История развития стиля богомола в ушу и кем был его основатель | Karate-krs.ru

История развития стиля богомола в ушу и кем был его основатель

История развития стиля богомола в ушу и кем был его основатель

«Если для многих христианское миросозерцание поблекло, то сокровищницы символов Востока все еще полны чудес».

Западная цивилизация в различные периоды истории обращала свои взоры на Восток, пытаясь найти там разрешение собственных проблем. Китайской философией интересовались писатели Л. Н. Толстой и Дж. Сэлинджер, философ А. Швейцер, психолог К. Юнг, художник А. Матисс, кинорежиссер С. М. Эйзенштейн. Зачастую духовные поиски европейцев сталкивались с одним препятствием — восточным реалиям приписывались чисто европейские черты. Когда Запад узнал о китайских боевых искусствах ушу, то начались мучительные поиски аналога в рамках собственной культуры. Их называли и «самым эффективным методом боя», и «китайской оздоровительной гимнастикой», и «спортом ушу», им приписывали «кольцевую ударную технику, несущую несомненный вред людям». Наиболее показательным в этом плане являлся термин «китайский бокс» — удивительное и нелепое совмещение несхожих понятий Запада и Востока. И до сих пор для изучения ушу нередко используются наивно-экзотические представления позавчерашнего дня науки. Более того, сложилось даже представление, что ушу можно не изучать, но его можно просто придумать, выдумав историю, философию, технику. Стали создаваться «собственные» стили с пышнотропическим декором из легенд, отнюдь не принадлежащих китайскому фольклору. Плотной непреодолимой стеной перед поклонниками ушу встали трактаты по боевым искусствам, написанные на древнем китайском языке, требующем прекрасного знания как семантического строя языка, так и китайской истории и философии. Тем не менее регулярно предпринимаются попытки таких переводов, по большей части вызывающие искреннее восхищение лишь буйством фантазии переводившего. Итак, научное изучение ушу лишь только начинается.

Ушу занимает в истории Китая столь же важное место, как традиционная философия и живопись, каллиграфия и стихосложение и является неотъемлемой частью духовной культуры древней самобытной страны. Однако нередко технический аспект ушу заслоняет от нас его удивительную всеобъемлемость. Не случайно одним из терминов, которым обозначалось ушу в XVIII—XX вв., было «гунфу» (на Западе исказилось до «кунфу»), что означало «высшее мастерство», «подвижничество», затрагивающее все аспекты жизни.

Чтобы понять всю полноту боевых искусств, надо «припасть к источнику», углубиться в древние трактаты, хроники, жизнеописания. Словами древних трудов с нами говорят древние мастера, и нам очень важно знать, что же в действительности представляли ушу для жителя Китая, какое истинное место занимали боевые искусства в истории и культуре «Поднебесной империи». Этот предмет для отдельного исследования, основательного и подтвержденного фактами. Здесь же мы расскажем лишь о некоторых важнейших понятиях ушу, об одной из многочисленных категорий стилей, проиллюстрировав свое изложение традиционным комплексом ушу. Ушу неразрывно связано своими историческими, философскими корнями с той страной, с глубоким уважением к культуре и народу которой и писалась эта небольшая книга.

ВРАТА, ВЕДУЩИЕ К САМОМУ СЕБЕ

«Изучая кулачное искусство, надо прежде совершать добродетельные поступки, в мирских делах быть почтительным и скромным, не вступать в бой с другими людьми. Только таким образом можно стать истинным человеком и добродетельным мужем».

ВОЕННАЯ И ГРАЖДАНСКАЯ ДОРОГИ

«Книга о боевой технике» (XVIII в.)

Китайские боевые искусства представляют собой удивительно гармоничный сплав глубокой духовности и физического совершенства человека. Пожалуй, ни в одной другой стране мира мы не сможем обнаружить взаимоуравновешенное сосуществование неистовства боя и мудрой погруженности в тайны своей души. Все это делало бойца ушу испокон веков примером для подражания в Китае. Европейская традиция привычно отождествляла таких людей либо с воинами, «рыцарями без страха и упрека», бесстрашно демонстрирующими свое искусство перед каждым, кто посмеет задеть его честь, либо с ушедшими от мира отшельниками, отбросившими все мирские заботы. Постараемся уйти от навязанного стереотипа. Китайский мастер ушу был велик своей душевной щедростью, силой своего духа. И в то же время он был скромен и незаметен для окружающих. Не случайно мастеров сравнивали с зеркалом. Прохожий, глядя в него, замечает лишь свое отражение и не видит самого зеркала. В то же время зеркало объективно отражает происходящее, само нисколько не изменяясь, вечно оставаясь самим собой. Вероятно, именно поэтому имен лучших мастеров мы не знаем.

Китайская поговорка гласит: «Большая сила побуждает к великой мудрости». Мастер ушу никогда не уходил от мира, но в то же время по своей душевной мощи стоял; выше многих. Такому человеку была чужда показная демонстрация своего мастерства. На турнирах в свободных поединках, называемых лэйтай, сходились в основном умелые кулачные бойцы, хорошо знавшие технику ушу, но не постигшие до конца его внутренних глубин.

Двумя достоинствами должен был обладать благородный муж в Китае — в нем сочетались «военное» (у) и «гражданское» (вэнь) начала. Правителю династий Чжоу Чэн—вану (X в. до н. э.) история приписывает такие слова: «Обладающий гражданскими достоинствами и не обладающий военными не сможет править Поднебесной. Того же, кто обладает военными достоинствами и не обладает гражданскими, народ боится и не испытывает к нему любви. Когда военное и гражданское начала следуют вместе, мощь и добродетель достигают совершенства». Из глубокой древности пришел принцип, утверждающий, что «военная и гражданская- дороги идут вместе». В конфуцианстве — главенствующей политической и морально-этической доктрине традиционного Китая — считалось, что чиновник обязан не только блестяще знать сочинения древних классиков,, быть хорошим каллиграфом, но и свободно владеть мечом, алебардой, трезубцем. В этой связи широко распространялись рассказы об отце Конфуция, которого^ звали Шулян Хэ. В 650 г. до н. э. Шулян Хэ находился в рядах армии одного из китайских царств Лу, атакующих город Биян. Когда часть атакующих ворвалась в город, противник внезапно опустил ворота, отрезая тем- самым авангард луской армии. В этот критический момент Шулян Хэ сумел на одних предплечьях удержать, тяжелые ворота, сорвав план противника.

Не только чиновники владели ушу, но и сам император — Сын Неба — упражнялся с копьем и мечом. Император в III—IV вв. лично наблюдал за состязаниями воинов и чиновников по борьбе сянпу и цзяоди. Однако в ушу понятия «гражданское» и «военное» приобрели совсем иное содержание. Здесь речь шла о соположении в одном человеке мужества, блестящего владения техникой боя и духа высокой гуманности, тонкого чувствования души другого человека. Не случайно Конфуций называл знание, гуманность и смелость «тремя путями благородного мужа»: «Знающий не сомневается. Гуманный не тревожится. Смелый не боится», — говорил он своим ученикам.

В Китае сформировался особый кодекс «боевой морали» или «боевой добродетели» — удэ. Каждая школа ушу имела особые законы поведения, зафиксированные в письменном виде, которые должны были знать наизусть ученики и никогда не рассказывать о них непосвященным. Кодекс «боевой добродетели» знаменитого Шаолиньского монастыря прежде всего формулировал основную цель занятий ушу, свободную от агрессивности и драчливости: «Основная цель того, кто изучает эту технику, заключается в том, чтобы укрепить тело и дух. Он должен заниматься с рассвета до заката и не может прекращать занятия, как только ему вздумается».

Стиль богомола.

#1 владимир (прикладуха)

  • Старейшины
  • 515 сообщений
  • Как вы относитесь к поэтапной методе данного стиля?
    Если можно каментарии выкладывайте корректно, без бросаний помидоров и тухлых яиц.

    УЧЕБНАЯ ПРОГРАММА КЛУБА

    1 ЭТАП ( в среднем 1-1,5 года тренировок, в зависимости от уровня подготовки ):

    1) Специальная разминка, подготавливающая тело занимающегося к восприятию техник 1-го этапа
    2) Постановка прямых ударов руками в двух стойках ( на месте, в движении, на мешке, на лапах )
    3) Постановка навыков перемещений ( вперёд, назад, в сторону, по кругу — отдельно и в парах )
    4) Постановка защиты корпусом ( 5 вариантов )
    5) Постановка защиты руками ( 10 техник — одиночные и двойные )
    6) Парная работа — отработка всех вышеперечисленных действий с партнёром ( в лёгких крагах )
    7) Поединки — по заданию, вольный бой ( на этом этапе только на руках ( в боксёрских перчатках ) и защите (капа, боксёрский шлем )
    Cool Силовая подготовка — примерный ( рекомендуемый ) норматив: отжимания от пола на кулаках, пресс, гиперэкстензия, приседания — всё по
    30 раз.
    9) Набивка всего тела по системе Богомола ( Пайда гун )

    2 ЭТАП ( в среднем 1,5-2 года тренировок, в зависимости от уровня подготовки ):

    1) Специальная разминка, в которую добавляются элементы, соответствующие этому этапу
    2) Постановка ударов руками, идущих по разным траекториям ( сбоку, сверху, снизу, под любыми углами ), наносимых разными формами руки
    ( кулак ( ( 5 ударных форм ) , ладонь ( 3 ударные формы ); на месте, в движении, на мешке, на лапах
    3) Дальнейшая проработка усложнённых вариантов перемещений, защиты корпусом, защиты руками
    4) Отработка входа в захват; захваты и их развитие
    5) Парная работа — отработка первых 4-ёх этапов Гошоу
    6) Поединки по заданию, вольный бой с использованием всех техник рук этого этапа ( в крагах, позволяющих делать захваты )
    7) Обучение базовым ТАОЛУ Богомола — БАШИ ( форма стоек ), ДЖИЛУ; канонические ТАОЛУ Богомола — БАЙЮАНЬ ТОУТАО,
    БЭНБУ, ЛАНЬЦЗЕ, МЭЙХУА ЛУ, ФАНЬЧЭ.
    Cool Силовая подготовка — примерный ( рекомендуемый ) норматив: отжимания от пола на кулаках, пресс, гиперэкстензия, приседания — всё по
    60 раз
    9) Специальная силовая подготовка: упражнения с отягощениями — обычными ( гантелями и штангой )
    — специальными по системе Богомола ( шадай, металлическая палка, мячи
    разного размера и веса )
    10) Совершенствование набивки всего тела по системе Богомола ( Пайда гун )
    11) Изучение и отработка комплексов НЭЙГУН по школе Богомола

    3 ЭТАП ( в среднем 2-3 года тренировок, в зависимости от уровня подготовки ):

    1) Специальная разминка, в которую добавляются элементы, соответствующие этому этапу
    2) Постановка и отработка «8 локтей Богомола» ( удары головой ( в том числе подбородком ), плечами, локтями, предплечьями, запястьями
    ( «крюками» Богомола ), тазом, коленями, стопами ( «крюками» стоп ))
    3) Постановка защит локтями, коленями
    4) Постановка ударов ногами на нижнем и среднем уровнях ( 7-8 типов ударов разными формами стопы ) и защита от них
    5) Отработка усложнённых действий ногами на нижнем уровне ( подсечки, подбивы, высекания, зацепы, обвивы, захваты ногами
    ( стопа-«крюк» ),»подавление» ногами ) и защита от них
    6) Постановка бросков и приёмов сваливания по школе Богомола и противодействие им
    7) Парная работа — отработка 5 и 6-го этапа Гошоу ( сочетание ударов и действий всеми частями тела с бросками и сваливаниями )
    Cool Поединки по заданию, вольный бой с включением всех техник, отработанных на этом этапе ( краги, шлем с забралом, «ракушка», защита для
    голеней )
    9) Обучение 1-ому продвинутому уровню ТАОЛУ Богомола — 4 ТАОЛУ «8 локтей » ( БАЧЖОУ ) проводится только для «Вошедших во
    Врата Школы»
    10)Изучение 1-2 ТАОЛУ с оружием ( двуручный меч ЦЗЯНЬ и шест )
    11)Силовая подготовка — примерный ( рекомендуемый ) норматив: отжимания от пола на кулаках, пресс, гиперэкстензия, приседания — всё по
    90 раз
    12)Специальная силовая подготовка: упражнения с отягощениями — обычными ( гантелями и штангой )
    — специальными по системе Богомола ( шадай, металлическая палка, мячи
    разного размера и веса )
    13)Совершенствование набивки всего тела по системе Богомола ( Пайда гун )
    14)Работа на МУЖЭНЬЧЖУАН ( т.н. «Деревянный манекен» )
    15) Изучение и отработка комплексов НЭЙГУН по школе Богомола

    4 ЭТАП ( в среднем 3 года тренировок, в зависимости от уровня подготовки ):

    1) Специальная разминка, в которую добавляются элементы, соответствующие этому этапу ( включая боевую акробатику ( элементы 7-го
    ТАОЛУ «ЧЖАЙЯО» ( «Избранное» ) — «ТАОЛУ прыжков, падений и работы на земле» )
    2) Совершенствование всех техник и действий, изученных на предыдущих 3 этапах
    3) Постановка ударов ногами на высоком уровне и защита от них
    4) Отработка техники ЦИНЬНА и ФАНЬЦИНЬНА по Школе Богомола
    5) Постановка и отработка техник борьбы в партере
    6) Парная работа — с включением всех техник, изученных на 4 этапах
    7) Поединки по заданию, вольный бой с включением всех техник, отработанных на 4-ёх этапах ( краги, шлем с забралом, «ракушка», защита для
    голеней )
    Cool Обучение 2-ому продвинутому уровню ТАОЛУ Богомола — 7 ТАОЛУ «Избранное» ( ЧЖАЙЯО — второе название «МИШОУ»
    («Тайные руки» ) проводится только для «Вошедших во Врата Школы»
    9) Изучение нескольких следующих ТАОЛУ с оружием ( см. «Технический арсенал» )
    10)Силовая подготовка — примерный ( рекомендуемый ) норматив: отжимания от пола на кулаках, пресс, гиперэкстензия, приседания — всё от
    100 раз
    12)Специальная силовая подготовка: упражнения с отягощениями — обычными ( гантелями и штангой )
    — специальными по системе Богомола ( шадай, металлическая палка, мячи
    разного размера и веса )
    13)Совершенствование набивки всего тела по системе Богомола ( Пайда гун )
    14)Работа на МУЖЭНЬЧЖУАН ( т.н. «Деревянный манекен» )
    15) Совершенствование владения комплексами НЭЙГУН по школе Богомола

    1) Дальнейшее совершенствование всех технических действий и приёмов, изученных на предыдущих этапах, с упором на Парную работу,
    Поединки по заданию и Вольный бой
    2) Изучение оставшихся ТАОЛУ ( см. «Технический арсенал» ) проводится только для «Вошедших во Врата Школы»

    ДАЛЬНЕЙШЕЕ СОВЕРШЕНСТВОВАНИЕ БОЕВОГО МАСТЕРСТВА.

    История развития стиля богомола в ушу и кем был его основатель

    Мудрец, становясь позади всех, оказывается впереди всех.
    Пренебрегает собой и поэтому сберегает себя.

    Мастер – «лик безликого»

    Вечный учитель

    Наставник ушу ценится не столько за боевое мастерство, сколько за умение передать традицию в целостном виде. Шаолиньский наставник Дэцянь ведет занятия в Военном училище Шаолиньского ушу в г. Дэнфэн, продолжая традицию связи армейского и монашеского ушу, заложенную еще в ХIII в.

    Одной из характерных черт учителей ушу является их ненавязчивость, шифу никогда не проповедует среди непосвященных, не «зазывает» к себе в школу. «Дао дэ цзин» очень точно сравнивает осторожность мастера по отношению к жизни с «человеком, переходящим реку по льду зимой». Большинство современных учителей Китая ведут скромный образ жизни, их школы невелики – не больше десятка человек, хотя наставления могут получать от них сотни последователей. Для многих подчеркивание своей скромности, непритязательности уже превратилось в особый стиль жизни. Разумеется, современный мир меняет и сознание традиционных учителей: даже в отдаленных деревнях открываются коммерческие группы, выдаются «дипломы», хотя доход от такого преподавания невелик, средства в основном уходят на поддержание жилища мастера. Авторитет учителя по-прежнему велик. Чтобы просто пообщаться с некоторыми шифу, люди приезжают из других провинций, приводят детей, дабы те, как и в древности, могли бы «дотронуться до рукава халата мастера». Как видно, идеальный образ шифу в сознании современных китайцев сохраняется, хотя нравы и характеры современных наставников заметно трансформировались.
    Сами наставники в разговорах нередко ассоциируют себя с «образчиками» древности, например, с благородным конфуцианским мужем (цзюньцзы), с махасатвами (буддийским учителями, кит. фаши). При этом учителей могут уважительно именовать «даши» – «великий учитель», что, вероятно, пришло из буддийского лексикона.
    А что должен знать сам учитель? Кажется он должен обучаться многому и в общем-то быть универсален во всех областях жизни. Но вот Конфуций дает совсем иное направление нашим мыслям: «Благородный муж говорит: „Великий человек не обязан быть умелым в каком-то деле. Великий характер не должен быть искушен в какой-то службе. Великая честь не обязательно заставляет людей хранить свое слово. Великое уважение ко времени не делает человека пунктуальным“. Знать эти четыре вещи – это значит знать истинный смысл вещей в жизни» [174].
    Оказывается, по сути дела мудрец не должен знать ничего – точнее, ничего конкретного, никакого дела. Это понять несложно – он не обязан вообще что-либо делать, проявлять активность, «обучать» в западном понимании этого слова. Он присутствует в этом мире и уже тем самым учит людей. Его Знание выше обыденного знания, эти два понятия просто несопоставимы. Тот, кому открыты глубины Космоса, может не знать, как делать, ибо ему известен секрет «великого делания», то есть он со-ритмичен с Дао, которое также «ничего не делает, но нет того, что оставалось бы несвершенным» [63].
    Наставник ушу осуществить свою миссию способен потому, что является живым воплощением первооснователей школы. Она обеспечивает передачу того эзотерического знания, в которое посвящен шифу. По-китайски ученик называется «туди», что дословно означает «тот, кто идет следом», или «тот, кто вступает в след», что по смыслу близко западному понятию «последователь». Вдумаемся в изначальный смысл слова – речь идет о самообнаружении человека в следе великого Учителя. Ведь то, что воспринимает ученик – жесты, слова, мысли – все это следы того наставника, который когда-то существовал в реальном мире. В чем и заключена мистическая сущность школы: она не столько «учит ушу», сколько обеспечивает бессмертие Абсолютного Наставника.

    Шаолиньский наставник Минцы, которому перевалило за 70 лет, считается одним из последних носителей тайн боя с металлическим костылем

    Возвращение Абсолютного учителя в каждом последующем поколении учеников – стержень и нравственный идеал китайской традиции вообще. Возвращается не просто абстрактный Учитель, возвращается его Личность. Мастер тайцзицюань Ян Чэнфу говорил, что когда он начинал выполнять таолу, рядом появлялся даос Чжан Саньфэн, который обучал и поправлял его. Создатель стиля багуачжан Дун Хайчуань учился у даосских «небожителей», которые являлись лишь в момент тренировки, причем он ясно видел их облик, одежды, мог описать даже голос – «низкий и медленный, очень глубокий».
    И еще одна история из анналов ушу. Однажды великий мастер синъицюань Го Юньшэшь собрал своих учеников и сообщил: «Сегодня я решил, что мой путь на земле завершен и я покину вас». Ученики были потрясены решением мастера умереть при полном здравии и принялись уговаривать Го Юньшэна не покидать их. Го, усмехнувшись, заметил: «Напрасно печалитесь. Пока вы занимаетесь этим искусством – я буду жив».
    Наставник – не просто тот, кто лучше всех знает ушу. Он и есть манифестация самого ушу. Подавляющее большинство его последователей вряд ли понимали ту глубину, которую он открывал перед ними, но все оказывались под воздействием непреодолимо-притягательного обаяния его облика – по сути под влиянием его трансцендентного образа. Этот образ, растянутый во времени, и сохранял традицию школы в непрерывности, так что даже со смертью учителя она продолжала жить в учениках.

    Врата учения

    Изучать ушу легко – заниматься им трудно.
    Заниматься ушу легко – сохранять его трудно.
    Сохранять ушу легко – постичь его трудно.

    Ссылка на основную публикацию