Искусство концентрированного крика | Karate-krs.ru

Искусство концентрированного крика

Дух будо. В Троицке прошел чемпионат России по Шотокан каратэ.

«Киай» — кричит 11 летняя Вероника, демонстрирующая ката.

Затем следует поклон и ожидание оценок. Судьи поднимают таблички с цифрами. Вероника вновь совершает поклон и покидает татами…

— Выступила, я не плохо… – делится впечатлениями Вероника.
— Но можно было и лучше – поправляет ученицу санцей.
-А, что это ты сейчас кричала? – интересуюсь я.
— Кричала… Киай. – улыбается Вероника – Это искусство концентрированного крика. Киай состоит из двух иероглифов. Первый- Ки, означает энергию и волю, а Ай- сосредоточение , объединение… Нас этому учат…

На втором татами два парня, которым едва исполнилось по шесть лет, состязаются в Кумите Шоббу. Побеждает боец с красным поясом. Его соперник немного расстроен, на глазах слезы, однако разреветься не удается, ситуацию спасает отец…

— Сам виноват. Удар пропустил…

Проигравший, но не побежденный каратист, вытирает глаза рукавом кимоно и бежит смотреть продолжение состязаний…

Открытие турнира впечатляет. 435 участников соревнований из 17 городов России, друг за другом выходят в зал и образуют круг, заполняя все пространство. На почетном месте установлен стол с медалями и огромным кубком, который достанется команде – победительнице…

— Спасибо, что пришли. Спасибо, что приехали…- обращается к спортсменам и зрителям Президент Федерации карате Аратюнян В.Желаю всем спортсменам побед и боевого духа, духа будо, который очень важен в карате, которым мы с вами занимаемся…

Слово предоставляется Депутату Государственной думы, вице президенту федерации карате Андрею Разину.

— Добрый день дороге друзья! Я хочу поприветствовать на этих соревнованиях всех ребят из разных уголков России… Пускай сегодня самые сильные уедут с наградами. .. Мы, в свою очередь, сделаем все, чтобы соревнования по Шотокан каратэ проходили в таких прекрасных залах и этот вид спорта развивался в нашей стране…

— Наша сборная успешно выступает не только в России, но и за рубежом – рассказывает тренер мальчишек и девчонок, выступающих на татами. – Среди ребят находящихся в зале, есть призеры и победители чемпионатов мира. В этом году, сборная поедет на мировое первенство в Японию, где мы обязательно дадим бой родоначальникам этого вида спорта …

Пока мы разговариваем с тренером, организаторы соревнований награждают денежными грантами лучших спортсменов. Один из грантов получает житель Троицка, Дмитрий Кузьмин.

— А, что такое дух будо?- интересуюсь у одного из участников соревнования, девятилетнего Антона.

— Это дисциплина, и уважение — просвещает меня спортсмен- Чтобы стать настоящим мастером, нужно быть дисциплинированным во всем и уважать окружающих.

— И даже соперников?

— Соперников в первую очередь — подчеркивает Антон.

На трех татами выступают обычные дети, увлеченные каратэ, его философией и традициями. Замечательно, что в наших детях с юных лет воспитываются принципы добра, справедливости и уважения к ближнему.

Разве этого мало для будущего России?

Фотографии подготовила Кристина Киссер для СиТро.

Искусство концентрированного крика

Рассылка закрыта

При закрытии подписчики были переданы в рассылку «Как стать здоровым?» на которую и рекомендуем вам подписаться.

Вы можете найти рассылки сходной тематики в Каталоге рассылок.

Статистика

Углубленное изучение каратэ шотокан. Эффективная самозащита. Искусство концентрированного крика.

Информационный Канал Subscribe.Ru
Выпуск № 22
Углубленное изучение каратэ. Стиль — шотокан.

&nbsp &nbsp &nbsp &nbsp Всем доброго дня! Сегодня мы поговорим о роли голоса в каратэ 🙂 Также, принимая во внимание многочисленные ваши письма, в рассылках возобновлена рубрика «FAQ по каратэ».

Искусство концентрированного крика
&nbsp &nbsp &nbsp &nbsp Издревле, считалось что звук обладает магическим действием. Влияние звука, на нервную систему человека, очень велико. Одним из его применений, является широко используемое в восточных единоборствах искусство киай. Это уникальное искусство, занимает особое положение среди остальных методов ведения боя, так как главным оружием является не какой-либо предмет, не собственной тело бойца, а его голос. Даже в феодальной Японии, с ее общеизвестной расположенностью к мистике, это явление рассматривалось как таинственное эзотерическое, понять и овладеть которым до конца могут только посвященные. Слово киай состоит из двух иероглифов: ки и ай. Первый означает энергию, волю, а второй- средоточие, объединение. Происхождение искусства киай, обусловлено тем что первой естественной реакцией человека, попавшего в опасную ситуацию, был крик. Крик страха, крик для призыва на помощь, или для предупреждения своих друзей. Известно, что даже обычный громкий крик, обезумевшего от страха человека, может поколебать агрессивное намерение противника, а иногда, вообще, остановить нападение. Веря в эффективность этого действия, фактически все военные образования прошлого, причем не только восточные, но и западные, использовали человеческий голос, как неотъемлемую часть боя. Согласно легендам, крики армий под небесами, будили богов от дремоты и использовались в качестве заклинания.

&nbsp &nbsp &nbsp &nbsp Сейчас же, звуковое воздействие взрывной волны современных военных боеприпасов, почти полностью свели на нет военное значение крика человека, за исключением, пожалуй, рукопашных схваток. На Востоке, тактическое значение крика, на результат боя, никогда не было недооценено. В частности в Тибете и в Японии эта техника была усовершенствована в древние времена до уровня искусства. Специфика этого явления заключается не в звуке как в таковом, а в проведении энергии к предполагаемой цели через звук, посредством человеческого голоса. Киай охватывает концепции гармонии духа и энергии, подразумевает смешение таких факторов, которые определяют полную индивидуальность воина, то есть его физические и духовные возможности. Таким образом, данная комбинация означает, что человек более сильный по этим понятиям может управлять более слабым. В одном историческом придании, упоминается самурай, который проходя через лес, был окружен стаей волков. У него было бесстрастное и уверенное выражение лица, прямая походка, его спокойствие и одновременно готовность к действию в любой момент, нейтрализовали агрессивность животных, которые замерли на своих местах, в то время как он благополучно прошел между ними. В другом повествовании, рассказывается о людях, которые в похожей ситуации входили в состояние оцепенения от переполняющего их страха. Эти исторические примеры, ясно показывают важность развития силы духа и энергии в будзютсу (боевых искусствах) и киай в частности. Требовались длительные годы обучения, для совершенствования первоначального запаса энергии в хара (точка в трех сантиметрах ниже пупка), который позволял будоке парализовать, убивать, отражать нападение или спасать жизнь другого воина.

&nbsp &nbsp &nbsp &nbsp Коротко, можно сказать, что киай это централизация энергии каналов живота , скоординированная и направленная к цели. На самых высоких уровнях, действие крика не зависело от громкости и длительности звука, эффект был в особенности тона и вибрации голоса в сочетании с развитием внутренних и внешних возможностей воина. Практика киай влияет на укрепление области танден (часть брюшной полости в районе хара), а также является важным фактором в развитии мужества, отваги и таинственной силы, которой, по преданию обладали настоящие мастера будзютсу. Согласно высказываниям ведущих специалистов боевых искусств, под влиянием киай, внешние факторы будзютсу (методы и оружие) были подчинены факторам внутреннего характера (самообладанию и энергии) и поэтому стали действительно высокоэффективными и уместными в реальном бою. К сожалению, в настоящее время информации об этом феноменальном явлении осталось очень мало даже в Японии, так как это искусство находится на грани угасания.

Искусство крика

Алексей Маслов, «Техника-молодежи» №8 1992 год.

В старину шаолиньские бойцы обучались специальным крикам в течение нескольких лет. Да и теперь в Китае можно встретить людей, обычно пожилых, которые занимаются мнемоническим цигуном — протяжно кричат, то повышая, то понижая голос, вызывая любопытство у окружающих.

«Крик истинного бойца подобен молнии в темноте летней ночи», — подчеркивается в китайской поговорке. Правильно изданный возглас предназначен не столько для испуга, острастки противника, сколько для стимуляции собственных сил, пробуждения ци. Он должен зарождаться в поле даньтянь и как бы исходить из всего тела, быть звуковым воплощением внутреннего настроя на удар. Ошибочен крик, произведенный лишь гортанью.

Боевые крики различаются прежде всего тональностью и выражением. Описать звук трудно — здесь тот случай, когда лучше один раз услышать, чем сто раз прочитать. Рассказывая о каком-то возгласе, его можно, допустим, характеризовать как испуганный или гневный, но это вовсе не значит, что боец испугался или пришел в ярость.

В зависимости от разновидности удара обычно используется один из пяти базовых типов крика..

Очень короткий и резкий. Он издается с плотно сжатыми зубами и губами. Это даже не крик, а скорее звучный выдох через нос — тональность изменяется с низкой на более высокую. «Хэн» извлекается резким напряжением и втягиванием живота, а также напряжением межреберных мышц. Он сопровождает удары снизу вверх, например, гоуцюань — крюк кулаком в подбородок. Мастера говорят: «Хэн» подобен стреле, взмывающей в небо. Он как гром врывается в уши».

Короткий и резкий выкрик. Он издается напряженным ртом и сопровождается поджатием живота. Звук — нисходящий, с высокого на более низкий, будто вы нечто приказываете.

Растяните рот в улыбке, резко напрягите живот и межреберные мышцы, представляя, что ци выталкивается вверх; оставьте меж зубов небольшую щель, кончик языка уприте в нижние зубы; издайте ровный, короткий крик «и». Он часто используется вместе с предыдущим, причем первый может переходить во второй — «хэ-и» или «хэй». Такой комбинированный крик используется обычно при ударах сверху вниз, например, кулаком в живот («удар падающего камня»); при добивании противника; при боковом ударе кулаком; при ударе ногой сверху вниз в прыжке. Верно извлеченный крик может напугать или даже на мгновение парализовать противника, который, по шаолиньским канонам, почувствует, «будто его молоточком ударили по макушке».

Этот крик более долог, чем уже описанные. Растяните немного губы, касаясь языком нижних зубов. Издайте звук — необязательно громкий, скорее гулкий, как глухой раскат грома, затихающий вдали. «Кэ» сопровождает удары дальней дистанции, например, длинный удар рукой, ногой, удар с подскоком, удар из низкой растянутой стойки.

Его роль отлична от предыдущих. В основном он используется в заключительной позиции тренировочного комплекса или по завершении поединка. Издается негромко, протяжно, с некоторым угасанием в конце, как ровный, спокойный вздох. «Вэй» успокаивает ци, возвращает ее в даньтянь, расслабляет мышцы, умиротворяет сознание. При его выполнении губы сначала неплотно сжаты, но с нарастанием выдоха, под напором воздуха, немного размыкаются. Живот расслаблен. Представьте, будто ци поднимается от ног, омывает все тело, очищая его, и спокойно выходит изо рта.

Вот что рассказывается об искусстве крика в старинных книгах о шаолиньцюань:

«Издавай крик вовремя, не спеши и не медли. Выражай всего себя в нем, не делай его бездушно. Крики бывают яростными, пугающими, гневными, горестно-протяжными, будто в высоте кричит журавль. Всем пяти шаолиньским крикам можно придавать одно из этих выражений. Если ты издал правильный крик, из живота поднимается горячая волна и выплескивается через рот или нос. На твоем лице должны выступить капельки пота, а противник либо застынет, не в силах сойти с места, либо сделает неверные движения. Отрабатывай крики особо и не ленись потратить на это время. Тренируй их утром, поначалу отдельно, а затем в составе упражнений. Крик — не просто проявление голоса, а излияние ци, поэтому истинный крик стимулирует ее циркуляцию. Ци, в свою очередь, удесятеряет физическую силу, и удар становится поистине разрушительным».

«Крик» как формула искусства XX века

В нью-йоркском аукционном доме Sothebу’s 2 мая прошли торги «Искусство импрессионистов и модернистов». Гвоздем аукциона стало произведение норвежского экспрессиониста Эдварда Мунка «Крик». Картина установила абсолютный рекорд аукыионных торгов — 119,9 миллиона долларов. Имя нового владельца полотна неизвестно.

Эта картина досталась ее уже прежнему владельцу, норвежскому миллиардеру Петтеру Ольсену от его отца, который был другом и покровителем Эдварда Мунка и приобрел «Крик» у самого художника.

Объясняя свое решение расстаться с шедевром, Ольсен заявил, что жил с этой работой всю свою жизнь, и что ее мощность и энергия только увеличились со временем. Однако – сказал Ольсен – теперь настал момент дать всему миру шанс оценить это замечательное произведение. Деньги, которые Ольсен получил от продажи, он намерен использовать на строительство нового арт-центра в Норвегии.

Мунк создал четыре версии «Крика», используя разные техники. Две из них – одна, написанная маслом, а другая, выполненная пастелью, – хранятся в музее Мунка в Норвегии. Третья работа, также написанная маслом, находится в норвежском Национальном музее искусства. На продажу в Нью-Йорке был выставлен вариант в пастели. К раме картины прикреплена табличка, на которой рукой Мунка выгравирована надпись, поясняющая, что вдохновило художника:

«Я шел по дороге с друзьями. Садилось солнце. Небо стало кроваво-красным. Меня охватила тоска. Я стоял смертельно усталый на фоне темной синевы. Фьорд и город повисли в огненных языках пламени. Мои друзья пошли дальше, а я остался на месте. Дрожа от страха, я услышал великий крик природы».

В связи с аукционом в Sothebу’s были приняты экстраординарные меры безопасности. Посмотреть на картину перед торгами разрешали только клиентам аукционного дома. Это не удивительно. Ведь «Крик» – одна их любимых картин грабителей. В 1994 году один из ее вариантов был похищен из норвежского Национального музея, а в 2004 был украден вариант «Крика» из Музея Мунка. Обе картины были найдены и возвращены в музеи.

Группа картин Эдварда Мунка с первоначальным названием «Крик природы» представляет собой исполненную отчаянья фигуру на фоне кроваво-красного неба. Пейзаж на фоне – вид Осло-Фьорда с холма Экберг в городе Осло. Существует несколько версий создания этой картины и множество интерпретаций ее смысла. Об этом Радио Свобода рассказал искусствовед Андрей Ерофеев:

– Это действительно одна из самых знаменитых картин в истории искусства. Если искать какой-то символ культуры 20 века, то она – выразитель этой культуры. D В работе Мнука сошлись очень многие вещи. Предчувствие страшных катастроф, в которые погрузился мир в XX веке. Ведь работа была написана еще в конце XIX века, но вот это пылающее небо, тревога, разлитая в пейзаже, отсвет войны, революции и так далее… Это такое поверхностное прочтение, но главное, конечно, — это беспокойство человека, утрата им чувства корней, опоры, терзание страстями. Это человек, который сам собой не управляет. И, соответственно, живопись, которая вышла из подчинения жесткой рациональной схемы, когда идеология творчества диктует форму работы. Эмоция превышает рациональный расчет.

Работа наполнена символами. Движение по мосту, одиночество, чаяния – предчувствие экзистенционалистской философии, которая в это время еще только нарождается. Масса всего сошлась в фокусе этой удивительной работы, которая была нарасхват: ее печатали в журналах, был сделан графический вариант. Мунк сделал несколько вариантов этого произведения. Я, кстати, недавно посетил персональную выставку мунка в парижском Центре Жоржа Помпиду и обратил внимание на то, что Мунк часто делал повторы своих работ. Он искал в своем творчестве формулы и именно эти формулы потом воспроизводил.

– Есть версия, что эта картина – частично плод мировосприятия психического расстройства художника. Мунк страдал депрессивным психозом и бесконечно воспроизводил «Крик», чтобы победить свой психоз. Какой отпечаток на судьбу картины накладывает гениальное безумство автора? Как это было, в случае с Ван Гогом, например.

– Я считаю, что это вульгарная версия. Тогда получается, что у нас все великие художники – сумасшедшие? Тогда и Врубель попадает в сумасшедшие, и Ван Гог. Ну, и что, если эти люди имели какие-то расстройства, более выраженные, чем у так называемых нормальных людей? Художники как раз точнее, четче чувствовали опасности и вызовы мира, создавали образы этого мира, которые соответствовали реальности, только предстоящей этому миру. Вот эта картина – пророческая, она предсказала XX век со всеми его катаклизмами и философией, с интересом к фрейдистским аспектам человеческой души – страхам, комплексам, фобиям, маниям.

– Психологический подтекст этой картины может дополнительно давать стимул людям, которые хотят ею незаконно обладать? Может быть, поэтому полотна Мунка так часто воруют и так тщательно охраняют?

– Подобные кражи, конечно, не мотивированы желанием продать, каким-то образом реализовать картину. Конечно, это заказные кражи, такой же, напомню, была и кража Джоконды. Такие преступления связанны с тайным желанием миллионера, который живет на каком-нибудь отдельном острове и хочет один на один наслаждаться одним из самых знаменитых произведений в истории искусства. Заказной характер таких краж подчеркивает, что эта картина является символической, что она уникальна.

– Вы упомянули о своем посещении выставки Эдварда Мунка в Центре Помпиду в Париже. Вы обратили внимание на реакцию публики?

– К этому художнику приковано огромное внимание. В Центре Помпиду стояли долгие очереди. В общем-то у Мунка нет такого количества картин, как, скажем, у Пабло Пикассо. Но его творчество вообще-то довольно разнообразно и не всегда такое трагическое. Оно начиналось с мрачных ноток отчаяния, одиночества, потом стало более успокоенным, органичным. Мунк много писал пейзажи, фьорды и так далее. В его творчестве есть загадка, поэтому люди и рвутся смотреть работы Мунка. И еще – это великолепная живопись, которая не передается репродукцией. Если пользователи интернета считают. что на экране компьютера могут рассмотреть «Крик» — они ошибаются. Мунк — тончайший рисовальщик, чтобы понять его, нужно ехать в музеи Осло.

– «Крик» дает бесчисленные возможности для интерпретации смысла этой картины. Лично для вас – что главное в этих полотнах?

– Чувство отчаяния, страх перед реальностью и страх перед смертью.

Искусство концентрированного крика

  • ЖАНРЫ 359
  • АВТОРЫ 254 820
  • КНИГИ 582 591
  • СЕРИИ 21 619
  • ПОЛЬЗОВАТЕЛИ 537 401

Его разбудил приглушенный стон в предрассветном сумраке.

«Враги? Окружены? Засада?»

Зуко беззвучно глубоко вдохнул, приготовившись обрушить смертоносный сюрприз на любого, ухитрившегося подкрасться к ним…

Никого. Обычная тихая ночь в Царстве Земли. Лишь их скудный лагерь в стороне от дороги, раздражающее чириканье птиц, да странные травяные ароматы в воздухе, лишенном угольной копоти или соленого запаха моря…

И очередное сонное ворчание с той стороны, где спал дядя.

Зуко выдохнул запасенный воздух не огнем, а вздохом, и сочувственно скривился. Прошли недели с тех пор, как пираты-наемники Джао взорвали его на борту собственного корабля, и, несмотря на все дядины усилия продезинфицировать их и не допустить инфекции, некоторые из наиболее глубоких ран всё ещё болели. Положение усложнилось, пока они дрейфовали в океане без каких-либо припасов. Пойманная под плотом рыба и вода, отколотая от встреченных по пути айсбергов, позволили им выжить, но не более.

А теперь они были беженцами, спавшими в заросшей кустами низинке без элементарного костра. И если уж ему плохо, то дядя, вероятно, спит и видит продолжительную расслабляющую ванну в горячем источнике.

«Ага. Как будто прошлого раза ему было мало».

Зуко со стоном сжал пальцами переносицу, пытаясь изгнать воспоминание о том, как он вез своего практически голого дядю обратно на корабль, оставив поверженных покорителей земли глотать поднятую ими пыль. Никогда в жизни он не желал повторения подобного.

«… Сегодня мне больше не уснуть. Проклятье».

Он никогда не спал крепко. С тех пор, как…

«Засни, и люди исчезнут. Засни, и мир развалится на части, и никакие усилия не смогут всё исправить, ни-ког-да…»

Давно такого не случалось. Не на их корабле. Как правило. Но сейчас, в бегах…

Болезненное кряхтение. Зуко замер.

— Старые кости, племянник. Не волнуйся. Уверен, в следующем городе мы найдем отличную мягкую кровать. — Смешок. — Или хотя бы конюшню. Солома не так плоха, если её хорошенько взбить.

Угу, при его-то удаче? Следующий город будет кишеть солдатами Народа Огня, или бешеными громилами Царства Земли, или там будет Азула. А если духи будут в особо отвратном настроении, то все трое сразу.

— Сперва надо добраться до города, — отрывисто бросил Зуко. — Повернись.

Он не был так хорош, как дядя — никто не был настолько хорош, кроме Азулы и самого Хозяина Огня — но у него должно было получиться.

Ладно, если ничего не выйдет, то дядя отделается лишь опаленной одеждой, а это они переживут.

Он медленно потер руки, плавно скользя ладонью по ладони неторопливыми круговыми движениями, осторожно нарастил тепло, и, поддерживая его, развел руки в стороны, не допуская появления пламени…

Огонь — хорошо. Но иногда, скажем, если ты заперт под водой, под слоем льда, тепло лучше.

Воздух задрожал вокруг пальцев, и Зуко принялся разминать затекшие мускулы.

— Хм-м, — голос дяди звучал удивленно, но не сердито. — Племянник?

— Сложно, — выдавил из себя Зуко, удерживая горячее-но-не-обжигающее тепло, выискивая болевые места и растяжения мускулов. Если закрыть глаза, то он почти что мог увидеть их воочию — тусклую медь вместо естественного для тела золотого потока огня. — У меня не особо получается.

— А, ну… Возьми чуть повыше.

Через несколько минут ему пришлось прерваться. Отсутствие завтрака и недостаток сна ослабляли его концентрацию, а он не хотел поджечь дядю… Ну, только если тот снова не потеряет дурацкую кость с лотосом.

Когда он отошел в сторону, дядя Айро сел с задумчивым выражением лица.

— Любопытная вариация метода обработки ран, принц Зуко.

— Это не вариация. Не совсем. — Зуко рассматривал встающее солнце, пытаясь соотнести дорогу, на которой они находились, с теми картами Царства Земли, что он запомнил. Карты погибли вместе с его кораблем. Чертов Джао…

«Хватайтесь за руку!»

Зуко покачал головой, не желая видеть гнев и страх в глазах адмирала. Что могло быть большим доказательством того, что духи взъелись на него? Он не смог спасти даже врага…

— Просто… так иногда делала мама, — нашелся он. — Когда я пытался состязаться с Азулой и… у меня не получалось. — «Когда у меня снова ничего не получалось. Болезненным образом». — Я давно об этом всерьез не задумывался… Может, пойдем уже?

— А-а, значит, будем есть на ходу? Молодые люди всегда так торопливы… — На гневный взгляд юноши Айро только улыбнулся. — Со мной всё в порядке, племянник. Ты действительно помог спине старика.

И больше ничего. Слава Агни. С более легкой душой Зуко принялся обустраивать лагерь. Разговоры об Урсе всегда были рискованными. Вспомнишь её, и дяде может вздуматься поговорить о ней. А это… больно.

Айро неторопливо последовал его примеру, выдохнул язык пламени на их потрепанный котелок, дабы заварить утренний чай. Уставился на облачко поднимающегося пара, словно желая увидеть в нем будущее. Или прошлое.

Впрочем, это же был Айро и его чай. Как всегда.

«Нам надо было чаще говорить до того, как умер мой отец, Урса».

Позволив племяннику выбирать дорогу, Айро шагал следом, погрузившись в собственные мысли. И против всяких ожиданий довольно легко поддерживая шаг, особенно принимая во внимание неудобную ночевку. Возможно, просто остаточное воздействие глубоко проникшего тепла: Агни ведает, тепло успокаивает множество хворей. И всё же…

«Нам действительно нужно было поговорить».

Но никогда не находилось удобного времени. С самого начала.

— Принц Айро, просим вас прийти…

Его подняла с кровати в самый темный час ночи одна из наиболее отважных служанок леди Урсы. Слова лились с её языка со скоростью воды в ливневом водостоке. Наследник Озая наконец-то родился, но не в благословенный полдень, а в несчастливый полночный час. Младенец и мать оба измучены родами и оставлены будущим отцом, когда врачи определили, что ребенок вряд ли увидит рассвет. Внезапная вспышка гнева леди Урсы, которая выгнала так называемых лекарей за дверь, потребовала принести достаточно дров, чтобы поджечь половину дворца, а затем выставила всех за дверь.

Он не мог винить слуг за проявленную осторожность. Брак Озая, как и его собственный, был заключен с дочерью рода, известного своими талантами к покорению огня, дабы обеспечить сильных наследников роду Созина. А огонь черпает силы из страсти. В обычных условиях леди Урса была благовоспитанной дамой, но когда она бывала… огорчена…

Дверь оказалась заперта, но Айро знал, как с этим справиться. Он зашел тихо, с осторожностью, как если бы входил во вражескую крепость.

«По крайней мере, пожара нет».

С одной стороны камина лежала внушительная куча пепла. В другом углу горело маленькое ровное пламя, языки которого тянулись к…

Айро замер, не смея дышать.

Урса сидела прямо на камнях, которыми был вымощен камин, не обращая внимания на сажу и дым, пачкавшие её свободную накидку. Её глаза были сомкнуты в предельной концентрации, а её руки… её руки были объяты огнем.

«Золотым. Зеленым. Фиолетовым. Как солнечные лучи в весеннем лесу».

Сначала она быстро провела пламенем по себе, принимая его силу. Потом, медленно, с задержками, по крошечной фигурке у себя на коленях. Каждое прикосновение пламени разгоняло синеву на коже ребенка, облегчало его дыхание, которое менялось от судорожных всхлипов до здоровых вздохов.

Страстно радуясь тому, что он один, Айро осторожно опустился на колени рядом с ней. Если ему повезло, если это то, что он думает, то она слишком глубоко погрузилась в целительный транс, чтобы замечать что-либо.

«Как это возможно? Я видел, как исцеляют покорители воды, но огонь?»

Наконец раздался громкий крик. Урса открыла глаза, оседая… Он поймал их обоих.

— Если кризис миновал, сестра моя, не лучше ли вам обоим прилечь?

Искусство концентрированного крика

Издревле, считалось что звук обладает магическим действием. Влияние звука, на нервную систему человека, очень велико. Одним из его применений, является широко используемое в восточных единоборствах искусство киай.

Это уникальное искусство, занимает особое положение среди остальных методов ведения боя, так как главным оружием является не какой-либо предмет, не собственной тело бойца, а его голос. Даже в феодальной Японии, с ее общеизвестной расположенностью к мистике, это явление рассматривалось как таинственное эзотерическое, понять и овладеть которым до конца могут только посвященные.

Слово киай состоит из двух иероглифов: ки и ай. Первый означает энергию, волю, а второй- средоточие, объединение. Происхождение искусства киай, обусловлено тем что первой естественной реакцией человека, попавшего в опасную ситуацию, был крик. Крик страха, крик для призыва на помощь, или для предупреждения своих друзей.

Известно, что даже обычный громкий крик, обезумевшего от страха человека, может поколебать агрессивное намерение противника, а иногда, вообще, остановить нападение. Веря в эффективность этого действия, фактически все военные образования прошлого, причем не только восточные, но и западные, использовали человеческий голос, как неотъемлемую часть боя. Согласно легендам, крики армий под небесами, будили богов от дремоты и использовались в качестве заклинания.

Сейчас же, звуковое воздействие взрывной волны современных военных боеприпасов, почти полностью свели на нет военное значение крика человека, за исключением, пожалуй, рукопашных схваток. На Востоке, тактическое значение крика, на результат боя, никогда не было недооценено. В частности в Тибете и в Японии эта техника была усовершенствована в древние времена до уровня искусства.

Специфика этого явления заключается не в звуке как в таковом, а в проведении энергии к предполагаемой цели через звук, посредством человеческого голоса. Киай охватывает концепции гармонии духа и энергии, подразумевает смешение таких факторов, которые определяют полную индивидуальность воина, то есть его физические и духовные возможности. Таким образом, данная комбинация означает, что человек более сильный по этим понятиям может управлять более слабым.

В одном историческом придании, упоминается самурай, который проходя через лес, был окружен стаей волков. У него было бесстрастное и уверенное выражение лица, прямая походка, его спокойствие и одновременно готовность к действию в любой момент, нейтрализовали агрессивность животных, которые замерли на своих местах, в то время как он благополучно прошел между ними.

В другом повествовании, рассказывается о людях, которые в похожей ситуации входили в состояние оцепенения от переполняющего их страха. Эти исторические примеры, ясно показывают важность развития силы духа и энергии в будзютсу (боевых искусствах) и киай в частности. Требовались длительные годы обучения, для совершенствования первоначального запаса энергии в хара (точка в трех сантиметрах ниже пупка), который позволял будоке парализовать, убивать, отражать нападение или спасать жизнь другого воина.

Коротко, можно сказать, что киай это централизация энергии каналов живота , скоординированная и направленная к цели. На самых высоких уровнях, действие крика не зависело от громкости и длительности звука, эффект был в особенности тона и вибрации голоса в сочетании с развитием внутренних и внешних возможностей воина. Практика киай влияет на укрепление области танден (часть брюшной полости в районе хара), а также является важным фактором в развитии мужества, отваги и таинственной силы, которой, по преданию обладали настоящие мастера будзютсу.

Согласно высказываниям ведущих специалистов боевых искусств, под влиянием киай, внешние факторы будзютсу (методы и оружие) были подчинены факторам внутреннего характера (самообладанию и энергии) и поэтому стали действительно высокоэффективными и уместными в реальном бою. К сожалению, в настоящее время информации об этом феноменальном явлении осталось очень мало даже в Японии, так как это искусство находится на грани угасания.

Искусство концентрированного крика

Об энергетическом воздействии звука вообще и крика в частности. Практика киай

С рождения мы сразу начинаем воспринимать информацию через звуковой и слуховой каналы. Они наиболее развиты у человека, и, соответственно, подвержены наиболее сильному воздействию. Оно может быть как положительным, так и отрицательным. Звук может разрушать. Я считаю что один человек всегда кричит на другого в попытке, пусть иногда и неосознанной, сбить поле, пробить и подчинить своей воле. Поэтому я совершенно не перевариваю, когда на меня кричат, особенно в лицо. Думаю, что в связи с этим уместно вспомнить применяемую в восточных единоборствах практику киай.

Издревле, считалось что звук обладает магическим действием. Влияние звука, на нервную систему человека, очень велико. Одним из его применений, является широко используемое в восточных единоборствах искусство киай.

В идимые для окружающих проявления внутренней энергии человека на востоке называют терминами «кисэй» и «киай». Первый из них относится к позам и движениям человека, а второй — к его голосу. Киай — э то уникальное искусство, которое занимает особое положение среди остальных методов ведения боя, так как главным оружием является не какой-либо предмет, не собственной тело бойца, а его голос.

Подобно «кисэй», понятие «киай» отражает уровень владения человеком «ки», его внутреннее физическое и ментальное состояние, проявляющееся в голосе.

Даже в феодальной Японии, с ее общеизвестной расположенностью к мистике, это явление рассматривалось как таинственное, понять и овладеть которым до конца могут только посвященные.

Слово киай состоит из двух иероглифов: ки и ай. Первый означает энергию, волю, а второй- средоточие, объединение. «Когда энергия (ки) в избытке, рождается сила. В точке, где существует сила, собирается дух. Энергия, сила и дух, собранные воедино, рождают киай». Происхождение искусства киай, обусловлено тем что первой естественной реакцией человека, попавшего в опасную ситуацию, был крик. Крик страха, крик для призыва на помощь, или для предупреждения своих друзей.
Известно, что даже обычный громкий крик, обезумевшего от страха человека, может поколебать агрессивное намерение противника, а иногда, вообще, остановить нападение. Веря в эффективность этого действия, фактически все военные образования прошлого, причем не только восточные, но и западные, использовали человеческий голос, как неотъемлемую часть боя. Согласно легендам, крики армий под небесами, будили богов от дремоты и использовались в качестве заклинания.

На Востоке, тактическое значение крика, на результат боя, никогда не было недооценено. В частности в Тибете и в Японии эта техника была усовершенствована в древние времена до уровня искусства.

Специфика этого явления заключается не в звуке как в таковом, а в проведении энергии к предполагаемой цели через звук, посредством человеческого голоса. Киай охватывает концепции гармонии духа и энергии, подразумевает смешение таких факторов, которые определяют полную индивидуальность воина, то есть его физические и духовные возможности. Таким образом, данная комбинация означает, что человек более сильный по этим понятиям может управлять более слабым.

Требовались длительные годы обучения, для совершенствования первоначального запаса энергии в хара (точка в трех сантиметрах ниже пупка), который позволял будоке парализовать, убивать, отражать нападение или спасать жизнь другого воина.

Коротко, можно сказать, что киай это централизация энергии каналов живота , скоординированная и направленная к цели. На самых высоких уровнях, действие крика не зависело от громкости и длительности звука, эффект был в особенности тона и вибрации голоса в сочетании с развитием внутренних и внешних возможностей воина.

Следует заметить, что правильный киай — это не просто крик, который может быть как коротким, так и долгим, а особое психофизическое состояние. Необходимо добиться того, чтобы звук шел как бы изнутри, а не рождался в области голосовых связок, что требует особого внимания при тренировках. Нетренированному человеку сделать это очень сложно, однако считается, что даже простой сильный крик существенно активизирует циркуляцию «ки» в организме. По этой причине в Сёриндзи-кэмпо учителя постоянно требуют от учеников выполнения всех приемов с громкими криками «яа-а» и «йо-о» и по звуку определяют степень усердия учеников на тренировке и уровень их подготовки.

Дошедшие до нашего времени методы киай-дзюцу представляют собой в целом нечто большее, чем просто запугивание противника криком. Этап отработки базовой техники киай-до по своей структуре сходно с цигуном, где вначале тренируют способы набора, смешивания и испускания «ки». Он состоит из методов «регулировки тела», «регулировки дыхания» и «испускания звуков». Различают методы быстрого и медленного вдоха, имеющих конкретное применение в целях самозащиты (так называемое «киатэ» — поражение с помощью «ки»), после освоения которых переходят к методу «взаимного киай».

Ц елью киайдо является «очищение сознания», повышение интуиции и чувствительности к внешним воздействиям, а также достижение гармонии и единства «тела и духа». С этой целью в методе быстрого вдоха, выполняя специальные движения, вдыхают максимальное количество воздуха, что приводит затем к внутреннему взрыву, аналогично тому, как лопается надутый воздухом воздушный шар. При этом рождается особый резонансный крик (киай) и вызывается ударная воздушная волна. Естественно, что подобные методы без грамотного и квалифицированного руководства практиковать бессмысленно, ибо в противном случае вред собственному здоровью неизбежен.

В дошедшей до нас древней технике «симпо киай» («метод духовного киай»), максимально расслабляя плечи и грудь при определенном положении шеи и головы, тренируют способность издавать тонкий «как игла» звук на одной частоте, не напрягая при этом голосовые связки. Затем добиваются резонанса звука в организме подобно тому, как звучит корпус гитары, если тронуть одну из струн. Рядом с практикующим очень часто кладут музыкальный инструмент или колокольчик, который начинает резонировать в случае правильно выполненного упражнения. Если голос человека в повседневной жизни называют «голосом земли», то в «симпо киай» тренируют звук на октаву ниже, который благоприятствует расслаблению дыхательных мышц и голосовых связок, что позволяет впоследствии контролировать тональность голоса при воздействии на противника.

В современной биофизике хорошо известно, что звук низкой частоты (менее 16 герц, т.е. инфразвук) приводит к подавлению воли человека, вызывает чувство усталости, тоски, необъяснимого страха. Интенсивное излучение инфразука (свыше 105 децибел) может вызывать временную слепоту, нарушения в работе вестибулярного аппарата, влекущие тошноту и рвоту («морская болезнь») и даже смерть. Видимо, это еще одна разгадка киай.

В процессе тренировок постепенно развивается умение издавать правильный киай Одновременно с этим происходит усиление способности к концентрации и развитию духовной силы, подобно тому как при понятиях цигун появляются «шесть чудесных способностей». В «симпо киай» известно по десять форм в позициях сидя на пятках и стоя, а также десять форм «сотай (взаимного) киай» и пять форм для практического применения. В частности, в упражнениях «сотай киай» развивается способность подавлять ки партнера и нарушать ритм его дыхания.

Предельным выражением киай является так называемый, «фукуми киай» или «киай без звука», характеризующий состояние человека, в котором он способен в отсутствии физических действий и крика подчинить противника своей воле.

В широком смысле «беззвучный киай» является последней и, в своем роде, идеальной стадией постижения боевого искусства в процессе духовных и физических тренировок. В узком смысле «беззвучный киай» является основой метода долгого вдоха и дает эффект аналогичный гипнозу. Эффективность «беззвучного киай» напрямую связана с общим уровнем духовного развития и психических способностей личности.

Подводя итог, можно сказать что киай является чрезвычайно глубокой практикой физического и энергетического воздействия, имеющей ступени накапливания энергии и ее концентрированного выброса.

Искусство концентрированного крика

Раньше

Тренировка любых восточных боевых искусств немыслима только лишь в известном физическом аспекте. Зарождение любого стиля или школы непременно связано с глубокими внутенними мотивами и двигателями будущего направления (об этом немного изложено в соответствующей статье о сейсин-теки-кьойо). Проявление же моментального внутреннего состояния бойца в течение схватки, зачастую выраженное коротким криком, получило название киай.

Понятия «айки» и «киай» похожи не только вербально — они и пишутся практически одинаково. Разница только в направлении данного понятия. И то, и другое подразумевает управление внутренней энергией, но если «айки» манипулирует внешним источником (как в айкидо — действием противника), то «киай» концентрирует внутренний дух воина и направляет его через действия самого бойца.

Очень часто (да почти всегда) киай привыкли ассоциировать практически только с криком. Вспомните хотя бы небезызвестное «кийя», хотя что и как кричать вполне могло зависеть от происходящего с воином процесса. Сам факт же крика предполагает не только физическое воздействие на противника, в результате которого происходит комплексная атака (на рукоприкладном и аудиальном уровне), но и психическую фокусировку на желании сразить и уничтожить соперника, деморализующей его и позволяющую направить не только физическое тело воина, но и его более высокую сущность в бой. В таком случае, конечно, глупо было бы ждать криков в процессе тренировки с партнером, или при демонстрации техники — в тех случаях, когдя не стоит цели действительно раздваить оппонента. Но киай несет в себе и несколько других целей, которые не могут игнорироваться многими БИ в процессе их жизнедеятельности:

  • резкий выдох позволяет делать более резкие уходы от ударов, особенно на верхнем уровне
  • сжимающийся пресс во время выкрика дает большую защиту для внутренних органов
  • концентрация тела во время выдоха придает устойчивость, что необходимо для многих техник, особенно бросковых
  • ну и наконец, один лишь крик сам по себе может напугать и вывести из баланса слабого или неготового соперника

В ниндзюцу к киай сложилось не совсем однозначное отношение. С одной стороны, крик для воинов, чья деятельность по умолчанию стала символом невидимости и незаметности, полностью неприменим, и о его практическом использование не может идти и речи. С другой стороны, развитие мастерами данного искусства (получившего название киайдзюцу) позволяло управлять противником вообще без физического контакта — так по одной из историй, мастер ниндзюцу мог сбить и оглушить криком птицу в полете. Но такие техники боя не передаются ученикам ни на первый год занятий не на десятый, так что человеку глубоко не заинтересованному будет очень трудно приблизиться к данному искусству хоть сколько-нибудь близко.

Сегодня

Киай остается прикладной частью в тренировках многих дисциплин в наши дни. Тут и карате, и кэндо (когда каждый удар просто необходимо сопровождать соотвествующим криком) и много-много других. Есть ли смысл применять настоящий боевой крик в тренировках, и нужно ли попросту сотрясать воздух в реальном бою — тут каждый мастер и каждый ученик решают сами. Главное, чтобы не плодились впустую десятки «школ бесконтактного боя», лишь подрывающие веру в настоящее боевое искусство.