Фуни-рю | Karate-krs.ru

Фуни-рю

Японские Боевые Искусства

Japan Martial Art

Фуни-рю

Фуни-рю (другое произношение Фуджи-рю или Фудзи-рю) в ее нынешнем виде создал мастер боевых искусств Танака Косиро. Но сам он называет себя вторым патриархом, ведь изначально название «Фуни-рю тай-дзюцу» использовал его учитель Кока Фудзинин. Он прославился своими неоднозначными «прогулками», которые заканчивались обычно жестокими уличными драками. Кока учил жесткому варианту дзю-дзюцу, который он называл Фуни-рю. В структуировании этого направления ему активно помогал Иноуэ Нориаки, племянник Уэсибы Морихэя, автор школы Синъэй тайдо.

Помимо дзю-дзюцу, Танака с ранних лет изучал каратэ, а затем дзюдо и кэндо. А будучи бизнесменом, работавшим на международном рынке, он часто и много путешествовал и имел возможность перенимать опыт у крупных мастеров различных школ боевых искусств мира, тестировать свои умения и навыки в полноконтактных поединках с различными противниками.

В конце концов Танака решил, что именно боевое искусство дело всей его жизни. Но как оно должно выглядеть в современную эпоху? Он решает, что лучшим «додзё» для его духа и тела станет воюющий со всеми и между собой Афганистан. И в 1985 г. японец Танака оказывается в Афганистане, где обучает моджахедов рукопашному бою.

Годы странствий и участие в кровавой войне серьезно повлияли на взгляды Танака, который вынужден был пересмотреть многие идеи касаемо «рукопашки». От старой техники Фуни-рю, в варианте Кока Фудзинин, сохранилось очень мало. И тем не менее, когда учитель и ученик встретились после возвращения последнего в Японию, Кока назвал его своим наследником и вторым патриархом Фуни-рю тай-дзюцу, отдав должное высокому уровню Танака.

Нынешнее Фуни-рю мастера Танака пронизано духом реального боя. Именно поэтому в течение нескольких лет у него было лишь пара десятков учеников, в основном офицеры полиции и спецслужб. Но затем число последователей стало быстро расти. Во-первых, о мастере «позаботились» средства массовой информации, напечатавшие сенсационные фотографии мастера, показывающего моджахедам технику обезоруживания врага, вооруженного ножом или автоматом. Во-вторых, его идеи оказались в нужном месте и в нужное время и привлекли толпы поклонников так называемых «боев без правил».

Техническая база Фуни-рю насчитывает примерно 250 приемов. Все они преследуют одну цель: установить контроль над действиями соперника, причем главное внимание уделяется многочисленным захватам за шею (голову).

«В моей школе самое главное — удержание (прижимание) шеи (головы) противника… Шею нужно удерживать для того, чтобы провести окончательное удержание, не дать противнику контратаковать», — объясняет Танака.

Другими словами, захват головы используется для установления контроля над противником в стойке и на земле.

Для достижения этой цели практикуют разнообразные приемы. Но у всех есть одно общее: для проведения приема необходимо приблизиться к противнику, сократить дистанцию, взять захват. Отсюда следует основополагающий принцип — это движение вперед, навстречу противнику. В ответ на любое действие противника нужно делать шаг вперед, сокращая дистанцию, проводить захват, лишать его из равновесия, навязывать ему свою манеру боя.

После прорыва в ближний бой мастер Танака советует работать, прижавшись к противнику вплотную.

«Когда прижимаешься к врагу и становишься с ним одним телом, вес противника соединяется с твоим весом. Поэтому в этот момент противник превращается в часть тебя самого. Допустим, противник весит 100 кг. Не мало, не так ли? Но если он станет частью твоего собственного тела, после того, как обретешь равновесие, ты сможешь двигать им, как тебе заблагорассудится. Поэтому в атаке и нападении нужно столь сильно прижиматься к противнику, чтобы твои ноги как бы стали его собственными ногами. А что будет, если убрать одну ногу? Противник потеряет равновесие и сам упадет», — говорит мастер.

Движение вперед и навстречу— это суть тай-дзюцу.

По утверждению Танака, движение вперед и навстречу— это суть тай-дзюцу. Ученики начинают практиковать его буквально с первой тренировки. При этом партнер выполняет с максимальной скоростью и силой удары бамбуковым мечом. Задача ученика — сделать шаг вперед, с одновременным разворотом в бедрах, и соответственно увернуться от обрушивающейся сверху бамбуковой палки. Обычно сначала ученики дергаются то в сторону, то назад, шагнуть вперед тяжело и страшно. Но Танака не знает жалости: «Только вперед, один шаг вперед!» Он говорит, что тот, кто овладел техникой перемещений для встречного входа, на 90% познал секрет Фуни-рю тай-дзюцу.

Танака вспоминает, что он осознал сущность такого движения вперед с поворотом в бедрах, будто дверь распахивается настежь, вынуждая лететь в пустоту противника, старающегося протаранить эту «дверь» со всей силой, когда зубрил наставление по кэн-дзюцу, авторства знаменитого мастера Ягю Мунэнори (школа Ягю Синкагэ-рю). В нем говорится: «Когда противник наносит рубящий удар по твоему левому плечу, повернись, следуя траектории удара, и победишь. Позиция при этом должна быть низкой».

Броски выполняют в основном с помощью толчков и нажимов.

В принципе подобное движение совсем не трудное в исполнении. Сложность в том, чтобы перебороть страх, заставить себя сделать шаг вперед тогда, когда противник со свирепым выражением лица обрушивает на тебя шквал ударов руками и ногами, размахивает ножом или колет штыком. Поэтому секрет заключается в силе духа, в стальной воле, в вере в себя.

На следующем уровне отрабатываются входы в ответ на прямой удар кулаком. Эти упражнения доводят до совершенства на каждой тренировке все ученики Танака, от начинающих до самых продвинутых. Отрабатываются входы во внешнюю от удара сторону и во внутреннюю. При этом обе руки похожи на пружины: блокируя удар противника практически прямыми руками, боец за счет сгибания их в локтях, поддержанного собственным движением вперед, без труда отводит удар в сторону от себя. Защита мягкая, а не жесткая.

Проход в ближний бой- это подготовка для использования борцовской техники, в первую очередь бросков. Броски в Фуни-рю весьма необычны. В большинстве случаев, в отличие от бросков дзюдо, они не применяют подъем с опрокидыванием. Здесь броски выполняют в основном с помощью толчков и нажимов. По сути, они являются техникой выведения из равновесия.

Кроме приемов борьбы, Фуни-рю активно использует технику, взятую из каратэ. Внимание акцентируется на эффективности встречных ударов: когда твоя сила складывается с силой движения противника к тебе, попадание гарантирует необходимый результат — «отключение» соперника. Удары руками похожи на боксерские, так как идут с высоты плеча, но имеют свою специфику. Ударными формами рук являются кулаки и основания ладоней.

Жестких блоков нет. Вообще блоков, по уверению Танака, быть не должно:

«блоки в моей системе используются для атаки, я рассматриваю их в качестве средства отклонения мешающих мне предметов, например, рук».

Удары ногами необходимы для сокращения дистанции и бьются обязательно в связке с ударами руками. Главные цели — пах и место соединения бедренной кости с костью таза.

В ЗАСТАВКЕ: Коллаж на основе обложки DVD диска с курсом мастера К. Танаки, обложка его книги «Афганский самурай — японский партизан, смерть в Афганистане». Фрагмент национального флага Хи-но-мару (日の丸), императорская печать кику но гомон (菊の御紋)в виде 16-ти лепесткового цветка хризантемы – герб Японии. ветка сакуры с плодами и образец меча кодати с ножнами.

Танака Косира (Koshiro Tanaka, 田中光四郎) [1940, Тагава, префектура Фукуока], Известный японский мастер рукопашного боя и боевых искусств, создатель современной школы дзю-дзюцу; в возрасте 4 лет начал изучать технику дзюдо и с 12 – карате. Учился в университете Канагава на юридическом факультете, экономика. С февраля 1985 в течение пяти лет занимался подготовкой в базовых лагерях в Пакистане бойцов антикоммунистического сопротивления, один из ведущих инструкторов диверсиооно-раведывательных подразделений афганских моджахедов, участвовал так же в боевых действиях с просоветскими правительственными войсками, получив известность в журналисткой среде, где его нередко именовали «афганский самурай», «японский Рембо». Позднее был исполнительным директором некоммерческой ассоциации «Японского общества свободы в Афганистане» (日本自由アフガニスタン協会, 22. 09. 2002, Ниси Сиинзюку, Синдзюку-ку, префектура Токио)*, генеральным секретарём Международного комитета спасения беженцев. Участвует в семинарах и мастер-классах по традиционному японскому боевому искусству в США, странах Европы и Азии. Автор ряда публикаций и книг, DVD дисков с практическими курсами искусства самообороны, техниками 小太刀 (кодати), разновидности короткого боевого меча.

Сочинения: «照準のなかのソ連兵 日本人ゲリラ、アフガンに死す» ISBN 4915536041; «アフガンの侍―日本人ゲリラ、アフガニスタンに死す»,(«Афганский самурай — японский партизан, смерть в Афганистане») «Shojun No Naka No Sorenhei», яп. яз., Japanese Edition, ISBN-13: 9784915536045; ISBN-10: 4915536041 Pages: 238; «Koshiro Tanaka Hikoryu Bujutsu» (Title subject to change) DVD (Japan); «Hiko Ryu Goshin Jutsu» (The ‘Afghan Samurai’ shares some of his stories when fighting the soviets in afghanistan in the 1979 and shares the art of self defense — Hiko Ryu Goshinjutsu). DVD.

САЙТ Фуни-рю (Фудзи-рю 不二流第二代宗家): ФУДЗИ-РЮ

О японских мечах: ЯПОНА МЕЧ

DVD — 1331 фото обложки DVD: 7501

*この法人は、アフガニスタンをはじめとした諸外国の国民に対して、健康で衛生的な生活がおくれるように食料の調達・配布、難民テントの調達. (Из уставных документов: «Корпорация для народа Афганистана и других стран, занимающаяся закупками и распределением продуктов питания для беженцев, палаток, финансиврования программ обучения, пропаганды здоровго образа жизни, информированию общественности, стремящаяся внести свой вклад в дело международного обмена»).

Прилагаю статью Геннадия Ткаченко ТАНАКА КАСИРО — САМУРАЙ АФГАНИСТАНА, информац. Журнал Харьковского городского СВА «ИНТЕРНАЦИОНАЛИСТ» 19 No9-10 АПРЕЛЬ — МАЙ 2006:

Западные журналисты окрестили его «Самурай». Афганские моджахеды уважительно величали «Учитель». А для советских солдат на Афганской войне он был смертью, приходящей из ночной тьмы…

Его имя Танака Касиро. Он мастер рукопашного боя, один из ведущих инструкторов диверсиооно-раведывательных подразделений афганских моджахедов, создатель современной школы дзю-дзюцу (или Тай-дзюцу, как Танака предпочитает называть свою систему) Фуни-рю (Фудзи-рю).

Хотя школа Фуни-рю в том виде, в каком она существует в настоящее время, есть плод творения Танака Косиро, сам он называет себя вторым патриархом. Дело в том, что первоначально название «Фуни-рю Тай-дзюцу» использовал учитель Танаки, мастер Кока Фудзинин, известный своими скандальными по-хождениями, выливавшиеся в суровые уличные драки. Кока преподавал жесткий дарсинг айкидо (или айки-дзюцу), который назвал Фуни-рю.

В создании этого направления ему оказал большую помощь Иноками Хокэн, племянник создателя современного айкидо Уэсибы Морихэя и основатель школы Синьэй Тайдо. Однако Танаки не удовольствовался лишь знаниями, преподанными ему Кокой. Нужно сказать, что он с раннего детства изучал каратэ, и которому позже добавилось дзюдо и кэндо. Кроме того, Танака, был бизнесменом, работающим на международном рынке, много путешествовал, и имел возможность пообщаться с крупными мастерами различных направлений боевых искусств мира, проверить свои навыки в жестких схватках с различными противниками. И все же этого ему было мало.

Постепенно Танака пришел к мысли, что боевое искусство это его жизнь. Но как найти свой путь? Как испытать силу воли и решимость идти до конца по этому пути? Каким, наконец, должно быть подлинное боевое искусство? Все эти вопросы уже давно мучили Танаку, тогда он решил, что лучшим испытательным полигоном для его духа и тела станет раздираемый гражданской войной Афганистан.

«Отбросив мысли о жизни и смерти, я решил, что главное для меня делать то, что я должен делать»: — рассказывал Танака Косиро.

Так в 1985 году японец Танака оказался в Афганистане, где стал обучать диверсантов-моджахедов рукопашному бою. Однако пребывание мастера в воюющей стране не ограничилось лишь наставничеством. Ведь Танака приехал туда не учить – а учиться мужеству, силе воли, подлинному боевому искусству.

«Танака не только учитель. На передовой он сражается против захватчиков»: — писал о нем тогда один из популярных журналов ФРГ.

Годы странствий, участие в войне, сильно изменили стиль боя Танаки, которому пришлось пересмотреть многие идеи относительно рукописей. От изначальной техники Фуни-рю, преподанной ему Кокой Фудзинином осталось очень мало. И все же, когда учитель и ученик встретились после возвращения последнего на родину, Кока назвал его своим наследником и вторым патриархом Фуни-рю тай-дзюцу, тем самым признал высочайший уровень Танаки, даже, несмотря на то, что тот выбрал собственную дорогу в достижении боевого искусства.

Современное Фуни-рю Танаки пропитано духом реального боя. Может быть поэтому на протяжении нескольких лет у мастера во всей Японии было всего около двух десятков учеников — в основном офицеры полиции и спецслужб. Лишь в последнее время число последователей Танаки стало быстро расти. Во-первых, о «Самурае» вспомнили средства массовой информации (различные журналы и газеты), которые опубликовали специальные фотографии мастера демонстрирующего моджахедам приемы обезоруживания противника, вооруженного ножом или автоматом. Во-вторых, его идеи оказались созвучны времени и привлекли массы фанатов так называемых боев «без правил», ведь в них немало общего, например, с дзю-дзютцу знаменитого клана Грейси.

По словам Танаки, Фуни-рю насчитывает около 240-250 приемов. Слишком много для реального боя? Пожалуй. Но все они подчинены одной и той же цели: установлению контроля над действиями противника, причем приоритет отдается различным захватам за шею (голову). «В моей школе тай-дзюцу самое главное — удержание (прижимание) шеи (головы) противником. Шею нужно удерживать для того, чтобы провести окончательное удержание, не дать противнику контратаковать». Иными словами, захват головы применяется для установления контроля над противником в стойке и на земле.

Но для таких действий надо сблизиться с противником, сделать движение вперед. Само по себе подобное движение не очень сложно в исполнении. Проблема здесь в другом. Как пересилить страх? Как заставить себя сделать шаг вперед, когда противник со свирепым выражением лица обрушивает на тебя град ударов руками и ногами, размахивает ножом или тыкает штыком?

Основатель школы Синкигэ-рю великий фехтовальщик Киминдзуми Исэ-но Ками * как величайший секрет своей школы передал клану Ягю такое четверостишье:

«Мгновенье под обрушивающим клинком
Подобно аду.
Но сделай шаг вперед,
И обретешь рай»

Это и есть сущность Фуни-рю тай-дзюцу. Непоколебимость силы духа, стальная воля и вера в себя — вот секрет подлинного мастерства. Именно это он искал на далекой и страшной Афганской земле. Именно этому он учит сегодня своих последователей.

Именно поэтому я — воин-«афганец», наставник школы боевых искусств, когда выпал шанс встретиться с этим человеком, предложил все свои усилия чтобы эта встреча состоялась несмотря ни на что. Но, к сожалению, эта встреча была не настолько продолжительной сколько бы хотелось мне.

Мы говорили с ним об АФганской войне, ведь мы воевали в одно и тоже время, то есть, мой период пребывания в Афганистане совпадает с пребыванием Танаки. Он пришел туда в 1985, а я уволился в 1986 году. Из разговора мы поняли, что мы были там в одно и тоже время, в одном и том же районе, не исключено, что он был где-то рядом, может даже целились друг в друга. И тем интереснее эта встреча была. И, конечно же, мы говорили о боевых искусствах. Там мы были врагами, а сейчас сидим как два друга и беседуем об общем деле.

Мы оба пришли к одному мнению: война — это тот самый путь, который должен пройти настоящий воин, воин «Саму¬рай». Мы пожали друг другу руки и, как положено на Востоке, сделали друг другу поклон.
После этой встречи у меня на душе не было ощущения, что это был враг, мы выполнили каждый свой долг, долг воина. И поэтому, кроме уважения к друг другу и интереса, мы ничего не испытывали. Все изучающие воинские искусства постигают один Путь.

«ИНТЕРНАЦИОНАЛИСТ», информац. Журнал Харьковского городского СВА 19 No9-10 АПРЕЛЬ — МАЙ 2006

* Киминдзуми Исэ-но Ками Нобуцуна (ок. 1520-1577), один из величайших мастеров меча в истории японского фехтования. О нём: ТУТ

©Г. Ткаченко (ゲンナジー・トカチェンコ)
©baktria (バクトリア)

Серик Осанов

Западные журналисты окрестили его «Самурай». Афганские моджахеды уважительно величали «Учитель». А для советских солдат на Афганской войне он был смертью, приходящей из ночной тьмы…

Его имя Танака Касиро. Он мастер рукопашного боя, один из ведущих инструкторов диверсиооно-раведывательных подразделений афганских моджахедов, создатель современной школы дзю-дзюцу (или Тай-дзюцу, как Танака предпочитает называть свою систему) Фуни-рю (Фудзи-рю).

Хотя школа Фуни-рю в том виде, в каком она существует в настоящее время, есть плод творения Танака Косиро, сам он называет себя вторым патриархом. Дело в том, что первоначально название «Фуни-рю Тай-дзюцу» использовал учитель Танаки, мастер Кока Фудзинин, известный своими скандальными по-хождениями, выливавшиеся в суровые уличные драки. Кока преподавал жесткий дарсинг айкидо (или айки-дзюцу), который назвал Фуни-рю.

В создании этого направления ему оказал большую помощь Иноками Хокэн, племянник создателя современного айкидо Уэсибы Морихэя и основатель школы Синьэй Тайдо. Однако Танаки не удовольствовался лишь знаниями, преподанными ему Кокой. Нужно сказать, что он с раннего детства изучал каратэ, и которому позже добавилось дзюдо и кэндо. Кроме того, Танака, был бизнесменом, работающим на международном рынке, много путешествовал, и имел возможность пообщаться с крупными мастерами различных направлений боевых искусств мира, проверить свои навыки в жестких схватках с различными противниками. И все же этого ему было мало.

Постепенно Танака пришел к мысли, что боевое искусство это его жизнь. Но как найти свой путь? Как испытать силу воли и решимость идти до конца по этому пути? Каким, наконец, должно быть подлинное боевое искусство? Все эти вопросы уже давно мучили Танаку, тогда он решил, что лучшим испытательным полигоном для его духа и тела станет раздираемый гражданской войной Афганистан.

«Отбросив мысли о жизни и смерти, я решил, что главное для меня делать то, что я должен делать»: — рассказывал Танака Косиро.

Так в 1985 году японец Танака оказался в Афганистане, где стал обучать диверсантов-моджахедов рукопашному бою. Однако пребывание мастера в воюющей стране не ограничилось лишь наставничеством. Ведь Танака приехал туда не учить – а учиться мужеству, силе воли, подлинному боевому искусству.

«Танака не только учитель. На передовой он сражается против захватчиков»: — писал о нем тогда один из популярных журналов ФРГ.

Годы странствий, участие в войне, сильно изменили стиль боя Танаки, которому пришлось пересмотреть многие идеи относительно рукописей. От изначальной техники Фуни-рю, преподанной ему Кокой Фудзинином осталось очень мало. И все же, когда учитель и ученик встретились после возвращения последнего на родину, Кока назвал его своим наследником и вторым патриархом Фуни-рю тай-дзюцу, тем самым признал высочайший уровень Танаки, даже, несмотря на то, что тот выбрал собственную дорогу в достижении боевого искусства.

Современное Фуни-рю Танаки пропитано духом реального боя. Может быть поэтому на протяжении нескольких лет у мастера во всей Японии было всего около двух десятков учеников — в основном офицеры полиции и спецслужб. Лишь в последнее время число последователей Танаки стало быстро расти. Во-первых, о «Самурае» вспомнили средства массовой информации (различные журналы и газеты), которые опубликовали специальные фотографии мастера демонстрирующего моджахедам приемы обезоруживания противника, вооруженного ножом или автоматом. Во-вторых, его идеи оказались созвучны времени и привлекли массы фанатов так называемых боев «без правил», ведь в них немало общего, например, с дзю-дзютцу знаменитого клана Грейси.

По словам Танаки, Фуни-рю насчитывает около 240-250 приемов. Слишком много для реального боя? Пожалуй. Но все они подчинены одной и той же цели: установлению контроля над действиями противника, причем приоритет отдается различным захватам за шею (голову). «В моей школе тай-дзюцу самое главное — удержание (прижимание) шеи (головы) противником. Шею нужно удерживать для того, чтобы провести окончательное удержание, не дать противнику контратаковать». Иными словами, захват головы применяется для установления контроля над противником в стойке и на земле.

Но для таких действий надо сблизиться с противником, сделать движение вперед. Само по себе подобное движение не очень сложно в исполнении. Проблема здесь в другом. Как пересилить страх? Как заставить себя сделать шаг вперед, когда противник со свирепым выражением лица обрушивает на тебя град ударов руками и ногами, размахивает ножом или тыкает штыком?

Основатель школы Синкигэ-рю великий фехтовальщик Киминдзуми Исэ-но Ками* как величайший секрет своей школы передал клану Ягю такое четверостишье:

«Мгновенье под обрушивающим клинком
Подобно аду.
Но сделай шаг вперед,
И обретешь рай»

Это и есть сущность Фуни-рю тай-дзюцу. Непоколебимость силы духа, стальная воля и вера в себя — вот секрет подлинного мастерства. Именно это он искал на далекой и страшной Афганской земле. Именно этому он учит сегодня своих последователей.

Именно поэтому я — воин-«афганец», наставник школы боевых искусств, когда выпал шанс встретиться с этим человеком, предложил все свои усилия чтобы эта встреча состоялась несмотря ни на что. Но, к сожалению, эта встреча была не настолько продолжительной сколько бы хотелось мне.

Мы говорили с ним об АФганской войне, ведь мы воевали в одно и тоже время, то есть, мой период пребывания в Афганистане совпадает с пребыванием Танаки. Он пришел туда в 1985, а я уволился в 1986 году. Из разговора мы поняли, что мы были там в одно и тоже время, в одном и том же районе, не исключено, что он был где-то рядом, может даже целились друг в друга. И тем интереснее эта встреча была. И, конечно же, мы говорили о боевых искусствах. Там мы были врагами, а сейчас сидим как два друга и беседуем об общем деле.

Мы оба пришли к одному мнению: война — это тот самый путь, который должен пройти настоящий воин, воин «Саму¬рай». Мы пожали друг другу руки и, как положено на Востоке, сделали друг другу поклон.
После этой встречи у меня на душе не было ощущения, что это был враг, мы выполнили каждый свой долг, долг воина. И поэтому, кроме уважения к друг другу и интереса, мы ничего не испытывали. Все изучающие воинские искусства постигают один Путь.

Эту школу в ее современном виде создал мастер рукопашного боя Танаки Косиро. Однако сам он называет себя вторым патриархом. Дело в том, что первоначально название «Фуни-рю тай-дзюцу» использовал его учитель Кока Фудзинин, известный своими скандальными похождениями, выливавшимися в жестокие уличные драки. Кока преподавал жесткий вариант дзю-дзюцу, который он называл Фуни-рю. В создании этого направления ему оказал большую помощь Иноуэ Нориаки, племянник Уэсибы Морихэя, основатель школы Синъэй тайдо.

Кроме дзю-дзюцу, Танака с детства изучал каратэ, а затем дзюдо и кэндо. Кроме того, будучи бизнесменом, работавшим на международном рынке, он много путешествовал, имел возможность общаться с крупными мастерами различных направлений боевых искусств мира, проверять свои умения и навыки в жестких схватках с разными противниками.

Постепенно Танака пришел к мысли, что именно боевое искусство дело его жизни. Но каким оно должно быть в современную эпоху? В конце концов он решил, что лучшим «испытательным полигоном» для его духа и тела станет раздираемый гражданской войной Афганистан. Так в 1985 г. японец Танака оказался в Афганистане, где стал обучать моджахедов рукопашному бою.

Годы странствий и участие в настоящей войне сильно изменили взгляды Танака, которому пришлось пересмотреть многие идеи относительно «рукопашки». От первоначальной техники Фуни-рю, в варианте Кока Фудзинин, осталось очень немногое. И все же, когда учитель и ученик встретились после возвращения последнего на родину, Кока назвал его своим наследником и вторым патриархом Фуни-рю тай-дзюцу, признав тем самым высокий уровень Танака.

Современное Фуни-рю мастера Танака пропитано духом реального боя. Именно поэтому в течение ряда лет у него было всего два десятка учеников, в основном офицеры полиции и спецслужб. Но потом число последователей стало быстро возрастать. Во-первых, о «самурае» вспомнили средства массовой информации, опубликовавшие сенсационные фотографии мастера, демонстрирующего моджахедам приемы обезоруживания противника, вооруженного ножом или автоматом. Во-вторых, его идеи оказались созвучными времени и привлекли массы фанатов так называемых боев «без правил».

Фуни-рю насчитывает около 250 приемов. Все они подчинены одной и той же цели: установлению контроля над действиями противника, причем приоритет отдается разнообразным захватам за шею (голову). «В моей школе самое главное — удержание (прижимание) шеи (головы) противника… Шею нужно удерживать для того, чтобы провести окончательное удержание, не дать противнику контратаковать», — объясняет Танака. Иными словами, захват головы применяется для установления контроля над противником в стойке и на земле.

Для достижения этой цели используются различные приемы. Но у всех есть одно общее: для проведения приема надо приблизиться к противнику, сократить дистанцию, взять захват. Отсюда вытекает следующий важный принцип — это движение вперед, навстречу противнику. В ответ на каждое действие противника нужно делать шаг вперед, сокращать дистанцию, проводить захват, выводить его из равновесия, навязывать ему свою игру.

После прорыва в ближний бой Танака рекомендует работать, прижавшись к противнику вплотную. «Когда прижимаешься к врагу и становишься с ним одним телом, вес противника соединяется с твоим весом. Поэтому в этот момент противник превращается в часть тебя самого. Допустим, противник весит 100 кг. Не мало, не так ли? Но если он станет частью твоего собственного тела, после того, как обретешь равновесие, ты сможешь двигать им, как тебе заблагорассудится. Поэтому в атаке и нападении нужно столь сильно прижиматься к противнику, чтобы твои ноги как бы стали его собственными ногами. А что будет, если убрать одну ногу? Противник потеряет равновесие и сам упадет», — говорит мастер.

По словам Танака, встречное движение вперед — это суть тай-дзюцу. Ученики начинают осваивать его буквально с первой тренировки. При этом партнер выполняет с полной скоростью и силой удары бамбуковым мечом. Задача ученика — сделать шаг вперед, с одновременным разворотом в бедрах, и таким образом уйти от обрушивающейся сверху бамбуковой палки. Поначалу ученики шарахаются то в сторону, то назад, сделать шаг вперед трудно и страшно. Но Танака неумолим: «Только вперед, один шаг вперед!» Он утверждает, что тот, кто овладел техникой перемещений для встречного входа, на 90% познал секрет Фуни-рю тай-дзюцу.

Танака говорит, что он понял сущность такого движения вперед с поворотом в бедрах, будто дверь распахивается настежь, заставляя лететь в пустоту противника, пытавшегося таранить эту «дверь» со всей силой, когда штудировал наставление по кэн-дзюцу, принадлежащее знаменитому мастеру Ягю Мунэнори (школа Ягю Синкагэ-рю). В нем сказано: «Когда противник наносит рубящий удар по твоему левому плечу, повернись, следуя траектории удара, и победишь. Позиция при этом должна быть низкой».

Само по себе подобное движение несложно в исполнении. Проблема в том, чтобы переселить страх, заставить себя сделать шаг вперед тогда, когда противник со свирепым выражением лица обрушивает на тебя град ударов руками и ногами, размахивает ножом или тычет штыком. Поэтому секрет заключается в силе духа, в стальной воле, в вере в себя.

На следующем этапе отрабатываются входы в ответ на прямой удар кулаком. Подобные упражнения шлифуют на каждой тренировке все ученики Танака, от начинающих до самых продвинутых. Отрабатываются входы во внешнюю от удара сторону и во внутреннюю. При этом обе руки используются как пружины: встречая удар противника почти прямыми руками, боец за счет сгибания их в локтях, поддержанного собственным движением вперед, легко отклоняет удар в сторону. Защита мягкая, а не жесткая.

Прорыв в ближний бой является подготовкой для применения борцовской техники, в первую очередь бросков. Броски в Фуни-рю довольно специфичны. Большей частью, в отличие от бросков дзюдо, они не применяют подъем с опрокидыванием. Здесь броски выполняют в основном посредством толчков и нажимов. По сути, они являются техникой выведения из равновесия.

Классическим примером является бросок захватом двух ног. Выполняя этот прием, боец резко сближается с противником, уклоняясь внутрь от удара рукой. Рывок вперед можно подготовить ударом ноги в тазобедренный сустав. Сразу после входа боец использует толчок обеими руками в тазобедренные суставы обеих ног противника, «вынося» центр тяжести его тела за площадь опоры, в результате чего тот теряет равновесие. После этого подхватить ноги противника под колени и «помочь» ему упасть рывком на себя не составляет труда. Добивают упавшего противника ударом в пах.

Бросок захватом двух ног не единственный прием, в котором используется воздействие на тазобедренный сустав, весьма уязвимое место на человеческом теле. Воздействие на него является основой для целого куста бросков. Другой «слабинкой» человеческого тела, которой рекомендует пользоваться Танака, является шея. Как уже сказано, основная масса приемов Фуни-рю использует воздействие именно на нее.

Помимо борцовских приемов, Фуни-рю активно использует технику, заимствованную из каратэ. Подчеркивается эффективность встречных ударов: когда твоя сила складывается с силой движения противника к тебе, попадание гарантирует нужный эффект — «отключение» оппонента. Удары руками напоминают боксерские, ибо наносятся с высоты плеча, но имеют свою специфику. Ударными формами рук являются кулаки и основания ладоней.

Жесткие блоки не используются. Вообще блоков, по мнению Танака, быть не должно: «блоки в моей системе используются для атаки, я рассматриваю их в качестве средства отклонения мешающих мне предметов, например, рук».

Удары ногами служат главным образом для сокращения дистанции и производятся обязательно в связке с ударами руками. Главные мишени — пах и место соединения бедренной кости с костью таза. После удара нога не возвращается в исходное положение, а ставится на пол впереди корпуса.

  • ЖАНРЫ 359
  • АВТОРЫ 254 821
  • КНИГИ 582 592
  • СЕРИИ 21 619
  • ПОЛЬЗОВАТЕЛИ 537 407

Средневековые японские шпионы и диверсанты ниндзя и их загадочное профессиональное искусство нин-дзюцу относятся к наименее исследованным областям. История изучения этого феномена на западе не насчитывает и пятидесяти лет. Все началось с небольшой заметки в журнале «Ньюсуик» за 3 августа 1964 г. В ней автор рассказывал о волне ниндзямании, захлестнувшей страну Восходящего солнца, вкратце описывал сущность и методы нин-дзюцу, представлял последнего мастера этого загадочного искусства Фудзиту Сэйко. Заметка вызвала большой интерес у американских ученых. По свидетельству одного из крупнейших японских специалистов в области истории нин-дзюцу Ямагути Масаюки, в том же 1964 г. из Гарвардского и Калифорнийского университетов, а также университета г. Гонолулу, Гавайские острова, в Японию поступили запросы о предоставлении материалов о ниндзя.

Автору книги неизвестно, каковы были результаты исследований американских историков. Но именно после этой заметки в США начался бум ниндзя. Он был подстегнут многочисленными кинобоевиками о японских «невидимках», авантюрными романами и популярными рекламными книжонками многочисленных авторов.

Спрос на информацию о ниндзя был колоссальный. И мощная американская индустрия с готовностью откликнулась на него: магазины заполнились униформой и снаряжением ниндзя, практическими наставлениями «по боевой технике воинов-теней». Свою долю пирога поспешили урвать и последние «мастера нин-дзюцу». Так появились огромные организации, объединяющие сотни тысяч поклонников ниндзя по всему свету – Будзинкан-додзё, Гэмбукан-додзё, Всемирная академия нин-дзюцу Роберта Басси и другие, по сути, представляющие собой своеобразные коммерческие предприятия, занимающиеся торговлей «заморской диковинкой».

При этом использовались отработанные методы привлечения широкой публики: побольше загадочности и мистики, побольше обещаний и заверений типа «наше искусство – самое древнее и крутое», побольше необычных приемов, побольше басен о сверхвозможностях. Все это нужно было подать под «правильным соусом». Ведь средневековые приемы маскировки, беганья по лесам и физическое и духовное самоистязание в духе спецназа могут заинтересовать разве что некоторых чудаков-любителей и профессионалов из спецподразделений. Широкая публика в массе своей останется к этим малопонятным «забавам» равнодушна. И вправду, зачем это клерку, рабочему или школяру? Однако «популяризаторы» нин-дзюцу сумели найти приманку для «широких народных масс». Нин-дзюцу стало рекламироваться не столько как искусство шпионажа и разведки, сколько как учение о достижении гармонии с окружающим миром и реализации творческого потенциала человека. Соответственно и ниндзя превратились в носителей тайного знания, в членов «тайных кланов», озабоченных реализацией высоких религиозно-философских идеалов и гонимых за свои убеждения. Жаль только, что у этого впечатляющего мифа нет практически никакой реальной исторической основы, о чем пойдет речь далее.

«Новая концепция рекламы» быстро позволила «построить в ряды» десятки тысяч последователей во всем мире. Еще бы, гармония с окружающим миром, духовное здоровье, реализация творческих потенций – разве это не идеал? В то время как в других восточных единоборствах наметился отток «любителей», организации нин-дзюцу стали стремительно набирать вес.

Однако рост интереса к нин-дзюцу отнюдь не стимулировал активность научных изысканий. Почти все изданные к настоящему моменту вне Японии книги об этом искусстве носят исключительно популярный и рекламный характер и ни в коей мере не являются научными исследованиями. Именно поэтому мы не найдем в них ни детального, основанного на фактах, анализа истории нин-дзюцу, ни ссылок на исторические источники, ни отрывков из «секретных» трактатов.

Зато повсеместно мы будем наталкиваться на высказывания, уже ставшие штампами и при этом не имеющие под собой никакой исторической основы. Например, из книги в книгу кочует утверждение о полном отсутствии источников по нин-дзюцу, связанном со спецификой секретной деятельности ниндзя. Но так ли это?

Японские источники, описывающие события XIV – XVII вв., пестрят упоминаниями о действиях ниндзя. Подчас среди них можно найти и детальные описания операций хитроумных лазутчиков. В этом плане значимы произведения жанра «воинских повестей» (гунки): «Хэйкэ-моногатари»[1], «Тайхэйки»[2], «Ходзё годайки»[3], «Канхассю-року»[4], «Сикоку-гунки»[5], «Мацуо-гунки»[6] и др. Большую ценность представляют дневники тех времен, например, «Тамон-ин никки»[7]. Довольно полную картину организации разведки в средневековой японской армии можно составить по дошедшим до наших дней приказам по армии. Здесь следует выделить распоряжения Като Киёмасы, главнокомандующего японского экспедиционного корпуса в Корее во время Имджинской войны конца XVI в. Кроме того до настоящего времени сохранилось свыше 50 наставлений по нин-дзюцу, включая такие выдающиеся произведения как десятитомная «энциклопедия» «Бансэнсюкай»[8] и «Сёнинки»[9], несколько десятков родословных знаменитых семей ниндзя, их воспоминания, служебные отчеты, китайские трактаты, повлиявшие на формирование теоретической базы нин-дзюцу… Дошли до наших дней и образцы снаряжения и вооружения, и так называемые «шпионские усадьбы», где ныне созданы музеи.

Как видим, реальное положение дел никак не согласуется с утверждением большого числа «трудов» по нин-дзюцу. Это вынуждает исследователя не только доискиваться истины в источниках, но попутно еще и анализировать и ломать штампы, сложившиеся благодаря «усилиям» лгунов-популяризаторов, заинтересованных не в серьезном исследовании вопроса, а в саморекламе. И начать приходится с самого понятия «ниндзя».

Кто такие ниндзя?

Слово «ниндзя» записывается двумя иероглифами: «нин» (в другом прочтении «синобу») – 1) выносить, терпеть, сносить; 2) скрываться, прятаться, делать что-либо тайком); и «ся» (в озвонченной форме «дзя»; в другом прочтении «моно») – «человек». Существительное «синоби», образованное от глагола «синобу» означает: 1) тайное проникновение; 2) соглядатай, лазутчик, шпион; 3) кража.

Слово «ниндзя» появилось лишь в ХХ в. Ранее его эквивалентом было иное прочтение тех же иероглифов – «синоби-но моно», буквально, «скрывающийся человек», «проникающий тайно человек». Так в Японии, начиная с XIV в., называли лазутчиков.

Во многих работах по истории нин-дзюцу можно встретить анализ взаимоотношения составных частей иероглифа «нин» с целью показать некое скрытое философское изначальное значение слова «ниндзя». Так, этот иероглиф интерпретировали, например, как «сердце (или дух) контролирует и направляет оружие».

Однако, думается, что это не более, чем позднейшие интерпретации и гимнастика ума. Подтверждается это тем, что задолго до того, как шпионов в Японии стали называть «синоби», в японском языке уже существовали многочисленные производные от глагола «синобу» слова со вполне «шпионскими» значениями: синобиёру – подкрадываться; синобииру – тайно проникать куда-либо; синоби-аруку – ходить крадучись; синобисугата-дэ – переодевшись, инкогнито, под чужим именем; синобиаси-дэ – на цыпочках, тихонько и т.д.

«Синоби» был далеко не единственный термин для обозначения представителей шпионской профессии. В источниках мы встречаем упоминания о кандзя («шпион», «человек, [проникающий через] отверстие»), тёдзя («шпион»), камари («пригибающийся»), уками-бито («вызнающий человек»), суппа («волны на воде», «проникающие [куда-либо] волны»), сэппа (то же), раппа («мятежные волны»), топпа («бьющие волны»), монокики («слушающие»), тоомэ («далеко [видящие] глаза»), мицумоно («тройные люди», «растраивающиеся люди»), дацуко («похитители слов»), кёдан («[подслушивающие] болтовню за угощением»), яма-кугури («подлезающие под гору»), куса («трава») и т.д.

Распустить фуни — Горьк. Расплакаться. БалСок, 55. /em> Фуни губы … Большой словарь русских поговорок

Надуть фуни — Горьк. Рассердиться, обидеться на кого л. БалСок, 55 … Большой словарь русских поговорок

Прыжок с шестом — Прыжок с шестом дисциплина, относящаяся к вертикальным прыжкам технических видов легкоатлетической программы. Требует от спортсменов прыгучести, спринтерских качеств, координации движений. Прыжок с шестом среди мужчин является олимпийским… … Википедия

Сёриндзи-кэмпо — Эта статья или раздел нуждается в переработке. Пожалуйста, улучшите статью в соответствии с правилами написания статей. Сёриндзи Кэмпо … Википедия

Неоклассицизм — неоклассика, термин, принятый в советском искусствознании и отчасти литературоведении для обозначения различных по социальной направленности и идеологическому содержанию художественных явлений последней трети 19 20 вв., которым присуще… … Большая советская энциклопедия

дзэн — (яп., кит. чань от санскр. дхьяна, т. е. «медитация») одна из наиб. влият. будд. школ в Японии. Согласно традиции, это учение пришло из Индии, но в действительности оно возникло в Китае в нач. 6 в. н. э., впитав в себя элементы многих будд.… … Буддизм

сатори — (яп.), (кит. у) «пробуждение», озарение, просветление; в дзэнской традиции цент. и наивысшая цель религ. практики. Поскольку все люди изначально обладают «природой будды», задача адепта состоит в се реализации. После этого ему раскрывается… … Буддизм

Неоклассицизм — неоклассика, термин, принятый в современном искусствознании для обозначения различных по социальной направленности и идеологическому содержанию художественных явлений последней трети XIX XX вв., которым присуще обращение к традициям… … Художественная энциклопедия

Диалекты японского языка — Карта распространения диалектов японского языка Диалекты японского языка (方言 хо:гэн) обширная группа говоров, распространённых в Японии. Литературный … Википедия

Новеченто (группа) — Новечéнто (итал. Novecento ХХ столетие) итальянская художественная группа. История Группа впервые выставила свои работы в Милане, в 1922 году. Основательницей «Новеченто» была Маргерита Сарфатти писательница, художественный … Википедия

Буддийские идеи в боевых искусствах

Буддийские идеи в боевых искусствах

Будучи по сути явлением чуждым, не японским, буддизм так плотно и органично вплелся в местную духовную и социальную ткань, что его «пришлый» характер оказался абсолютно незаметным. В религиозных кругах Японии даже господствовала теория рёбу-синто, согласно которой синтоистские божества представляли собой лишь проявления буддийских божеств на местной японской почве. В буддийских сектах Тэндай и особенно Сингон, к которой принадлежало большинство ниндзя, вообще утверждалось, что хотя буддизм и синтоизм и «составляют два, но не двойственны» (дзини фуни).

Сознанию самураев, которые в подавляющем большинстве были далеки от религиозных споров и вряд ли могли с уверенностью отличить одну буддийскую секту от другой, такое единство подходило как нельзя лучше. Они поклонялись практически всем божествам одновременно, хотя были среди них и наиболее ценимые воинами, например, божества войны, защитник Хатиман, Фудо Миё и др.

Мы здесь намеренно абстрагируемся от чисто религиозных проблем буддийских школ Японии [3]. Остановимся лишь кратко на постулатах тех направлений, которые явно повлияли на миросозерцание самураев, ниндзя, на формирование идеологии японских боевых искусств. В сущности речь идет о трех крупнейших китайских школах: Дзэн, Тэндай и Сингон. Традиционно считается, что именно дзэн-буддизм стал настоящей идеологией японских воинов, но на их ритуалы и культы значительно большее влияние оказали две другие школы – Тэндай и Сингон. В частности, ниндзя активно использовали методы Сингон для тренировки сознания, а целая каста монахов-воинов (сохэи) формально принадлежала именно к секте Тэндай. На стыке Тэндай и Сингон возникло направление Сюгэндо, последователями которого являлись знаменитые горные отшельники или «горные воины» – ямабуси.

Все три течения принадлежали к буддизму махаяны, т. е. «большой колесницы». Школа Сингон, правда, многое вобрала из тантрического буддизма, или ваджраяны. Это учение гарантировало спасение и обретение состояния Будды всем своим последователям, а не только монахам, поскольку всякий человек уже изначально обладает «природой Будды» (буссё), которая до поры находится в скрытом, непроявленном состоянии. Таким образом, следовало лишь пробудить в себе эту «природу Будды», обнаружить вечное и просветленное в человеческом и смертном. Общей чертой и Дзэн, и Тэндай, и Сингон было отсутствие принципиальной разницы между сансарой, нашим бренным миром, и нирваной – миром Будды и бодхисаттв. А это означало, что просветления можно достичь «здесь и сейчас», при настоящей жизни, без дополнительных перерождений, в акте интуитивного откровения. Тем не менее расхождения были. Последователи Дзэн, например, говорили о внезапности такого просветления: «будто блеск яркого луча солнца, вышедшего из-за туч, или внезапная вспышка молнии в безлунную ночь». Другие считали, что просветление приходит постепенно, на протяжении долгих лет. Но так или иначе можно, не уходя в нирвану и живя среди людей, стать «окончательно просветленным».

Учения Тэндай («Небесного престола») и Сингон («Истинных слов») лежат в общем русле японского эзотерического буддизма, т. е. того направления, которое искало просветления через оккультную практику, было наполнено символизмом, аскетическим подвижничеством, мыслью об интуитивном познании высшей мудрости (праджни).

Школа Сингон – трансформированный вариант тантрического буддизма, который появляется в Индии приблизительно в VII веке, а затем быстро перемещается в Китай (по-китайски он назывался «мицзун» – «тайная школа»). Именно из Китая принес его идеи в Японию первый патриарх школы Сингон, талантливый проповедник и комментатор, выходец из аристократической семьи японец Кукай (774–835). О последнем ходило немало легенд не только среди последователей Сингон, но и среди ниндзя. Например, рассказывали, будто бы он после смерти продолжает странствовать по земле в образе бессмертного старца (сэннина), даруя мудрость тем, кто исправно выполняет все ритуалы его учения.

Школа Сингон практически сразу же приобрела характер «тайного», или «эзотерического», учения (миккё), противопоставив себя всему «открытому», или «явленному» (конгё). Речь шла не о каких-то конкретных секретах (хотя и они встречались), но прежде всего о том, что истинное, высшее знание представляет собой высочайшую тайну, постижимую лишь путем долгой и упорной духовной практики.

В процессе посвящения учитель Сингон сообщал новообращенному тайную формулу (мантру), произнесение которой могло обеспечить достижение состояния Будды. Эта формула называлась «сингон», или «истинное слово», откуда и произошло название самой секты. Вместе с этим адепта Сингон посвящали в секрет особой фигуры из переплетенных пальцев (санскр. – «мудра», япон. – «ингэй»), которая позволяла замыкать определенным образом энергию внутри тела и символизировала приобщение адепта к пути Будды. Именно эти методы активно использовали японские ниндзя, регулируя при помощи мантр и мудр состояние своего сознания и духовный настрой. Последователи Сингон активно использовали в своей практике магические изображения священного круга – мандалы, символизировавшего развертывание Вселенной, причем трактовку мандалы целиком знали лишь высшие посвященные. Все эти аспекты пришлись по нраву многим школам ниндзя, в частности Ига-рю. Конечно, всех глубинных трактовок мандалы представители кланов ниндзя не знали, но произнесение мантр и создание изображений колеса-мандалы быстро превратились в традицию среди тайных лазутчиков и наемников.

Мандала – это не столько рисунок, сколько визуальное выражение тела Будды. В мистическом плане мандала – это живое тело Будды, данное как рождение, развитие и уход в вечность. Следовательно, и человек, приобщенный к «тайнописи» мандалы, может пробудить в себе «природу Будды». Особенно высоко почиталась огромная мандала – Махамандала, представлявшая собой символ изначального тела Будды Махавайрочаны, которое и есть вся Вселенная.

Сам мир состоит из шести базовых элементов, а точнее, состояний (махаб-хута), которые, перемежаясь, дают его разнообразие: земля, вода, огонь, ветер, пустота (или небо) и сознание. Обратим внимание, что пять первых элементов принадлежат к материальному миру, а шестой – совокупность духовного. Эта достаточно сложная теория получила интересное применение в практике монахов-воинов и ниндзя, которые каждому пальцу руки приписывали одно из пяти материальных начал. Вместилищем шестого являлась, естественно, голова. Как считали ниндзя, переплетая определенным образом пальцы, т. е. оперируя взаимопревращением пяти начал, можно пробудить сознание, настроить его на тот или иной лад и даже победить соперника, не вступая с ним в поединок.

Вообще ниндзя всю свою оккультную практику переняли из учения Сингон. Например, из Сингон пришло написание магических знаков, по которым тайные воины опознавали друг друга. Эти знаки, в свою очередь, пришли из санскрита, в буддизме они представляют собой магическое обозначение Закона, или Дхармы, т. е. буддийского учения.

Другая крупнейшая школа – Тэндай возникла в VI веке. Ее главным идеологом и фактическим основателем был монах Чжии. Поскольку свою проповедь последователи Чжии вели на горе Тяньтай (в японском чтении – «Тэндай»), что означает «Небесный престол», то отсюда и пошло название школы.

Последователи Тэндай считали, что все буддийские учения в равной степени ведут к просветлению, и человек должен следовать по пути той школы, к которой его приобщили обстоятельства. К какому бы течению ни принадлежал адепт, при строгом подвижничестве он обязательно достигнет «состояния Будды». Эта концепция называлась «достижением просветления посредством единой колесницы», объединявшей пути «трех колесниц», т. е. всех трех буддийских школ. Естественно, что такой либерализм во взглядах снискал Тэндай много последователей, в том числе и среди мирян. Фактически Тэндай как бы исключала ошибку человека в выборе буддийской школы.

Тэндай, в отличие от других школ, претендовала на наибольшую комплексность осмысления учения Будды. Считается, что в проповеди Будды было пять этапов. На первых четырех он выступал лишь как обычный проповедник, учивший людей при помощи тех слов, которые они могли понять. Эти четыре этапа, представленные в разных буддийских школах, являются выражением «относительной истины». И лишь на пятом этапе Будда раскрывал всю полноту «абсолютной истины» своего Закона, объяснив его «сокровенный смысл» (гэнги) всего лишь за сутки до своего ухода в нирвану. Именно эту абсолютную истину Закона и стремятся постичь адепты Тэндай, предварительно проходя все четыре этапа осмысления буддийского Закона (Дхармы). Вообще в процессе духовной практики человек должен пройти «десять миров Дхармы», или десять последовательных ступеней совершенствования: от «мира ада» через «мир человека» до «мира Будды». По сути, речь идет о десяти состояниях, которые переживает человек на пути к окончательному просветлению. Для преодоления «низших миров» Тэндай рекомендовала долгие сеансы медитации – «недвижимого взирания внутрь себя».

Многие адепты школы Тэндай в силу ряда исторических обстоятельств оказались очень боевитыми и даже агрессивными. Если Сингон прославилась своим влиянием на культовую практику ниндзя, то Тэндай породила прежде всего такое явление, как монахи-бойцы (сохэи). Об их истории мы расскажем позже. Правда, существовали сохэи, которые и не принадлежали к школе Тэндай, но народная молва связывала этих бритоголовых воинов, нередко становившихся просто бандитами, именно с тэндайской традицией.

Путь невидимых. Подлинная история нин-дзюцу :: Горбылев Алексей

Страница: 199 из 201
Размер шрифта / +
Цвет теста
Цвет фона
скрыть

Фактически, под названием «нин-дзюцу» Хацуми Масааки преподает разновидность дзю-дзюцу

Впрочем, некоторыми уловками ниндзя он, по-видимому, все же владеет. Английский журналист Клиффорд Харрингтон рассказывает: «Пока мы беседовали, Хацуми Ёсиа-ки взял большую виноградину и проглотил ее. Затем продолжил разговор (к тому времени я уже забыл об этой мелочи) и вдруг раскрыл рот, глубоко засунул в него два пальца и. достал целую виноградину. Когда-то, по словам Хацуми, таким способом доставлялись секретные сообщения. Бой (показательный) завершился тем, что ниндзя стремительно бросился к стене своего двухэтажного дома, на бегу забросил на крышу прикрепленный к веревке крюк и в считанные секунды взобрался наверх. В этом ему помогли специальные петли на веревке, по которым он поднимался, как по ступеням лестницы».

Хацуми Масааки не был единственным учеником Такамацу Тосицугу, как утверждается во многих статьях. Напротив, у Такамацу было очень много учеников. Да и сам Хацуми смог познакомиться с Тосицугу только через своего первого наставника Уэно Ки Тёсуя, личного ученика Такамацу.

Уэно Ки Тёсуй (Ки Тэнсин) был наследником одной из ветвей школы Кукисин-рю, имевшей длиннющее официальное название Хонтай Кисин Уэно тэнсин-рю Куки синдэн дакэнтай-дзюцу – «дакэнтай-дзюцу божественной традиции семьи Куки основной школы небесного сердца семьи Уэно направления Кисин», позже замененное на более короткое Синто тэнсин-рю – «Синтоистская школа небесного сердца».

Основу этой школы заложил Уэно Тацуэмон Тацукара, который в начале XVII в. соединил технику кэн-дзюцу Като-ри Синто-рю с болевыми приемами торидэ Итидэн-рю. Позже его потомки многое позаимствовали из арсенала школ Кукисин-рю и Такаги-рю, а также из кэн-дзюцу Ходзан-рю и коппо-дзюцу Итидзё фуни-рю. Синтез с другими школами боевого искусства продолжал и восьмой патриарх Уэно Ки Тёсуй, который к семейной традиции добавил приемы каратэ школ Сито-рю и Синдо Дзинэн-рю, китайского кэмпо и различные техники крупной школы бу-дзюцу Асаяма итидэн-рю. Таким образом Хацуми Масааки изначально изучал именно те школы боевого искусства, которые преподавал Такамацу Тосицугу, но не в чистом виде, а в сложной смеси. Интересно, что многие ученики Уэно после смерти наставника перешли под крыло основателя современной школы дзю-дзюцу Хакко-рю Окуямы Рюхо и составили костяк его ближайших соратников-наставников.

Подведем итог нашему исследованию нин-дзюцу Буд-зинкана. На основе имеющихся данных, можно сделать вывод, что Будзинкан – это сложная синтетическая система рукопашного боя, вобравшая в себя традиции ряда древних школ бу-дзюцу и, возможно, гораздо более поздних каратэ, айкидо и даже китайского кэмпо. Нужно признать, что почти весь технический арсенал Будзинкана – вся работа с оружием и почти вся бросковая техника тай-дзюцу – почерпнут из школ Куки синдэн-рю и Такаги Ёсин-рю, которые никакого отношения к кланам ниндзя из Ига и Кога не имеют. Впрочем, возможно, что Хацуми действительно изучал некоторые боевые приемы из арсенала «воинов ночи».

Одно можно утверждать наверняка: Хацуми Масааки нин-дзюцу как таковое не преподает. Это становится очевидным уже при рассмотрении программы обучения Будзинкана. Еще более показательно отношение японского правительства к Хацуми и его организации. Оно вполне лояльно, мол, играйте-играйте, чем бы дитя не тешилось, лишь бы не вешалось. Думается, если бы Хацуми организовал «крутую» школу для подготовки шпионов, диверсантов, террористов, киллеров эта позиция была бы совсем иной. Короче, Хацуми Масааки, хоть и мастер боевого искусства, но все же не ниндзя, как бы этого ни хотели десятки тысяч его последователей.

Что такое До (Путь)?

Введение
Что ожидать от этой книги

Вот уже несколько десятилетий японские искусства и Пути становятся все более популярными. На Западе многие практикуют изготовление букетов, бонсай, чайную церемонию, шиатсу и БИ. Несмотря на их огромную популярность, японские искусства (гейдо) очень часто неправильно понимаются или практикуются в извращенном виде. Т.о., очевидна потребность в литературе, которая описывает больше, чем просто историю и внешние техники искусств. Необходимо руководство, объясняющее подлинный смысл этих искусств, их корни и происхождение.

В чем заключается эстетика японских искусств? Одни виды искусства хвалят как эффективные формы медитации в движении. Но как они на самом деле работают? А как насчет часто упоминаемых, но обычно оставляемых без объяснений «духовных измерений» японских искусств?

Эти эзотерические аспекты не только неотделимы от физической стороны практики, они являются универсальными и применимыми в повседневной жизни. Отсутствие информации об этих универсальных принципах не дает понять тот факт, что на своих глубочайших уровнях такие искусства как чайная церемония (тядо), изготовление букетов (кадо), каллиграфия (сёдо) и БИ (будо) очень тесно взаимосвязаны. Цель этой книги раскрыть эти важные стороны изучаемых дисциплин.

Несмотря на внешние различия, японские искусства имеют одинаковую эстетическую составляющую, и что более важно, практика этих искусств требует от практикующего приобретения соответствующих положительных черт характера. Обратите внимание, что многие из названий этих искусств заканчиваются на До. До переводится как «Путь» и означает, что данный вид деятельности утратил свой просто утилитарный характер и поднялся на одну ступень с искусством, что практикующие его ученики рассматривают его как Путь жизни. Другими словами, До — это искусство, позволяющее нам понять природу самой жизни путем исследования и изучения себя через какой-то определенный вид деятельности.

Многие принципы и ментальные состояния являются универсальными для всех видов японского Пути. Одной из самых значимых концепций является концепция о координации тела и сознания. Хотя в повседневной жизни мало кому из нас может потребоваться умение правильно обращаться с кистью для каллиграфии, японским мечом или принадлежностями для чайной церемонии, сам процесс обучения подобным вещам может значительно улучшить наше физическое и умственное состояние.

Учителя каллиграфии говорят о «единстве сознания и кисти», они заявляют что «если сознание работает правильно, то и кисть работает правильно». В кендзюцу обычно говорят о единстве тела, сознания и меча.

Координация работы сознания и тела может рассматриваться как гармония. В движении тела и сознания эта гармония является неотъемлемой частью, основным элементом, чтобы достичь мастерства в любом из видов Пути. Но даже если мы не практикуем японские искусства, или Путь, мы можем получить огромную пользу от применения принципа объединения сознания и тела.

Практикуя Путь, можно прийти к пониманию искусства самой жизни. И все же найти учителя, способного доходчиво объяснить, как изучение каллиграфии или цветочного искусства может привести к духовному пониманию, представляется достаточно трудной задачей. Большинство лишь уверяют, что покажут вам Путь, но на самом деле им не удается даже предоставить вам понятные объяснения. Бытует мнение, что способность швырять противника или умело управляться с кистью каким-то волшебным образом сама по себе приведет к озарению. Простое механическое действие никуда не приведет.

Что ожидать от этой книги

Наш подход к изучению Пути является определяющим фактором того, что мы получим в результате. Большую часть своей жизни я посвятил изучению различных японских искусств. Когда я только начинал обучение, то был очень застенчивым, плохо координированным ребенком с астмой. Глядя на себя сейчас, я без малейшего сомнения могу говорить о том огромном потенциале для изменения себя, который заложен в этих искусствах. Продуманная и сознательная практика японских До может привести к развитию тела и сознания.

Чтобы плодотворно практиковать чайную церемонию, японские танцы или др. искусства в качестве медитативных актов, необходимо представлять себе, как они могут привести к пониманию. Многие люди занимаются изготовлением букетов, практикуют чайную церемонию или БИ и при этом не добиваются состояния, когда внезапно понимаешь, осознаешь, что в каждом движении присутствует жизнь.

Также очень важно понять, что культурный антураж типа национальной одежды или поклонов не является неотъемлемой частью духовного развития. Тот факт, что вы носите кимоно или кланяетесь, не является медитацией сам по себе. Важен сам стиль вашего действия, например, поклона. То, как вы его делаете, и то невидимое духовное внутреннее движение, которое превращает вашу практику в Путь.

Смотреть на кого-то и ждать от него правды, значит игнорировать Путь мироздания, который находится прямо перед вами. Если вы смотрите на мир глазами другого человека, то все, что вы видите, это иллюзия, обман. Ученик думает, что он увидел правду, в то время как это в лучшем случае ее отражение; учитель видит, что ученики боготворят его, и ему кажется, что он все делает правильно. К сожалению все, что связывает таких учителей и учеников, это их общее заблуждение.

Япония: История и Культура

Великие Мастера — Гичин Фунакоши

Предисловие

Сидзоку (士族) — сословие нетитулованной знати в Японии, существовавшее в 1869—1947 годах. Было сформировано из средних и мелких самураев. Сословие было ликвидировано после Второй мировой войны в 1947 году в связи с вступлением в силу новой Конституции Японии.

Тэ-гуми — борьба, в которой главной задачей для противников является — столкнуть друг друга с места. После этого применяются захваты и броски. Более опытный боец вызывал на бой даже больше одного человека. Например сам Гичин пишет про это так: «Один, обычно более старший и более сильный мальчик, может бороться с двумя или тремя противниками, или даже с большим количеством нападающих, если он чувствует это возможным. Такая схватка начинается с того, что сильный борец ложится на спину, а противники прижимают к земле его руки и ноги. Когда я решил стать каратэка, то начал бороться против четырёх или пяти мальчиков, надеясь укрепить мышцы рук и ног, живота и бёдер. Не могу точно сказать, как тэгуми способствовала росту моего технического мастерства в каратэ, но волю мою эти занятия, без сомнения, заметно укрепили.»

Сёрин Рю Shōrin-ryū (яп. 小林流?) — одно из основных современных Окинавских боевых искусств. Было основано Тёсином Тибаной в 1933 году. Сёрин Рю сочетает элементы традиционных боевых стилей Сюри-тэ.

Дальнейшая жизнь

Мотобу Тёки ( 本部 朝基 ; 5 апреля 1870, д. Акахира, Сюри, Окинава — 15 апреля 1944, Сюри, Окинава) — мастер окинавского каратэ. Родился в деревне Акахира, Окинава. Мотобу Тёки был младшим из трёх братьев и его не стали обучать семейному стилю тотэ (раннее название каратэ). Несмотря на это, Мотобу очень интересовался боевыми искусствами. Он тренировался самостоятельно, отрабатывая удары на макиваре и поднимая тяжелые камни для развития силы. Мотобу Тёки был очень ловким, за что и получил от сверстников прозвище «Мотобу но Сару», «Мотобу — обезьяна».

Ссылка на основную публикацию