Хроники меча Тайа | Karate-krs.ru

Хроники меча Тайа

Философские трактаты

Здесь собраны основные философские трактаты древней Японии:
Миямото Мусаси и его великолепная Книга Пяти Колец (Го Рин но Сё), которая является настольной книгой каждого, кто занимается фехтованием.
Ямамото Цунэтомо и его Хагакурэ — «Сокрытое в листве«, самый авторитетный из древних трактатов посвящённых Бусидо — «Пути самурая» который являлся кодексом самурая
— В разделе «Дзен и фехтование» собрано большое количество материала, касающегося Меча самурая, посведневной жизни самурая, школам фехтования: Катори Синто рю, синкагэ рю, секретам фехтования.
Юдзан Дайдодзи и его Будосёсинсю описывающее бусидо с точки зрения современника той эпохи является настольной книгой самурая.

Раздел Название темы Ответов
Чай-хана (беседы ни о чем) Отдых 5
Grinii
Япония — Культура, Музыка, Искусство. Подарок сэнсею 10
Grinii
Чай-хана (беседы ни о чем) Что привезти шефу 1
Grinii
Чай-хана (беседы ни о чем) Чего мы читаем. 43
Grinii
Чай-хана (беседы ни о чем) Вопрос о хобби 16
Grinii
Софт, Компьютер, Игры. Программы для создания сайтов 9
Grinii

Краткий трактат о «Мече Тайа», приведённый здесь целиком, поможет понять то, что можно назвать «метафизикой меча» Дзягю Тадзима-но-ками:

«Искусство меча, как я понимаю, не в борьбе за победу, не в испытании силы, не в том, чтобы сделать шаг вперёд или назад. Оно состоит в том, что вы (ваше) не видите меня (моё), а я (моё) не вижу вас. («Ты» и «я», не видящие друг друга, означают, что кто-то пребывает в области реальности. Он не видит никаких противоречий, поскольку там ещё нет различия между небом и землёй, между Инь (женским) и Янь (мужским). Идея Такуана в том, что сражающийся не должен думать о «Я» и «не-Я», ибо такая установка не присутствует в его уме и движениях, поражения тут как тут).

Тот, кто проник туда, где небо и земля не разделялись, — где Инь и Янь ещё не разделился, о том говорят, что он достиг совершенства (в своём искусстве).

Человек, который в совершенстве овладел искусством, не пользуется мечом. Его противник сам себя убивает. А когда такой человек пользуется мечом, — то только для того, чтобы дать жизнь другим. Когда нужно убивать, он убивает, когда нужно дать жизнь, даёт жизнь. Убивая, не думает об убийстве, поддерживая жизнь, не думает о поддерживании жизни, ибо ни в убийстве и ни в поддерживании жизни не замешано «я». Человек не видит «того» и «этого», и в то же время хорошо видит, что есть «то» и «это». Он не делает различия и в то же время хорошо знает, что есть что. Он идёт по воде, будто по земле, по земле, будто по воде. Тому, кто достиг этой свободы, не сможет помешать никто на земле. Он стоит совершенно сам по себе.

Вы бы хотели этого достичь?

Когда вы идёте или отдыхаете, сидите или лежите, разговариваете или пребываете в покое, когда едите рис или пьёте чай, — не позволяйте себе быть вялым, не позволяйте себе лениться, но упорствуйте в поисках «этого». Когда, минуя месяцы и годы, «это» раскроется, как свет во тьме (в которой вы находились, не зная, как вам быть со знанием, которое не передаётся от учителя) и откроется источник чудес, — из него появится действие и не-действие. Когда вы достигаете «этого», вы осознаете то состояние, которое проходит сквозь относительность вещей в вашу повседневную жизнь и не покидает её. Это я называю Мечом Тайа.

Открывая Меч Тайа в себе, каждый осознаёт своё совершенство. Когда он чист, даже Дэвы (небесные существа) боятся его, но когда он не чист, они могут сыграть с ним злую шутку. Когда высшая рука встретит другую, и они скрестят мечи, ни одна из сторон не одержит победу. Так же было, когда Будда поднял цветок, а Махакашьяна улыбнулся. Например, определить мельчайшее различие в весе, едва взглянув на кусок золота или серебра — это обычное дело рассудка. Что же касается того, кто достиг совершенства в искусстве, он разрубит вас на трое, прежде чем вы обратитесь к одному или уясните три и более того, если вы стоите с ним лицом к лицу. (Обращения к «одному» или к «трём» не имеет особого отношения к этим цифрам. Это иллюстрация быстроты, с которой дзенский учитель или фехтовальщик обнаружит малейшее движение, сделанное тем, кто стоит перед ним, — будь то монах или другой фехтовальщик. Учитель говорит: «Если скажешь хоть слово, получишь от меня тридцать ударов палкой. Говори!» Монах выходит вперёд и, когда собирается поклониться, получает удар. Он протестует: «Я ещё не сказал и слова. За что же вы меня ударили?» Учитель отвечает: «Если бы я ждал, когда ты заговоришь, было бы уже поздно»).

Такой человек никогда не даст вам увидеть своего клинка. Клинок мелькает, как вспышка молнии, как порыв бури. Ну а те, кто не получил настоящей тренировки, задержатся на чём-нибудь, потеряв свободу движений. Такой человек испортит клинок и поранит себя. Не допускайте ошибочных мыслей, не занимайтесь бесполезными расчётами. «Это» не выразить словами, «этому» нельзя подражать, «это» необходимо тренировать. Вы должны пережить «это» сами, помимо всех учений.

Когда «это» осознано, «оно» движется совершенно свободно, независимо от того, как «это» используется. Иногда «оно» утверждает себя, иногда отрицает и ничего с «ним» поделать не могут. В чём же смысл всего этого? Один мудрец древности сказал: «Если в вашем доме нет изображения хакутаку, тогда вы этого не боитесь». (Хакутаку (по-кит. — пай-цзё) — это таинственное создание, чьё тело напоминает руку, а голова у него человеческая. В древности верили, что это существо по-едает наши плохие сны и злые переживания, поэтому те кто хотел, чтобы оно съело все их болезни, вешали его изображения на воротах или внутри своего дома. Такуан здесь имеет в виду то, что это хакутаку может уничтожить всё плохое в нашей жизни, тем самым привлекая к себе всё хорошее. Лучше, чтобы ничто вокруг не напоминало нам о зле, ибо каждая мысль о нём ведёт нас ко злу. «Лучше пусть и хорошие вещи тоже не происходят». Хорошее и плохое взаимодополняют друг друга и когда мы признаём одно, автоматически принимаем и другое).

Когда после практики и долгой самодисциплины вы приходите к этой мудрости, тогда поднять «единый меч» — значит сохранить мир во всём мире. И здесь нет никакого легкомыслия!»

Почти одновременно с Дзягю Тадзима-но-ками в Эдо,- теперь г. Токио — жил за рекою Сумидэ другой фехтовальщик, известный под именем Одариги Итиун. В то время, как теперь известно, Тадзима-но-ками был связан с кланом Токугава, находился на вершине славы и обладал огромной известностью. А учитель третьего сёгуна был известен узкому кругу своих друзей и учеников. Их социальное положение различалось. Однако, судя по тому, что он писал, Итиун был лучшим фехтовальщиком. Он презирал тех профессиональных учителей, что собирались вокруг политических деятелей, ибо у них, как говорил его учитель Сэкуин, были «грубые души», стремящиеся к достижениям славы. Такие учителя ради почестей приносили в жертву своё искусство.

Общим в философии фехтования Итиуна и Дзягю было то, что в основе лежал дзен-буддизм. Итиун был склонен больше придавать значение пониманию задач дзен, за которым, как он говорил, приходило и понимание техники. Дзягю, напротив, больше придавал значение технике, хотя и подчёркивал значение дзен для фехтования. Но он не заходил так далеко, как Итиун, который совершенно игнорировал тактическое искусство, как таковое. Итиун открыто заявлял, что его меч был мечом «не-деяния», «не-искусства», «не-техники», «не-ритмичности», «пологающимся на ничто», не нуждающимся ни в чём, что подобно искусству фехтования. И всякий, как считал он, кто будет говорить о методе его практической тренировки, скажет, что это «очень странно и необыч-но». И, наконец, Итиун характеризовал свой меч и его назначение не в ай-ути (взаимном убийстве), а в ай-нукэ (взаимном уклонении или избавлении).

Нижеследующий текст представляет собой сильно сокращённый конспект, написанный в кон-це восемнадцатого века с оригинального произведения, написанного Одариги Итиуном. Этот конспект составил Хария Сэкиун, будучи продолжателем традиций школы «Меча не пребывающего ума» (судзюсин-кэн). Эта рукопись имеет очень большое значение для изучения фехтования, показывая всеобъемлющее значение духовной тренировки в сравнении с обучением фехтованию как ремеслу, и показывает отношение просветлённой личности к техническому мастерству. Фехтование — это не искусство убивать, оно состоит в том, чтобы развивать себя нравственно, философски, духовно.

Такуан Сохо. Хроники меча тайа. (Тайа Ки)

Предположительно, как мастер боевых искусств, я не сражаюсь, чтобы приобрести или потерять, не озабочен силой или слабостью, не делаю ни одного шага вперед и не отступаю ни на один шаг назад. Враг не видит меня. Я не вижу врага. Проникая туда, нде небо и земля еще не разделились, где инь и ян еще не возникли, я достигаю цели быстро и неотвратимо.

Безупречный воин пользуется мечом, но не убивает других. Он использует меч, чтобы возвращать другим жизнь. Когда нужно убить, он убивает. Когда нужно возвращать к жизни, он возвращает к жизни. Убивая, он полностью сосредоточен; возвращая к жизни, он полностью сосредоточен. Не определяя, что хорошо, а что плохо, он видит хорошее и плохое. Не пытаясь проводить различия, он различает без затруднений. Ступать по воде для него все равно, что идти по земле, а идти по земле для него все равно что ступать по воде. Он достиг этой свободы, и теперь никто в мире не смутит его. Во всем, что он делает, ему нету равных.

Вы желаете достичь этого? В таком случае, идя, стоя, сидя и лежа, разговаривая и сохраняя молчание, во время чайной церемонии и рисовой трапезы, ваша тренировка должна продолжаться, вы должны быстро намечать цель и внимательно следить за любым ее приближением или удалением. Так вам следует смотреть прямо в суть вещей. По мере того, как будут проходить месяцы и годы, вам покажется, что свет постепенно зажигается во тьме. Вы постигнете мудрость без учителя и безо всяких усилий откроете в себе таинственный дар. При этом вы останетесь в пределах обычного, но все же выйдете за его пределы. Называя это одним словом, говорят: «Тайа».

У каждого есть острый меч Тайа, и в каждом он пребывает в совершенной полноте. Постигшие нагоняют страх даже на Мар, а несведущих легко обманывают даже еретики. С одной стороны, когда два совершенных мастера скрещивают мечи, невозможно предсказать итог поединка. Это напоминает Шакьямуни, держащего цветок, и Кашьяпу, едва заметно улыбающегося. С другой стороны, видение одного и понимание трех остальных, выявление невооруженным взглядом незначительных весовых различий — для этого достаточно обычной ловкости. Если кто-либо достиг этого, он разрубит вас на три части еще до того, как вы увидите одно и постигните три остальных. Что и говорить о том случае, когда вы столкнетесь с ним лицом к лицу?

Настоящий мастер никогда не показывает кончика своего меча. Он так быстр, что даже ветер не поспевает за ним. Он так стремителен, что промелькнет, и даже молния не успеет блеснуть. Если человек не владеет этой тактикой, он только собьется и запутается. При этом он сломает клинок, поранит руку и не проявит ловкости. Подлинное мастерство не измерить ни опытом, ни знаниями. Его невозможно выразить словами. Его невозможно выучить по книге. Таков закон специальной передачи истины за пределами наставлений.

Для проявления этой великой способности нет установленных правил. Правильное действие, неправильное действие — даже небеса не могут разобраться в этом. В чем же природа этого мастерства? Древние говорили: «Когда в доме нет картины с изображением Бай Чже, привидений вообще не существует». Если человек закалил себя и постиг этот принцип, он будет одним мечом повелевать всем сущим под небесами. Изучающие Путь да не будут легкомысленны.

Для проявления этой великой способности нет установленных правил. Если великая сопсобность этого учения откроется вам, это произойдет спонтанно, без каких-либо закономерностей. И все же ее называют великой способностью, потомучто она простирается в десяти направлениях, и нет такого места, где бы ее не было хотя бы на волосок. Установленное правило — это закон или предписание. Но не существует законов и предписаний, которые могли бы пролить свет на действия великой способности.

Хроники меча Тайа Тайа Ки Такуан Сохо

Хроники меча Тайа Тайа Ки Такуан Сохо

Предположительно, как мастер боевых искусств, я не сражаюсь, чтобы приобрести или потерять, не озабочен силой или слабостью, не делаю ни одного шага вперед и не отступаю ни на один шаг назад. Враг не видит меня. Я не вижу врага. Проникая туда, где небо и земля еще не разделились, где инь и ян еще не возникли, я достигаю цели быстро и неотвратимо.

Безупречный воин пользуется мечом, но не убивает других. Он использует меч, чтобы возвращать другим жизнь. Когда нужно убить, он убивает. Когда нужно возвращать к жизни, он возвращает к жизни. Убивая, он полностью сосредоточен; возвращая к жизни, он полностью сосредоточен. Не определяя, что хорошо, а что плохо, он видит хорошее и плохое. Не пытаясь проводить различия, он различает без затруднений. Ступать по воде для него все равно, что идти по земле, а идти по земле для него все равно что ступать по воде. Он достиг этой свободы, и теперь никто в мире не смутит его. Во всем, что он делает, ему нету равных.

Вы желаете достичь этого? В таком случае, идя, стоя, сидя и лежа, разговаривая и сохраняя молчание, во время чайной церемонии и рисовой трапезы, ваша тренировка должна продолжаться, вы должны быстро намечать цель и внимательно следить за любым ее приближением или удалением. Так вам следует смотреть прямо в суть вещей. По мере того, как будут проходить месяцы и годы, вам покажется, что свет постепенно зажигается во тьме. Вы постигнете мудрость без учителя и безо всяких усилий откроете в себе таинственный дар. При этом вы останетесь в пределах обычного, но все же выйдете за его пределы. Называя это одним словом, говорят: «Тайа».

У каждого есть острый меч Тайа, и в каждом он пребывает в совершенной полноте. Постигшие нагоняют страх даже на Мар, а несведущих легко обманывают даже еретики. С одной стороны, когда два совершенных мастера скрещивают мечи, невозможно предсказать итог поединка. Это напоминает Шакьямуни, держащего цветок, и Кашьяпу, едва заметно улыбающегося. С другой стороны, видение одного и понимание трех остальных, выявление невооруженным взглядом незначительных весовых различий — для этого достаточно обычной ловкости. Если кто-либо достиг этого, он разрубит вас на три части еще до того, как вы увидите одно и постигните три остальных. Что и говорить о том случае, когда вы столкнетесь с ним лицом к лицу?

Настоящий мастер никогда не показывает кончика своего меча. Он так быстр, что даже ветер не поспевает за ним. Он так стремителен, что промелькнет, и даже молния не успеет блеснуть. Если человек не владеет этой тактикой, он только собьется и запутается. При этом он сломает клинок, поранит руку и не проявит ловкости. Подлинное мастерство не измерить ни опытом, ни знаниями. Его невозможно выразить словами. Его невозможно выучить по книге. Таков закон специальной передачи истины за пределами наставлений.

Для проявления этой великой способности нет установленных правил. Правильное действие, неправильное действие — даже небеса не могут разобраться в этом. В чем же природа этого мастерства? Древние говорили: «Когда в доме нет картины с изображением Бай Чже, привидений вообще не существует». Если человек закалил себя и постиг этот принцип, он будет одним мечом повелевать всем сущим под небесами. Изучающие Путь да не будут легкомысленны.

Для проявления этой великой способности нет установленных правил. Если великая способность этого учения откроется вам, это произойдет спонтанно, без каких-либо закономерностей. И все же ее называют великой способностью, потому что она простирается в десяти направлениях, и нет такого места, где бы ее не было хотя бы на волосок. Установленное правило — это закон или предписание. Но не существует законов и предписаний, которые могли бы пролить свет на действия великой способности

Хроники меча Тайа

За последние 60 дней ни разу не выходила

Статистика

Мир боевых искусств Хроники меча Тайа

П редположительно, как мастер боевых искусств, я не сражаюсь, чтобы приобрести или потерять, не озабочен силой или слабостью, не делаю ни одного шага вперед и не отступаю ни на один шаг назад. Враг не видит меня. Я не вижу врага. Проникая туда, нде небо и земля еще не разделились, где инь и ян еще не возникли, я достигаю цели быстро и неотвратимо.

Безупречный воин пользуется мечом, но не убивает других. Он использует меч, чтобы возвращать другим жизнь. Когда нужно убить, он убивает. Когда нужно возвращать к жизни, он возвращает к жизни. Убивая, он полностью сосредоточен; козкращая к жизни, он полностью сосредоточен. Не определяя, что хорошо, а что плохо, он видит хорошее и плохое. Не пытаясь проводить различия, он различает без затруднений. Ступать по воде для него все равно, что идти по земле, а идти по земле для него все равно что ступать по воде. Он достиг этой свободы, и теперь никто в мире не смутит его. Во всем, что он делает, ему нету равных.

Вы желаете достичь этого? В таком случае, идя, стоя, сидя и лежа, разговаривая и сохраняя молчание, во время чайной ццеремонии и рисовой трапезы, ваша тренировка должна продолжаться, вы должны быстро намечать цель и внимательно следить за любым ее приближением или удалением. Так вам следует смотреть прямо в суть вещей. По мере того, как будут проходить месяцы и годы, вам покажется, что свет постепенно зажигается во тьме. Вы постигнете мудрость без учителя и безо всяких усилий откроете в себе таинственный дар. При этом вы останетесь в пределах обычного, но все же выйдете за его пределы. Называя это одним словом, говорят: «Тайа».

У каждого есть острый меч Тайа, и в каждом он пребывает в совершенной полноте. Постигшие нагоняют страх даже на Мар, а несведущих легко обманывают даже еретики. С одной стороны, когда два совершенных мастера скрещивают мечи, невозможно предсказать итог поединка. Это напоминает Шакьямуни, держащего цветок, и Кашьяпу, едва заметно улыбающегося. С другой стороны, видение одного и понимание трех остальных, выявление невооруженным взглядом незначительных весовых различий — для этого достаточно обычной ловкости. Если кто-либо достиг этого, он разрубит вас на три части еще до того, как вы увидите одно и постигните три остальных. Что и говорить о том случае, когда вы столкнетесь с ним лицом к лицу?

Настоящий мастер никогда не показывает кончика своего меча. Он так быстр, что даже ветер не поспевает за ним. Он так стремителен, что промелькнет, и даже молния не успеет блеснуть. Если человек не владеет этой тактикой, он только собьется и запутается. При этом он сломает клинок, поранит руку и не проявит ловкости. Подлинное мастерство не измерить ни опытом, ни знаниями. Его невозможно выразить словами. Его невозможно выучить по книге. Таков закон специальной передачи истины за пределами наставлений.

Для проявления этой великой способности нет установленных правил. Правильное действие, неправильное действие — даже небеса не могут разобраться в этом. В чем же природа этого мастерства? Древние говорили: «Когда в доме нет картины с изображением Бай Чже, привидений вообще не существует». Если человек закалил себя и постиг этот принцип, он будет одним мечом повелевать всем сущим под небесами. Изучающие Путь да не будут легкомысленны.

Для проявления этой великой способности нет установленных правил. Если великая сопсобность этого учения откроется вам, это произойдет спонтанно, без каких-либо закономерностей. И все же ее называют великой способностью, потомучто она простирается в десяти направлениях, и нет такого места, где бы ее не было хотя бы на волосок. Установленное правило — это закон или предписание. Но не существует законов и предписаний, которые могли бы пролить свет на действия великой способности.

Хроники меча Тайа

Предположительно, как мастер боевых искусств, я не сражаюсь, чтобы приобрести или потерять, не озабочен силой или слабостью, не делаю ни одного шага вперед и не отступаю ни на один шаг назад. Враг не видит меня. Я не вижу врага. Проникая туда, где небо и земля еще не разделились, где инь и ян еще не возникли, я достигаю цели быстро и неотвратимо.

Безупречный воин пользуется мечом, но не убивает других. Он использует меч, чтобы возвращать другим жизнь. Когда нужно убить, он убивает. Когда нужно возвращать к жизни, он возвращает к жизни. Убивая, он полностью сосредоточен; возвращая к жизни, он полностью сосредоточен. Не определяя, что хорошо, а что плохо, он видит хорошее и плохое. Не пытаясь проводить различия, он различает без затруднений. Ступать по воде для него все равно, что идти по земле, а идти по земле для него все равно, что ступать по воде. Он достиг этой свободы, и теперь никто в мире не смутит его. Во всем, что он делает, ему нету равных.

Вы желаете достичь этого? В таком случае, идя, стоя, сидя и лежа, разговаривая и сохраняя молчание, во время чайной церемонии и рисовой трапезы, ваша тренировка должна продолжаться, вы должны быстро намечать цель и внимательно следить за любым ее приближением или удалением. Так вам следует смотреть прямо в суть вещей. По мере того, как будут проходить месяцы и годы, вам покажется, что свет постепенно зажигается во тьме. Вы постигнете мудрость без учителя и безо всяких усилий откроете в себе таинственный дар. При этом вы останетесь в пределах обычного, но все же выйдете за его пределы. Называя это одним словом, говорят: «Тайа».

У каждого есть острый меч Тайа, и в каждом он пребывает в совершенной полноте. Постигшие нагоняют страх даже на Мар, а несведущих легко обманывают даже еретики. С одной стороны, когда два совершенных мастера скрещивают мечи, невозможно предсказать итог поединка. Это напоминает Шакьямуни, держащего цветок, и Кашьяпу, едва заметно улыбающегося. С другой стороны, видение одного и понимание трех остальных, выявление невооруженным взглядом незначительных весовых различий — для этого достаточно обычной ловкости. Если кто-либо достиг этого, он разрубит вас на три части еще до того, как вы увидите одно и постигните три остальных. Что и говорить о том случае, когда вы столкнетесь с ним лицом к лицу?

Настоящий мастер никогда не показывает кончика своего меча. Он так быстр, что даже ветер не поспевает за ним. Он так стремителен, что промелькнет, и даже молния не успеет блеснуть. Если человек не владеет этой тактикой, он только собьется и запутается. При этом он сломает клинок, поранит руку и не проявит ловкости. Подлинное мастерство не измерить ни опытом, ни знаниями. Его невозможно выразить словами. Его невозможно выучить по книге. Таков закон специальной передачи истины за пределами наставлений.

Для проявления этой великой способности нет установленных правил. Правильное действие, неправильное действие — даже небеса не могут разобраться в этом. В чем же природа этого мастерства? Древние говорили: «Когда в доме нет картины с изображением Бай Чже, привидений вообще не существует». Если человек закалил себя и постиг этот принцип, он будет одним мечом повелевать всем сущим под небесами. Изучающие Путь да не будут легкомысленны.

Для проявления этой великой способности нет установленных правил. Если великая способность этого учения откроется вам, это произойдет спонтанно, без каких-либо закономерностей. И все же ее называют великой способностью, потому-то она простирается в десяти направлениях, и нет такого места, где бы ее не было хотя бы на волосок. Установленное правило — это закон или предписание. Но не существует законов и предписаний, которые могли бы пролить свет на действия великой способности.

Кальчева Анастасия для Fushigi Nippon — Загадочная Япония // Японская литература

Дата публикации: 2007-08-06 (5846 Прочтено)

Хроники меча Тайа

Предположительно, как мастер боевых искусств, я не сражаюсь, чтобы приобрести или потерять, не озабочен силой или слабостью, не делаю ни одного шага вперед и не отступаю ни на один шаг назад. Враг не видит меня. Я не вижу врага. Проникая туда, где небо и земля еще не разделились, где инь и ян еще не возникли, я достигаю цели быстро и неотвратимо.

Безупречный воин пользуется мечом, но не убивает других. Он использует меч, чтобы возвращать другим жизнь. Когда нужно убить, он убивает. Когда нужно возвращать к жизни, он возвращает к жизни. Убивая, он полностью сосредоточен; возвращая к жизни, он полностью сосредоточен. Не определяя, что хорошо, а что плохо, он видит хорошее и плохое. Не пытаясь проводить различия, он различает без затруднений. Ступать по воде для него все равно, что идти по земле, а идти по земле для него все равно что ступать по воде. Он достиг этой свободы, и теперь никто в мире не смутит его. Во всем, что он делает, ему нету равных.

Вы желаете достичь этого? В таком случае, идя, стоя, сидя и лежа, разговаривая и сохраняя молчание, во время чайной церемонии и рисовой трапезы, ваша тренировка должна продолжаться, вы должны быстро намечать цель и внимательно следить за любым ее приближением или удалением. Так вам следует смотреть прямо в суть вещей. По мере того, как будут проходить месяцы и годы, вам покажется, что свет постепенно зажигается во тьме. Вы постигнете мудрость без учителя и безо всяких усилий откроете в себе таинственный дар. При этом вы останетесь в пределах обычного, но все же выйдете за его пределы. Называя это одним словом, говорят: «Тайа».

У каждого есть острый меч Тайа, и в каждом он пребывает в совершенной полноте. Постигшие нагоняют страх даже на Мар, а несведущих легко обманывают даже еретики. С одной стороны, когда два совершенных мастера скрещивают мечи, невозможно предсказать итог поединка. Это напоминает Шакьямуни, держащего цветок, и Кашьяпу, едва заметно улыбающегося. С другой стороны, видение одного и понимание трех остальных, выявление невооруженным взглядом незначительных весовых различий — для этого достаточно обычной ловкости. Если кто-либо достиг этого, он разрубит вас на три части еще до того, как вы увидите одно и постигните три остальных. Что и говорить о том случае, когда вы столкнетесь с ним лицом к лицу?

Настоящий мастер никогда не показывает кончика своего меча. Он так быстр, что даже ветер не поспевает за ним. Он так стремителен, что промелькнет, и даже молния не успеет блеснуть. Если человек не владеет этой тактикой, он только собьется и запутается. При этом он сломает клинок, поранит руку и не проявит ловкости. Подлинное мастерство не измерить ни опытом, ни знаниями. Его невозможно выразить словами. Его невозможно выучить по книге. Таков закон специальной передачи истины за пределами наставлений.

Для проявления этой великой способности нет установленных правил. Правильное действие, неправильное действие — даже небеса не могут разобраться в этом. В чем же природа этого мастерства? Древние говорили: «Когда в доме нет картины с изображением Бай Чже, привидений вообще не существует». Если человек закалил себя и постиг этот принцип, он будет одним мечом повелевать всем сущим под небесами. Изучающие Путь да не будут легкомысленны.

Для проявления этой великой способности нет установленных правил. Если великая способность этого учения откроется вам, это произойдет спонтанно, без каких-либо закономерностей. И все же ее называют великой способностью, потому что она простирается в десяти направлениях, и нет такого места, где бы ее не было хотя бы на волосок. Установленное правило — это закон или предписание. Но не существует законов и предписаний, которые могли бы пролить свет на действия великой способности.

Такуан Сохо. Хроники меча Тайа — tori4 — LiveJournal

Sep. 28th, 2004

07:17 pm — Такуан Сохо. Хроники меча Тайа

Предположительно, как мастер боевых искусств, я не сражаюсь, чтобы приобрести или потерять, не озабочен силой или слабостью, не делаю ни одного шага вперед и не отступаю ни на один шаг назад. Враг не видит меня. Я не вижу врага. Проникая туда, где небо и земля еще не разделились, где инь и ян еще не возникли, я достигаю цели быстро и неотвратимо.

Безупречный воин пользуется мечом, но не убивает других. Он использует меч, чтобы возвращать другим жизнь. Когда нужно убить, он убивает. Когда нужно возвращать к жизни, он возвращает к жизни. Убивая, он полностью сосредоточен; возвращая к жизни, он полностью сосредоточен. Не определяя, что хорошо, а что плохо, он видит хорошее и плохое. Не пытаясь проводить различия, он различает без затруднений. Ступать по воде для него все равно, что идти по земле, а идти по земле для него все равно что ступать по воде. Он достиг этой свободы, и теперь никто в мире не смутит его. Во всем, что он делает, ему нету равных.

Вы желаете достичь этого? В таком случае, идя, стоя, сидя и лежа, разговаривая и сохраняя молчание, во время чайной церемонии и рисовой трапезы, ваша тренировка должна продолжаться, вы должны быстро намечать цель и внимательно следить за любым ее приближением или удалением. Так вам следует смотреть прямо в суть вещей. По мере того, как будут проходить месяцы и годы, вам покажется, что свет постепенно зажигается во тьме. Вы постигнете мудрость без учителя и безо всяких усилий откроете в себе таинственный дар. При этом вы останетесь в пределах обычного, но все же выйдете за его пределы. Называя это одним словом, говорят: «Тайа».

У каждого есть острый меч Тайа, и в каждом он пребывает в совершенной полноте. Постигшие нагоняют страх даже на Мар, а несведущих легко обманывают даже еретики. С одной стороны, когда два совершенных мастера скрещивают мечи, невозможно предсказать итог поединка. Это напоминает Шакьямуни, держащего цветок, и Кашьяпу, едва заметно улыбающегося. С другой стороны, видение одного и понимание трех остальных, выявление невооруженным взглядом незначительных весовых различий — для этого достаточно обычной ловкости. Если кто-либо достиг этого, он разрубит вас на три части еще до того, как вы увидите одно и постигните три остальных. Что и говорить о том случае, когда вы столкнетесь с ним лицом к лицу?

Настоящий мастер никогда не показывает кончика своего меча. Он так быстр, что даже ветер не поспевает за ним. Он так стремителен, что промелькнет, и даже молния не успеет блеснуть. Если человек не владеет этой тактикой, он только собьется и запутается. При этом он сломает клинок, поранит руку и не проявит ловкости. Подлинное мастерство не измерить ни опытом, ни знаниями. Его невозможно выразить словами. Его невозможно выучить по книге. Таков закон специальной передачи истины за пределами наставлений.

Для проявления этой великой способности нет установленных правил. Правильное действие, неправильное действие — даже небеса не могут разобраться в этом. В чем же природа этого мастерства? Древние говорили: «Когда в доме нет картины с изображением Бай Чже, привидений вообще не существует». Если человек закалил себя и постиг этот принцип, он будет одним мечом повелевать всем сущим под небесами. Изучающие Путь да не будут легкомысленны.

Для проявления этой великой способности нет установленных правил. Если великая способность этого учения откроется вам, это произойдет спонтанно, без каких-либо закономерностей. И все же ее называют великой способностью, потому что она простирается в десяти направлениях, и нет такого места, где бы ее не было хотя бы на волосок. Установленное правило — это закон или предписание. Но не существует законов и предписаний, которые могли бы пролить свет на действия великой способности.

Тайа ки (Хроники меча Тайа)

Название Тайа ки (Хроники меча Тайа)
Дата 04.10.2012
Размер 24.46 Kb.
Тип Документы
источник

Тайа ки (Хроники меча Тайа)

Предположительно, как мастер боевых искусств, я не сражаюсь, чтобы приобрести или потерять, не озабочен силой или слабостью, не делаю ни одного шага вперед и не отступаю ни на один шаг назад. Враг не видит меня. Я не вижу врага. Проникая туда, где небо и земля еще не разделились, где инь и ян еще не возникли, я достигаю цели быстро и неотвратимо.

Безупречный воин пользуется мечом, но не убивает других. Он использует меч, чтобы возвращать другим жизнь. Когда нужно убить, он убивает. Когда нужно возвращать к жизни, он возвращает к жизни. Убивая, он полностью сосредоточен; возвращая к жизни, он полностью сосредоточен. Не определяя, что хорошо, а что плохо, он видит хорошее и плохое. Не пытаясь проводить различия, он различает без затруднений. Ступать по воде для него все равно, что идти по земле, а идти по земле для него все равно что ступать по воде. Он достиг этой свободы, и теперь никто в мире не смутит его. Во всем, что он делает, ему нету равных.

Вы желаете достичь этого? В таком случае, идя, стоя, сидя и лежа, разговаривая и сохраняя молчание, во время чайной церемонии и рисовой трапезы, ваша тренировка должна продолжаться, вы должны быстро намечать цель и внимательно следить за любым ее приближением или удалением. Так вам следует смотреть прямо в суть вещей. По мере того, как будут проходить месяцы и годы, вам покажется, что свет постепенно зажигается во тьме. Вы постигнете мудрость без учителя и безо всяких усилий откроете в себе таинственный дар. При этом вы останетесь в пределах обычного, но все же выйдете за его пределы. Называя это одним словом, говорят: «Тайа».

У каждого есть острый меч Тайа, и в каждом он пребывает в совершенной полноте. Постигшие нагоняют страх даже на Мар, а несведущих легко обманывают даже еретики. С одной стороны, когда два совершенных мастера скрещивают мечи, невозможно предсказать итог поединка. Это напоминает Шакьямуни, держащего цветок, и Кашьяпу, едва заметно улыбающегося. С другой стороны, видение одного и понимание трех остальных, выявление невооруженным взглядом незначительных весовых различий — для этого достаточно обычной ловкости. Если кто-либо достиг этого, он разрубит вас на три части еще до того, как вы увидите одно и постигните три остальных. Что и говорить о том случае, когда вы столкнетесь с ним лицом к лицу?

Настоящий мастер никогда не показывает кончика своего меча. Он так быстр, что даже ветер не поспевает за ним. Он так стремителен, что промелькнет, и даже молния не успеет блеснуть. Если человек не владеет этой тактикой, он только собьется и запутается. При этом он сломает клинок, поранит руку и не проявит ловкости. Подлинное мастерство не измерить ни опытом, ни знаниями. Его невозможно выразить словами. Его невозможно выучить по книге. Таков закон специальной передачи истины за пределами наставлений.

Для проявления этой великой способности нет установленных правил. Правильное действие, неправильное действие — даже небеса не могут разобраться в этом. В чем же природа этого мастерства? Древние говорили: «Когда в доме нет картины с изображением Бай Чже, привидений вообще не существует». Если человек закалил себя и постиг этот принцип, он будет одним мечом повелевать всем сущим под небесами. Изучающие Путь да не будут легкомысленны.

Хроники меча тайа

В игре ARMA 3 вам предстоит побывать на войне, которая началась в Европе.Между войсками НАТО и восточной армией начался серьёзный конфликт. Руководитель этой операции – Скотт Миллер, им вам и предстоит управлять.Бойцы НАТО проигрывают, и у них почти нет шансов на победу. Цель операции – попасть на остров в Средиземном море, который позволит попасть в самый тыл врага.Вам предстоит уничтожить один очень важный объект для врага, который может в корне изменить весь ход войны.Однако, во время операции вас обнаруживает враг уничтожает весь ваш отряд. Теперь вам предстоит пройти нелёгкий путь и завершить эту сложную операцию…Год выпуска: 2013 год Жанр: Action Издательство: Bohemia Interactive Разработчик: Bohemia Interactive Таблетка: 3DM Язык интерфейса: Русский Язык озвучки: Английский Обожаете играть в современные тактические шутеры? Фантазии выходят далеко за границы восприятия, и вы можете полностью ощутить всю атмосферу войны. Для этого достаточно скачать Arma 3 через торрент на нашем сайте и начать выполнять миссии.Тогда жмите – скачать Arma 3 торрент и включайтесь в захватывающие военные баталии. Новейшие техники вооружения, многочисленный транспорт, опасные задания – все это ждет вас. Вместе с главным персонажем, сержантом Кэрри вам предстоит повоевать с иранцами, спасти пленных военачальников и отбить атаки враждебных отрядов иранских войск.

Герои Меча и Магии III — Полное Собрание и Хроники Героев.

Противники не знают пощады и не дадут спуску никому. Кроме того, сюжет полностью зависит от ваших действий, а значит, что придется хорошенько подумать, прежде чем принимать какие-то решения.

Вам придется включить все способности командования войсками, чтобы отбить атаки и сокрушить безграничное количество врагов. Системные требования: — Видеокарта: с 512 Mб видеопамяти (NVIDIA Ge Force 8800 GT / ATI Radeon HD 3830) — Звуковое устройство: совместимое с Direct X 9.0с — Место на жестком диске: 15 Гб — Оперативная память: 2 Гб — Операционная система: Windows Vista / 7 / 8 — Процессор: Intel Dual Core с тактовой частотой 2.4 ГГц Особенности игры: * Новый игровой движок позволяет управлять боевыми действиями с невиданной ранее реалистичностью.

Сюжетная линия разворачивается в недалеком будущем. * Объединив все положительные качества предшественников, с эволюционно новым движком и возможностями, ARMA 3 предоставляет игроку ни с чем не сравнимый опыт тактического боя.

* Разнообразие вооружений — от «классических» АК-74 и М-16 до еще не вышедших в серийное производство прототипов.

* Создавайте собственные игровые сценарии, используя простой и интуитивно понятный редактор миссий.

* Теперь появилась возможность погружаться под воду!

Описание: В альтернативной средневековой Японии подошла к концу эпоха битв, и настала эра Овари – твердой власти сёгуната.

Последнее крупное восстание князя Хиды было жестоко подавлено, ведущую роль в этом сыграл Муцуэ Ясури, шестой глава Кёто-рю – уникальной школы рукопашного боя.

Сёгун не забыл заслуг мастера и, как положено, вскоре после упрочения своей власти в знак благодарности сослал того вместе с семьей на необитаемый остров.

Прошло 20 лет, и в стране наступило спокойствие…Спокойно и на далеком острове.

Похоронив отца, юный Ситика Ясури, седьмой мастер Кёто-рю, неустанно тренируется, а его старшая сестра Нанами ведет нехитрое хозяйство. Тогамэ, специальный агент правительства, поведала хозяевам историю кузнеца-чернокнижника Сикидзаки, создавшего среди тысячи клинков 12 Великих Мечей, которые должны вечно лить кровь, вызывая вражду и раздоры.

Собрать Великие Мечи и прекратить смуту сёгунату не удается – слишком велико искушение обладать ими: верные ниндзя с легкостью предают хозяев, благородные самураи уже не могут выпустить совершенный клинок из рук.

Хитроумная советница вычислила, что здесь может справиться лишь мастер школы Кёто — «борьбы без меча». » — командует красавица Тогамэ честному и наивному Ситике.

Но для работы нужна мотивация, и если это не деньги и не воинская честь, то остается…

Мир раздирают войны, рушатся династии, и никто не знает, откуда придут новые герои.

Рей Ян и его сестра Шао Линь — сироты, воспитанники мудреца, научившего их секретам магических и боевых искусств.

Несмотря на бушующую вокруг войну, брату и сестре до поры до времени удавалось держаться в стороне от политики.

Но только до тех пор, пока они не встретили человека желающего положить конец всем распрям.

Такуан Сохо Такуан жил в один из самых неспокойных периодов за всю историю Японии и поэтому, прежде чем говорить о жизни Такуана, следует сказать несколько слов о структуре японского феодального государства и перечислить поворотные исторические события того времени.

Во все времена считалось, что власть в стране принадлежит императору, но, фактически, начиная с XII века императоры были лишь традиционным символом власти, тогда как реальная власть находилась в руках военного диктатора (сегуна)и его правительства (бакуфу).

В XVI веке военное правительство Муромати, правившее Японией с 1338 года, начало приходить в упадок, и страна оказалась ввергнутой в непрекращающиеся распри между феодальными владыками (даймё).

Эта борьба за власть длилась около ста лет со времен Онинской войны (1467-1477) и получила название «периода гражданских войн» (сэнго-кудзидай).

В год рождения Такуана (1573) военное правительство Муромати пало, и объединение страны продолжалось под властью Одо Нобунага, который был сегуномдо 1582 года.

В этом году Одо Нобунага совершил харакири,узнав, что восстание против него возглавил один из его приближенных, пользовавшихся особым доверием, генерал Акэти Мицухидэ.

Читать книгу “Демон ветра”

Демон ветра

ПРОЛОГ

Он так быстр, что даже ветер не поспевает за ним. Он так стремителен, что промелькнет, и даже молния не успеет блеснуть.
Такуан Сохо. «Хроники меча тайа»

– Что дрожишь? – поинтересовался у подчиненного Гильермо, заметив, что тот перестал наблюдать за округой и, повесив арбалет на плечо, в задумчивости прислонился к стене. – Нахохлился, прямо как ворона под дождем.

– Ветрено сегодня, – зябко поежился Драгомир, кутаясь в плащ. – Знобит. Продуло, наверное.

Драгомир отвечал с неохотой, поскольку знал: если зубоскал Гильермо завел с ним беседу, то только с целью прогнать собственную дремоту, а для Гильермо лучшим средством от дремоты было найти подходящую жертву для насмешек и отвести на ней свою переполненную сарказма душу. И не важно, что, кроме них, на этом участке стены оборонительного периметра больше никого не было, – Гильермо мог изгаляться над своими жертвами без свидетелей. Драгомир подозревал, что даже одиночество не мешает Гильермо зубоскалить, правда смеяться над собственной тенью ему скорее всего не особо нравилось – тень не обижалась.

А Драгомир обижался, причем обижался сильнее других Добровольцев Креста, что служили в гарнизоне Сарагосского епископа. Объяснялось это просто: Драгомир – вспыльчивый серб, переведенный в Сарагосу из Ватикана за многочисленные дисциплинарные нарушения, – еще не успел привыкнуть к бесцеремонности нового командира и поэтому реагировал на его нападки столь болезненно, в то время как остальные его новые сослуживцы уже давно игнорировали докучливого задиру. Гильермо же знал, что заступаться за чужака-серба никто не станет, и потешался над ним при каждом удобном случае.

И сегодняшний случай становиться исключением не собирался.

– Ну-ну, заливай больше: «знобит, продуло»! – расхохотался Гильермо так, что Драгомир начал опасаться, как бы он не разбудил весь епископат, в том числе и строгого Сарагосского епископа. – Мне давно рассказывали, что сербы трусливы, а сейчас я в этом лишний раз убеждаюсь! Глядите-ка: ветром его продуло! Нет бы взять да честно признаться, что боишься, так ведь даже на это духу не хватает! Разве не видел я в своей жизни, как люди боятся? Видел, и не раз!

– Отстань! – буркнул Драгомир, которого и впрямь знобило от легкой хандры (все еще сказывалась перемена климата), но убеждать в этом Гильермо у него отсутствовало всякое желание. Было лишь одно желание – заехать дешевому хохмачу по зубам. Однако такой справедливый, по мнению Драгомира, но в действительности опрометчивый поступок мог вылиться для него в месяц карцера: не только бить старшего караула, а даже перечить ему запрещал устав.

Ссылка на основную публикацию