блокам, финтам и обманным движениям. Всё это позволяет слабому человеку эффективно конкурировать в бою с физически гораздо более сильным, но прямолинейным противником.

Основой, на которую в своих занятиях опирались практически все настоящие мастера маг-цзал, являлись глубокие знания тибетской медицины. Врач в Тибете был не просто лекарем, но и ламой очень высокого уровня духовного посвящения, владеющим в совершенстве не только чисто медицинскими знаниями, но и различными видами мистических практик. Широко использовались методы гипноза. Нередко лама обучал больного и специальным медитативным практикам, призванным изменить его сознание с целью устранения психосоматических корней болезни и стимуляции резервных сил организма.

Обычные способности человека, такие, например, как осязание и зрение, также развивались до невероятного уровня. Даже начинающий врач должен был различать не менее 108 разновидностей пульса и по нему определять нарушения в организме больного. Опытные же ламы различали их более 1000! Что же касается зрения, то опытный тибетский врач развивал его до такой степени, что мог делать микрохирургические операции без всякой оптики.

Особое внимание уделялось профилактике заболеваний. При этом упор делался на повышении защитных сил организма, выведению из него шлаков, предотвращению процессов старения. Для этого использовалось пять взаимосвязанных элементов: образ жизни, процедуры, лекарства (к которым относилось и питание), медитации и гимнастические упражнения.

В своем стремлении избавить человека от страданий болезней, старческой немощи и преждевременной смерти тибетские мастера врачевания и воинского искусства всегда шли рука об руку. Нередко воин и врач объединялись в одном лице, поскольку упражнения маг-цзал являлось не только смертоносной системой боя, но и прекрасной формой оздоровительной практики, позволявшей сохранять тело сильным, гибким и здоровым до глубокой старости.

Маг Цзал – это древнее боевое искусство Тибета. Первые упоминания о тибетском боевом искусстве относятся к 6 -7 векам.

Историки считают, что возникновение Маг Цзал стало результат смешения культур 3-х древнейших цивилизаций: среднеазиатской, индийской и китайской.

Существенное влияние на формирования боевое искусство Тибета оказал:

  • Буддизм;
  • Зороастризм;
  • Даосизм;
  • Эзотерический тибетский шаманизм.

Помимо воинской практики Маг Цзал включает в себя энергетические и психофизические практики.

Особенностью техники Маг Цзал является использование приемов основанных на биомеханике человеческого тела, что позволяет одерживать победу независимо от физических и технических данных противника.

Позднее, на знании основ биомеханики были построены многие системы рукопашного боя, в том числе современные, такие, как Способ самозащиты от нападения А.А.Кадочникова, Система самообороны «Стрела«, Русское боевое искусство «ИЗВОР».

Подготовка бойца Маг Цзал, помимо развития гибкости, скорости, реакции и координации движений, предполагала освоение универсальных законов боя, позволяющих нанести противнику наибольший ущерб при минимальных затратах сил и времени.

Суть техники тибетского боевого искусства можно охарактеризовать одной фразой:

Исторически тибетское боевое искусство разделялось на три ветви: мирскую, воинскую и монастырскую.

Мирская ветвь

Мирская ветвь считается упрощенной формой боевого искусства.

Для тибетцев, которые не были монахами или профессиональными воинами целью освоения боевого искусства была самооборона.

Мирской Маг Цзал не предполагал духовных и тантрических практик.

Техника была максимально простой и эффективной и сводилась к приемам элементарной самообороны, не требующим особой физической и психической подготовки и доступной практически для любого здорового человека, желающего освоить принципы самозащиты.

Основными приемами самообороны были удары по уязвимым частям человеческого тела: глаз, горла и пах.

Также в качестве оружия использовались бытовые предметы, или предметов, которые могли оказаться под рукой (палки, камни).

Важным элементом системы самообороны был уход от атаки противника. Например, использовалась техника мягкого «пропускания» ударов противника мимо себя путем вращения и скручивания тела, втягивающим, перенаправляющим блокам и обманным движениям.

Техника не предусматривала прямого противодействия и позволяла противостоять физически более сильному противнику.

Суть приемов мирской ветви Маг Цзал можно сформулировать в одном предложении:

Воинская ветвь

Целью воинского Маг Цзал была подготовка профессиональных воинов.

Воинами становились самые сильных и склонные к освоению воинских искусств монахи.

Таких монахов-воинов на Тибете называли «ДАБДОБ».

Они были освобождены от других монашеских обязанностей. Основным их занятием было освоение боевого искусства.

По тибетским приданиям монахи-воины, прошедшие все этапы обучения Маг Цзал становился практически непобедимы и достигали статуса «бессмертного».

Количество таких монахов-воинов было крайне невелико и в тибетской духовной практике такие монахи-воины считались особым явлением достойным наивысшего уважения.

Согласно историческим данным одним из таких монахов-воинов был легендарный Челубей, вступивший в единоборство с Александром Пересветом – перед началом Куликовской битвы.

Челубей должен быть духовно сломить русское войско еще до начала сражения.

Однако все пошло совсем не так как ожидалось…

Тем ни менее, по сей день, Челубей почитается на Тибете и считается одним из величайших воинов всех времен.

Монастырская ветвь

Монастырский Маг Цзал был направлен на всестороннее развитие и совершенствование адепта в соответствии с буддийской традицией.

При этом воинская практика, т.е. прикладной аспект боевого искусства, служил лишь средством для достижения главной цели каждого буддиста — состояния Просветления.

Монастырский Маг Цзал отличался тем, что практическая часть боевого искусства, а именно отработка эффективности боевых приемов всегда сопровождалась интенсивной внутренней работой.

Практикуемое в монастырях боевое искусство основывалось на различных видах духовных и психоэнергетических практик. И только на их основе шла отработка непосредственно прикладных техник.

В древние времена боевое искусство, практикуемое в монастырях Тибета было особенно закрыто и избирательно в отборе учеников.

Как правило, знания передавались ламой с одному-двум избранным учениками. При этом тайна занятия велись в тайне. Так, что монастырская братия, не догадывалась, что в их среде находятся адепты Маг Цзал.

С чем связана такая избирательность, не трудно догадаться.

Ни для кого не было секретом, что тибетское боевое искусство позволяло своим адептам обрести огромную силу, при чем не только физическую, но и духовную.

В отличие от мирской или воинской ветвей, обучения в монастырях было рассчитано на всю жизнь.

Достижение совершенства в Маг Цзал означало достижение состояния Просветления.

Часть боевых приемов монастырской ветви было ориентировано на использование в качестве оружия бытовых предметов (монашеские четки, ключи, посох..).

Техника и методика обучения, которая использовалась монахами при работе с бытовыми предметами, позволяла с легкостью обращаться любыми базовыми видами оружия – мечом, копьем, алебардой…

Кроме того, считалось, что техника работы с палкой, длинна которой составляла около полутора метров, превосходит технику меча, поскольку объединяла в себе свойства сразу трех видов оружия: меча, посоха и короткого копья.

Монастырская ветвь остается единственной истинной хранительницей секретов древнего тибетского боевого искусства, до сих пор ревностно охраняемая преданными адептами, не допускающими посторонних к сути истинного знания…

Koi no takinobori ryu

Международный союз боевого карате

Тибетское Воинское искусство МАГ-ЦЗАЛ (читать много)

Тибетское Воинское искусство МАГ-ЦЗАЛ (читать много)

Сообщение DooKk » Пт май 16, 2003 0:26

Тибетское Воинское искусство МАГ-ЦЗАЛ (читать много)

Сообщение Dmitry » Пт май 16, 2003 11:24

Как обычно, в случаях внезапного появления доселе неизвестной системы у меня возникает один и тот же вопрос — а был ли мальчик? Т.е. насколько это древнее действительно древнее, а не еще одно Show-дао или стиль древнекитайских нищих от Ю.Ю.
Например, фрагмент о тибетских монахах-воинах дабдоб по указанной ссылке полностью списан с книги К.Хейза (отца американского ниндзюцу).

Тибетское Воинское искусство МАГ-ЦЗАЛ (читать много)

Сообщение Аксель » Пт май 16, 2003 16:40

Самопал созданный талантливым проходимцем из города Донецка по имени Мужчиль Олег Владимирович(он же «лама» Дордже Жамбо.)
Орден «Лунгжонг па» — обычная тоталитарная секта,на этот раз разрисованная под «тибетский буддизм».Руководитель — самозванец,самостоятельно присвоивший себе титул ламы,а в последствии титул Чой-дже ламы(Владыка Дхармы).

«»»Линия Передачи была получена Дорже Жамбо Чойдже-ламой от Наставника Чойчена Дорже Чабченба-ламы во время его пребывания в Бурятии. Дорже Жамбо-лама имеет также Посвящения в практики школы Гелук-па, которые он получал в Бурятии от Великого Учителя Дарма Доди-ламы, а также от Его Святейшества Далай-ламы XIV.»»»»(это то,что написанно на сайте)

Поскольку я лично знаком с Олегом Владимировичем,людьми состоявшими в Ордене и историю создания Ордена наблюдал непосредственно,то хотелось бы немного уточнить вышепреведенное

1)Наставника Чойчена Дорже Чабченба-ламы в Бурятии никогда не существовало.Этот персонаж придуман самим О.В. для того,чтобы облагородить духовно-тибетским происхождением посредственную рукопашку,которую он изучал в городе Владивостоке в одном из местных клубов «восточных единоборств».
2)Великий Учитель Дарма Доди жил в Иволгинском дацане,был очень известен и почитаем.Когда я рассказал своему знакомому,который сам жил несколько лет в этом дацане,как раз в то время,которое называл О.В.,что в Донбассе появился некто,выдающий себя за ученика Дарма Доди и называющего себя ламой,тот пожал плечами и сказал,что если всякого,кому Дарма Доди руку на голову положил,считать его личными учениками,то их по свету бродит несколько сот тысяч. В Иволгинском дацане личный ученик ламы Дарма Доди по имени Дордже Жамбо-лама неизвестен.
3)Насчёт посвящений от Далай-ламы. Скорее всего это было во время визита Его Святейшества в Бурятию в 91 или в 93 году.Это были обычные массовые посвящения на которых присутствовало много тысяч людей,имеющие вид благословения,а не полной передачи практики.Присутствие на таких мероприятиях также ни в коей мере на даёт права передавать учение Ваджраяны и называть себя ламой.

Когда читал всю эту лажу на сайте(а именно насчёт личной истории Дордже Жамбо и БИ «Маг Цзал»,ибо списанные из буддийских книг и журналов фактические данные о тибетском буддизме и учителях,вполне достоверны.Умеет О.В. искусно вплетать свою ложь в правду. старый,проверенный приём),то вспомнил слова Далай-ламы,сказанные им,когда он ознакомился с образцами творчества одного сантехника из Ливерпуля,известного в наших краях как Лобсанг Рампа — «Единственно,что правда в этих книгах,так это то,что в Тибете есть горы. «

Маг-цзал — воинское искусство Тибета

Тибетские воинские искусства, — пожалуй, одна из самых мифологизированных тем среди европейцев, увлекающихся восточными единоборствами. И если такие системы, как каратэ, ушу, таеквандо, дзю-дзюцу и даже нин-дзюцу на сегодняшний день уже утратили ореол загадочности и мистики, став частью западной культуры, то боевые тибетские системы все еще остаются объектом различных мистификаций, выдумок и профанации даже в среде ученых-тибетологов.

Тибет — последний очаг некогда великого древнего государства Шан-шунг, чье влияние простиралось на тысячи километров с запада на восток и с юга на север. Суровая природа Тибета, где человек ежедневно был вынужден бороться за свос существование, сделала тибетцев отличными воинами — сильными, выносливыми, бесстрашными. Объединенные в VI-VII веках царями Hамри Сронцзаном и Сронцзан Гампо, ранее разрозненные тибетские племена хлынули на плодородные и богатые земли древнего Китая, громя китайские войска и поражая китайских военачальников своим воинским умением и дисциплиной. Воинское искусство туфаней (древнекитайское название тибетцев) было столь совершенно, что китайцы считали его даром неких старцев-небожителей, которые, якобы, и обучали тибетцев. В действительности же всс обстояло гораздо проще.

В отличие от китайцев, считавших себя «Срединной Империей» и презиравших остальные культуры как варварские, тибетцы всегда были открыты к знаниям других народов. А учиться им было у кого! Тибетское государство находилось на пересечении трсх древнейших цивилизаций: индийской, китайской и эороастрийской (среднеазиатской), знания которых и по сей день вызывают восхищение. Через Тибет проходили оживленные торговые маршруты, по которым шли не только купеческие караваны, но и великие Учителя и ученые древности: Шри Синха, Падмасамбхава, Камалашила, Шантаракшита, Атиша и многие другие. В результате мудрой внутренней и внешней полигики тибетские цари Ярлунгской династии смогли создать Тибетскую империю, чьи границы простирались от долины Верхней Янцзы на востоке до гор за озером Манасаровар на западе, граничившую на севере с территориями тюркских племен и с гималайскими границами Индии на юге.

Воины Тибета впитывали знания и от индийских воинов-кшатриев, и от конников Средней Азии, и от самих китайских полководцев, родоначальников научного подхода к стратегии и тактике ведения войны. Различные традиции и Школы буддизма, йоги, даосизма, зороастризма и местного шаманизма — бои, взаимопроникая и обогащаясь породили уникальные системы психофизических практик, получивших в наше время общее название «тибетская тантра». Hе удивительно, что, имея такой мощный теоретический и практический фундамент, как в стратегии ведения боя, так и в психофизической подготовке своих воинов, тибетские военачальники одерживали одну победу за другой, пока к их ногам не пала и сама древняя столица Китая — город Чанган. С падением Чангана началось усиленное взаимопроникновение тибетской и китайской культур. Из Китая в Тибет пришли такие фундаментальные философско-практические понятия как «Пять первоэлементов» (кит.: у-син), «Восемь триграмм» (кит.: багуа, тиб.: пар-кха), методы иглотерапии и акупунктуры (кит.: чжень-цзу) и многое другое.

Воинское искусство Тибета

Тибетские воинские искусства, — пожалуй, одна из самых мифологизированных тем среди европейцев, увлекающихся восточными единоборствами. И если такие системы, как каратэ, ушу, таеквандо, дзю-дзюцу и даже нин-дзюцу на сегодняшний день уже утратили ореол загадочности и мистики, став частью западной культуры, то боевые тибетские системы все еще остаются объектом различных мистификаций, выдумок и профанации даже в среде ученых-тибетологов. Поэтому мы выражаем особую признательность Учителю Дорже Жамбо Чойдже-ламе за предоставленные редакции аудиокассеты с записями цикла его лекций по данной теме, прочитанных в различное время для мирян и монахов в буддийском монастыре Шейчен-линг, а также — за обширные разъяснения во время подготовки редакцией данного цикла статей.

Тибет — последний очаг некогда великого древнего государства Шан-шунг, чье влияние простиралось на тысячи километров с запада на восток и с юга на север. Суровая природа Тибета, где человек ежедневно был вынужден бороться за своё существование, сделала тибетцев отличными воинами — сильными, выносливыми, бесстрашными. Объединенные в VI-VII веках царями Намри Сронцзаном и Сронцзан Гампо, ранее разрозненные тибетские племена хлынули на плодородные и богатые земли древнего Китая, громя китайские войска и поражая китайских военачальников своим воинским умением и дисциплиной. Воинское искусство туфаней (древнекитайское название тибетцев) было столь совершенно, что китайцы считали его даром неких старцев-небожителей, которые, якобы, и обучали тибетцев. В действительности же всё обстояло гораздо проще. В отличие от китайцев, считавших себя «Срединной Империей» и презиравших остальные культуры как варварские, тибетцы всегда были открыты к знаниям других народов. А учиться им было у кого! Тибетское государство находилось на пересечении трёх древнейших цивилизаций: индийской, китайской и зороастрийской (среднеазиатской), знания которых и по сей день вызывают восхищение. Через Тибет проходили оживленные торговые маршруты, по которым шли не только купеческие караваны, но и великие Учителя и ученые древности: Шри Синха, Падмасамбхава, Камалашила, Шантаракшита, Атиша и многие другие. В результате мудрой внутренней и внешней политики тибетские цари Ярлунгской династии смогли создать Тибетскую империю, чьи границы простирались от долины Верхней Янцзы на востоке до гор за озером Манасаровар на западе, граничившую на севере с территориями тюркских племен и с гималайскими границами Индии на юге.

Воины Тибета впитывали знания и от индийских воинов-кшатриев, и от конников Средней Азии, и от самих китайских полководцев, родоначальников научного подхода к стратегии и тактике ведения войны. Различные традиции и Школы буддизма, йоги, даосизма, зороастризма и местного шаманизма — бон, взаимопроникая и обогащаясь породили уникальные системы психофизических практик, получивших в наше время общее название «тибетская тантра». Не удивительно, что, имея такой мощный теоретический и практический фундамент, как в стратегии ведения боя, так и в психофизической подготовке своих воинов, тибетские военачальники одерживали одну победу за другой, пока к их ногам не пала и сама древняя столица Китая — город Чанган. С падением Чангана началось усиленное взаимопроникновение тибетской и китайской культур. Из Китая в Тибет пришли такие фундаментальные философско-практические понятия как «Пять первоэлементов» (кит.: у-син), «Восемь триграмм» (кит.: багуа, тиб.: пар-кха), методы иглотерапии и акупунктуры (кит.: чжень-цзу) и многое другое.

Однако Тибет не только брал, но и давал. Прежде всего, он давал Китаю возможность почерпнуть из сокровищницы индийской культуры. В первую очередь, эти знания были связаны с йогическими индийскими практиками управления человеческим сознанием, энергией и телом, которые являются основой Ваджраяны (Алмазной Колесницы) — наиболее эзотеричной традиции буддизма. Немало китайцами было почерпнуто знаний и по индийской медицине Аюрведы, астрологии, философии, логике, географии, культуре. В Китае появилась сначала отдельные Учителя, а затем и целые монастыри Ваджраяны. Буддийская тантра или «школа мантр» (кит.: чженьянь-цзун или цзиньган-чен) пустила глубокие корни на китайской земле, оказав огромное влияние на все Школы собственно китайского буддизма, а также — существенно повлияв на практики «исконно-китайского» даосизма. Пройдя через территорию Китая, Ваджраяна, усилиями японского Учителя Кукая (774-835), проникла в Японию и там также пышно расцвела Школой Сннгон-сю, с мистическими практиками которой связаны такие японские системы воинского искусства, как нин-дзюцу, айки-дзюцу, айки-до, а также многие системы дзю-дзюцу и кэн-дзюцу.

В начале XIII века в Тибет вторгается армия Чингисхана. Хотя монголы легко завоевывают ослабленный междоусобными войнами Тибет, однако, они не находят там не только каких-либо сокровищ, но даже и пищи для своих лошадей и воинов. Победоносная монгольская армия потеряла в Тибете тысячи своих солдат без всяких сражений: голод и холод косили захватчиков надежнее всякого оружия. И в тот момент, когда монголы готовы были покинуть Тибет, мудрые тибетцы предложили им свои истинные сокровища — Учителей-лам. За всю историю человечества это,

Маг-цзал — воинское искусство Тибета

СЕРЕБРЯНСКИЙ Юрий Анатольевич

В наше время мало кто знает о том, что на самом деле в сороковые годы на вооружении советской контрразведки стояла система самбо, совсем не похожая на современные разделы: спортивный и боевой. В том самбо было мало бросков. Это был агрессивный вид самообороны, в основу которого легли «грязные» приемы из японского дзюдо, тибетского воинского искусства Маг-Цзал и духовная традиция Средней Азии под названием «Сырсанате Акили».

Именно о том неизвестном самбо и был снят художественный фильм «Непобедимый», в основу которого легли путешествия Анатолия Аркадьевича Харлампиева по Средней Азии и Кавказу и его встречи с мастерами редких национальных видов борьбы. О том неизвестном самбо я и хочу рассказать на страницах своей новой книги.

Анатолий Аркадьевич Харлампиев родился двадцать девятого октября 1906 года.

Уже в шесть лет, благодаря тренировкам с дедом и отцом, талантливый Анатолий выступал с гимнастическими номерами под куполом цирка. Все дело в том, что его дед и отец были в высшей степени незаурядными личностями.

Отец — Аркадий Георгиевич Харлампиев выступал в начале столетия на профессиональном европейском ринге и был чемпионом Европы по боксу в абсолютной категории.

Дед, Георгий Яковлевич Харлампиев, был также выдающимся кулачным бойцом и гимнастом. Будучи чудовищно силён, в возрасте пятидесяти лет он пальцами порвал тогдашние три копейки во время своего юбилейного выступления на арене цирка, и повторить такое никто из присутствующих зрителей и многочисленных спортсменов так и не смог.

Когда Анатолию Аркадьевичу исполнилось шестнадцать лет, он решил создать свой, более эффективный вид самообороны.

Так, начиная с 1922 года, с благословения известнейшего советского военного деятеля Николая Ильича Подвойского Анатолий Аркадьевич начал выезжать в среднеазиатские и кавказские республики и искать мастеров редких видов национального боевого искусства. После многочисленных встреч, поединков и смертельно опасных приключений Анатолий Аркадьевич систематизировал полученные знания и методы тренировки и продемонстрировал свою систему Виктору Афанасьевичу Спиридонову и другу своего отца Василию Сергеевичу Ощепкову. В то время, в 1926 году, Спиридонов возглавлял в обществе «Динамо» работу в области спортивно-прикладной дисциплины «самозащита без оружия», а Ощепков работал инструктором по самозащите в Новосибирском отделении «Динамо».

На этой-то самой первой демонстрации приемов уникальной борьбы, созданной Харлампиевым, и возник спор между Ощепковым и Спиридоновым.

Ощепков, который до 1925 года жил в Японии и Китае, предложил назвать новую борьбу боевым дзю-до, а Спиридонов возразил ему: «Зачем нам японское название? Ведь собрал все приемы и систематизировал советский человек».

Спиридонов согласился с ним, но уточнил: «Что-то отсюда можно дать любому бойцу, а что-то только диверсанту». Так и порешили…

Спиридонов стал преподавать боевой раздел системы Харлампиева, а сам Анатолий Харлампиев стал преподавать спортивный раздел, разбив его при этом на две части: для военных и для гражданских. Затем, в 1938 году, когда этот раздел обрел официальный статус и получил название «борьба самбо», его разделили еще на две части: «спортивное самбо» и «боевое самбо».

Так и получилось, что безобидное искусство новой борьбы приобрело популярность (благодаря Ощепкову) среди армейских офицеров, а смертоносное искусство той же новой борьбы (благодаря Спиридонову) приобрело популярность в НКВД.

То, что преподавалось в НКВД, соответствует названию моей книги. Эту систему можно смело назвать «неизвестное», а точнее «забытое Самбо».

О системе… Что же представляет собой эта система? В основе ее лежат клановые боевые искусства Средней Азии, которые вобрали в себя знания тибетских монастырей, а также древнейшая система кавказской боевой йоги.

Многие мне возразят: «Откуда боевое искусство тибетских лам в Средней Азии?»

Начнем с Тибета… Тибет — последний очаг некогда великого древнего государства Шанг-шунг, чье влияние простиралось на тысячи километров с запада на восток и с юга на север. Суровая природа Тибета, где человек ежедневно был вынужден бороться за свое существование, сделала тибетцев отличными воинами — сильными, выносливыми, бесстрашными.

Объединенные в VI–VII веках царями Надери Сронцзаном и Сронцзаи Гампо, ранее разрозненные тибетские племена хлынули на плодородные и богатые земли древнего Китая, громя китайские войска и поражая всех китайских военачальников своим воинским умением и дисциплиной.

Сила и знание были в те далекие века на стороне тибетцев. Ведь в отличие от китайцев, считавших себя «Срединной Империей» и презиравших остальные культуры, тибетцы всегда были открыты к знаниям других народов. А учиться-то им было у кого! Тибетское государство находилось в то далекое время на пересечении трех древнейших цивилизаций: индийской, китайской и зороастрийской (среднеазиатской), знания которых и по сей день вызывают восхищение.

Как же боевые искусства перетекали из Индии в Тибет, а оттуда в Среднюю Азию и наоборот? Все дело в том, что через Тибет проходили оживленные торговые маршруты, по которым шли не только купеческие караваны, но и великие Учителя и ученые древности. А границы Тибетской империи простирались от долины Верхней Янцзы на востоке до гор за озером Манасовар на западе. Так, Тибетская империя граничила и с тюркскими племенами на Севере и с гималайскими границами Индии на юге. Шел обмен и боевым опытом.

Так, воины Тибета учились у индийских воинов-кшатриев, а конники Средней Азии учились у воинов Тибета, получивших знания в том числе и от китайских полководцев, родоначальников научного подхода к стратегии и тактике ведения войны.

Благодаря такому обмену знаниями различные воинские традиции, взаимопроникая и обобщаясь, породили уникальные системы психофизических практик, получивших в наше время общее название «Тибетская тантра».

Не удивительно, что, имея такой мощный теоретический и практический фундамент как к стратегии ведения боя, так и в психофизической подготовке своих воинов, тибетские военачальники одерживали одну победу за другой, пока к их ногам не пала и сама древняя столица Китая — город Чанган.

После падения Чангана началось усиленное взаимопроникновение тибетской и китайской культур. Из Китая в Тибет пришли такие фундаментальные философско-практические понятия как «пять первоэлементов», «восемь триграмм», а также методы иглотерапии и многое-многое другое.

Разумеется, Тибет не только брал, но и отдавал. Китаю и Средней Азии он давал возможность почерпнуть знания из сокровищницы индийской культуры. В первую очередь эти знания были связаны с йогическими индийскими практиками управления человеческим сознанием, энергией и телом, которые являются основой Ваджраяны (Алмазной Колесницы) — наиболее эзотерической из буддийских традиций. Пройдя через территорию Китая, Ваджраяна, усилиями японского Учителя Кукая (774–835), проникла в Японию и там пышно расцвела школой Сингон-сю, с мистическими практиками которой был знаком живший в период 1920 по 1925 год и Японии один из родоначальников борьбы самбо В.С. Ощепков. Именно со школой Сингон-сю связаны такие японские системы воинского искусства, как нин-дзюцу, айки-дзюцу, дзю-дзюцу и айки-до.

Часто в истории бывает так, что с годами победители становятся побежденными.

В начале XIII века в Тибет вторгается армия Чингисхана…

И хотя монголы легко завоевывают ослабленный междоусобными войнами Тибет, однако они не находят там не только каких-либо сокровищ, но даже и пищи для своих лошадей и воинов. Так и потеряла победоносная монгольская армия в Тибете десятки тысяч своих солдат без всяких сражений: голод и холод косили захватчиков надежнее всякого оружия.

Маг-цзал — воинское искусство Тибета

Сохранено из 22 янв 2014 03:17:41 UTC Все скриншоты с домена www.koicombat.org Ссылки с

Тибетское Воинское искусство МАГ-ЦЗАЛ (читать много)

Как обычно, в случаях внезапного появления доселе неизвестной системы у меня возникает один и тот же вопрос — а был ли мальчик? Т.е. насколько это древнее действительно древнее, а не еще одно Show-дао или стиль древнекитайских нищих от Ю.Ю.
Например, фрагмент о тибетских монахах-воинах дабдоб по указанной ссылке полностью списан с книги К.Хейза (отца американского ниндзюцу).

Самопал созданный талантливым проходимцем из города Донецка по имени Мужчиль Олег Владимирович(он же «лама» Дордже Жамбо.)
Орден «Лунгжонг па» — обычная тоталитарная секта,на этот раз разрисованная под «тибетский буддизм».Руководитель — самозванец,самостоятельно присвоивший себе титул ламы,а в последствии титул Чой-дже ламы(Владыка Дхармы).

«»»Линия Передачи была получена Дорже Жамбо Чойдже-ламой от Наставника Чойчена Дорже Чабченба-ламы во время его пребывания в Бурятии. Дорже Жамбо-лама имеет также Посвящения в практики школы Гелук-па, которые он получал в Бурятии от Великого Учителя Дарма Доди-ламы, а также от Его Святейшества Далай-ламы XIV.»»»»(это то,что написанно на сайте)

Поскольку я лично знаком с Олегом Владимировичем,людьми состоявшими в Ордене и историю создания Ордена наблюдал непосредственно,то хотелось бы немного уточнить вышепреведенное

1)Наставника Чойчена Дорже Чабченба-ламы в Бурятии никогда не существовало.Этот персонаж придуман самим О.В. для того,чтобы облагородить духовно-тибетским происхождением посредственную рукопашку,которую он изучал в городе Владивостоке в одном из местных клубов «восточных единоборств».
2)Великий Учитель Дарма Доди жил в Иволгинском дацане,был очень известен и почитаем.Когда я рассказал своему знакомому,который сам жил несколько лет в этом дацане,как раз в то время,которое называл О.В.,что в Донбассе появился некто,выдающий себя за ученика Дарма Доди и называющего себя ламой,тот пожал плечами и сказал,что если всякого,кому Дарма Доди руку на голову положил,считать его личными учениками,то их по свету бродит несколько сот тысяч. В Иволгинском дацане личный ученик ламы Дарма Доди по имени Дордже Жамбо-лама неизвестен.
3)Насчёт посвящений от Далай-ламы. Скорее всего это было во время визита Его Святейшества в Бурятию в 91 или в 93 году.Это были обычные массовые посвящения на которых присутствовало много тысяч людей,имеющие вид благословения,а не полной передачи практики.Присутствие на таких мероприятиях также ни в коей мере на даёт права передавать учение Ваджраяны и называть себя ламой.

Когда читал всю эту лажу на сайте(а именно насчёт личной истории Дордже Жамбо и БИ «Маг Цзал»,ибо списанные из буддийских книг и журналов фактические данные о тибетском буддизме и учителях,вполне достоверны.Умеет О.В. искусно вплетать свою ложь в правду. старый,проверенный приём),то вспомнил слова Далай-ламы,сказанные им,когда он ознакомился с образцами творчества одного сантехника из Ливерпуля,известного в наших краях как Лобсанг Рампа — «Единственно,что правда в этих книгах,так это то,что в Тибете есть горы. «

Интервью с ламой Дудулом Дордже.

Тибет… Сколько загадок и тайн связано с этим величественным краем! Сонмище буддийских монахов, всё и всех исцеляющие тибетские врачи, могущественные маги и многое другое приходит на ум при воспоминании об этой удивительной стране. Так же у многих в ассоциации с Тибетом закрадываются и боевые искусства. Все мы неоднократно смотрели западные фильмы, где какой-нибудь буддийский монах из Тибета, в критической ситуации прибегает к применению приёмов секретной борьбы. Но в данное время, Тибет, как и многие другие восточные страны, для нас стал невероятно близок, и даже понятен. Появилось множество буддийских общин, которые сумели наладить прочные коммуникативные связи с тибетскими Учителями, представляющими различные школы. И надуманные стереотипы прошлого потихоньку начинают таять. Картина проясняется, и мы понимаем, что тибетские монахи и воинское искусство, вещи не совсем совместимые, а проведение параллелей между Тибетом и Шаолинем, тоже неуместно. В общем, как показывают многочисленные современные исследования данного вопроса, к коим имеет отношение и автор «ТХ», монахи и йогины Тибета, много чему посвящают своё время, но отнюдь не боевым искусствам. Они изучают священные тексты, совершают массу обрядов, занимаются медитацией, йогой, астрологией, магией и медицинской практикой, но вот с тибетским кунг-фу, о котором можно найти упоминания у таких, некогда популярных авторов, как Лобсанг Рампа и Лама Востоков, тибетские буддисты почему-то не знакомы. Но может быть мы плохо искали? И если не стоит принимать на веру повествования двух вышеупомянутых авторов, ибо уж слишком много возникло разоблачающей критики в их адрес у многих исследователей, то не доверять такому компетентному знатоку и мастеру кунг-фу, как Ян Цзюнмин, согласитесь, сложно. А Ян Цзюнмин, в своей книге «Белый Журавль», на русском языке выпущенной издательством «София», пишет, что шестая ветка направления китайского стиля Бай Хэ, ещё несколько столетий назад ушла из Китая в Тибет, и там пустила корни. Так же известно, что в Тибете существовало военное монашеское сословие, состоящее в основном из богатырей, уроженцов провинции Кхам. В задачи которого входили охрана резиденций, наведение общественного порядка и проведение военных операций. Напалма, танков и боевых вертолётов в Тибетском Царстве не было, а значит монахи-воины должны были проходить подготовку, непосредственно в рукопашном, пешем и конном бою. Но, тем не менее, если в монастырях Китая, Японии, Кореи и Вьетнама, и сегодня можно найти немало священнослужителей, в совершенстве владеющих единоборствами, то среди тибетских последователей дхармы, увы…тишина. Конечно сегодня периодически всплывают на поверхность претенденты на знание тибетского кунг-фу, но как-то всё не сводит с ними судьба. Но вот с теми, кто имеет прямое отношение к тибетскому буддизму, судьба сводит легко. И сегодня к Вашему вниманию, я представляю мою беседу на заданную тему с буддийским священнослужителем тибетской школы Ньингма, настоятелем ньингмапийского Храма «Самье Тинле Кункьяб Пэлбарлинг» г.Элисты, республики Калмыкия, Дудулом Дордже (в миру Антропов Денис). Этот человек посвятил всю свою жизнь Дхарме, жил и учился в монастырях тибетского буддизма в Индии и Непале, у священнослужителем с очень высоким духовным статусом. И хотя его годы ещё относительно молодые, ему удалось внести значительный вклад в возрождение и развитие буддизма в России. Несмотря на невероятно плотный график религиозной и общественной деятельности, Дудул Дордже, на протяжении многих лет неустанно совершенствует себя и в воинском искусстве. Ничего не ведаю о его познаниях в тибетском кунг-фу, но то, что японские и китайские единоборства ему знакомы хорошо, это факт.
Андрей Комиссаров:- Как человеку одинаково слившемуся, как с Учением Будды, так и с боевыми искусствами, тебе наверное, как ни кому лучше известен факт наличия или отсутствия систем рукопашного боя в Тибете. Что ты можешь рассказать об этом?

Дудул Дордже : — J Не хочу разочаровывать «любителей» Востокова и Лобсанг Рампы, но в тибетских монастырях боевые искусства не практикуются. Если честно, то физическая культура вообще не была сильно развита у тибетцев до недавнего времени.
Да, в 8 веке н.э., при императоре Трисонг Децене, Тибет был могущественной империей с мощной армией и умелыми воинами. Границы страны простирались до Афганистана, включая в себя такие государства, как Непал, Бутан, часть территорий сегодняшней Индии и Китая. Но позднее, под влиянием такой миролюбивой религии как буддизм, произошла полная трансформация страны и народа. Люди стали больше внимания уделять медитации и духовной практике, внутреннему самосовершенствованию.
Андрей Комиссаров :- Ты неоднократно встречался с Его Святейшеством Далай-Ламой XIV. Его явно кто-то охраняет. Это те же неизменные монахи-воины, или уже типичные секьюрити, обученные по последним западным стандартам?
Дудул Дордже : — Снаружи резиденция Его Святейшества охраняется индийскими военными и полицией. Внутри, «ближний круг» – это телохранители тибетцы. Люди с хорошим образованием, манерами, превосходно говорящие по английски. Т.е. это не «накачанные костоломы», а люди вполне адекватные, образованные и хорошо знающие своё дело.
Андрей Комиссаров :- О совместимости тибетского буддизма с боевыми искусствами, сегодня задавать вопросы уже неуместно, ибо она столь очевидна на примере голливудской звезды Стивена Сигала и европейского буддийского духовного лидера Оле Нидала. А вот на твоём личном опыте, эти две вещи как то связуются во что-то единое, взаимно дополняют и развивают друг друга, или просто сосуществуют, как две очень ценные составляющие твоей жизни?
Дудул Дордже : Эти две составляющие для меня являются единым целым, как инь-ян, внутреннее и внешнее, они гармонично дополняют друг друга.
Андрей Комиссаров :Когда в Калмыкию приезжал Стивен Сигал, он явно был в твоей досягаемости. Удалось ли тебе пообщаться с ламой-айкидокой? Если да, то расскажи пожалуйста немного об этом.

Дудул Дордже :- Стивен Сигал находился в Калмыкии несколько дней. Была пресс конференция в Центральном Храме Калмыкии «Золотая обитель Будды Шакьямуни», после которой был ужин с Главой республики и, уже почти ночью, встреча с нашей буддийской Общиной. Стивен часто бывает в Индии, в монастыре «Миндроллинг», где я жил и учился когда то, знает всех высших лам этой школы — Минлинг Тричена, Кенчена Ринпоче и др., поэтому мы достаточно легко нашли общие темы для разговора и общались почти до полуночи. Даже в Индию позвонили… На следующий день был мастер-класс по айкидо для его последователей в Калмыкии и переговоры по возможным съемкам нового фильма о Чингизхане. Был достаточно плотный график для тех 2-3 дней, что он находился здесь.
Андрей Комиссаров :- Во всех полноценных системах восточных единоборств есть психо-энергетические практики, называемые цигун. Некоторые последователи Ваджраяны говорят, что цигун не совместим с практикой тибетского буддизма, особенно если в ней уже присутствуют упражнения Янтра-йоги. Я знаю, что ты практиковал долгое время некоторые формы цигун, но в то же время мне известно, что и Янтра-йога присутствует в твоей жизни. Как уживаются эти две практики?
Дудул Дордже : — Уживаются, и достаточно гармонично. Во время физических тренировок для укрепления тела я использую «столбовое стояние» (кит. Чжан Чжуан) и некоторые методы и-цюань, а во время духовной практики, если в том есть необходимость – Янтра-йогу и пранаямы.
Андрей Комиссаров:- Помню, что у тебя есть маленький ученик Бамба. Его ты наставляешь только в буддизме, или прививаешь навыки и воинского искусства?

Дудул Дордже : — Мы вместе ходим на тренировки. Я считаю, что боевые искусства, как ничто другое, формируют личность человека и его волю. В юности я испытал это на себе, убедился в полезности и значимости регулярных тренировок, поэтому своих учеников и последователей я наставляю в том же.
Андрей Комиссаров :- Слышал как-то, что в Калмыкии собираются строить филиал Шаолиньского монастыря и привлекать для работы в нём китайских мастеров. В какой фазе сейчас находится этот процесс?
Дудул Дордже : — Действительно, в 2009 году к нам в гости приезжали Шаолинские монахи вместе с известным вотоковедом-синологом А. Масловым. Было несколько показательных выступлений в столице Калмыкии г. Элиста и даже в районах республики. Рассматривались варианты сотрудничества и открытия филиалов — центров Шаолиньского ушу в Калмыкии. В данный момент этот проект еще находится в стадии согласования. Возможно, что он заработает, когда достроится и будет открыт «Дворец боевых искусств» на первом микрорайоне столицы. Само здание уже построено, и сейчас там идут внутренние отделочные работы.
Андрей Комиссаров:- И в заключении нашей беседы, хочу попросить тебя, как священнослужителя, дать нашему порталу благословение и мудрое напутствие.
Дудул Дордже : — Есть восточная пословица: «Побеждающий других силой – силен, победивший себя — всемогущ!» Я искренне желаю всем любителям боевых искусств, читателям и простым посетителям данного портала мира, душевной гармонии и победы в первую очередь над собой!

Челубей — тибетский монах! Слабоумие или богатая фантазия? Найдено на просторах вк.

Дубликаты не найдены

Полный текст этой упоростости.

ПОЕДИНОК ПЕРЕСВЕТА с ЧЕЛУБЕЕМ ,по другим версиям — Темир-Мирза либо Таврул.

А.Пересвет сразил не просто воина Челубея, а великого и ужасного Воина, непобедимого Челубея, который за всю свою жизнь не проиграл ни одного сражения, и до сих пор почитаемый на Тибете.

Копьё мастера конных поединков Челубея было на метр длиннее обычного. Вступая с ним в бой на копьях, противник не мог даже нанести удар, как уже оказывался побеждённым и выпадал из седла. Александр Пересвет пошёл вопреки логике поединка — сняв с себя доспехи, он остался лишь в одной Великой Схиме,сделал он это для того, чтобы копьё противника, пройдя сквозь мягкие ткани тела на большой скорости, не успело вышибить его из седла и тогда он смог бы нанести удар сам,

Пересвет был из боярского рода, крепок силою, и в прошлом искусный воин. Произнеся молитву и простившись с товарищами, он выехал навстречу Челубею на вороном коне. На нем была схима с красными крестами, полученная им от игумена Сергия вместе с благословением на битву. Все его снаряжение было справлено на монастырскую казну. Наконечник его копья ковал местный кузнец. Древко копья изготовлено из близлежащих лесов. Легендарное копье Пересвета до этого момента было неизвестно никому. Всадники разъехались и, разогнав коней, стали сближаться.

Богатыри сшиблись с такой страшной силой, что копья переломились.

Сильный и опытный воин Челубей точно поразил не имеющего щита Пересвета под левую пазуху. Удар копья Пересвета пришелся в щит Челубея. Но столько силы и решительности было в этом ударе, что копье Пересвета пробило щит насквозь и сам Челубей, получив смертельную рану, упал головой к ордынским войскам. Что было плохим для них предзнаменованием.

Соперники, по словам Сказания, «ударились крепко копьями, едва земля не преломилась под ними, и свалились оба с коней на землю и скончались». По другой версии Пересвет ,получив смертельную рану, продолжал оставаться в седле, смог сам доехать до строя и только там умер.

Александр Пересвет погиб, но многие русские воины избежали смерти от руки Темир-мурзы, убитого в поединке. Едва Челубей упал из седла, ордынская конница двинулась в бой и быстро смяла Передовой полк.

Дальнейший натиск татар в центре был задержан вводом в действие русского резерва. Мамай перенес главный удар на левый фланг и начал там теснить русские полки. Положение спас, вышедший из дубравы, Засадный полк серпуховского князя Владимира Андреевича, ударил в тыл и фланг ордынской коннице и решил исход битвы.

Вражеское войско дрогнуло и обратилось в бегство. Русские воины захватили ханскую ставку и почти на протяжении 50километров (до реки Красивая Мечь) преследовали и уничтожали остатки войск Мамая. Там же была захвачена Ставка ордынцев. Ягайло, узнав о его поражении, также спешно повернул обратно. Предполагают, что мамаева рать была разгромлена за четыре часа (сражение продолжалась с одиннадцати до двух часов дня).

Потери с обеих сторон были огромны (около 200 тысяч человек убитыми и ранеными). Убитых (и русских, и ордынцев) хоронили 8 дней. В сражении пали 12 русских князей, 483 боярина (60% командного состава русского войска.). Князь Дмитрий Иванович, который участвовал в битве на передовой в составе Большого полка, был ранен в ходе сражения, но выжил и получил в дальнейшем прозвище «Донской».

Брат Пересвета Андрей Ослябя героически сражался на Куликовом поле, был ранен, но выжил.

Описание поединка в Сказании побудило некоторых историков усомниться в самом существовании этого эпизода. Однако известно, что павших в Куликовской битве хоронили на поле боя, тело же Пересвета привезли в Москву и погребли в храме Рождества Богородицы в Симоновом монастыре. Рядом с ним позднее похоронили и его брата Андрея Осляблю, который закончил свой жизненный путь в монастыре. При перестройке храма их могилы сохранялись в течение многих веков.

По преданию, перед битвой Пересвет молился в келье отшельника при часовне святого воина великомученика IV века Димитрия Солунского, где впоследствии основан мужской Димитриевский Ряжский монастырь, что в 7 км от г. Скопина. Помолясь, Пересвет ушёл, оставив свой яблоневый посох. Этот посох после революции хранился в краеведческом музее г. Рязани.

Рассказ архиерея Североморской епархии, епископа Митрофана (Баданина) — в прошлом морского офицера, с 2000 года — священник, настоятель Успенского прихода в селе Варзуга, что на берегу Белого моря.

«Когда мы стояли перед этой картиной(картина Павла Рыженко «Победа Пересвета»), один из игуменов (он тоже уже рукоположен во епископы) рассказал нам такую историю. Я перескажу ее так, как услышал.

В Троице-Сергиевой лавре есть монах, который во времена своей юности, как и многие тогда, был увлечен восточными духовными традициями, боевыми искусствами. И когда началась перестройка, он решил с друзьями поехать в Тибет, дабы поступить в какой-нибудь буддийский монастырь. С 1984 года, когда монастыри Тибета открыли для доступа, правда, по ограниченным квотам, туда стало приезжать множество иностранцев. И надо прямо сказать, что к чужеземцам отношение в монастырях было крайне скверное. Все-таки, это их национальная духовность. Наш будущий монах и его друзья были разочарованы: они так стремились к этому возвышенному учению, к этому братству, духовным подвигам, мантрам и молитвам…

Такое отношение продолжалось до тех пор, пока тибетцы не узнали, что перед ними русские. Они стали переговариваться между собой, и в разговоре прозвучало слово «Пересвет».

Стали выяснять, и оказалось, что имя этого русского монаха записано в особой святой книге, где фиксируются их важнейшие духовные события. Победа Пересвета занесена туда как событие, которое выпало из привычного хода вещей.

Оказывается, Челубей не просто был опытный воин и богатырь, но он был тибетский монах, прошедший воспитание по системе «маг-цзал» и достигнувший статуса «бессмертного». Считалось, что такой монах-воин практически непобедим. Количество таких избранных духами воинов-тибетцев (их звали «дабдоб») всегда было крайне невелико, они считались особым явлением в духовной практике Тибета. Поэтому-то он и был выставлен на единоборство с Пересветом — чтобы еще до начала сражения духовно сломить русских.

Несколько лет назад китайцы приезжали в Свято-Троицкую Сергиеву лавру, спрашивали, есть ли летописи о поединке Пересвета с Челубеем. На вопрос, зачем это им, ответили, что на Востоке Челубей считается великим воином, победившим в трёхстах боях. А бои в те времена победой по очкам не кончались. Если бой, значит насмерть. Поэтому китайцы поражались, как мог Пересвет сразить непобедимого великого воина.»

Ссылка на основную публикацию