Искусство атаки.Профессиональная драка. Тайны берсерков | Karate-krs.ru

Искусство атаки.Профессиональная драка. Тайны берсерков

Александр Белов (Селидор) — Искусство атаки

Александр Белов (Селидор) — Искусство атаки краткое содержание

Искусство атаки читать онлайн бесплатно

Их смысл сводится к созданию первых очертаний двигательного стереотипа. В какой-то степени они похожи на пляс. И тут, и там условная имитация — его подражательный символ.

Позиция уже известная вам, как Уключный Устав (рис.1). Руки произвольно собраны перед грудью; ноги готовы сорваться в любом направлении; спина чуть напряжена. Как показано на схеме, вес тела базируется не на всей стопе. Пятка свободна от давления веса тела для возможного маневра. Загруженность стоп разная. Однако и здесь не следует передергивать, считая, что боец движется на носках.

Выпад вперед с имитацией колющего удара. Позиция, обозначаемая Отставным Уставом (рис.2). Впередистоящая нога загружена весом смещенного вперед тела, что делает позицию ограниченно мобильной. В славяно-горицкой борьбе в Отставном Уставе не стоят, его используют для перемещения.

Возвращение в Уключный Устав (рис.3).

Уключный Устав (рис.1).

Отставной Устав (рис.2).

Легкий уклон корпуса назад (рис.3). Дает возможность провалить поверхностный удар противника без смещения вперед. В данном случае вы прощупываете степень свободы, а также и порог устойчивости корпуса в отклонении от возможной атаки.

Колющий удар вперед при скручивании корпуса (рис.4). Прием часто фехтовальный. Построен на пропускании встречного удара противника вдоль груди. В кулачном бое значительно сокращает боеспособость встречного прямого. В данном случае корпус бойца завален в сторону. Следует помнить, что данная форма выполняется на здоровую, тренированную спину, не приемлет рывка, а строится на мягком, хотя и быстром перекате. Это важно, ибо иначе создается критическое давление в позвонковых дисках.

Уключный Устав (рис.1).

Отставной Устав (рис.2).

Фрагмент движения, выход веса вперед (рис.5). С этого момента тело выходит в напряжение, выталкивающее удар.

Сам удар. «Буздыган» (рис.6). Базируется на Отставном Уставе Здесь демонстрируется характерная для любой руки позиция. В русском стеношном бое — это «удар в рукавицу». Сдерживающий удар, который я называю «мерцающим». Его отличие о блока состоит в том, что «мерцание» предупреждает прямой противника, задавливает его в начальной фазе развития.

Уключный Устав (рис.1).

«Греко-римская защита» или русский «запах» (рис.7). Прикрывает голову от прямого удара противника, как бы подсаживаясь под него и направляя по плоскости собранных вместе плеча и предплечья. В данном случае прямой подразумевается слева.

Проворачиваясь на носках, передаем инерцию предыдущего действия в распалину (рис.8). Распалина выполняется за спину. Распалина имитирует удар кистенем сверху в том случае, если противник прикрывается щитом. Ядро легко перелетает через загородительный венец щита, неся поражение в глубине, казалось бы, абсолютно глухой обороны.

Инерционный ход руки из удара (рис.9).

Инерционный ход руки (рис.10).

Пройдя полную окружность, рука набрала инерции для рубящего удара сверху (рис. 11), имитирующего удар мечом. В этом фрагменте движения к ходу руки прибавляется разворот тела на носках для последующего усиления удара.

Завершение рубящего удара (рис.12). Он может наноситься как предплечьем, так и кулаком.

Перекатом веса вперед на ногах выносится «буздыган» (рис.6).

Смещение назад рывком плеча (рис.9). Рука прикрывает ребра и почку.

Не пропуская руку вперед, а вращением от спины пробивается распалина (рис.8).

Инерционный ход руки в греко-римскую защиту (рис.13).

Поворот тела на носках в сторону противника (рис.14).

«Локтевая петля» — выведение инерции в боковой удар (рис.15).

«Затрещина». В данном случае с кулака (рис.16).

Ход затрещины (рис.17).

Завершение удара, его ударная глубина, стабилизирующая позицию греко-римской защитой (рис.14).

Поддержка атаки «буздыганом» (рис.6).

Уключный Устав (рис.1).

Колющий удар вперед с равномерно распределенным на ногах весом (рис.12).

Греко-римская защита, заслоняющая грудь (рис.18).

Распалина при вращении корпуса назад (рис.8).

Это далеко не исчерпывающий объем типовых форм движения. Однако и его достаточно, чтобы перейти к более сложным эволюциям. В том случае, конечно, если данные способы не вызывают у вас сложности.

Глава II. Тайны берсерков

Неистовые берсерки, бросающиеся сломя голову в атаку, могут, пожалуй, создать впечатление своей отчаянной безысходности, если мотивировать их действия с точки зрения нормального человека. Однако подвиг никогда не являлся нормой поведения. Подвиг — результат высшего накала сил — духовных, психических, физических. То есть это — запредельное состояние. Чаще всего подвиг — явление спонтанное. Он как бы результирует личностные возможности человека, подводя черту под воспитание, волю, характер, убеждения. Берсерк — явление совершенно иное. Берсерк создан для подвига. Его героические способности аккумулируются самим статусом берсерка. Вообще это явление довольно мало изучено. Возможно потому, что оно сокрыто от глаз постороннего, пропуская вперед себя рыцарство. Однако тайна всегда гипнотизирует людей. Создает домыслы, почти правдивые байки и «чудесные» откровения. Тайна берсерков не удостоена даже бредовости фантазий. Она опущена в небытие. На ней лежит табу, проклятье. И все-таки…

Дословно «берсерк» означает «свободный секач, засека». Состоит это слово из двух корней, относящихся к древнегерманскому языку: «баро» (baro) и «серко» (латинский эквивалент «seco»). Однако более точный перевод берсерка будет значить «барон сечи». Реформация немецкого языка опускает самостоятельное существование первого корня, превращая его уже в обозначение сословия «свободных» — баронов. От «серко» и «секо» происходят «секира», «секатор», «сечение» и другие слова этого смыслового ряда.

«Бароны сечи» как понятие характерны не только для Древней Германии. Существовали они у разных европейских народов. Например, кельтское племя секванов, которое в восточнославянской традиции могло бы звучать как «берсерки-вятичи», ввергало в панический ужас древних римлян видом дикой ярости своих обнаженных воинов. Было это в 385 г. до н.э., когда кельты взяли Рим. Смею предположить, что феномен берсерков породило европейское варварство. Оно всегда противопоставляется, якобы более организованной и окультурированной Антике. Однако только слияние этих двух понятий способно продемонстрировать подлинно гармоничный геополитический уклад, одной из граней которого является боевая культура.

Русские берсерки. Что известно о них? «Олбегь Ратиборич, приимъ лукъ свои, и наложи стрълу, и удари Итларя в сердце, и дружину его всю избиша… „ (Радзивилловская летопись: Л.: Наука, 1989, с.91.) Красноречиво. Не менее красноречиво говорит Никоновская летопись о Рагдае: „И ходил сей муж на триста воинов“ (!). Что это, героепоклонничество? Куда там! Летописца воротит от «богопротивности“ кровавых разборок. Варварские прекрасы вовсе не его стезя. Это реальная суть. Что же заставляет нас усомниться в летописной строке? Способность. Способность совершить подобное. Способность вообще. То, что господь бог так неравномерно поделил между людьми. Удивительно, что никто не ставит под сомнение композиторский дар, взрывающий молчание мира бурей звуконесущихся страстей. Или дар ваятеля, грызущего камень, чтобы восхитить нас невозможностью живого в мертвом. А что же искусство боя? Или это не искусство вовсе, а только рутина обоюдного членовредительства? Вовсе нет! Ведь верите же вы во всемогущество мифических ниндзя. В их умопомрачительные выходки и способности. Согласитесь, что верите в почти невозможное. Так не в том ли дело, что убедительность прикрывается потоком красноречия? Потоком слов. А может быть, кинофильмов трюкаческого жанра?

Искусство атаки

Вторая книга президента Национального клуба древнерусских ратоборств Александра Константиновича Белова, изданная в серии «Тайны воинских искусств», посвящена штурмовому искусству русской профессиональной драки — искусству атаки в славяно-горицкой борьбе. Книга построена в характерной для автора манере — эмоциональная подача материала, сочетание методики, философии и художественного текста, ориентация всего содержания на анализ языческих корней русского боевого искусства. Иллюстрации автора без искажений передают двигательный механизм приемов.

Вместо предисловия 1

Глава I. Племя меча 1

Глава II. Тайны берсерков 5

Глава III. Волчья рать 8

Глава IV. Русло железной реки 10

Глава V. Теория силы или основы воинского духотворчества 14

Глава VI. Грань допустимого 18

Вместо предисловия

У каждого, выбирающего стезю боевого искусства, неизбежно столкновение с дилеммой: красивоили реально? К сожалению, в жизни понятия «эффект» и «эффективность» мало соединимы. Вполне естественно, чему отдает предпочтение легковесная увлеченность и что оставляет для себя зрелый выбор. Представляя европейскую традицию боевого искусства, я никогда не переставал восхищаться изысканностью и коммерческой зрелостью ее восточного собрата. Да, Восток — это миф, ирреальность. Он эстетизирует все, даже самые незначительные, неприметные проявления бытия. Он всегда будет тяготеть к иллюзии, ставя человека на грань предела его жизненных возможностей. Вспомните хотя бы йогу. И рукопашный бой здесь — воплощенная иллюзия. Поединки сродни цирковому представлению, полному трюкачества, внешней напыщенности и едва допустимой достоверности, конечно, это привлекательно. Особенно для тех, кто не видит разницы между реальностью и ее идеализированным киноотпечатком. Нельзя сказать, что увлечение иллюзией абсолютно безобидно, ведь она разрушает способность соизмерять жизненные реалии. А это, увы, иногда чревато тяжелым отрезвлением. Не случайно сам Восток разделяет понятия «драка» и «боевое искусство». Впрочем, мы абсолютно различны. И наш разговор о драке, о драке, как об искусстве поведения, искусстве управления ситуацией, искусстве регуляции взаимоотношенй силовым способом, искусстве жизнеспособности, наконец, просто о боевом искусстве. Да, драка, в моем представлении, есть способ завоевать свое место в этом мире. А потому речь идет не только о кулачном умении, но и о состоянии вашей натуры, когда барометр души показывает на бурю, а сознание ищет причастия победой над тем, кто загораживает ваш горизонт.

Драка. Неужели это только стихийная сумасбродность и разнузданная непотребщина самопроявления? Нет, конечно же, нет. Славяно-горицкая борьба утверждает, что драка есть холодный расчет, уникальная точность действия и широчайший спектр рефлексов готовности: от парадокса до бытовой типичности мордобойного скандала. Мы провозглашаем своей религией рационализм, а идолом делаем результат. Мы приносим ему в жертву любую условность: спортивный зал, удобную одежду и обувь, специальную физическую подготовку. Мы остаемся наедине с реальностью, остаемся такие, как есть, и побеждаем. Я не помню случая, чтобы зрелый мастер славяно-горицкой борьбы проиграл хотя бы раз. Итак, русская профессиональная драка — славяно-горицкая борьба. Книга вторая: Искусство атаки.

Глава I. Племя меча

Уличная драка, как правило, подчинена одной из двух целей: избить или подавить, унизить, показать превосходство и иерархическое главенство. В первом случае бой не является душевным порывом. К нему готовятся. Во втором случае драка есть способ самоутверждения, способ поддержать существование иллюзией своего всеподавляющего физического «Я». Чем грубее оно здесь выглядит, тем убедительнее достоинство. Я бы назвал это физической моралью. Ее влияние охватывает, конечно, не только мордобой, но и другие «самцовые» проявления, вроде неуемной похотливости, вызванной половыми способностями, демонстрацией возможностей в пьянстве и т.п. Как в первом, так и во втором случае противник действует исключительно агрессивно, ибо и там, и тут только агрессия есть способ достижения поставленной цели. Защищая свою жизнь и достоинство, вы можете обороняться. Безусловно. Однако ваша защитная реакция в этом случае вовлекает вас в положение второго номера, зажатого сконцентрированной стойкой, попыткой отбиться и одновременно осознать ситуацию. Оборона всегда заставляет принимать навязываемые вам правила игры. А уж, если вы не успели оценить число нападающих, их внешние данные и рассредоточенность, то здесь оборона может вообще обернуться для вас плачевно, не забывайте, что они специально готовились к нападению, тогда как вы могли вообще не быть готовы к отражению. Реакция, на которую рассчитывает противник, выражается для него степенью ваших оборонительных возможностей. Не более. И уж, конечно, в нашем более примитивном втором случае обороняющаяся жертва только подчеркивает значимость действий нападающего.

Однако существует и другая защитная реакция — атака. Я предпочитаю атаковать первым даже тогда, когда очевиден для своего противника. Что нужно для атаки? Всего только -предусмотреть ответные действия. Безусловно, это не всегда просто. Но давайте разберемся, что может сделать противник.

* Входить в клинч, пробивая вашу атаку рукой; ногой.

* Динамично уклониться от удара.

* Прыгнуть атакующему под ноги.

* Перебить удар блоками.

* Перебить удар атакующего динамичным сбиванием.

* Перехватить удар силовым захватом.

* Пассивно уклоняться, стихийно прикрывая голову, корпус, живот и т.п.

И все. Не так уж и много, особенно, если учесть, что у вас прекрасная реакция, а действия противника вами стандартизированы. А, кроме того, атаковать можно по-разному и уже совершенно необязательно это делать примитивно. Например, я строю модули атаки, в которых изначально заложена возможность перебить или уклониться от встречного удара в голову, грудь, живот, от удара ногой и т.п. (см. рис. 1). Кроме того, вполне очевидно, как будет встречать вашу атаку айкидока или, к примеру, мастер греко-римской борьбы. Смею утверждать, что непроникающим ударом ногой в грудь, то есть горизонты возможностей обороняющейся стороны подчинены базовому, техническому стереотипу. Что, естественно, упрощает вашу задачу. Нельзя, конечно, недооценивать противоборствующую систему. Особенно тогда, когда она живет за счет нападающих, как это делает айкидо. И все-таки не будем забывать, что все эти системы типичны и в этом их слабость. Все многообразие их бросковых комбинаций, вся их бросковая стабильность зависит от условий, в которые поставлен соперник. Чем это условие ближе к заданной программе, в которой сформулирована система, тем успешнее ваши действия как адепта этой системы. Но представьте себе, что вдруг нарушается механизм действия или, хотя бы, согласованности элементов системы. Например, срывается захват. Или, точнее, противник в захват не встает. Что может сделать греко-римский борец, в пике направленной на него атаки, если у него нейтрализованы руки? Скажем, механическая травма сухожилий? А может быть перебита ключица? Что может сделать айкидока, если атакуют не его, а его реакцию на заранее спланированную атаку «в пустую»?

Глава II. Тайны берсерков

Похожие главы из других книг

Раздел 4. Постельные тайны

ГЛАВА 10 Осенью 1952 года средоточием мысли Бориса Андреевича стала московская команда «Локомотив».В отличие от ЦДКА, где он принял достаточно сильный коллектив, тут пришлось начинать, что называется, с нуля. В момент прихода Аркадьева в «Локомотив» команда была на грани

Передача истины — передача тайны

Передача истины — передача тайны Умение воспринять традицию во многом зависит от способностей самого ученика, и иногда у талантливого Учителя могли быть бездарные последователи. Впрочем, это случается редко — истинный мастер просто не имеет возможности тратить время

Раскрою тайны, кто же там был за рулем

Глава 17. Уравновешивание мастерства и тайны

Глава 17. Уравновешивание мастерства и тайны Когда кто-то ищет, нередко случается, что его глаза видят только то, что он ищет, и он не может ничего найти. Он не получает ничего, потому что всегда думает только о том, что ищет… Но найти — значит быть свободным, быть открытым,

Печка, или все тайны печени

Тайны волос

ГЛАВА IX Эти сообщения дадут советскому читателю представление о том, что и как писала местная пресса о матче в Багио.В первой нашей беседе (вторая состоялась в Москве, и рассказ о ней ниже) я прошу Виктора Батуринского прокомментировать прессу. И вообще ход матча.— Со

ГЛАВА X Этот разговор произошел в самолете, летевшем из олимпийского Мюнхена.Мой товарищ Владимир, смотревший с первого до последнего дня соревнования штангистов, перелистывал блокнот и время от времени цокал от восхищения:— Сегодня мухачи справляются со штангой,

ГЛАВА XI Автор предлагает рассмотреть одну далеко не бесспорную проблему. Он хочет дать повод для размышлений и тренерам, и спортсменам, и спортивным организаторам — всем тем, кто так или иначе причастен к спорту и кто одинаково близко принимает к сердцу его радости и

ГЛАВА XII Выступая на встрече с писателями Москвы, Анатолий Карпов рассказывал:— Итак, после семнадцатой партии обе делегации достигли соглашения на основе взаимных уступок. Мы решили, что можем принять некоторые условия претендента, он принял некоторые наши. Однако он

ГЛАВА XIV Представим себе ситуацию при счете 5:5.В стане претендента ликование. Все убеждены, что Карпов сломлен. Что на него не могли не подействовать результаты тех партий заключительного отрезка матча, которые он должен был выиграть и не выиграл. И те партии, в которых он

Николай Николаевич Яременко «СПАРТАК». ЦСКА. «ЗЕНИТ». «АНЖИ». Кто умрет первым? Страшные тайны российского футбола

Николай Николаевич Яременко «СПАРТАК». ЦСКА. «ЗЕНИТ». «АНЖИ». Кто умрет первым? Страшные тайны российского футбола Предисловие ПРО КНИГИ НИКОЛАЯ ЯРЕМЕНКО И ПРО САМОГО НИКОЛАЯ ЯРЕМЕНКО У меня есть свои ритуалы. На то я и специальный паренек. Я не умею читать запоем — книги

Тайны «Мариленда»

Тайны «Мариленда» На «Преконтиненте» открылась первая в мире обитаемая биологическая лаборатория на дне моря. Это было владение Раймона Вессьера. Многие часы напролет просиживал в ней профессор, изучая пойманных животных и рыб. Самые ценные и редкие экземпляры живыми

Серия ТАЙНЫ ВОИНСКИХ ИСКУССТВ Книга 7

Серия ТАЙНЫ ВОИНСКИХ ИСКУССТВ Книга 7 Москва 1994Когда у нас в стране впервые узнали об ушу, которое пришло на смену экзотическому, но тогда еще малоправдоподобному понятию «кунфу», во многом оно было связано с именем Алексея Маслова. Именно он дал тогда первое интервью в

Авангард Х

После розыгрыша этой карты вы можете бесплатно разыграть с руки существо стоимостью Х или менее. Оно получает Рывок и в конце хода возвращается в руку. Если вы применили особенность Авангард, закройте эту карту.

Способность или карта разыгрываются без оплаты. Все модификаторы оплаты этой способности не применяются и теряются.

Карта не получает первые Х ран за ход от атак и ответных ударов. Несколько особенностей «Броня» не суммируются.

Возродите Х.

Найдите на кладбище карту Х и перенесите её в игру.

Возьмите карту.

Возьмите себе в руку верхнюю карту вашей колоды.

Возьмите под контроль Х.

Указанные карты теперь под вашем контролем и переходят в ваш отряд.

Вызовите Х.

Найдите в колоде карту Х и перенесите её в игру.

Выстрел на Х.

Атака, которая наносит Х ран существу или герою противника безответно. Против выстрела нельзя назначить защитника.

Гибель: [текст].

[Текст] выполняется, когда эта карта погибает.

+1 к атаке по существам, которые уже получали раны в этот ход.

Действие (карты).

Использование способностей, в качестве оплаты требующих закрытия карты (в том числе ), а также атака ударом и назначение защитника.

Дополнительные жизни.

Эффект, увеличивающий количество жизней карты. Нанесение карте ран не снимает дополнительные жизни. Наложение на карту дополнительных жизней не снимает ран.

Единение Х.

Гибель:Поиск существа стоимостью Х или менее.
Если карта с Единением Х получает Единение У, эта карта теряет Единение Х.

Когда вы разыгрываете эту карту, она ранит на Х вашего героя или другое ваше существо на ваш выбор. Несколько особенностей «Жажда» не суммируются.

Жизни сокращаются до Х.

С карты снимаются все маркеры ран, затем на карту кладётся необходимое количество эффектов дополнительных или отрицательных жизней, чтобы уровень жизней стал равен Х. Не считается излечением.

Поверните карту на 90 градусов по часовой стрелке: теперь она считается закрытой.

Защита от [текст].

Эта карта не получает ран от [текст]. Исключение: защита от заклинаний. Эта карта не может быть выбрана целью заклинания (но заклинания без выбора целей всё равно воздействуют на эту карту).

Излечить на Х.

Снять с карты Х ран (или снять все раны, если их меньше Х).

Инкарнация Х.

В начале вашего хода вы можете потерять Х , чтобы возродить это существо в закрытом виде.

Если на существе есть эффект «Инкарнация Х», то при переходе этого существа между кладбищем и игровой зоной, эффект Инкарнации не пропадает. Мз нескольких способностей Инкарнация работает последняя приобретённая.

Особая игровая зона, куда попадают карты заклинаний после розыгрыша, а также погибшие существа, уничтоженная экипировка и события. У каждого игрока своё кладбище. Особенности карт не работают на кладбище. Нельзя выбирать целью карты на кладбище для нанесения удара или применения особенностей, если не сказано иного.

Медитация Х.

При атаке по карте с Медитацией Х противник должен заплатить Х . Если не хватает — ранить героя противника на столько, сколько не хватает монет.
Если карта с Медитацией Х получает Медитацией У, эта карта теряет Медитацию Х.

Найм: [текст].

[текст] выполняется, когда эта карта входит в игру.

Направленный удар.

Если карта с этой особенностью наносит удар, против неё нельзя назначить защитника.

Опыт в атаке.

Карта не закрывается, после того как атаковала противника ударом.

Опыт в защите.

Карта не закрывается, после того как была назначена защитником.

Вы можете включить в свою колоду до 5 одинаковых карт с особенностью «Орда».

Ответный удар.

Удар, наносимый атакованным существом, если оно сражалось. Важно: не считается атакой.

Поверните закрытую карту на 90 градусов против часовой стрелки: теперь она считается открытой. Открытая карта в свой ход может атаковать и использовать особенности с символом .

Отравить на Х.

Отравленная карта в начале каждого своего хода получает Х ран. Несколько особенностей «Отравить на Х» не суммируются.

Первый удар.

Когда существо с особенностью «Первый удар» сражается с другим существом, они наносят друг другу раны не одновременно. Сначала наносит раны существо с особенностью «Первый удар», и только потом — его противник, если выжил. Если сражаются два существа с особенностью «Первый удар», их сражение протекает по обычным правилам.

Поиск — [карта/карты].

Найдите в своей колоде [карту/карты], покажите её противнику и возьмите её/их себе в руку. Если в колоде карт, удовлетворяющих параметру, несколько, берите любую из этих карт на свой выбор. После поиска перемешайте колоду.

При атаке — [текст].

[текст] выполняется после атаки, если она не была заблокирована. Важно: не работает при ответном ударе.

Раскрыться.

Переверните карту скрытого сущеста лицевой стороной вверх. Оно перестаёт быть скрытым.

Регенерация Х.

В конце своего хода излечиться на Х.
Если существо с Регенерацией Х получает Регенерацию У, это существо теряет Регенерацию Х.

Карта с особенностью «Рывок» может атаковать и действовать в тот же ход, в который она была разыграна.

Сбросьте карту.

Игрок на свой выбор сбрасывает карту со своей руки на своё кладбище.

Скрытность.

Найм: Это существо скрывается.

Скрытое существо.

Скрытое существо не может быть целью атак, заклинаний и способностей, на него не действуют нецелевые способности; иные способности существа не работают, кроме Уникальности. Однако, если в тексте каких-либо способности говорится о взаимодействии со скрытыми существами или говорится, что работает непосредственно в скрытом виде, то эти способности работают. В свою фазу накопления, перед тем как начинают срабатывать способности «В начале хода», вы можете Раскрыть его и оно может действовать и атаковать в этот ход.

Скрыться.

Переверните карту нескрытого существа лицевой стороной вниз. Это существо становится скрытым.

Сразиться с выбранным существом.

Атаковать ударом выбранное существо по обычным правилам. Существа сражаются как открытые, даже если они были закрыты. Такая атака не приводит к закрытию существ (если в тексте особенности не стоит символа ). Против такой атаки нельзя назначить защитника.

Уязвимость.

Карта с особенностью «Уязвимость» получает на 1 рану больше от любых эффектов, которые наносят раны. Несколько особенностей «Уязвимость» не суммируются.

Уникальность.

В игре под контролем одного игрока не может быть двух одинаковых карт с особенностью «Уникальность». Если вторая такая карта должна войти в игру,
уберите первую копию этой карты на кладбище.

Уничтожьте.

Переместите карту из игры на кладбище владельца.

Усилить отравление на Х.

Эту особенность можно использовать против уже отравленных карт. Выбранная карта получает +Х к отравлению.

Назад к Базовым правилам.

105005, г. Москва, ул. Бауманская,
д. 11, стр. 8

Искусство атаки, стр. 4

Их смысл сводится к созданию первых очертаний двигательного стереотипа. В какой-то степени они похожи на пляс. И тут, и там условная имитация — его подражательный символ.

Позиция уже известная вам, как Уключный Устав (рис.1). Руки произвольно собраны перед грудью; ноги готовы сорваться в любом направлении; спина чуть напряжена. Как показано на схеме, вес тела базируется не на всей стопе. Пятка свободна от давления веса тела для возможного маневра. Загруженность стоп разная. Однако и здесь не следует передергивать, считая, что боец движется на носках.

Выпад вперед с имитацией колющего удара. Позиция, обозначаемая Отставным Уставом (рис.2). Впередистоящая нога загружена весом смещенного вперед тела, что делает позицию ограниченно мобильной. В славяно-горицкой борьбе в Отставном Уставе не стоят, его используют для перемещения.

Возвращение в Уключный Устав (рис.3).

Уключный Устав (рис.1).

Отставной Устав (рис.2).

Легкий уклон корпуса назад (рис.3). Дает возможность провалить поверхностный удар противника без смещения вперед. В данном случае вы прощупываете степень свободы, а также и порог устойчивости корпуса в отклонении от возможной атаки.

Колющий удар вперед при скручивании корпуса (рис.4). Прием часто фехтовальный. Построен на пропускании встречного удара противника вдоль груди. В кулачном бое значительно сокращает боеспособость встречного прямого. В данном случае корпус бойца завален в сторону. Следует помнить, что данная форма выполняется на здоровую, тренированную спину, не приемлет рывка, а строится на мягком, хотя и быстром перекате. Это важно, ибо иначе создается критическое давление в позвонковых дисках.

Уключный Устав (рис.1).

Отставной Устав (рис.2).

Фрагмент движения, выход веса вперед (рис.5). С этого момента тело выходит в напряжение, выталкивающее удар.

Сам удар. «Буздыган» (рис.6). Базируется на Отставном Уставе Здесь демонстрируется характерная для любой руки позиция. В русском стеношном бое — это «удар в рукавицу». Сдерживающий удар, который я называю «мерцающим». Его отличие о блока состоит в том, что «мерцание» предупреждает прямой противника, задавливает его в начальной фазе развития.

Уключный Устав (рис.1).

«Греко-римская защита» или русский «запах» (рис.7). Прикрывает голову от прямого удара противника, как бы подсаживаясь под него и направляя по плоскости собранных вместе плеча и предплечья. В данном случае прямой подразумевается слева.

Проворачиваясь на носках, передаем инерцию предыдущего действия в распалину (рис.8). Распалина выполняется за спину. Распалина имитирует удар кистенем сверху в том случае, если противник прикрывается щитом. Ядро легко перелетает через загородительный венец щита, неся поражение в глубине, казалось бы, абсолютно глухой обороны.

Инерционный ход руки из удара (рис.9).

Инерционный ход руки (рис.10).

Пройдя полную окружность, рука набрала инерции для рубящего удара сверху (рис. 11), имитирующего удар мечом. В этом фрагменте движения к ходу руки прибавляется разворот тела на носках для последующего усиления удара.

Завершение рубящего удара (рис.12). Он может наноситься как предплечьем, так и кулаком.

Перекатом веса вперед на ногах выносится «буздыган» (рис.6).

Смещение назад рывком плеча (рис.9). Рука прикрывает ребра и почку.

Не пропуская руку вперед, а вращением от спины пробивается распалина (рис.8).

Инерционный ход руки в греко-римскую защиту (рис.13).

Поворот тела на носках в сторону противника (рис.14).

«Локтевая петля» — выведение инерции в боковой удар (рис.15).

«Затрещина». В данном случае с кулака (рис.16).

Ход затрещины (рис.17).

Завершение удара, его ударная глубина, стабилизирующая позицию греко-римской защитой (рис.14).

Поддержка атаки «буздыганом» (рис.6).

Уключный Устав (рис.1).

Колющий удар вперед с равномерно распределенным на ногах весом (рис.12).

Греко-римская защита, заслоняющая грудь (рис.18).

Распалина при вращении корпуса назад (рис.8).

Это далеко не исчерпывающий объем типовых форм движения. Однако и его достаточно, чтобы перейти к более сложным эволюциям. В том случае, конечно, если данные способы не вызывают у вас сложности.

Глава II. Тайны берсерков

Неистовые берсерки, бросающиеся сломя голову в атаку, могут, пожалуй, создать впечатление своей отчаянной безысходности, если мотивировать их действия с точки зрения нормального человека. Однако подвиг никогда не являлся нормой поведения. Подвиг — результат высшего накала сил — духовных, психических, физических. То есть это — запредельное состояние. Чаще всего подвиг — явление спонтанное. Он как бы результирует личностные возможности человека, подводя черту под воспитание, волю, характер, убеждения. Берсерк — явление совершенно иное. Берсерк создан для подвига. Его героические способности аккумулируются самим статусом берсерка. Вообще это явление довольно мало изучено. Возможно потому, что оно сокрыто от глаз постороннего, пропуская вперед себя рыцарство. Однако тайна всегда гипнотизирует людей. Создает домыслы, почти правдивые байки и «чудесные» откровения. Тайна берсерков не удостоена даже бредовости фантазий. Она опущена в небытие. На ней лежит табу, проклятье. И все-таки…

Белов (Селидор) Александр Константинович

Книга «Искусство атаки»

противник II вы

отказ от боя # отход на

(поражения) # свои позиции

В профессиональной драке, как вы понимаете, эффект от технического действия имеет прямое отношение к вашей боеспособности вообще. В отличие от единоборств, где такой эффект условен, а действие в большей степени демонстрируется, чем проводится. Потому конструкция ударов в славяно-горицкой борьбе рассчитана не только на поражение, но и на необходимый в драке пространственный маневр, а также и на возможность быстрых и легких серийных взаимодействий. Есть у этих ударов и еще одна особенность. Почти все они взяты мной в двигательную схему как имитация движений бойца с традиционным оружием. И это тоже одна из наших отличительных особенностей. К примеру, распалила имитирует удар кистенем по противнику через щит, турга — колющий удар копьем вперед, соколик —рубящий удар топором, растяжной «вокруг» — срывающаяся с кибита стрела, оба засечных — чистая сабля, ратовище — поперечный удар копьем, а запах или греко-римская защита — отталкивание щитом. Прямой с подола — срывающийся с пращи камень, кий — боевой молоток, а крученая затрещина — аркан. Арсенал солидный. Эйфория боя, вовлекающая бойца в типичность движения, поведения и внутреннего состояния — наиболее благодатная среда для развития индивидуальных способностей. Это вызвано, вероятно, тем, что отголосок памяти подобного боя сохраняется в природе большинства мужчин. Беря в руки красиво и реалистично сделанный меч-муляж, мужчина испытывает смутные душевные колебания, похожие на ностальгию. Смею утверждать, что природное мужское начало выражено тем сильнее и убедительнее, чем сильнее и убедительнее тяга мужчины к единоборству или противоборству, оружию и баталии вообще.

Еще одна особенность ударов славяно-горицкой борьбы —руки и ноги имеют четкое конструктивное сходство. Можно даже сказать, что технические стандарты плечевого пояса и нижних конечностей копируют один двигательный стереотип. Это сделано с целью подчинения единому двигательному порядку, единой закономерности.

Славяно-горицкая борьба избегает не только трудоемких конструкций ударов, но и попросту мало физиологичных. Готов спорить с апологетами восточных единоборств, что растягивание ног в «шпагат» — есть не естественная для человека процедура. И потому удары, построенные на «шпагате», несут оттенок эстетического варварства, подобного физическому «совершенству» мутанта. (Рис. 2).

В русской боевой традиции подобные формы полностью отсутствуют. Вероятно, это происходит ввиду их нецелесообразности в условиях реального бытия и окружающей среды. Однако это обстоятельство вовсе не отрицает способности русских бойцов проводить высокие удары ногами. Должен признаться, что вопрос традиции нанесения таких ударов в древности нельзя считать бесспорным. Достоверно известно, что значительные изменения в сторону расширения возможностей русской состязательной практики произошли в XVI в., во времена правления Ивана IV. Именно в это время развивается идея свободного боя, пришедшая на смену ортодоксальным запретам, имевшим еще ритуальное происхождение. В XVI в. и позже ногами дерутся не только чрезвычайно активно, но и также и в полном объеме атак, искусно атакуя голову. Об этом свидетельствует, например, барон Герберштейн, на записки которого я ссылался в книге «Изначалие». Подтверждение тому дает и вятская традиция пляшущих мужиков, когда они в пляске сбивают друг у друга с головы колпаки, используя при этом подобие высокого удара ногой. Соседствующие с Русью тюркские и татарские общины не только не поддерживают общую тенденцию освобождения рукопашного боя от традиционных ограничений и запретов, но вообще не допускают целесообразности ударов ногами. Это происходит ввиду сложившегося представления татар об этих ударах как о совершенно неэффективной технике. С татарами здесь трудно спорить, ибо у их ближайшего родственника Тамерлана был богатейший опыт покорения Китая со всеми его Шаолинями и боевыми искусствами.

Таким образом, техника ударов ногами Северо-Восточной Руси является эндемичной и независимой. Особенности этой техники отражены славяно-горицкой борьбой, которая не только копирует историческую традицию, но и конструктивно ее развивает. Развитие это не выходит за рамки традиционного менталитета русского рукопашного боя, его антропометрической схемы и эстетических стереотипов.

В чем же особенность ударов реконструированных, используемых или модифицированных славяно-горицкой борьбой? Начнем с ног. Условия, влияющие на конструкцию удара, отражают:

— постоянное ношение обуви;

— постоянное ношение не менее семи месяцев в году одежды довольно плотной и объемной;

— состояние грунта, влияющее на устойчивость бойца во время выполнения ударов, не менее пяти месяцев в году — скользкого грунта;

— боевая целесообразность2 и обусловленность;

— традиционные стандарты движения и другое.

К примеру, если рассмотреть такой фактор как зимняя одежда, то вполне очевидно, что она может служить прекрасным амортизатором удара, предохраняя тело даже от проникающего ударного воздействия. В уличной драке, а стало быть, и в славяно-горицкой борьбе нецелесообразны жесткие, сконцентрированные стойки ввиду того, что они резко сокращают динамическую подвижность тела бойца на площадке. Это влияет и на удары, развиваемые не из эталонно устойчивой и стабильной позиции, а из постоянно перемещающегося тела, которое, помимо того, еще и беспрерывно атакуется со всех сторон. Сам удар должен представлять из себя элемент перемещения в пространстве. То есть нога после удара не возвращается в исходную позицию, а увлекает тело в гармонично вытекающее из удара смещение по площадке. Этот способ ценен еще и тем, что позволяет использовать инерцию движения, вовлекая ее в последовательное развитие ударов уже плечевого пояса. Такие удары, кроме того, значительно экономичнее ударов из устойчивой позиции, поскольку последние по закону физики растрачивают огромное количество энергии в момент создания сдерживающей устойчивости. Ведь для того, чтобы устоять на опорной ноге при мощном, например, еко-гери нужно приложить силу, создающую эту устойчивость в противовес самому удару. В славяно-горицкой же борьбе масса тела направляется в удар, максимально усиливая его и не препятствуя устойчивости, а создавая ее ходом самого удара.

В последней фазе в бой активно вступают руки. Следует помнить, что фаза доведенной концентрации соответствует горизонтальной позиции ноги (рис. 3 б). Удары подобного типа выставляются на уровень нижней части груди — диафрагме, если принимать за расчет свой собственный рост. Именно этот уровень является для них оптимальным.

Подол часто путают с Козой. Внешне эти удары похожи, но у них совершенно разные способы воздействия на противника. Если навь Подола вкатывается в грудь противника горизонтально, после чего «пустая» нога опускается в шаговую стабилизацию, то в Козе удар наносится самим шагом и рассчитан он на пробивание внутренних органов сверху вниз (рис. 4). Удары этого класса в славяно-горицкой борьбе называются «затаптывающими» или «шагающими». К их числу относится и Уговица. Особенность Уговицы заключена в том, что этот тип затаптывания пробивается с вращением корпуса на 180 градусов, что, с одной стороны, создает вращательный момент, усиливая ударное воздействие, а с другой — уводит корпус в позицию с сильно измененным углом последующей атаки (рис. 5).

Арсенал ударов ногами в славяно-горицкой борьбе составляет 25 базовых единиц. Для того, чтобы вести спортивный бой, естественно, совершенно необязательно использовать и практиковать их все. Однако уличный бой предусматривает все-таки охват пространства, объемные пространственные комбинации, которые вкупе со скоростными качествами дают шанс на успех. Потому правильный подход к освоению славяно-горицкой борьбы предусматривает не традиционное поэтапное разучивание приемов, а вживление в пространство. Оно начинается уже с первой тренировки и охватывает 100-120 рефлекторных движений, включая удары и перемещения. И потому вопрос, «какой прием лучше?», здесь не стоит. Речь идет о том, какой целесообразнее в конкретике ситуации. А стало быть боец обязан владеть всей базой. Это примерно то же самое, что использование в практике письма всех букв алфавита, а не выборочных по принципу «нравится — не нравится».

Искусство атаки.Профессиональная драка. Тайны берсерков

когда вторая книга будет? любопытные отступления у автора.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).

Очень фривольно преподнёс Олег Языков историю о попавшем в продвинутую цивилизацию реального русского пацана. Здесь желания ГГ не задерживаются в исполнении и плюшки со всевозможными ништяками сыпятся на него как из рога изобилия. Немного осмыслив своё положение под новым солнцем, герой сразу приступает к делу, создавая свою собственную стратегию в противовес Чужим и совсем Чужим. Хозяйственная деятельность так и прёт из нашего героя со страшной силой. И наш герой побеждает в итоге всех и вся, перехитрив даже императора и прочих боссов всяких там государственных образований.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).

Начал честно читать. Дошел в прологе, буквально на третьей странице, до места, где ГГ хвастается своим папашей-ублюдком. Суть хвастовства в том, что героицкий папахен успел понаемничать и в Сербии и в Хорватии, в Приднстровье и Югославии. И даже словенцы с боснийцами на него обиделись, да так,что по папашке веревка плачет.(с) В общем, выходит образ этакого упыря, с руками по плечи в крови, который везде где только смог попытался выпачкать окружающих в говн. прошу прощения, в русском мире. Собственно после описания папашки и расхотелось читать. Если для ГГ похождения родителя, это за здраво, то боюсь себе представить что они вместе в прошлом набуровят.

Рейтинг: -2 ( 1 за, 3 против).

норм, простенько, живенько ждем продолжения.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).

десятки персонажей ,много линий сбился ,потерялся ,бросил.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).

История «о героическом попаданце» (начавшись в первой части), во второй «внезапно вырождается» в чистое АИ. С одной стороны — чего уж более? Третий рейх повержен «раньше срока», совокупные потери «меньше на . надцать миллионов», новые «достиги» ВПК (реактивная авиация, ракеты, ПВО и тп) «повергают в шок» союзников и «прочих примазавшихся». И. казалось бы живи и радуйся, НО.
-далеко идущие планы «разгромить Японию», оборачиваются ее. поддержкой! (разумеется после разгрома. нас прям не корми, а дай «помочь братским народам»));
— «новый главный враг» — это «тупые янкесы» (разбегающиеся при любом удобном случае, как тараканы придавленные тапком);
— планы атомной агрессии США (против Японии) служат «спусковым крючком» для новой войны (плавно перетекающую сходу в «третью часть»);

Справедливости ради надо отметить что на фоне первой части, читателя ждет более «интересная атмосфера» (Япония, Маньчжурия и прочие. Филлипины), «новые неепические сражения» в воздухе и на земле, новые победы на военном и дипломатическом фронте. и уже поднадоевшие «рапорты о достигах» по захвату очередной (будущей) республики «в составе РСФСР».

И не то что бы я так злобствую (сам я родом из СССР и его поражению /тире развалу/ весьма не рад), однако и описанный вариант чем-то уж напоминает «победы самой лучшей в мире демократии».

Так же необходимо отметить некую … отстраненность от происходящего. Автор не сколько «живет жизнью героя», а пытается выстроить «новую вселенную» под свои вкусы. Если у Юрова (СИ «Чужие крылья») описана именно жизнь простого человека («рабочей лошадки» войны) с его тревогами и всяческими перепетиями, то здесь изложена жизнь некого. супергероя, который на завтрак сбивает по тройке «Зеро», на обед — таранит «янкесовский авианосец», а на ужин расстреливает «статую Свободы». Честное слово, товарищи. читаю пока через силу (в электронном формате я обычно сразу бросаю, а тут раз купил «принцип — прочитай»)). В общем — сижу «и плачу». (от «восторга разумеется»!))

P.S Книгу я пока не дочитал. но уверен «что мы победили»! И на всей планетой отныне будет развеваться.

P.S И конечно)) Данная книга) была куплена мной «на бумаге».

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).

Как ни странно — но если первую книгу я прочел довольно быстро, то вторую часть читал уже с долгими перерывами и заминкой. Представленный образ в первой части данной СИ (соответствовавший моим субъективным предпочтениям) «рассыпался в пух и прах».

Начало книги выстроено в стиле Головачева с его «всемирным УАСС», где «объединенные силы человечества» пытаются побороть оставшиеся «архаизмы» (контрабанду оружия, террор и «прочие явления»). Центральный персонаж книги (во второй части) изменен и ему (как и героине первой части) предстоит выполнить миссию от которой «зависит судьба человечества».

И вроде понятно что этот персонаж «должен встретить героиню» (из первого тома), но. не все так просто. начинается такая «чехарда» с «пробоями вселенной и «локальными парадоксами времени», что. хочется сказать: мол, и тут идея «не та что нужно» (субъективная оценка).
Сюжет «хрипит как загнанная лошадь» и напоминает ранние произведения «отцов-основателей и иже с ними» (например типа Д.Уильямсон «Один против легиона») где через 10 страниц «теряется вся надежда» спасти галактику, но на 11 странице (оная) все же оказывается безжалостно. спасена))

Конечно сама задумка вполне заслуживает уважения, но на фоне (единственно мне известной другой СИ автора «Литановая лоза») эта Си все же «выглядит бледновато».

P.S еще один «парадокс» пожалуй состоит в том что теперь у меня сразу 2 книги автора в разных изданиях. Одно «АО-коллекция» (в формате диологии) и «АО» (в обычном цветастом исполнении). Купив по случаю обе книги, только после покупки «прояснил», что одна из частей (вторая по счетУ) есть у меня в отдельном (цветастом) издании «АО». Ну ничего. и такое часто бывает)) То «в упор» не найдешь «нужную часть», а другая — так вообще в разных изданиях на полке «загорает»))

Искусство атаки.Профессиональная драка. Тайны берсерков

Непознанное:Очевидное-невероятное или операция «Сокрытие» Наиболее полный и обстоятельный рассказ об истории изучения НЛО и уст профессионала

Философия:Агриппа Неттесгеймский Агриппа Неттесгеймский (Agrippa von Nettesheim) Генрих Корнелий (14 сентября 1486, Кельн — 18 февраля 1535, Гренобль), натурфилософ, богослов, гуманист эпохи Возрождения.

Философия:Цицерон Цицерон, родившийся в 106 г. до н.э. и убитый по приказу Антония в 43 г. до н.э. как участник заговора против Цезаря.

Непознанное:Возничий Созвездие Возничего найти на небе довольно легко. Стоит только провести прямую линию по верхнему краю ковша Большой Медведицы, и эта линия укажет на искомое созведие, которое находится на Млечном Пути.

  • Новости
  • Желтые страницы России
  • Известные мастера боевых искусств
  • Хобби и увлечения
  • О здоровье человека

Берсерк — слово не славянское. У наших предков есть свое звучание этого слова — борьсек. Есть и еще один любопытный термин — «рыкарь», то есть кричащий воин. А говорят, рыцарь — понятие для нас нетрадиционное, будто бы пришедшее от немецкого «рейтер»-«всадник». Интересно, что же фонетически ближе современному русскому слову «рыцарь» — немецкое «рейтор», английское «найт», французское «шевалье» или древнерусское «рыкарь»? Думаю, ответ очевиден.

Эх, как не сладко признавать нашим «независимым» историкам, что у Восточнославянской Руси были свои берсерки. А признавать-то приходится, куда ж денешься, источники-то вещь упрямая. Например, Никоновская летопись называет имя одного из древнерусских берсерков — Рагдая, ходившего в одиночку против трехсот воинов. Или Ключевский упоминает Демьяна Куденевича, отгонявшего половецкое войско от Переяславля. Такое под силу только берсерку. Может, стоит напомнить, как умирал Евпатий Коловрат? Зимой 1238 года со своим полком в 1700 человек он разбил отряды Бату-хана и целый год удерживал Владимиро-Суздальские земли. Последний его бой весьма интересен для исследователей русского ратного искусства. Достаточно сказать, что монголам так и не удалось в рукопашном бою взять горстку берсерков во главе с Евпатием. Все их атаки перебивались. И тогда отступившие кольцом монголы расстреляли берсерков со всех сторон из камнеметов. Бату-хан был удовлетворен победой, но восхищение свое выразил в том, что отпустил раненых берсерков, наказав им с почестями похоронить убитого воеводу. А что, собственно, такое «коловрат»? Коловорот, то есть «вращающийся по кругу». Это кличка берсерка.

Берсерк — значит «бешеный». Он никогда не обороняется, он всегда нападает. Это нетрудно понять. Обороняясь, невольно становишься мишенью. Когда в нас посылается один или два удара разом, защититься можно, но когда десять — нельзя. Чисто физиологически. А вот самому наброситься на десятерых и разметать их можно. Не верите? — Посмотрите русскую драку. В ней каждый субъект нападает. Яро, напористо. Кто не выдерживает, «ломается», тот часто просто убегает, ибо противника уже не остановить. А уж кричат-то! И с крика начинают.

Другой любопытный момент — берсерки, вводя себя в невменяемое состояние, освобождаясь от одежды, попросту рвали ее на себе. Подобное поведение на языке зеков ныне означает: «готов на убийство». Так вот почему в русской драке голову теряют. Бой этот называется «охотницким» и символизируется разрывающими друг друга волками. Впервые изображение их встречается на ритуальном кубке-ритоне из кургана Х века, названного «Черная могила». Голову теряют потому, что приводят в действие сложный физиологический механизм, изменяющий протекание нервных реакций организма. В этом состоянии у берсерка значительно увеличивается скорость двигательных рефлексов. Движения его порывисты и легки, затормаживается деятельность периферийных рецепторов, отчего берсерк не испытывает, например, боли, если его в этот момент ранить. Деталь, может быть, и второстепенная, но на мистифицированный рассудок древних накладывала свой особый отпечаток. Например, дерущийся со стрелой в спине и при этом не испытывающий боли вряд ли не вызывает суеверного страха у врага. А дикая сила берсерка, способного в эти минуты разорвать руками подвернувшегося противника? Вот откуда известное из летописей «разрубание на полы», то есть пополам. Напомню, что своего врага в ритуальном побоище — богатыря-ордынца Хоставрула — Евпатий Коловрат разрубил до седла.

Откуда взялись берсерки, что породило их как явление? Думаю, и на этот вопрос можно ответить достаточно определенно: наличие враждебного, многократно численно превосходящего лагеря. У германцев берсерки появились как реакция на вторжение в Центральную и Северную Европу полчищ гуннов во второй половине IV века. Географическое же положение восточнославянских земель препятствовало движению кочевых тюркоязычных масс на Запад, являясь неким барьером. Причем Восточнославянская Русь всегда справлялась малочисленным профессиональным воинским контингентом. Дружина, состоящая из младшей (впоследствии образовавшей социальную прослойку — «дети боярские») и старший, даже в Великих княжествах Руси редко доходила численностью до 2000 человек. Напомню, что на ее плечи ложилось не только побоище во чистом поле, но и оборона стратегически важных объектов, престола, сбор дани, содержащей казну, формирование рати на подвластных территориях и т. п. Безусловно, в таком войске особую роль играли индивидуальные качества каждого. При внезапном набеге рать не соберешь — нужно время. Кроме того, ратный арсенал тоже находится под замком князя, а стало быть, мужики по вотчинам вооружены чем попало и доспеха никакого не имеют. Организация войска — дело сложное. Людей мало собрать, из них нужно сформировать боевые отряды. А где это делать, когда становище престольное уже обложено отовсюду кочевьем. Вот тогда решающее слово было за смертником-одиночкой, способным на какое-то время нейтрализовать врага. А на Востоке берсерков не было. Какая в них нужда там, где десятки тысяч человеческих жизней все разом не стоили гроша ломаного?

marafonec

Бег на месте к горизонту

Искусство убивать: для армии оно как раз, в миру – недопустимо

https://publizist.ru/blogs/4796/22376/-

Бить человека по лицу я с детства не могу. Владимир Высоцкий

Человек – создание одновременно агрессивное и трусливое. Драться он не любит и боится. Но борьба за сохранение жизни вынуждает прибегать в драке с первых дней существования человека – когда не было пищи, первобытные люди поедали друг друга, отнимали еду у слабых, и так человеческий род смог выжить.
Люди всегда дрались – один на один, армия на армию, поэтому вся цивилизация так или иначе строится вокруг умения драться: кто не умеет, тот не выживает.
За свою историю человечество изобрело великое множество систем, готовящих человека к искусству драки с себе подобными. Эти системы менялись с прогрессом науки и техники, и люди всегда пытались узнать ту тайну, которая делает человека настоящим и непобедимым воином.
Техники использования оружия, от холодного до огнестрельного, давно стали сокровищницей человеческого знания.
Тайна рукопашного боя давно стала покрываться мистическим туманом и легендами. Возникли целые сословия и сообщества, увлечённо спорящие между собой, что лучше – вертикальный кулак или горизонтальный, стоит ли бить ногой в голову или не стоит.
Впрочем самые умные заявили: боевые искусства – это не искусство нападения, а искусство благородной самозащиты, когда тебя бьют, а ты ловко уворачиваешься.

Так общество утилизировало агрессию социума и направляло её в неопасное для себя русло.

Сначала в СССР сгоряча за карате сажали в тюрьму. Была такая глупая эпоха. Потом этому стали учить детей. Потому что это де просто спорт – как футбол или хоккей. Разновидность акробатики, гимнастики – чего угодно, но не искусства убивать.

Но искусство убивать начинается и заканчивается не в прыжках и пинках. Оно сидит в психологической готовности к «причинению смерти другому человеку» (Ст. 105 УК РФ). Ибо без такой готовности какое же может быть боевое искусство?

Вас научили правильно стоять, дышать, ходить, потом связали всё это в единое движение, сопровождаемое выбрасыванием конечности в сторону противника – но вы не готовы убивать и боитесь драться. Вы тренируетесь, учите приёмы нападения и защиты – но не обретаете уверенности в себе, и потому бросаете занятия.

Не потому что вы ленивы. Вы просто чувствуете, что тратите энергию не на то. Вы никогда не сможете применять умение драться вне тренировочного зала, если не развили в себе способность осознанно идти на убийство противника. Но как только вы стали тренировать способность осознанного убийства, вам надо уходить из секции и идти либо в банду, либо в армию и в спецслужбы. Способность убивать не задумываясь – вот то главное, что нужно для успеха в воинском деле.

Это и есть главный секрет боевых искусств.

История знает массу примеров, когда у магазина или в тёмном подъезде пара алкашей и прокуренных урок забивали насмерть боксёров и носителей черных поясов по карате. Почему? Потому что урки и алкаши не тормозили перед ударом. Им бить – как дышать, а спортсмена всю жизнь учили бить сильно, но безопасно для партнера.

Потому прирождённых бойцов или солдат в любом обществе не более двух процентов населения. В войну только они умеют выжить в самых безнадёжных ситуациях и получают награды за самые успешные операции. В мирное время они становятся или звёздами жестоких видов спорта, или преступниками и сидят в тюрьмах. Ну, или становятся звёздами кино, где драка до смерти одного из героев – основной сюжетный материал.

Чтобы научиться реально защищаться, надо сначала научиться реально эффективно убивать. Быстро и без затрат лишних сил и времени. И прежде всего без раздумий и моральных колебаний. В этом и есть смысл подготовки специалиста по бою. Хоть с оружием, хоть без него. Но в любом случае всё начинается со снятия внутренних табу на убийство. Подавить отвращение к убийству. Без этого все игры в самозащиту без оружия или с оружием – пустая трата времени.

Победить по очкам в драке нельзя, но если вдруг столкнулись два неумельца, главный риск для них – случайно произошедшее травмирование себя или противника. Случайно попал в висок – и убил. Случайно попал в челюсть, а противник упал затылком на асфальт и погиб. Пинал ногой куда получится, а попал в колено или в пах – и человек на всю жизнь инвалид или вовсе труп.

Это не боевое искусство. Так дерутся те, кто драться не научился, даже если ходил два месяца на бокс или даже стал чемпионом города по чему-нибудь в перчатках и кимоно. Более опытные уже наполучали по голове достаточно, чтобы понять – драка сопряжена с риском социальным и физическим. Поэтому они уже в драки не лезут. Быть успешным в драке можно только избавившись от страха убивать и научиться делать это как можно скорее.

Решиться стать на такой путь нелегко. Это можно сделать или по глупости (романтика), или по святости (готовность принять на себя жертву в виде греха убийства ради защиты других). Те, кто на войне прошёл через реальные рукопашные схватки, вовсе не нашли в них необходимости высокого мастерства махать ногами и делать быстрые движения руками. Но все прошли через понимание необходимости быть готовым умереть самому и убить врага как можно быстрее.

Когда на смерть идут –поют,
А перед этим можно плакать.
Ведь самый страшный час в бою –
Час ожидания атаки.

Мне кажется, что я магнит,
Что я притягиваю мины.
Разрыв – и лейтенант хрипит.
И смерть опять проходит мимо.

Но мы уже не в силах ждать.
И нас ведет через траншеи
Окоченевшая вражда,
Штыком дырявящая шеи.

Бой был коротким.
А потом глушили водку ледяную,
И выковыривал ножом
из-под ногтей я кровь чужую.

(Семён Гудзенко, 1942 год).

Вот что написал о реальной рукопашной схватке тот, кто её пережил в жизни. Как видите, тут ни слова о том, чему мы привыкли учиться на разных секциях. Вот вам настоящее боевое искусство.

Юность глупа и жестока. Юность не понимает чужой боли. Не знает страха смерти. Ни своей, ни чужой. Война – дело молодых. Интеллект молодёжи всегда ниже – в силу отсутствия ума, опыта и жизненного багажа. Но, к счастью, драчливый период в жизни человека длится недолго и быстро проходит, к 30-и годам он уже научается иначе решать свои проблемы. Предвидеть конфликты и не попадать в них. Избегать опасных ситуаций, где безрассудно подвергается опасности жизнь своя и тех, кто рядом с тобой.

Поэтому ныне схлынувшая мода на боевые искусства – это очень хороший показатель. Это критерий повзросления общества, понимания того, что если ты реально хочешь воевать, для этого существует армия, а всё, что кроме – от лукавого. Хотя очень многих опытных тренеров это оставляет без куска хлеба. Но хорошие тренеры найдут себе применение, ибо интерес к теме стояния рядом со смертью у человека в крови.

Главное, чтобы эта кровь не проливалась за пределы человеческого разума.

Искусство атаки.Профессиональная драка. Тайны берсерков

По описаниям, берсерки были «безумны как псы» и «сильны как медведи». Говорят, они грызли щиты, глотали угли, ходили по огню и могли убить противника с одного удара, в боли не чувствовали вовсе. Ученые давно пытаются понять, что давало им такую суперсилу, и недавно появилась новая теория.

Воины-викинги, которые впадали в ярость берсерка, вероятно, наедались белены, считают ученые. Норвежским экспертам эта теория кажется сомнительной.

Выражение «ярость берсерка» происходит от понятия, с помощью которого описывали кровожадных древненорвежских воинов. Они рвались в бой в таком гневе, что били без разбору и друзей, и врагов.

Таких воинов звали берсерками, и были они, по описаниям, «безумны как псы» и «сильны как медведи или быки». Они могли убить противника с одного удара. Они грызли щиты, глотали угли и ходили по огню, написано в Большом норвежском словаре.

Ранее ученые думали, что такие воины могли быть в состоянии алкогольного опьянения, но сейчас у исследователя Карстена Фатура (Karsten Fatur) появилось другое объяснение, сообщает ARS Technica, которая первая упомянула о новой теории.

Скорее всего, это не грибы

Белена черная

Предположение исследователя опирается на различные описания берсерков в древненорвежских источниках. Процесс начинался с озноба и тремора, а затем лицо воина опухало и краснело. Потом он впадал в ярость.

Когда эффект спадал, воин заболевал и испытывал физическое и эмоциональное истощение.

Эти симптомы наряду со рвотой, потоотделением, спутанностью сознания и припадками совпадают с тем, что испытывает человек, наевшийся красных мухоморов.

Но, по мнению Фатура, более правдоподобно, что воины были в состоянии опьянении беленой.

Цветок, известный в истории

Белену действительно использовали в эпоху викингов, рассказывает Аннелеен Кооль (Anneleen Kool). Она работает в Музее естественной истории Осло и изучает, как именно растения использовались во времена викингов.

«Ее часто находят при раскопках захоронений викингов, например, ее нашли во многих местах в Дании, Йорке, Дублине и в российской Старой Ладоге», — написала она в электронном письме Forskning.

Также археологи нашли следы растения в могиле одной ворожеи в Дании, рассказала она.

В разные времена растение использовалось как снотворное, успокоительное, также с его помощью вызывали галлюцинации. По словам Кооль, это растение смертельно ядовито, и его использование не было безопасным.

Белена содержит вещества гиосциамин и скополамин, которые оказывают сильное наркотическое воздействие на нервную систему, согласно статье Музея естественной истории. Если ее семена нагреть, они начинают выделять эти вещества, имеющие анестезирующий и оглушающий эффект. Вероятно, оракул в Дельфах вдыхал дым именно от таких семян.

Подходящие симптомы

И белена, и мухоморы могут вызывать симптомы, похожие на те, что были у викингов, но, по словам Карстена Фатура, для тех, кто съел мухомор, агрессия не свойственна. С другой стороны, он упоминает случаи, когда растения, родственные белене и содержащие те же вещества, взывали агрессивное поведение.

Анестезирующий эффект белены, вероятно, помогал воинам лучше терпеть боль. Это создавало впечатление непобедимости на поле боя.

Поскольку на следующий день после боя у воинов начинались головные боли и проблемы со зрением, Фатур полагает, что употребляли они именно белену, а не мухоморы, у которых почти нет отложенных побочных эффектов.

Лишь предположения

Аннелеен Кооль из Музея естественной истории полагает, что в исследовании слишком много допущений.

«Но так часто и бывает, когда пытаешься раскопать подобные вещи».

Она не уверена, что викинги использовали растение именно в этих целях.

«Викингам было бы трудно добиться таких успехов в военном деле, если бы они были под воздействием наркотиков», — говорит Кооль.

Карстен Фатур и сам подчеркивает, что это, конечно, лишь предположение, основанное на информации из доступных ему источников. Пока что его теория не доказывается никакими археологическими находками.

Возможно, так называемую ярость берсерка вызывало что-то другое. Может, в нее вводили с помощью ритуалов, или она была связана с эпилепсией, психическими заболеваниями или алкоголем.

Сложное понятие «берсерк»

Одна из главных проблем в этой области — отсутствие однозначного определения слова «берсерк». Если трактовать его буквально, древненорвежское слово berserkr состояло из слов «медведь» + «рубаха» («медвежья рубаха», «медвежья шкура»), и, вероятно, указывало на защитную экипировку, которую воин использовал в битве. Об этом рассказывает Каролине Хьесруд (Karoline Kjesrud), исследовательница Музея истории культуры в Осло.

«Это слово часто использовалось, чтобы описать человека с хорошими воинскими качествами, зачастую оно было связано с размерами и другими характеристиками. „Берсерк» мог служить синонимом сильного человека, гиганта», — объяснила она в электронном письме.

Использовалось это слово и в других контекстах. В некоторых случаях его применяли как синоним воина вообще или воинственного пришельца из дальних стран. В литературе Средневековья берсерков наделяли сверхъестественными силами:

«Например, они могут менять облик во время боя, из-за чего их очень трудно победить», — говорит Хьесруд.

Насколько Хьесруд знает, данных о том, чтобы берсерки принимали нечто особенное перед боем, нет. Подчеркивались только их сила и размеры.

Она сомневается, что воины использовали какое-то определенное растение, чтобы одурманить себя и ринуться в бой.

«Белена упоминается в нескольких медицинских описаниях, датированных концом XV века, но только в качестве лекарства, а не как опьяняющее средство. Например, ее использовали как мочегонное. Если бы это растение было известно как обычное опьяняющее средство, применяемое на войне, может быть, мы бы нашли больше свидетельств в средневековых источниках?»

Ссылка на основную публикацию