Японское дзюдзюцу | Karate-krs.ru

Японское дзюдзюцу

Японское дзюдзюцу

Джиу-джитсу (дзю-дзюцу) (яп. 柔術) («мягкое искусство» или «путь мягкости») (также иногда переводят как искусство гибкости-пластичности сознания) — общее название, применяемое для японских боевых искусств, включающих в себя техники работы с оружием и без него.
Дзю-дзюцу развивалось среди самураев феодальной Японии как метод поражения вооруженного и защищённого противника без использования оружия. Так как нанесение ударов противнику в доспехах было неэффективным, то наиболее действенные методы нейтрализации врага приняли форму заломов и бросков. Подобные техники были разработаны на основе принципов использования энергии атакующего против него самого, что предпочтительнее прямого противостояния.

Существует множество разновидностей дзю-дзюцу, что приводит к многообразию подходов. Школы дзю-дзюцу могут использовать все формы борьбы в той или иной степени (т.е. броски, захваты, заломы, удержания, выдавливания, укусы, высвобождения, удары руками, удары ногами). В качестве дополнения к дзю-дзюцу многие школы также тренировали работу с оружием.

В сегодняшние дни в дзю-дзюцу изучается и то, и другое в той форме, в какой это изучалось сотни лет назад, а также в измененной форме в спортивной практике.

Джиу-джитсу относят к наиболее древним видам японской борьбы. Основной принцип джиу-джитсу — «поддаться, чтобы победить» — направить силу противника против него самого, не сопротивляясь ей, а лишь направляя в нужную сторону.

На фото: Ёрои Куми Учи дзю дзюцу в полном самурайском вооружении.

Принцип этот связан с преданием о враче Сиробэи Акаяма, который однажды заметил, что ветки больших деревьев в бурю (по другим источникам — под тяжестью снега) сломались, а ветки ивы, поддавшись силе, затем поднялись и уцелели. Вдохновлённый этим наблюдением, врач позже основал первую школу джиу-джитсу, дав ей имя Ёсин-рю (школа ивы).

Искусство джиу-джитсу редко практиковалось в низших слоях населения, не имеющих права ношения оружия, так как техника его достаточно сложна в изучении и существовала только внутри школ бу дзюцу. Джиу-джитсу широко практиковалось в армии, его изучали самураи. До эпохи Эдо входило в состав школ (рю), где обучались борьбе без оружия (как без доспехов, так и в доспехах) и фехтованию, включая кен-дзюцу; в некоторых рю также верховой езде, стрельбе из лука и плаванию.

Именно на основе джиу-джитсу впоследствии были созданы такие завоевавшие всемирную популярность виды боевых искусств как дзюдо и айкидо.

На фото: Андрей Тулупов и Олег Токарь — мастера Российского дзю дзюцу (джиу-джитсу).

Техника джиу-джитсу комбинирует броски, заломы, удушения, болевые приёмы, удары, воздействие на болевые точки. Главной целью древних стилей было несомненно эффективное убийство врага, основным направлением современного джиу-джитсу стала самозащита.

Именно джиу-джитсу (дзю-дзюцу) легло в основу кодокан дзюдо (основатель Дзигоро Кано).

В основу айкидо (основатель Морихэй Уэсиба) легла техника одной из школ дзю-дзюцу — Дайто-рю Айки-дзюцу мастера Такэда Сокаку. Составными разделами в программе данной школы были как техники дзю-дзюцу, так и айки-дзюцу. Однако в основу айкидо были положены именно техники раздела айки-дзюцу. («не поддаться», а скорее не идти на прямое, линейное противостояние)

В России со времен русско-японской войны 1904—1905гг широко известно как «джиу-джитсу». Написание и произношение в форме «джиу-джитсу» следуют тогдашнему обычаю передачи японских слов посредством английского языка и давно стали традиционными, хотя более поздняя система кириллической транскрипции непосредственно с японского (система Поливанова), принятая в академических кругах, воспроизводит это слово как «дзюдзюцу».

В настоящее время во всем мире в связи с распространением так называемых «Боев без правил», также большой популярностью пользуется «Бразильское джиу-джитсу«

Характерные признаки японского дзюдзюцу

Сихан Stephen Fabian — 7 дан; сибу-тё или руководитель филиала США Хонтаи Ёсин-рю, руководитель отдела традиционного дзюдзюцу SMAA

«Онегаи симасу. Аригато годзаимасита. «

С этих вежливых выражений — любезной просьбы и благодарности — ученики Хонтаи Ёсин-рю начинают и заканчивают свою практику в парных упражнениях дзюдзюцу ката. Эти фразы сопровождаются смиренными поклонами из традиционного положения сидя на коленях — в сейдза. Такой вежливый риатуал свидетельствует об истинной природе японского дзюдзюцу.

Традиционное дзюдзюцу является одним из древних видов японских боевых искусств – Корю; более поздние виды БИ называются Синрю (новые рю; нео-корю). Боевые традиции/методологии Корю возникли до 1868 г., т.е. до отмены японской феодальной системы, в т.ч. и сословия буси, или самурев. Синрю — это bona fide боевые системы — они непосредственно проистекают из Корю. Т.о., к примеру, такие боевые системы, как каратэ-до и дзюдо, которые не являются производными от японского Корю дзюдзюцу, не могут считаться Синрю. В наше время существует множество Синрю-дзюдзюцу систем, но лишь старинные школы дзюдзюцу, которые изучаются в Японии очень ограниченным кругом людей, подпадают под категорию Корю .

Не смотря на такое разноообразие старинных рюха или систем японского дзюдзюцу, существуют некоторые особенности, характерные для большинства (если не для всех) школ. Поскольку сейчас есть определенное количество относительно новых боевых систем довольно сомнительного происхождения, идентифицирующих себя как «современное дзюдзюцу», уместно взглянуть на те характеристики, которые присущи реальным традиционным японским школам дзюдзюцу.

Все традиционные школы дзюдзюцу имеют проверяемую историю происхождения, включая список соке. Эти сведения часто содержатся в макимоно (свитки) школы или в прочих исторических документах. К числу других маркеров, которые указывают, что школа традиционная, относятся:

• Как упоминалось выше, обучение в зале дзюдзюцу осуществляется в атмосфере вежливости и уважения, в контексте, предназначенном для взращивания духа Кокоро или «сердца»;

• Доги — тренировочный костюм — обычно белый, как правило, с темными хакама;

• Скромное убранство зала, как попытка добиться или выразить чувство простой и элегантной простоты (выраженной в таких концепциях, как Саби и Ваби, распространенных во многих других традиционных искусствах Японии);

• Выдача строго ограниченного числа лицензий на преподавание (менкё) или документов аналогичной системы ранжирования (например, сёден, тюден, окуден и менкё-каиден, или возможно, в качестве альтернативы, более современной и все более распространенной системы: кю-дан);

• Для всего Корю, в т.ч. подлинных дзюдзюцу систем характерно — как выразился редактор «Фурю» и старший советник SMAA Уэйн Муромото — отсутствие «призовых турниров, профессиональных спортивных контрактов, вычурных эмблем или куч нашивок, а также прочих атрибутов и «поверхностной» деятельности, отвлекающих от следования пути» («Фурю», том 1, № 1, стр. 23).

Несмотря на то, что существуют некоторые различия во взглядах и методах различных традиционных дзюдзюцу систем, существуют значительные технические сходства:

• Ученики изучают традиционную дзюдзюцу, главным образом, на основе наблюдения и имитации в качестве образца ката или заранее обусловленных форм своей школы;

• В ката уделяется особое внимание наработке навыков: несиловых («мягких») воздействий (методы) на суставы, которые могут приводить к разрыву связок, с помощью давления в направлении, противоположном нормальной функции суставов (или болезненных растягиваний мышц путем смещения суставов в их неестественном направлении); телодвижениям (техники) для бросков или опрокидываний, а также выбору надлежащего момента времени (тайминг) для применения бросков или заломов;

• Применение ударов (атеми) по особо уязвимым точкам тела — в целях реализации метода кудзуси (выведение противника из равновесия), для возможности проведения техник заломов, а также удары с целью сбить с ног или опрокинуть соперника;

• Физическая сила, по существу, никогда не задействуется, вместо этого применяются методы, которые обеспечивают эффективность техник: особое внимание уделяется наработке метода Текучести (который вытекает из названия искусства – «Дзю» — означает «пластичность» и «податливость») при выполнении техник;

• Телодвижения, как правило, непрерывны до момента полного обезвреживания противника, они имеют целью «подстраивание» под телодвижение соперника с тем, чтобы поставить его в невыгодное ему положение или вывести из равновесия (кудзуси) для того, чтобы его было легче бросить или опрокинуть;

• Тело по отношению к противнику располагают таким образом, чтобы оптимально использовать уязвимости при его атаке и при этом по возможности максимально закрыть свои слабые места;

• Во многих традиционных школах дзюдзюцу присутствует практика против оружия (также используются ката, как основа для обучения) — это обусловлено историческим развитием дзюдзюцу и других направлений Корю — многие из них зародились еще во времена средневековых войн. Оружие может включать, например, року-сяку бо (длинный шест), ханбо (короткий шест), катана (длинный меч), кодати (короткий меч), танто (нож) и пр.

Не смотря на то, что дзюдзюцу, как и Корю в целом, за редкими исключениями, не имеют приставки «До» или «пути» для обозначения их в качестве Пути к духовному освобождению и внутреннему развитию, существует множество философских и ментальных аспектов, имеющих важное значение для их применения в этих системах, по крайней мере, в силу их значимости для обеспечения эффективности боевой практики. К ним относятся:

• Ясная осознанность, дзансин, когда практик готов к чему-либо, в любой момент времени;

• Спонтанность, мусин (буквально «отсутствие мыслетворчества»), которая позволяет незамедлительно реагировать без замешательства;

• Состояние хладнокровия или невозмутимости, известное как фудосин (безэмоциональность).

Эти три состояния разума/ощущения бытия вместе чрезвычайно важны в практике дзюдзюцу, поскольку позволяют довести до абсолюта возможность эффективно действовать. Однако, достичь такой эффективности, а также овладеть техническими навыками и умственным состоянием, на которых они основываются, возможно лишь после значительного периода серьезной и последовательной практики, подлинного укрепления духа, выраженного в концепции сеисин танрен («духовная ковка»).

Эти различные характеристики описывают основные элементы традиционных школ дзюдзюцу. Имея представление о них, у человека есть возможность оценить традиционный характер или подлинность какой-либо школы дзюдзюцу. Если большинство, либо полностью все эти характеристики в школе отсутствуют, то ее «традиционность», как bona fide является весьма сомнительной. Это не означает, что эта школа не предлагает хорошей учебной программы или не имеет эффективных методов. Это просто говорит о том, что такая «дзюдзюцу» школа может быть охарактеризована не как «традиционная», а обозначена каким-то другим термином.

Японское дзюдзюцу

Джиу-джитсу относят к наиболее древним видам японской борьбы. Основной принцип джиу-джитсу — «поддаться, чтобы победить» — направить силу противника против него самого, не сопротивляясь ей, а лишь направляя в нужную сторону. Принцип этот связан с преданием о враче Сиробэи Акаяма, который однажды заметил, что ветки больших деревьев в бурю (по другим источникам — под тяжестью снега) сломались, а ветки ивы, поддавшись силе, затем поднялись и уцелели. Вдохновлённый этим наблюдением, врач позже основал первую школу джиу-джитсу, дав ей имя Ёсин-рю (школа ивы).

Искусство джиу-джитсу редко практиковалось в низших слоях населения, не имеющих права ношения оружия, так как техника его достаточно сложна в изучении и существовала только внутри школ. Джиу-джитсу широко практиковалось в армии, его изучали самураи. До эпохи Эдо входило в состав школ (рю), где обучались борьбе без оружия (как без доспехов, так и в доспехах) и фехтованию, включая кен-дзюцу; в некоторых рю также верховой езде, стрельбе из лука и плаванию.

Техника джиу-джитсу комбинирует броски, заломы, удушения, болевые приёмы, удары, воздействие на болевые точки. Главной целью древних стилей было несомненно эффективное убийство врага, основным направлением современного джиу-джитсу стала самозащита. Дзю-дзюцу легло в основу кодокан дзюдо (мастер Дзигоро Кано). В основу айкидо (мастер Морихэй Уэсиба) легла техника одной из школ дзю-дзюцу — Дайто-рю Айки-дзюцу мастера Такэда Сокаку. Составными разделами в программе данной школы были как техники дзю-дзюцу, так и айки-дзюцу. Однако в основу айкидо были положены именно техники раздела айки-дзюцу.

Традиционные и современные школы

В IХ в. японский придворный врач Акаяма Сиробеи, побывав в Китае и изучив значительный опыт китайского у-шу, систематизировал все известные ему приемы борьбы для создания единой системы со своими принципами и методами. После демонстрации императору, были отобраны базовые приёмы и создана первая школа по изучению джиу-джитсу. Традиционными (классическими) школами считаются те школы, которые в течение нескольких поколений мастеров существенно не изменялись и признаны культурно-историческим наследием в Японии (http://koryu.com/guide/ryuguide.html — см. полный перечень классических школ). Обучение базируется на комплексе формальных упражнений (ката) и различных формах их реализации (рандори). Изучается как борьба без оружия, так и против вооруженного противника, фехтование в доспехах и без них, борьба в доспехах.

Современные школы создавались на базе традиционных. Цели изменений:

  • создание специализированных направлений (например, для полицейских);
  • приспособление для современных ситуаций самообороны;
  • создание спортивных направлений.

Критика спортивных школ

Спортивные школы нередко сильно отличаются от исходных и формируются по принципу «дзюдо + каратэ» и, в отличие от традиционных школ, не уделяют внимания работе с оружием. Ученики таких школ обычно не умеют противостоять вооруженному ножом противнику, обнаруживая, что тот бьется вовсе не так, как было принято во время тренировок для подготовки к соревнованиям. Кроме того, правила соревнований резко ограничивают используемые приёмы. В джиу-джитсу нет и не может быть ограничений. Трудно запихнуть огромнейший и богатейший арсенал в рамки хоть каких-то соревновательных ограничений.

Про название «джиу-джитсу» в России

В России со времен русско-японской войны 1904—1905гг широко известно как «джиу-джитсу». Написание и произношение в форме «джиу-джитсу» следуют тогдашнему обычаю передачи японских слов через посредство английского языка и давно стали традиционными, хотя более поздняя система кириллической транскрипции непосредственно с японского (система Поливанова), принятая в академических кругах, воспроизводит это слово как «дзюдзюцу» — ср. с позже заимствованным словом «дзюдо». Последнее также первоначально именовалось в России и СССР «джиу-до», позже «дзюу-до» и «дзюудо» и считалось просто более новым вариантом старого джиу-джитсу. В конце 1930-х японские системы борьбы были в СССР в своём исходном виде практически запрещены и сведены в единственную «идеологически верную» борьбу самбо; при этом было забыто самое имя борьбы дзюдо. Когда же в 1964 году она вошла в программу Олимпийских игр, то потребовалось создать советскую сборную; для этого в срочном порядке переучили самбистов и заново заимствовали название «дзюдо», уже в новой транскрипции. А слово «джиу-джитсу» сумело (несмотря на тот же запрет) закрепиться в художественной литературе, остаться на слуху и полного забвения избежать, сохранив, таким образом, свой первоначальный вид. Интересно, что выжила дореволюционная форма названия, а более поздняя (середины 1930-х) «дзюу-дзюцу» исчезла.

В 1978 году в СССР вновь появляются джиу-джитсу благодаря деятельности Иосифа Линдера. Первые официальные соревнования по джиу-джитсу (дзю-дзюцу) были проведены в апреле 1979 года. В программе соревнований были представлены разделы полноконтактного поединка без доспехов — иригумиго и по демонстрации традиционной и прикладной техник для специальных служб. До 1993 года И. Б. Линдер бессменно возглавлял в качестве президента федерацию джиу-джитсу и кобудо СССР (распоряжение Госкомспорта ССС № 10-1/1665) и являлся вице-президентом федерации боевых искусств СССР (постановление Госкомспорта СССР № 4/3а). С 1990 года И. Б. Линдер назначен европейским директором окинавского союза боевых искусств, представительство которого было аккредитовано в Москве (распоряжение Исполкома Моссовета № 1-10/37). После распада СССР и прекращения деятельности советских спортивных организаций И. Б. Линдер в 1992 году возглавил международный союз боевых искусств (МСБИ), представительство которого было аккредитовано в России (распоряжение Правительства № 149-РЗП, свидетельство об аккредитации № 0002). В 2001 году решением руководства японского института по изучению и развитию традиционных боевых искусств «Нихон Будокан» и всеяпонской организации Будо и иайдо И. Б. Линдеру присвоен квалификация мастера-наставника 10 Дана по джиу-джитсу (дзю-дзюцу) и кобудо.

в октябре 1993 года Василий Шестаков и Георгий Куковеров создают федерацию «БУДО» (http://www.budospb.ru/) которая вошла в WKF (WORLD KOBUDO FEDERATION) и является его официальным представителем до настоящего времени. В настоящее время Российская федерация джиу-джитсу сотрудничает с международной федерации джиу-джитсу (IJJF), которая стремится, чтобы джиу-джитсу стало олимпийским видом спорта. В 1998 году Зайцев Игорь (http://bujutsu.narod.ru/blackbelt_zaitsev.html) создает Региональную общественную организацию «ЕВРОАЗИАТСКИЕ ЕДИНОБОРСТВА» (http://bujutsu.narod.ru/) которая являемся официальным представителем «WORLD HOKU SHIN KO RYU BU-JUTSU FEDERATION» (http://www.hokushinryu.org) и IMAF Europe (http://www.imaf-europe.com/) в России. С 2005 года Организация входит в состав учредителей и является координатором Добровольного договорного объединения неприбыльных организаций «BUJUTSU KENKYUKAI» (http://www.bujutsu-kenkyu-kai.org/) в России. с 2008 года СИХАН Игорь Зайцев входит в Member European Technical Commission and Grading and Examination Commission IMAF Europe on Nihon Ju Jutsu All Styles.

В настоящее время Российская федерация джиу-джитсу не является представителем WKF

История Дзю-дзюцу

Дзю-дзюцу в переводе с японского языка дословно означает «мягкое искусство» и представляет собой систему подготовки воинов, разработка которой началась в Японии в эпоху феодализма и продолжается до сих пор. Оно создавалась многими поколениями мастеров для ближнего боя и пройдя через века она теперь считается уникальной боевой системой. О создании дзю-дзюцу и о мастерах этого боевого искусства существуют множество легенд и сказаний. Первым упоминанием о дзю-дзюцу многие авторы и историки считают описанную в начале 8-го века в «Книге старинных вещей» битву между двумя, славящимися огромной силой божествами Синто Такэ-ми-наката-но-ками и Такэ-ми-кадзути-но-ками. Такэ-ми-кадзути, использовав тайные методы энергетического воздействия, одержал убедительную победу, сломав запястье своего противника и обратив его в бегство. Одна из версий о происхождении дзю-дзюцу говорит о мастерах китайского боевого искусства Цинна, которые приехав в Японию с целью проповедования буддизма или конфуцианства, поселились в монастырях и в миру и обучали своему искусству нескольких близких учеников. Следует заметить, что приемы Цинна очень напоминают техники японского дзю-дзюцу, дошедшие до нас из глубины веков. Они включают в себя способы выполнения бросков, заломов и удушений, различные вариации которых существуют во многих школах традиционного самурайского дзю-дзюцу. Некоторые источники утверждают, что, соединившись с техникой, существовавшей в Японии с давних времен — Сумо (36 базовых приемов которой практикуются до сих пор), китайские приемы Цинна послужили базой для создания некоторых школ дзю-дзюцу.

Наиболее известная версия происхождения дзю-дзюцу говорит о японском враче Акаяма Широбеи, изучавшем в Китае медицину и боевое искусство, который, вернувшись на родину и размышляя зимой в своем саду, увидел, как тонкая ветка, прогнувшись под тяжестью снега, сбрасывает его с себя, тогда, как более толстые ветви ломаются под его весом. «Поддаться, чтобы победить!» — воскликнул врач, приняв этот принцип за основу своей школы Йошин рю. Уединившись на несколько лет, он разработал комплекс приемов, получивший впоследствии название Ерои кумиучи, буквально «боевые защищающие латы». Название это менялось много раз на протяжении веков и было известно как Явара, Коси но мавари, Когусоку и другие. Через несколько сотен лет различные японские школы рукопашного боя, использующие принцип мягкости в своих приемах стали называться дзю-дзюцу. Многие прикладные техники этого самурайского боевого искусства отошли в прошлое, т.к. их применение определялось тяжелым боевым доспехом самурая, однако дзю-дзюцу продолжало развиваться и идти в ногу со временем.

Исторические хроники описывают множество случаев демонстрирующих действенность приемов дзю-дзюцу выполняемых мастерами. Известно, что практически все школы боевого искусства специализирующиеся на обучении воинов фехтованию на мечах и приемам боя с другими видами холодного оружия имели в своем арсенале технические действия, относящиеся к безоружному бою. Таких школ было множество т.к. в подготовке самурая искусству владения мечом уделяли первостепенное внимание. Кроме того, почти все школы такого рода предлагали целый арсенал технических действий с другими видами оружия включая и «нестандартные» формы. Отдельные приемы обезоруживания, задержания и освобождение от различных захватов также включались в программу обучения.

Впоследствии, когда необходимость владения холодным оружием отошла на второй план, это привело к популяризации дзю-дзюцу как отдельного боевого искусства, которое в свою очередь стало включать в себя техники боя с оружием.

Одним из наиболее ярких случаев применения приемов дзю-дзюцу описанных в исторических хрониках средневековья стал пример использования против выдающегося политика Токугава Иэясу техники «меч не меча» известнейшим мастером фехтования, основателем школы Ягю Синкагэ — Ягю Мунэеси. На одной из демонстраций, находящийся уже в пожилом возрасте мастер голыми руками обезоружил несколько лучших воинов Иэясу атакующих его мечами в полную силу. В конце выступления сразиться с мастером решил сам сегун. Есть следующее описание этого момента: «Иэясу поднял меч высоко над головой и с силой ударил, намереваясь рассечь голову Мунэеси. Но в последний момент Мунэеси вывернулся и отвел удар, захватив рукоять меча. В следующее же мгновение меч полетел по воздуху. Держа Иэясу левой рукой (любой другой, менее знатный человек был бы брошен наземь), Мунэеси слегка ударил его кулаком правой руки в грудь. Иэясу пошатнулся. Нахмурившись, он произнес: «Я восхищен! Вы победили». (Сугавара).

Не менее ярким видится и развитие этого вида искусства продемонстрированное следующим носителем традиции той же школы мастером Ягю Мунэнори некоторое время спустя, против сегуна Токугава Иэмицу, который пожелал проверить умение своего учителя фехтования: «Войдя на аудиенцию к сегуну, Мунэнори сел и положил ладони на татами, как делали все вассалы, выказывая тем самым свое почтение господину. Внезапно Иэмицу схватил копье и попытался ударить ничего не подозревающего Мунэнори — и с удивлением обнаружил себя распростертым на полу! Мунэнори почувствовал намерение сегуна еще до того, как тот сделал первое движение, и сбил его с ног, когда он собирался нанести удар». (Сугавара).

Традиционные школы дзю-дзюцу активно использовали броски, болевые и удушающие приемы и ударную технику. Удары наносились в биологически активные точки, нервные окончания и суставы концами или фалангами пальцев, разными частями ладони, локтем, коленом и ступней. Известным случаем применения ударной техники в классическом дзю-дзюцу является описанный в исторических хрониках поединок основателя школы Тэнсин синье рю дзю-дзюцу мастера Исо Матаэмона одновременно, по легенде, почти с сотней противников, который произошел в провинции Оми в первой половине 19 века. Исо Матаэмон с помощью единственного ученика уложил более 40 человек голыми руками и разогнал остальных. Считается, что в этом поединке мастер пережил мистическое озарение и осознал принципы эффективного использования атэми — ударной техники поражения уязвимых точек. Этот раздел стал визитной карточкой созданной им школы, которая включала также приемы школ Йосин-рю и Син-но синдо рю. Интересно, что для соревновательной практики, в школе был разработан специальный раздел, включающий менее опасные броски. Реальная программа обучения включает в себя также болевые и удушающие приемы, воздействия на точки нажатием или ударом и способы реанимации с применением лекарственных трав для лечения последствий воздействия на болевые точки и других травм.

Успешным боем в одиночку против целой банды, в конце 40-х годов 20-го века известен и Соке Школы Хонтай такаги йошин рю, мастер Минаки Сабуро. Уже в пожилом возрасте, в ответ на вопросы учеников о том, как ему удалось голыми руками разогнать и покалечить более 10ти человек, он продемонстрировал разбивание камня, лежащего в руке ударом ребра ладони.

Некоторые школы дзю-дзюцу со временем были трансформированы, и военно-прикладной аспект был убран на второй план. Так появилось известное всему миру дзюдо, основателем которого стал мастер Кано Дзигоро. Созданное им искусство является синтезом Кито рю и Тэнсин синье рю дзю-дзюцу — традиционных школ боевой подготовки самураев, из которых убрали акцент на большинство опасных технических приемов, сохранив их, однако в виде ката. Косики но ката в дзюдо — является одной из базовых форм школы Кито рю, сохраненной в аттестационной программе дзюдо, как наиболее древний первоисточник. Классическое дзюдо включает в себя 8 базовых ката, среди которых есть и современная форма самообороны от безоружного и вооруженного противника — Кодокан гошин дзюцу но ката и древняя форма самозащиты, собранная из приемов, известных с 15 века — Кимэ но ката. В эти формы включены приемы искусства нанесения ударов, применение которых запрещено в соревновательном дзюдо и множество других опасных технических действий.

В наше время, дзю-дзюцу развивается в трех основных направлениях: древней, неизменной форме, в виде трансформированных школ, сохранивших, тем не менее, классические методы и характеристики и в форме современных, сильно видоизмененных стилей. Сейчас сложно определить, какая версия происхождения дзю-дзюцу является истинной. Нужно просто признать, что это боевое искусство, в десятках вариаций дошедшее до нас из глубокой древности и опробованное в тысячах сражений, продолжает жить и развиваться в соответствии с изменениями, происходящими вокруг, сохраняя при этом корни и опираясь на более чем тысячелетний опыт. Так как настоящие воины, которыми были самураи, нуждались в абсолютно эффективной и максимально практичной технике боя, дзю-дзюцу выкристаллизовалось в совершенное боевое искусство, приемы которого стоят сейчас на вооружении множества спецслужб в различных странах мира.

История боевых искусств. Дзю-дзюцу часть VI

Итак, мы начинаем 6-ую завершающую часть цикла статей об истории дзю-дзюцу (джиу-джитсу), надеемся, что Вы подчерпнули много интересного и полезного из наших статей. Вот 1,2,3,4 и 5 части. А теперь давайте продолжим. “Сокрытое в листве” – священное писание самурая гласит: “Нужно ценить золотую середину”, однако когда разговор идет о воинских искусствах, самурай даже в ежедневных тренировках должен, несомненно, чувствовать, что его мастерство выше мастерства соратников… Самурая, чья главная цель заключается в победе на поле боя, в победе над доблестным противником, является настоящим воплощением самурайского мужества и чести, рьяным и неукротимым».

В среде буси наибольшее внимание уделялось самым важным видам оружия – мечу, луку, копью, алебарде. Безоружная борьба всегда имела, второстепенную роль и практиковалась исключительно как вспомогательное средство, так сказать “на черный день”, поскольку самурай постоянно имел при себе небольшой арсенал оружия и даже ночью с ним не расставался. Но в любом виде рукопашного боя нужен был психофизический тренинг кэмпо.

В школах бу-дзюцу чаще всего преподавали технику владения 1-2-я из главных видов оружия на базе классики кэмпо. Пройдя школу бу-дзюцу, получали в основном относительно узкую специализацию, однако кроме этого, самурай должен был знать и основы других важнейших дзюцу (их каноническое число составляло восемнадцать), чтобы встреча с мастером иной школы не стала для самурая роковым сюрпризом. В известном смысле универсалом являлся квалифицированный буси и мог со своим мечем, палицей или копьем, а то и просто голыми руками оборонятся с успехом против многих противников.

В самурайских домах даже женщины обучались владеть алебардой (нагината), а иногда еще мечем и кинжалом, чтобы в случае необходимости уметь за себя постоять, но главное – чтобы проникнутся воинским духом, понять стремления своих отцов, мужей и братьев и быть им в жизни верной опорой.

Наставники, преподавая дзю-дзюцу самураям подчеркивали, кроме всего остального, что самурайская безоружная борьба является “настоящей наукой японского народа”, которая дает ключ к пониманию множества этических и философских вопросов мировоззрения японцев. От своих учеников дзю-дзюцу требовала глубокого знания человеческой анатомии, соблюдения диеты, выработки хладнокровия и спокойствия. Эффективно применять приемы дзю-дзюцу, несмотря на силу противника и вооружение — мог только воин, который способен сохранять самообладание при любых обстоятельствах. И в данном случае главную роль имела психофизическая тренировка по дзен системе с ее медитацией. Также важной в борьбе была отработка выносливости, достигаемая в результате ежедневных тренировок при работе с приемами, а также соблюдение диетических норм. В рационе самурая не допускались излишки, и состоял он из таких продуктов, как рис, фрукты, овощи, рыба. В летнее время года на завтрак и обед были свежие овощи и фрукты (помидоры, лук, редька, морковь, капуста, репа и т.д.), рис, вареная рыба и чай – поднимающий жизненный тонус напиток. Зимой пища воина была такой же, но лишь с тем изменением, что в рацион входили еще лепешки, а фрукты и бывало рыба, были на столе в сушеном виде. Считалось, что такая еда всегда поддерживает отличное здоровье, а также укрепляет силу мускулов.

И хотя тренинг самураев был строго засекречен в школах бу-дзюцу, а изумленному зрителю представали порой только его итоги – разрубленные от плеча до пояса тела, стрелы отраженные голыми руками, вспоротые животы,- никаких сомнений нет, что данный тренинг имел множество общего с тренировкой мастеров в континентальных школах кэмпо.

Представляем Вам текст, который извлечен из макимоно – классического трактата. В котором, как в капле воды, отражается вековая мудрость воинских искусств, их логика и философия, космогония и психология. Такие откровения были в традиции многих школ. Их учили и повторяли перед тренировкой и боем как заклинание:

У меня нет родителей –

Небо и Земля стали моими родителями.

У меня нет очага –

Моим очагом станет – Единое Средоточие.

У меня нет божественного могущества –

Моим могуществом станет честность.

У меня нету средств к существованию –

Моим средством к существованию станет покорность природе.

У меня нету волшебной силы –

Моя магия – внутренняя энергия.

У меня нету ни жизни, ни смерти –

Для меня вечность – и жизнь и смерть.

У меня нету тела –

Моим телом станет смелость.

У меня нет глаз –

Мои глаза – вспышки молнии.

У меня нет ушей –

Мои уши – пять чувств.

У меня нет конечностей –

Мои конечности – мгновенные движения.

У меня нет закона –

Моим законом станет самосохранение.

У меня нет стратегии –

Свобода убивать и свобода даровать жизнь – вот моя стратегия.

У меня замыслов –

Мой замысел – случай.

У меня нету чудесных свойств –

Чудесные свойства мне придаст праведное учение.

У меня нет принципов –

Приспособляемость ко всему – вот мой принцип.

У меня нет тактики –

Наполненность и пустота – вот моя тактика.

У меня нету талантов –

Мой талант – быстрота духа-разума.

У меня нет оружия –

Мое оружие – доброжелательность и правота.

У меня нет крепостей –

Моя крепость – невозмутимый дух.

У меня нету меча –

Растворение духа в Пустоте – вот мой меч.

Ссылка на основную публикацию