История боевой славы Шаолиня началась не с Бодхидхармы | Karate-krs.ru

История боевой славы Шаолиня началась не с Бодхидхармы

История Шаолиня

История боевой славы Шаолиня началась не с Бодхидхармы. С самого начала монастырь строился группой буддийских монахов как крепость на горе Сун-шань.

Время было смутное (начало 3 века), троецарствие, воюющие феодалы, разбойники. Для обеспечения безопасности в монастырь были приглашены два мастера воинских искусств — Гунь Сувэй и Хэн Гайчжан. Вскоре монахи уже составляли небольшой, но хорошо подготовленный боевой отряд, и когда напала банда разбойников, посчитавшая монастырь лёгкой добычей, они не только отбили штурм, но и на голову разбили нападавших.

В 5 веке Шаолинь стал одним из важнейших буддийских центров, и по распоряжению императора в нём был оставлен военный гарнизон для охраны обители. Необходимость в постоянных тренировках и поддержании боевой формы отпала. Поскольку причиной изучения боевых искусств была самозащита, а не духовная потребность, традиции монастырского У-шу почти на 100 лет были преданы забвению.

Всё изменилось с приходом Бодхидхармы, который ввёл практику боевых искусств, как необходимую тренировку духа. Сейчас трудно сказать, был ли он настоящим мастером или просто владел необходимой для сына индийского раджи боевой подготовкой, но для позабывших всё монахов хватило и этого. На первых порах им было показано 18 простейших приёмов, составлявших минимальный комплекс самозащиты. В последствии они превратились в несколько тысяч боевых комбинаций.

То новое, что принёс Бодхидхарма кроме своей доктрины Чань-буддизма о не существовании всего существующего, было то, что его система самозащиты открыто противопоставляла безоружного человека вооружённому. В то время боевые искусства практиковались в основном в семьях потомственных военных, которые всегда могли воспользоваться оружием, причём ставка в бою обычно делалась на хорошее владение каким-нибудь одним его видом. Монахам же приходилось рассчитывать на свои кулаки да ещё на посох. Прошли столетия, прежде чем в практику монастырского У-шу вошли приёмы с оружием.

Принципы боевой подготовки Шаолиня основывались на результатах сверхчеловеческих по трудности упражнений, рассчитанных на то, что боец, отразив выпад противника, нанесёт смертельный удар рукой или ногой. Поэтому, в отличие от распространённого в армии светского У-шу, шаолиньской технике были свойственны жёсткость и прямолинейность в сочетании с предельной резкостью. Развиваясь, монастырская школа обогащала свой арсенал приёмов за счёт различных нововведений. Приблизительно в 15 веке в Шаолине, в добавление к прежним приёмам, добавляются ещё пять стилей боя. Стиль «Тигра», «Дракона», «Леопарда», «Змеи» и «Журавля» составили единый комплекс из 170 приёмов шаолиньского У-шу.

Каждому ученику рекомендовалось избрать для себя наиболее подходящий по психофизическим характеристикам стиль боя. Но перед этим он должен был изучить все 170 приёмов, содержащихся в пяти стилях, и лишь потом специализироваться на каком-нибудь одном.

Эти продолжительные тренировки, занимающие важное место в жизни монахов, рассматривались как продолжение религиозной практики — активной медитации, ведущей к просветлению. Кроме того, учение Чань с его требованием сохранять спокойствие и невозмутимость при любых обстоятельствах, помня о единстве жизни и смерти, делало из монахов очень серьёзных, презирающих смерть бойцов. Не даром, попав в Японию и обретя японское название Дзэн-буддизм, оно стало очень популярно среди самураев.

В наши же дни Шаолинь — это самый популярный туристический центр в Китае и разрекламированный в мировом масштабе бизнес. Вокруг монастыря находится более 600 школ У-шу, где любого туриста за несколько недель, или за несколько занятий посвятят в самые важные тайны шаолиньского боевого искусства. Один день занятий для него будет стоить от 40 до 100 долларов и выше. Цена зависит только от самооценки мастера. Кроме туристов там обучается много китайцев, желающих с помощью кулаков устроиться на работу телохранителями или охранниками.

А что же монахи? Среди них немало молодых людей, которые после конца обучения, т.е. обретения просветления, надеются организовать собственную школу У-шу.

Биография Бодхидхармы и похожих на него людей.

На страницу 1, 2 След.

Автор Сообщение
Коля
Участник

Сообщения: 18
Темы: 5

Биография Бодхидхармы и похожих на него людей.
Хочу узнать другие подробности биографии Дамо Бодхидхармы или других похожих на него людей.

Вот все что мне удалось найти.

По мнению Бодхидхармы, Учение Будды понималось в Китае неправильно, суть его подверглась искажениям, а внутреннее понимание заменилось бессмысленными ритуалами, поклонениями перед изображениями и чтением сутр. По этому поводу хроники приводят его знаменитый диалог с императором У-ди.

Император слыл большим поклонником буддизма, способствовал распространению сутр, раздавал подаяния монахам, покровительствовал монастырям и выделял немалые деньги на сооружение пагод. Естественно, за все свои заслуги У-ди ожидал неплохого воздаяния в будущей жизни. Поэтому, когда Бодхидхарма предстал перед троном императора, тот спросил его:

— Велики ли мои заслуги в добродетели при совершении этих дел?
— Нет заслуг, — кратко ответил Бодхидхарма.

Удивленный император спросил:
— Почему нет заслуг в добродетели?

— Если ты совершаешь добродетельные дела, желая получить награду, т.е. совершаешь его с корыстной целью, то какие такие «заслуги»? А если ты совершаешь их бескорыстно, без желания получить награду, то о каких таких заслугах ты ведешь речь?

Император спросил:
— Тогда что же представляют собой подлинные заслуги?

Бодхидхарма ответил:
— Это чистое знание, чудесное и совершенное. Его сущность — пустота. Таких заслуг невозможно достичь при помощи мирских средств.
Тогда император спросил:
— А каков первый принцип совершенного знания?
Учитель ответил:
— Безграничная пустота, ничего святого.

Император сказал:
— Тогда кто же стоит передо мной?
Учитель ответил:
— Не знаю.

Бодхидхарма не был понят в парадоксальности и непривычности своего учения, в отказе от чтения сутр и многочисленных ритуалов, замены их «взиранием внутрь себя». После долгих странствий он пришел в небольшой монастырь Шаолинь на горе Суншань.

В ходе своих странствий по Китаю Дамо оказался на одной из лекций по буддизму. Лектор говорил несуразные вещи, не верно трактовал учение. В середине лекции Бодхидхарма не выдержал и ушел, что считалось большим оскорблением. После лекции проповедник решил догнать Дамо и побить его. Но в этот самый момент Дамо решил покинуть селение и продолжать свой путь. Проповедник кинулся догонять его и уже почти настиг Дамо, когда тот переправлялся через горную реку. Не
было ни лодки, ни плота. Тогда Бодхидхарма сделал свое тело более легким, чем воздух, и перешел через реку по верхушкам тростника. Пораженный чудесной переправой, проповедник решил стать учеником Дамо и далее преследовал его уже с другой целью.

Когда Дамо пришел в Суньшанские горы, то его часто видели на перекрестке дорог, где он просто сидел и смотрел на проходящих мимо людей. Однажды, ему повстречался большой военноначальник. Дамо подошел к нему и сказал:

— Ты очень болен! И скоро умрешь, позволь мне
— Как ты, старик в грязных лохмотьях, осмелился подойти ко мне, а уж тем более
разговаривать со мной!

И жестоко побил Дамо. После чего Учитель снова обратился к нему:

— Ты был очень разгневан и теперь болезнь убьет тебя очень скоро, через тридня, но я все ещё могу тебе помочь!

Военноначалник не внял словам Дамо и снова побил его.

— Теперь, ты умрешь завтра. Как жаль, что я не могу тебе больше помочь!

На следующий день пришло известие о том, что военноначальник умер от неожиданной болезни. Тогда Дамо был приглашен в монастырь Шаолинь-сы как врачеватель, чтобы обучать монахов своим тайным знаниям.

До Бодхидхармы, Настоятель Ба То проповедовал в храме Малую Колесницу (Сяо Син на китайском или Тхеревада на санскр.), которая является ранней школой Буддизма и исповедует самоосвобождение. Эта узкая, ограниченная форма Буддизма имела так много правил (250 для мужчин, 500 для женщин) что это было непрактично для большинства людей и даже для монахов. Основная цель Сяо Син Фо Цзяо достижение собственного просветления, и шаолиньские монахи пытались достичь его через очень суровый путь практики и ограничений. //Схимник — монах, посвященный в схиму; схима — высшая степень монашества, предписывающая затвор и соблюдение строгих правил.

Главный монах Храма боялся, что реформистский тип Буддизма, исповедуемый Да Мо, нарушит традиционные представления монастыря, так что он отказался принять предложенный Бодхидхармой метод. Патриарх спросил монахов, нет ли где походящего места для уединённой медитации. Они указали место на крутом склоне одной из гор Ву Жу Диянь (Пиков пяти грудей).

Сила его веры вызывало восхищение и уважение у главного монаха, он не препятствовал уходу и уединению Бодхидхармы, полагая что вечером тот вернётся. Однако, старый Наставник остался в своём новом укромном месте, сидя со скрещенными ногами созерцал стену. Таким образом, Бодхидхарма оставался в той пещере девять лет. За эти годы монахи прониклись уважением к его силе духа и его учению.После 9 лет сидения он утратил способность ходить. Но патриарх, используя особый комплекс упражнений, восстановил жизненную активность и предписал монахам сочетать практику сидячей медитации с физическими упражнениями.Эти
упражнения включали в себя приемы кулачного боя и владение различным оружием. Учение Бодхидхармы, впоследствии легло в основу известной школы боевых искусств Шаолиня, техники которой совершенствовались и дополнялись в течение столетий.

После девяти лет своего отшельничества Да Мо поселился в доме у подножия горы, в пещере которой он осуществлял свою практику.

Спустя много лет после смерти Патриарха, при северной династии Вэй(386-532), высокое должностное лицо по имени Сун Юнь следуя по своим делам, столкнулся с Да Мо в горах Чуннаньшань. Старик нёс деревянный посох, с которого свешивалась единственная сандалия. Он медленно поднял голову, просмотрел на Сун Юня и поприветствовал его. Чиновник почувствовал, что это был знак, сулящий удачу и сказал: «Наставник я очень счастлив, встретить Вас. Могу я спросить, куда Вы идете?»

«Я нахожусь на обратном пути в Индию, поскольку моя работа здесь выполнена, я должен сдержать обещание» — ответил Да Мо. «Преподобный, хотя я не понимаю, почему Вы должны вернуться, я уважаю Ваше намерение. Пользуясь, случаем могу я спросить? Кому Вы передали Дхарму?» — сказал Сун Юнь.

«Дхарма теперь обрела своё место в Китае. В лице сорокалетнего Кхе». Сун Юнь заметил, что на ногах у Патриарха нет обуви и сразу разулся, чтобы отдать ему свою.

«Доброе сердце — качество, которое найдёшь не у каждого. Но я не нуждаюсь в обуви. Отдайте их тому, кому они нужнее».

Да Мо перехватил любопытный взгляд, направленный на висевшую, на посохе сандалию и сказал: «Это просто доказательство моего пребывания здесь».

После того как Сун Юнь расстался с Патриархом, он вернулся в столицу и сообщил об инциденте, произошедшем с ним в Линсуне. В ответ он услышал только смех. «Бодхидхарма давно мертв. Как ты мог встретить его?». И всё же слух принял широкую огласку, и тогда местное высокое должностное лицо послало уполномоченных в район горы Медвежье Ухо, чтобы вскрыть могилу и удостовериться что всё вышеупомянутое выдумка. Настоятель храма долго не соглашался, но вскоре сдался под натиском и желанием всё расставить на места. Упряжка из десяти лошадей оттащила глыбу, блокировавшую доступ к захоронению, где как предполагалось покоилось тело Бодхидхармы. Какого же было их удивление, когда вместо тела они обнаружили единственную сандалию.

В память о Бодхидхарме, в монастыре Шаолинь была установлена стела, которая существует и сегодня. Надпись на ней гласит «Он прибыл с Запада, страны 28-ми предков, в Восточную Землю, чтобы провозгласить Путь».[/b]

16 09 2007, 17:02 URL сообщения
Коля
Участник

Сообщения: 18
Темы: 5

Его имена и список литературы.(ненайденой)
Его имя Бодхидхарма, по-китайски — Путидамо или Дамо, на японском — Дарума.

Литература:
— Даосюань. Сун гао сэн чжуань (Биографии высоких монахов, сост. в эпоху Сун) // Тайсё синею Дайдзокё (Заново сост. Трипитака гг. Тайсё). Т. 50. Токио, 1 960;
— Ошо. «Беседы о Мастере дзэн Бодхидхарме»

История боевой славы Шаолиня началась не с Бодхидхармы

С самого начала монастырь строился группой буддийских монахов как крепость на горе Сун-шань.

Время было смутное (начало 3 века), троецарствие, воюющие феодалы, разбойники… Для обеспечения безопасности в монастырь были приглашены два мастера воинских искусств — Гунь Сувэй и Хэн Гайчжан. Вскоре монахи уже составляли небольшой, но хорошо подготовленный боевой отряд, и когда напала банда разбойников, посчитавшая монастырь лёгкой добычей, они не только отбили штурм, но и на голову разбили нападавших.

В 5 веке Шаолинь стал одним из важнейших буддийских центров, и по распоряжению императора в нём был оставлен военный гарнизон для охраны обители. Необходимость в постоянных тренировках и поддержании боевой формы отпала. Поскольку причиной изучения боевых искусств была самозащита, а не духовная потребность, традиции монастырского У-шу почти на 100 лет были преданы забвению.

Всё изменилось с приходом Бодхидхармы, который ввёл практику боевых искусств, как необходимую тренировку духа. Сейчас трудно сказать, был ли он настоящим мастером или просто владел необходимой для сына индийского раджи боевой подготовкой, но для позабывших всё монахов хватило и этого. На первых порах им было показано 18 простейших приёмов, составлявших минимальный комплекс самозащиты. В последствии они превратились в несколько тысяч боевых комбинаций.

То новое, что принёс Бодхидхарма кроме своей доктрины Чань-буддизма о не существовании всего существующего, было то, что его система самозащиты открыто противопоставляла безоружного человека вооружённому. В то время боевые искусства практиковались в основном в семьях потомственных военных, которые всегда могли воспользоваться оружием, причём ставка в бою обычно делалась на хорошее владение каким-нибудь одним его видом. Монахам же приходилось рассчитывать на свои кулаки да ещё на посох. Прошли столетия, прежде чем в практику монастырского У-шу вошли приёмы с оружием.

Принципы боевой подготовки Шаолиня основывались на результатах сверхчеловеческих по трудности упражнений, рассчитанных на то, что боец, отразив выпад противника, нанесёт смертельный удар рукой или ногой. Поэтому, в отличие от распространённого в армии светского У-шу, шаолиньской технике были свойственны жёсткость и прямолинейность в сочетании с предельной резкостью. Развиваясь, монастырская школа обогащала свой арсенал приёмов за счёт различных нововведений. Приблизительно в 15 веке в Шаолине, в добавление к прежним приёмам, добавляются ещё пять стилей боя. Стиль «Тигра», «Дракона», «Леопарда», «Змеи» и «Журавля» составили единый комплекс из 170 приёмов шаолиньского У-шу.

Каждому ученику рекомендовалось избрать для себя наиболее подходящий по психофизическим характеристикам стиль боя. Но перед этим он должен был изучить все 170 приёмов, содержащихся в пяти стилях, и лишь потом специализироваться на каком-нибудь одном.

Эти продолжительные тренировки, занимающие важное место в жизни монахов, рассматривались как продолжение религиозной практики — активной медитации, ведущей к просветлению. Кроме того, учение Чань с его требованием сохранять спокойствие и невозмутимость при любых обстоятельствах, помня о единстве жизни и смерти, делало из монахов очень серьёзных, презирающих смерть бойцов. Не даром, попав в Японию и обретя японское название Дзэн-буддизм, оно стало очень популярно среди самураев.

В наши же дни Шаолинь — это самый популярный туристический центр в Китае и разрекламированный в мировом масштабе бизнес. Вокруг монастыря находится более 600 школ У-шу, где любого туриста за несколько недель, или за несколько занятий посвятят в самые важные тайны шаолиньского боевого искусства. Один день занятий для него будет стоить от 40 до 100 долларов и выше. Цена зависит только от самооценки мастера. Кроме туристов там обучается много китайцев, желающих с помощью кулаков устроиться на работу телохранителями или охранниками.

А что же монахи? Среди них немало молодых людей, которые после конца обучения, т.е. обретения просветления, надеются организовать собственную школу У-шу.

История Шаолиня

История боевой славы Шаолиня началась не с Бодхидхармы. С самого начала монастырь строился группой буддийских монахов как крепость на горе Сун-шань.

Время было смутное (начало 3 века), троецарствие, воюющие феодалы, разбойники.

Для обеспечения безопасности в монастырь были приглашены два мастера воинских искусств — Гунь Сувэй и Хэн Гайчжан. Вскоре монахи уже составляли небольшой, но хорошо подготовленный боевой отряд, и когда напала банда разбойников, посчитавшая монастырь лёгкой добычей, они не только отбили штурм, но и на голову разбили нападавших.

В 5 веке Шаолинь стал одним из важнейших буддийских центров, и по распоряжению императора в нём был оставлен военный гарнизон для охраны обители. Необходимость в постоянных тренировках и поддержании боевой формы отпала. Поскольку причиной изучения боевых искусств была самозащита, а не духовная потребность, традиции монастырского У-шу почти на 100 лет были преданы забвению.

Всё изменилось с приходом Бодхидхармы, который ввёл практику боевых искусств, как необходимую тренировку духа. Сейчас трудно сказать, был ли он настоящим мастером или просто владел необходимой для сына индийского раджи боевой подготовкой, но для позабывших всё монахов хватило и этого. На первых порах им было показано 18 простейших приёмов, составлявших минимальный комплекс самозащиты. В последствии они превратились в несколько тысяч боевых комбинаций.

То новое, что принёс Бодхидхарма кроме своей доктрины Чань-буддизма о не существовании всего существующего, было то, что его система самозащиты открыто противопоставляла безоружного человека вооружённому. В то время боевые искусства практиковались в основном в семьях потомственных военных, которые всегда могли воспользоваться оружием, причём ставка в бою обычно делалась на хорошее владение каким-нибудь одним его видом. Монахам же приходилось рассчитывать на свои кулаки да ещё на посох. Прошли столетия, прежде чем в практику монастырского У-шу вошли приёмы с оружием.

Принципы боевой подготовки Шаолиня основывались на результатах сверхчеловеческих по трудности упражнений, рассчитанных на то, что боец, отразив выпад противника, нанесёт смертельный удар рукой или ногой. Поэтому, в отличие от распространённого в армии светского У-шу, шаолиньской технике были свойственны жёсткость и прямолинейность в сочетании с предельной резкостью. Развиваясь, монастырская школа обогащала свой арсенал приёмов за счёт различных нововведений. Приблизительно в 15 веке в Шаолине, в добавление к прежним приёмам, добавляются ещё пять стилей боя. Стиль «Тигра», «Дракона», «Леопарда», «Змеи» и «Журавля» составили единый комплекс из 170 приёмов шаолиньского У-шу.

Каждому ученику рекомендовалось избрать для себя наиболее подходящий по психофизическим характеристикам стиль боя. Но перед этим он должен был изучить все 170 приёмов, содержащихся в пяти стилях, и лишь потом специализироваться на каком-нибудь одном.

Эти продолжительные тренировки, занимающие важное место в жизни монахов, рассматривались как продолжение религиозной практики — активной медитации, ведущей к просветлению. Кроме того, учение Чань с его требованием сохранять спокойствие и невозмутимость при любых обстоятельствах, помня о единстве жизни и смерти, делало из монахов очень серьёзных, презирающих смерть бойцов. Не даром, попав в Японию и обретя японское название Дзэн-буддизм, оно стало очень популярно среди самураев.

В наши же дни Шаолинь — это самый популярный туристический центр в Китае и разрекламированный в мировом масштабе бизнес. Вокруг монастыря находится более 600 школ У-шу, где любого туриста за несколько недель, или за несколько занятий посвятят в самые важные тайны шаолиньского боевого искусства. Один день занятий для него будет стоить от 40 до 100 долларов и выше. Цена зависит только от самооценки мастера. Кроме туристов там обучается много китайцев, желающих с помощью кулаков устроиться на работу телохранителями или охранниками.

А что же монахи? Среди них немало молодых людей, которые после конца обучения, т.е. обретения просветления, надеются организовать собственную школу У-шу.

Бодхидхарма — человек необычайных способностей и большой мудрости

Культура Китая

Читайте также:

Основатель Чань-буддизма (Дзэн — яп.) Бодхидхарма личность легендарная. Он известен своей мудростью, прозорливостью и следованию учению Махаяны, школы «Большой колесницы». Брахман по происхождению он посвятил свою жизнь самосовершенствованию, отвергнув почести высшей касты. Хотя родился он в южной Индии, судьба связала его жизнь с Китаем, куда Бодхидхарма отправился по наставлению своего учителя проповедовать истину. Именно в Поднебесной он и прославился как первый патриарх Шаолиня и основатель кунг-фу, как человек самосовершенствующийся и проявляющий удивительные способности.

Бодхидхарма настолько знаменит и почитаем, что и по сей день легенды и предания о его жизни снова и снова открывают людям тайну чистой дхармы*, истины человеческой жизни.

Император У-ди, основатель династии Лян, известный своим почитанием буддизма, спросил своего гостя Бодхидхарму: «С начала своего правления я построил столько храмов, помог стольким монахам, переписал столько священных книг, что трудно перечислить. Высоки ли мои заслуги? «На это Бодхидхарма ответил: «Здесь никакой заслуги нет». «Почему же так?» — забеспокоился правитель. «Всё это мелочи, которые только могут способствовать перерождению на небесах. Ваши усилия всё ещё основываются на корысти, они очень эфемерны, как тень, падающая от тела», — сказал Бодхидхарма. Услышав такой ответ, император спросил: «Что же тогда достойно настоящих заслуг?» — «Отбросить все заботы и освободить сознание, когда и тело, и собственное „я“ находятся в покое, — прозвучал ответ, — Этого не достичь упрямыми устремлениями».

Переплыть реку на соломинке

Держа путь в северное царство Вэй Бодхидхарма проявлял необычайные способности. Когда его путь преградила река Янцзы, он просто переплыл её на маленькой бамбуковой ветке.

Выражение «переплыть реку на соломинке» сегодня очень популярно среди китайцев.

Умение лечить и видеть взаимосвязь вещей

Одна легенда рассказывает, что Бодхидхарма часто сидел под деревом у дороги. Наблюдая за мимо проходящими людьми, Бодхидхарма видел их болезни и часто предлагал помощь.

Однажды по дороге проходил военачальник. Бодхидхарма обратился к нему со словами: «У тебя серьёзная болезнь, без лечения тебе не прожить и девяти дней. Я могу помочь тебе». Военный, чувствуя себя прекрасно, воспринял эти слова за ерунду и очень разозлился.

Бодхидхарма же сказал: «Ты потратил слишком много энергии на злость, поэтому жить тебе осталось три дня, но я ещё могу тебя вылечить». В ответ прозвучали лишь ругательные слова.

Тогда Бодхидхарма сказал: «К сожалению, жить тебе осталось всего день, и я больше не в состоянии ничем помочь».

Военачальник, несмотря на предостережения, беспечно поехал домой и в тот же день скончался.

По просьбе монахов Бодхидхарма поселился в монастыре Шаолинь, где был назван первым патриархом. По преданию, именно в шаолиньском монастыре он основал систему «Движения рук восемнадцати архатов» — искусство шаолиньского кунг-фу, слава о котором, как и о самом Бодхидхарме, облетела весь мир.

9 лет Бодхидхарма провёл в медитации, просидев лицом к стене пещеры на вершине горы Суншань, недалеко от монастыря Шаолинь. Одним из испытаний для него стал сон, который победил Бодхидхарму. Проснувшись, он в раскаянии вырвал свои глаза и бросил их наземь. Говорят, что в месте, где упали глаза, выросли кусты чая. По преданию, именно с этого времени монахи стали употреблять этот тонизирующий напиток.

После смерти Бодхидхарму похоронили на горе Сюнэршань (Медвежье Ухо). Но на этом удивительные события, сопровождавшие Бодхидхарму всю его жизнь, не окончились.

Однажды государственный служащий Сунъюн, возвращаясь с Запада, увидел Бодхидхарму, одиноко шедшего по Памиру и держащего в руке посох с одной сандалией. На приветствие Сунъюна монах ответил, что направляется в рай. «Наш император устал от жизни», — добавил Бодхидхарма. Ничего не поняв, Сунъюн прибыл в столицу и сразу же узнал, что император Сяо-Мин умер, а на трон взошёл новый император Сяо-Чуань, который, услышав о необычном происшествии, приказал открыть гроб Бодхидхармы — там лежала только одна сандалия.

Легенды о жизни Бодхидхармы служат новым поколениям примером огромной мудрости, самоотверженного следования пути совершенствования, удивительные способности, которые может открыть в себе человек.

* Дхарма (санскр. धर्म, dharma, «закон», «правило») — путь благочестия, «универсальный закон бытия», Высшая Истина.

История боевой славы Шаолиня началась не с Бодхидхармы

Казалось бы, легенды не возникают на пустом месте, однако найти материальное подтверждение какого-нибудь древнего предания – большая редкость и невероятная удача для археологов. Везде, кроме Китая. В этой стране любая легенда может оказаться правдой.
В прошлом году археологи нашли следы Великого потопа из 4000-летнего предания об этом событии. В марте выяснилось, что несметные сокровища из старинной легенды о затонувшей казне крестьянского царя, — чистая правда: груды золота и серебра до сих пор поднимают со дна реки Миньцзян. В конце апреля агентство Синьхуа сообщило (пока коротко и без фотографий) об очередной сенсации: на стене пещеры возле городка Байту в провинции Хэбэй обнаружена древняя надпись, упоминающая легендарного Сэнтяо, первого монаха-воина знаменитой обители Шаолинь.
Сэнтяо (в некоторых переводах – Сентяо, Сенчоу или Шен Чжоу) несколько раз упоминается в китайских исторических хрониках, но многие считали его чуть ли не вымышленным персонажем – слишком неправдоподобно звучат рассказы об уникальном боевом мастерстве монаха, особенно притча о приобретении им этих навыков.
Тем не менее записи позволяют восстановить «краткую биографию» Сэнтяо. Он родился в 480 году на территории современного уезда Чанли в провинции Хэбэй. Слабый болезненный мальчик рано стал монахом в поисках пути к самосовершенствованию, однако всё, что ему доставалось, – насмешки сверстников. Сэнтяо было уже 15 лет, когда в 495 году выходец из Индии, буддистский монах Буддасанта (в китайской традиции – Бато), основал монастырь Шаолинь. В нужное время Сэнтяо сам пришел в Шаолинь за мудростью, став одним из двух первых учеников Бато.
Но Бато был мастером медитации, а не боевых искусств. По легенде, в 520-х годах в обители побывал первый патриарх чань-буддизма Бодхидхарма (в китайской традиции – Дамо), который и дал монахам Шаолиня свод заповедей, изменивший развитие буддизма в Китае: он предписал монахам сочетать практику медитации с физическими упражнениями, такими как, например, владение посохом.
«Основная цель того, кто изучает нашу технику, заключается в том, чтобы укреплять тело и дух. Он должен заниматься с рассвета до заката и не может прекращать занятия, когда ему вздумается» — так звучит первая из шаолиньских заповедей Бодхидхармы.
По преданию, Дамо в совершенстве владел своим телом и сознанием – пещера, где он провел девять лет в медитации, сохранилась и почитается священным местом в Шаолиньском монастыре, а также Дамо приписывают создание трактата, знаменитого и актуального по сей день: «Ицзинь цзин», или «Канон изменений в мышцах».
В истории чань-буддизма (в наши дни это направление известно как дзен-буддизм) Дамо стал легендарной личностью. Однако современные исследователи полагают, что история основания монастыря и его статус колыбели ушу – китайских боевых искусств – не совсем достоверны: единоборства в Китае существовали и раньше, особенно в армии, а в монастырях уже практиковались физические и дыхательные упражнения, хоть и без боевого компонента: все же первая заповедь буддизма – непричинение вреда живому. Шаолинь был «назначен» на роль колыбели и идеологического центра ушу в силу сочетания разных факторов, которые можно кратко описать выражением «так сложилось исторически».
Как бы то ни было, первые ученики Бато, первого настоятеля, тоже попали в легенды. В сохранившихся записях Сэнтяо представлен непревзойденным мастером дхьяны (созерцания или, упрощенно, медитации). Рассказывают, что он был единственным, кто сумел перенять эту тайную технику у самого Дамо и воспринять учение о смысле сидячей медитации. В то же время он был искусным воином, первым боевым монахом Шаолиня и монастырским преподавателем ушу.

История боевой славы Шаолиня началась не с Бодхидхармы

  • ЖАНРЫ 359
  • АВТОРЫ 254 808
  • КНИГИ 582 578
  • СЕРИИ 21 618
  • ПОЛЬЗОВАТЕЛИ 537 379

Ши Децянь, Алексей Александрович Маслов

ПОД СЕНЬЮ ШАОЛИНЬСКИХ СТЕН

У истоков Шаолиньской легенды

У великого Пути нет врат,

В него впадают сотни дорог.

Тот, кто преодолел эти врата без врат,

Свободно странствует меж Небом и Землей.

«Праздные странствия в горах Суншань»

«Праздные странствия в горах Суншань» – это название одного из стихотворений великого китайского поэта IX в. Ли Бо. Однажды забредя в эти места, он был столь очарован их красотой и поражен нравственными подвигами живших там святых людей, что решил надолго поселиться в горах Суншань. Это прибежище отшельников и магов, поэтов и художников, каллиграфов и мастеров боевых искусств. Сегодня известно несколько сот стихов китайских знаменитостей, от императоров до современных политических деятелей, где описываются красоты гор Суншань. Эти горы расположены в провинции Хэнань и причисляются к пяти великим горам Китая. Это пологий массив, напоминающий, как говорят местные буддисты, лежащего Будду. Первые поселения на территории возникли еще в 1 тыс. до н. э., а в VII–V вв. многие правители приезжали сюда для «бесед с духами». Здесь практиковали бессмертные даосы, селились святые отшельники. По одной из легенд, в горах Суньшань когда-то обитал даосский маг Лю Гэн, который мог вызвать духов умерших, а затем исчезал вместе с ними, чем немало пугал окружающих. Массив Суншань лежит между двумя городами: Чжэньчжоу (нынешняя столица провинции) и Лояном. В эпоху Тан Лоян являлся столицей Китая, в I в. там был построен первый в Китае буддийский монастырь – «Монастырь Белой лошади» (Баймасы).

Чудесным образом эти горы стали родиной целого ряда даосских мистических школ, китайского чань-буддизма (более известного на западе под японским названием дзэн) и крупнейшей школы ушу.

В горах Суншань, богатых легендами и памятными местами, располагается знаменитый Шаолиньский монастырь – место рождения буддийской школы Чань и центр буддийских боевых искусств. В получасе ходьбы от знаменитой обители находится один из самых больших даосских храмов в Китае – «Храм Срединного холма» (Чжунъюэмяо).

Горный массив Суншань делится на две части – «Большое горное убежище» (Дашишань) и «Малое горное убежище» (Шаошишань), где у подножья пика Укуншань и расположился небольшой монастырь Шаолиньсы.

Под сенью монастырских стен прохладно даже в нестерпимо жаркий летний день, когда, кажется, вся природа дышит невыносимым зноем. Здесь спокойно и тихо, будто внешнего мира не существует, а проходящий мимо бритоголовый монах с метелочкой для отпугивания мух видится живым воплощением Предвечного Будды.

Северный Шаолиньский монастырь – легендарная колыбель «боевых искусств всей Поднебесной». Снаружи очень красивый и высокомерно-презентабельный. Внутри, где располагаются помещения, не предназначенные для туристов, – немного замусоренный и весьма скромный. За воротами, осталась говорливая толпа туристов, прибывших автобусом из городов Лояна и Чжэньчжоу, открыты ларьки сувениров, десятки ресторанчиков и магазинов со второсортной экипировкой для занятий ушу, работают фотографы, продается масса литературы «о тайном знании Шаолиня». Там же огромный кинозал с круговой панорамой, где можно посмотреть ролик об истории и боевых искусствах Шаолиня. Неподалеку располагается широко разрекламированный «Дворец ушу», где за определенную плату предлагают в кратчайший срок узнать все «секреты» боевых искусств. В нескольких учебных заведениях при Шаолине сегодня обучаются более двух тысяч последователей шаолиньской школы, в основном молодежь.

Столица провинции Хэнань – древний город Чжэньчжоу – в прямом смысле живет за счет Шаолиньского монастыря, расположенного в сотне километров от города. Уже на железнодорожном вокзале любой без труда различит в китайском многоголосье слово «Шаолиньсы» – это владельцы частных автобусов зазывают туристов посетить знаменитый монастырь. Машины едут туда от Чжэньчжоу около двух часов по поразительным своей красотой горам Суншань, а затем оставляют туристов в километре от монастыря, недалеко от огромного черного памятника, изображающего монаха-бойца, сложившего руки перед грудью в традиционном шаолиньском приветствии. Дальше надо идти пешком, мимо сотен тренирующихся ушуистов из местных училищ и торговцев-лоточников. Зеленая аллея наконец приводит к резным воротам с тремя знаменитыми иероглифами «Шаолиньсы», написанными справа налево. За этими воротами начинается «живая легенда».

И здесь же начало удивительной и величайшей мистификации, которая коснулась, наверное, каждого поклонника боевых искусств и которая до сих пор волнует последователей ушу во всем мире.

«Все боевые искусства Поднебесной вышли из Шаолиньского монастыря», – утверждает известная китайская поговорка. Практически все книги по ушу, будь то китайские или европейские, начинают свой рассказ именно с этой монашеской обители, предстающей перед нами в ореоле легенд, тайн, туманных полунамеков. Здесь и рассказ о знаменитом индийском миссионере Бодхидхарме, просидевшем в безмолвном созерцании стены девять лет и создавшем шаолиньскую школу ушу, и повествование о подземном лабиринте с восемнадцатью бронзовыми бойцами-манекенами, неожиданно наносившими удары по монахам, сдающим «выпускной экзамен» по ушу. Существует версия, что именно шаолиньские монахи научили своему боевому искусству сотни мирян, которые понесли это удивительное знание по всему Китаю.

Действительно, долгое время монастыри были оптимальным местом для занятий боевыми искусствами. Кроме того, контингент монахов был относительно стабилен, они могли совершенствоваться на протяжении десятков лет. Этому способствовал особый монастырский уклон со строгой дисциплиной, продуманным рационом питания и распорядком дня. Монастырь формировал и особый духовный климат.

Тем не менее некоего «монастырского» ушу, отличного от народного или армейского боевого искусства, не возникло. А занятия боевыми искусствами в монастырях были скорее редким исключением, чем правилом. По преданиям, боевым мастерством монахов славились лишь немногие монашеские обители – Северный и Южный Шаолиньский монастыри, расположенные соответственно в провинциях Хэнань и Фуцзянь, монастырь Кэпусы в Сычуани, Тунфусы в Фуцзяни, Наньшаньсы в провинции Шаньси, Цыэньсы в Гуандуне, Тяньчжоусы в Пекине. При этом вопрос о занятиях ушу в некоторых из них, в частности, в Южном Шаолиньсы, до сих пор остается нерешенным. Поэтому Северный Шаолиньсы остается, пожалуй, единственным реальным подтверждением существования монашеских боевых искусств.

Тем не менее в Китае существует целый ряд стилей, сформировавшихся в лоне буддийской традиции. Крайне закрытая буддийская школа ушу – «Кулак школы Пустоты» (кунмэньцюань) (шуньяты – центрального понятия буддизма) была создана в Хубэе на рубеже XVII–XVIII вв. мастером Сунь Тинчжаном. В разных районах империи независимо от шаолиньцюань возникали пробуддийские стили, например, «Кулак ламы» (ламацюань), взрывной «Кулак буддийской школы» (фомэньцюань) в Хубэе, «Кулак Будды Майтрейи» (милэфоцюань), «Кулак Дамо» (дамоцюань), «Кулак архатов» (лоханьцюань). Проповедниками таких стилей были либо бродячие монахи, либо лидеры сектантских тайных обществ. Даже шаолиньцюань нельзя считать в полной мере буддийским стилем – слишком много в нем чисто народных привнесений, к тому же под этим названием могут фигурировать разные стили.

На уровне народной культуры господствовал синкретизм, характерный в том числе для «еретических» тайных сект, в которых шли активные занятия ушу. Учения накладывались одно на другое, границы между ними стирались, народ поклонялся одновременно и даосским духам, и буддийским божествам, и конфуцианским мудрецам. Это отразилось и на индоктринации ряда школ ушу – их «буддизм» был относителен, буддийская символика и фразеология скорее служили символическим выражением божественного и запредельного начал в ушу.

История монастыря Шаолинь и один день из жизни монахов

Здравствуйте, дорогие читатели – искатели знаний и истины!

Наверняка до любого из нас неоднократно доносились отголоски рассказов о чудесах шаолиньского монастыря. Но где именно он находится и в чем его особенность – на эти вопросы сможет ответить не каждый.

Сегодняшняя статья раскроет секреты и поведает, какой непростой была история монастыря Шаолинь, как он выглядит сейчас, в чем его особенности и как попасть туда. Кроме того, мы попробуем прожить день по распорядку монаха. Начинаем наше путешествие!

Особенности монастыря

Переместимся в Китай, в провинцию Хэнань. На полуторакилометровой высоте громоздится горный хребет Суньшань. С давних времен это место обладало особой, почти магической силой, поэтому сюда съезжались люди с просьбами о здоровье, урожае, удаче и с исповедями.

Сейчас на западе хребта возвышается целый комплекс храмов. Это и есть известный шаолиньский монастырь, который славится многовековой традицией преподавания и практики боевого искусства.

Этимология названия предельно проста: «шао» восходит к горе под именем Шаоши, на которой находится храм, а «линь» в переводе – «лес». Вот и получается, что Шаолинь – «лесной монастырь горы Шаоши».

Удивительные способности монахов поражают воображение, слава об их силе и выносливости разлетается по всему миру. Они прекрасно умеют управлять своим телом и духом, иногда «ломая» все физические законы.

Им помогают беспрестанные тренировки, практики, самоконтроль и энергия Ци, в которой заключается секрет гармоничных отношений с природой и всем живым. Эта энергия помогает искусно освоить боевые техники и совершать невероятные трюки.

Это интересно! Знаменитая сага «Звездные войны» и ее джедаи имеют реальных прототипов – ими являются шаолиньские монахи. Именно их физической и духовной силой, подкрепленной энергией Ци, вдохновлялся Джордж Лукас – «отец» культовых фильмов о межгалактическом противостоянии.

Особую известность на Западе центр боевых искусств получил благодаря развитию кинематографа, а конкретнее – благодаря популярному фильму «Храм Шаолинь», который вышел в мировой прокат в 1982 г. Позже он «засветился» в некоторых сериалах, документальных фильмах, передачах для путешественников.

Сейчас каждый год в китайскую провинцию стекаются тысячи туристов, чтобы прикоснуться к азам бойцовского мастерства.

Исторический экскурс

Шаолинь является великим достоянием китайской империи, хотя его корни уходят в Индию благодаря своему основоположнику – кочующему буддистскому проповеднику Бхадре, или, как его еще называют, Бато. Из индийских земель он дошел до китайских в 464 году и обосновался на десятки лет.

Позже, в 495 году, заручившись помощью действовавшего императора, Бато обосновался на месте будущего монастыря, где впоследствии выросли здания храмов. Считается, что изначально он был научным центром, главным упором которого были переводы буддийских писаний на китайский. Тогда в храме осело несколько монахов хинаянского толка.

Легенда гласит, что всего за сто лет до основания Шаолиня здесь находился храм даосизма, который был вытеснен буддизмом.

Новой вехой в развитии монастыря стал VI век и приход чань-буддизма в лице проповедника Бодхидхармы (или Дамо). Именно в это время наметился новый вектор в обучении – особое место стало отводиться физическим упражнениям и освоению бойцовских практик.

Поддержку империи монастырь получил, когда в первой половине VII века тринадцать монахов оказали помощь императору Ли Шиминю при удержании власти. Такая тенденция продлилась несколько веков, и подтверждение тому – создание специального монашеского войска в X-XI веках.

В XIII столетии во главе монастыря встал Фуюй. Он многое сделал для того, чтобы монахи после окончания обучения не возвращались к мирской жизни, а продолжали практиковать, ввел специальные экзамены, создал пять филиалов центра, где началось обучение особому виду единоборств – ушу.

Это интересно! Монахам не разрешалось иметь при себе холодное оружие, поэтому главным их орудием стал посох.

XIV столетие и правящая тогда династия Мин сулили Шаолиню расцвет могущества. В стране бушевали пираты, грабители, и отряд из 2,5 тысяч монашеских бойцов охранял государство и императорские покои, что продлилось два века.

Пришедшее на смену семейство Цинь запрещало боевые искусства, откровенно побаиваясь мощи шаолиньского отряда. Однако практики и обучение продолжались, но уже втайне.

Переломный момент в истории настал в двадцатые годы прошлого столетия, когда к власти пришли так называемые «милитаристы». Всякий, имеющий военную мощь, становился самопровозглашенным хозяином местности, и происходила безостановочная борьба за территории. В 1928 году полем боя стал Шаолинь, в ходе противостояния разгорелся крупнейший пожар, и монахи вынуждены были бежать.

По некоторым источникам, пожар не прекращался на протяжении сорока дней.

Лишь в семидесятые годы доброволец из Японии, последователь учителя Дамо, при поддержке правительства разыскал монахов и поднял из пепла монастырь.

Сегодня он похож на место паломничества туристов, инфраструктура создана по классической схеме: рестораны, гостиницы, сувенирные магазины, недешевые билеты для входа на территорию, ставшую достопримечательностью.

В 2010 году Шаолинь по праву внесен в список ЮНЕСКО. В религиозный ансамбль включено девять составляющих, среди которых:

Но и сейчас за стеной, скрытые от любопытных глаз, практикуют, готовятся, учатся послушники храма. Предлагаем немножко подсмотреть за ними и узнать, из чего состоит обычный день шаолиньского монаха.

Один день из жизни монаха

Новыми послушниками монастыря могут стать мальчики четырех-шести лет. По достижении совершеннолетия они должны сдать экзамены и принять главное решение в жизни: вернуться к мирянам и распространять учение среди них или остаться здесь навсегда.

В 5 часов, на самом рассвете, жизнь пробуждается. Послушники собираются у основного здания и на протяжении двух часов медитируют. Затем наступает время гимнастики, которая помогает стать гибкими, и комплексов на дыхание. Упражнения обычным людям могут показаться очень сложными, но монахи изо дня в день справляются с ними.

За физическими нагрузками следуют обливания ледяной речной водой. После обливания – массаж, растирание особыми мазями. Затем – небольшая трапеза.

После завтрака начинается процесс обучения наукам в основном сооружении. Послушники учатся религиозным основам, правовой, медицинской, философской наукам.

За тренировкой ума вновь следуют тренировки тела в виде постижения искусства бойцов. Стили боя для «новеньких» повторяют поведение животных:

Спустя три года ученик получает пояс воина. С этого момента начинаются беспощадные тренировки, еще более усиленные, чем прежде.

В районе 2 часов пополудни наступает время обеда. Рацион послушников довольно прост – злаки, бобы, овощи, лечебные травы и никакого мяса. Послеобеденный отдых занимается всего час.

Затем – снова ожесточенные бои, спарринги, упражнения. В ходе обучения искусству сражаться воины изучают секретные удары, блоки.

Около девятнадцати часов бои прекращаются ужином. Остальное время отводится ученикам под личные нужды, но нередко они по собственной инициативе продолжают самосовершенствоваться.

Ошибочным будет мнение, что в Шаолине главенствующая роль отдана боевым искусствам. Все-таки главная цель – духовное совершенствование, направленное на постижение истины. Бойцы-монахи никогда не наступают первыми, а только защищаются, и в реальных условиях не состязаются с другими монахами.

Не случайно у ворот, где находится главный вход в монастырь, установлена большая статуя монаха. Его позу, жесты и мимику можно буквально понять так: «У нас мирные намерения, но мы также способны защитить себя».

Заключение

На этом мы сегодня закончим свой рассказ, но обязательно вернемся к нему снова. Большое спасибо за внимание, дорогие читатели!

Будем благодарны за ссылку на статью в социальных сетях!

Гимнастика Бодхидхармы (24 стр.)

Интерес к шаолиньскому ушу (наряду с его колоссальной профанацией по всему миру и даже в Китае) заставил монастырь в 1987 г. сформировать специальную показательную команду монахов-бойцов Шаолиньсы. Команда получила разрешение демонстрировать свое искусство (правда, без объяснения его тонкостей) на различного рода фестивалях, выступлениях и даже сниматься в кино. Возглавил её один из лучших современных бойцов Шаолиньсы, монах Дэян. По сути, он является главным хранителем боевой техники шаолиньской традиции и носителем многих секретов «внутреннего искусства» Шаолиня, а несколько его учеников, живущих в миру, преподают в Международной Академии ушу Шаолиньского монастыря (руководитель Дэцянь), а также в Институте чаньского ушу суншаньского Шаолиньского монастыря (руководитель Дэюй), расположенного прямо на территории Шаолиньсы. Появление на публике команды шаолиньских бойцов, с одной стороны, сразу же сняло все сомнения по поводу реального мастерства монахов, с другой стороны, стало знаком десакрализации древнего искусства. К тому же большинство членов шаолиньской команды истинными монахами не являются – в основном это послушники, живущие при монастыре, практически не участвующие в монастырской молитвенной и медитативной практике, но зато тренирующиеся дни напролет, чтобы продемонстрировать свое искусство на публике. В разговорах они сами уже не замечают, как произошло перерождение монастырского боевого искусства. Ушу, некогда предназначенное лишь как вспомогательная методика для внутреннего совершенствования, стало предметом рекламы и самоутверждения.

Повсеместное и безудержное преподавание различных школ боевых искусств под видом «истинного шаолиньского ушу» начало в последние годы серьезно беспокоить монахов Шаолиньсы. Правда, это явление нельзя назвать абсолютно новым – в течение нескольких столетий самые разные школы ушу именовали себя «шаолиньскими», не имея никакого отношения к монастырю, но благодаря названию принимая на себя часть его святости и славы. Но в 80-90-х годах ХХ столетия «мимикрия» под шаолиньское ушу приобрела совсем иной ракурс: название Шаолиня стало использоваться в основном для коммерческих целей, для привлечения новых учеников в школы чисто спортивного ушу, где, конечно, ни о какой традиции речи быть не может. На Западе существуют сотни школ, именующих себя «шаолиньскими». Одним из основных толчков к созданию подобных клубов послужили несколько фильмов, ставших весьма популярными среди поклонников китайского боевого искусства. Прежде всего это сериал под общим названием «Кунфу» – о шаолиньском монахе (его роль исполнил известный актер Дэвид Карэдайн), который попал в США и совершил там немало благородных поступков. Этот сериал имел как телевизионную, так и киноверсию, а в одном из фильмов снялся тогда еще молодой Брэндон Ли – сын Брюса Ли. Да и сам Брюс Ли внес немалую лепту в создание мифа о «великом боевом братстве Шаолиня». Один из лучших его фильмов, «Выход дракона» («Enter the dragon»), появившийся на экранах в самом начале 70-х годов, начинается с того, что Брюс сдает экзамены в Шаолиньском монастыре, а в дальнейшем борется с тем, кто «опозорил наше шаолиньское братство» – китайцем Ханом, безжалостным дельцом наркобизнеса.

Так название Шаолиньсы замелькало в рекламных объявлениях, даже учебники по каратэ стали упоминать о генетической связи этого искусства со знаменитым монастырем, что не совсем верно. С одной стороны, в таких странах, как США, Франция, Великобритания, а позже и в России возрос интерес не только к китайскому ушу, но и к самой китайской культуре. Но с другой стороны, ажиотаж вокруг «тайны Шаолиня» привел к формированию некоего суррогата, практически никак не связанного с шаолиньской традицией. На прилавках появились десятки книг о «тайнах Шаолиня», описывающих технику, не имеющую никакого отношения к самому монастырю, а порой и к истинному ушу вообще. И причина подобного комплекса явлений кроется не только в откровенном жульничестве, но и в недоступности настоящих шаолиньских знаний.

Чтобы преодолеть этот разрыв, была создана Международная Федерация Шаолиньского ушу (Гоцзи шаолинь ушу ляньхэхуэй), к которой присоединились многие последователи истинного стиля по всему миру, её отделение существует и в России. Международная Федерация Шаолиньского ушу имеет строгий устав и четкую иерархию, призвана проповедовать изначальный шаолиньцюань и в определенной мере скрывать тайны шаолиньского искусства от случайных людей.

Порою можно услышать мнение, что шаолиньская традиция умерла, а монахи в желтых одеждах – не более чем хорошо поставленный спектакль для привлечения туристов. В реальности же большинство монахов старшего поколения придерживаются практически всех традиционных уложений и распорядка. Вместе с тем современная жизнь в горах Суншань действительно проходит под знаком компромисса между государством и монашеской общиной, коммерцией и святостью. Вдоль дороги в Шаолиньский монастырь рядом с тренировочными площадками расположены сотни маленьких ларьков, где можно купить все: от прохладительных напитков до спортивной экипировки (мечи, защитные шлемы, тренировочные лапы). Здесь же разместились характерные для Китая маленькие ресторанчики. Индустрия туризма постепенно поглотила девственную тишину священного места.

Судьба Шаолиня удивительна и противоречива. Подлинное существование монастыря значительно отличается от мифологических рассказов о нем и, тем не менее, корнями уходит в легендарную глубину китайской культуры. По существу, Шаолинь и есть живая легенда, квинтэссенция китайской боевой традиции, отразившая, как в капле воды, ее чудесность и мифологичность, величие древности и трагедию современности.

Часть 2
КОНЦЕПЦИЯ «ВНУТРЕННЕГО ИСКУССТВА» И СИСТЕМА НЭЙГУН В ШАОЛИНЬСКОЙ ТРАДИЦИИ

Комплекс ицзиньцзин

Методы нэйгун («внутреннее искусство», «внутренняя работа») в шаолиньском ушу понимались как практика укрепления собственного тела путем налаживания циркуляции ци и достижение крепости духа через буддийские методы медитации. Они включали в себя комплексы дыхательных и медитативных упражнений, гигиенические и диетологические предписания, а также особый тип духовного воспитания.

Шаолиньское искусство включает несколько десятков комплексов нэйгун: бадуаньцзин («Восемь отрезов парчи»), да шаолинь нэйгун («Большой комплекс внутреннего шаолиньского искусства»), цзиньгун («Легкое искусство»), дунцзягун («Искусство ребенка») и другие.

Дунцзягун – «Искусство ребенка» – необычайно сложный и полезный комплекс, состоящий из шестнадцати основных упражнений. Этим комплексом можно было овладеть, лишь начав изучать его в детстве, ибо в зрелом возрасте многие упражнения, в частности, развивающие гибкость и равновесие, были уже недоступны.

Первые позиции – сидя и стоя со сложенными перед грудью руками – предназначались для медитации, концентрации внимания и регулирования дыхания перед остальными, более сложными упражнениями. Упражнение «Ударить ногой в небо» предусматривало стойку на одной ноге, другую ногу следовало поднять к голове и полностью выпрямить так, чтобы стопа смотрела вверх. Другое упражнение, «Чаньское искусство двух пальцев», заключалось в стойке на одной руке на двух пальцах. Существовало более сложное упражнение – стойка на голове, когда ладони прижаты к бедрам. Это требовало не только великолепного чувства равновесия, но и серьезных достижений в практике нэйгун, потому что посредством одних лишь физических усилий такую позицию принять невозможно. Занимаясь «Искусством ребенка», монахи учились раскалывать камни ударом, удерживать равновесие в сложных позициях и многое другое.

«72 искусства Шаолиня» – система, состоящая из 72 классических тренировочных упражнений нэйгун, создание которой приписывается Цзюэюаню. 26 из них относились к мягкому разделу и способствовали «внутреннему укреплению», остальные были объединены в жесткий раздел и развивали внешний, силовой аспект.

Одной из самых знаменитых систем шаолиньских методов нэйгун считается ицзиньцзин, чье название можно перевести как «Канон об изменениях в мышцах», или «Канон преобразования мышц». Многие авторы в работах, посвященных истории шаолиньского ушу, высказывают мнение, что именно в ицзиньцзин изложены секреты ранних видов ушу, представляющих комплекс приемов, которые преподавал сам Бодхидхарма монахам.

Ицзиньцзин по праву считается основным и базовым комплексом, с которого начинается обучение шаолиньской внутренней традиции.

Шаолиньская традиция гласит, что ицзиньцзин был составлен самим Бодхидхармой перед тем, как он покинул монастырь, и поэтому традиционно именуется «Дамо ицзиньцзин» – «Канон изменения в мышцах», составленный Бодхидхармой. Если точно следовать легенде, Бодхидхарма оставил монахам, перед тем как покинуть монастырь, два трактата по основам духовной и физической практики: ицзиньцзин и «Сисуйцзин» («Канон об омовении спинного мозга»). Оригинал «Сисуйцзина» был утрачен, а затем, уже в XVIII–XIX вв.,

написан заново, однако мы не знаем, насколько он соответствует оригиналу. Ицзиньцзин же сохранился в целостном виде и считался долгое время «величайшей тайной монастыря Ша-олинь».

Возможно, что реальные события были несколько иными. Существует, в частности, версия, что трактат изначально был создан не в монастырской среде, но среди народных мистических школ, и уже затем в XVII–XIX вв. попал в монастырь. Сегодня существует несколько версий трактата, хранящихся в архивах Шаолиня. Они несколько отличаются по тексту, однако последовательность комплекса совпадает.

6 малоизвестных фактов о Шаолине

Древний Шаолиньский монастырь является знаковым местом в мире боевых искусств и восточной культуры. Окутанный множеством тайн, слухов и легенд, Шаолинь предстает в умах большинства людей чем-то почти сказочным. Но какие реальные факты действительно имеют место?

1. Шаолинь был основан индусом.

Немногие знают, что основателем китайского монастыря Шаолинь был не китаец. Странствующий буддийский монах из Индии, известный под именем Батуо или Буддхабхадра, прибыл в империю Северная Вэй около 464 года н.э. Он проповедовал там в течение нескольких десятилетий, пока император Сяо-вень не приказал построить на горе Сун монастырь Шаолинь, назначив Батуо его первым настоятелем. Источники этого периода крайне немногочисленны, однако доступная информация позволяет полагать, что в первые годы своего существования монастырь, возможно, функционировал в качестве центра для переводов буддийских текстов на китайский язык.

2. Шаолинь – не единственный орден монахов-воинов.

Вопреки распространенному мнению, Шаолинь не обладает монополией на подготовку монахов-воинов. На самом деле он даже не является первым монастырем, в котором начали обучать послушников боевым искусствам. За столетия до возникновения Шаолиня другие китайские буддийские монастыри уже занимались подобной деятельностью. Сам же Шаолинь был изначально организован как мирный учебный центр.

Служители культов, совмещающие религию и боевые искусства, существуют во множестве культур по всему миру. В Индии довольно известной является древняя индуистская секта Нага Садху, состоящая из хорошо вооруженных воинов, преданных Шиве. Корейские буддийские монахи, также занимающиеся боевыми искусствами, называют себя Буль Кио Му Суль (буддийский храм боевых искусств). В прошлом их объединения были призваны сражаться за интересы государства во время чрезвычайных ситуаций. В Японии монахи-воины Сохэй когда-то обладали значительным могуществом и влиятельностью. Даже в Тибете было обнаружено несколько братств монахов-воинов под командованием Далай-ламы.

3. Кунг-Фу появился не в Шаолине.

В Китае говорят: «все боевые искусства возникли под небом Шаолиня». Но на деле это не совсем так. Даже в течение нескольких столетий после создания Шаолиня на территории монастыря не производилась боевая подготовка. Монахи могли участвовать в битвах, но не придерживались никакого особого стиля борьбы. Самые ранние записи о преподавании боевых искусств в монастыре датируются 14 веком. Настоящее развитие рукопашного боя в Шаолине началось лишь с 16 века. Историю же искусства Кунг-фу можно проследить задолго до возникновения монастыря Шаолинь. Принципы «жесткого» и «мягкого» ведения боя, легшие в его основу, были составлены где-то между 800 и 500 годами до н.э.

4. У Шаолиньского монастыря свой взгляд на возникновение чая.

Самый любимый напиток Китая окружен множеством мифов и легенд. Одна из традиционных историй рассказывает о том, как один набожный монах по имени Бодхидхарма отправился в длинный и опасный путь из Индии в Китай с целью распространять буддийские учения. После путешествия по всему Китаю он, наконец, пришел в Шаолинь и поселился в пещере неподалеку. Живя там, он продемонстрировал свою ярую преданность буддизму, медитируя в течение девяти лет, не закрывая глаз, прижимаясь спиной к холодной каменной стене, без еды и воды.

Много лет спустя Бодхидхарма решил повторить свой подвиг, но на этот раз он нечаянно задремал в процессе медитации. Возмущенный собственной недисциплинированностью, он отрезал себе веки, чтобы никогда не поддаваться соблазну сладкого сна. К его изумлению, из-под земли, в месте, где упали отрезанные веки, начало пробиваться растение, листья которого, как оказалось, помогали людям заснуть. Таким образом появился на свет самый первый чайный куст. По этой же причине, говорят некоторые китайцы, сушеные листья чая похожи на сморщенные веки.

5. Послушником монастыря был «Шаолиньский оборотень».

Согласно легенде, во второй половине 19-го века в Шаолине жил человек по имени Тай Дзин, которого в народе прозвали Лангжен («оборотень»). Он носил статус самого сильного воина в Китае того времени. Тело Тай Дзина, страдающего от гипертрихоза, было покрыто густыми волосами. Оборотень из Шаолиня родился в суеверной провинциальной семье, члены которой приняли его за демона и сразу после появления на свет бросили в лесу. К счастью, проходящие там монахи Шаолиня услышали крики, сжалились и взяли брошенного младенца с собой в монастырь. Послушники долго пытались найти ему семью, но никто не был готов взять на воспитание мохнатого ребенка. В конце концов было решено растить его среди монахов.

Тай Дзин с раннего детства изучал боевые искусства у мастеров Шаолиня. Будучи способным учеником, он овладел огромным количеством стилей борьбы. Легенды утверждают, что Дзин знал около 200 приемов безоружного боя и умел обращаться более чем с сотней видов оружия, снискав себе славу обладателя «прикосновения смерти». Также рассказывали, что Тай Дзин обладал сверхчеловеческими способностями. Известна легенда о случае, когда тот отправился на встречу с 12 учителями Шаолиня. Вместо традиционного приветствия, только лишь зайдя в комнату для встречи, он немедленно вытащил нож и бросил его вверх. К ногам пораженных учителей упал заколотый Тай Дзином убийца. Когда удивительного воина спросили, как он узнал о присутствии врага, он ответил, что, войдя в комнату, увидел двенадцать человек, но услышал дыхание тринадцати.

6. Монахи Шаолиня сражались против японских пиратов.

По мере совершенствования боевых навыков монахи Шаолиня часто выступали в разнообразных сражениях, защищая родной Китай. Одна из самых больших угроз безопасности страны пришла с моря: ее принесли люди свирепого Вокоу, называемые «карликовыми пиратами» Японии. В начале 16-го века прибрежные города Китая постоянно подвергались разорению под набегами этих разбойников. Торговля была сильно затруднена и люди массово убегали с этих земель. Последней каплей стали события 1553 года, когда люди Вокоу атаковали портовый город Ханчжоу, оставив сотни погибших, тысячи разрушенных домов и ограбив все, что только было возможно. По императорскому приказу было мобилизовано 120 элитных воинов-монахов, которым было поручено окончательно остановить разбои и уничтожить неприятелей. Но пиратов оказалось не так легко победить. Монахами было проиграно три из четырех сражений. Только по итогам последней битвы воины Шаолиня полностью разгромили врагов.

Поделитесь постом с друзьями!

Ссылка на основную публикацию