Бу-дзюцу | Karate-krs.ru

Бу-дзюцу

Будо – обобщённый комплекс боевых искусств, который появился в современной Японии. Само по себе название «будо» относится к эпохе Токугава (она длилась с 1603 по 1867 год), именно в этот период было создано централизованное государство. Иными словами, эпоха для Японии не просто важная, а можно даже сказать исторически значимая.

Ранее в стране бушевали феодальные войны, они длились около 500 лет и буквально каждый клочок земли был так или иначе окроплён кровью. Страна была истощена, множество людей, в том числе и великих мастеров единоборств, погибло, наблюдалась всеобщая разруха, и многим было отнюдь не до боевых искусств.

Ну а затем все-таки начался мирный период, который ознаменовался тем, что огнестрельное оружие вытеснило холодное. Стало понятно, что различные ружья и пистолеты намного сильнее ножей, сабель, шестов и так далее (при условии открытого столкновения, конечно).

Все это привело к тому, что самураи, которых на тот момент насчитывалось примерно 25%, если брать все население страны, начали практиковать различные боевые искусства. Делалось это для того, чтобы совершенствоваться и психологически и физически. Основой стало именно достижение определенных состояний, а не сам бой. Очень много внимания уделялось психологическому закаливанию, силе духа, гипнозу и другим техникам.

На первый план выдвинулись не боевые приемы, а познание «до» — «правильного», или, как многие говорят, «истинного» пути. Физические упражнения и приемы никуда не делись, просто они были лишь дополнением к моральной устойчивости.

Будо существует и по сей день, ученики занимаются проверкой своих психологических и физических возможностей, они прекрасно ведут бой и исполняют приемы с филигранной точностью, но для них наиболее важным остается душевное равновесие. Такого человека невозможно вывести из себя, так как он пребывает в гармонии не только с самим собой, но и с окружающим миром. Но на это уходят долгие годы упорных трудов. По этой причине будо никогда не будет популярно в других странах, просто иной менталитет не способен принять такие техники и это будет очевидно сразу же.

Тесты, которые проходят ученики, выбравшие будо, связаны с подавлением своих страхов и терзаний. Часто это достигается с помощью медитации, причем в самое различное время и в самых разных позах. Это помогает бойцам идеально понять себя и справиться с ними сможет отнюдь не любой мастер другого единоборства, так как будо включает в себя самые различные приемы.

Часть вторая. СОВРЕМЕННЫЕ ДИСЦИПЛИНЫ.

Глава третья. Основные черты

Категории и характеристики

Современные дисциплины характеризуют обычно как методы самообороны либо как тактику ведения тренировочного и настоящего боя с противником. Строго говоря, ни одна современная дисциплина не является воинским искусством; спорно и представление о том, что эти системы являются исконными воинскими принципами. Ввиду многочисленности преследуемых ими целей и того, что они упирают на самооборону, в таких дисциплинах очень мало воинского духа.
Существует два больших вида современных дисциплин: будзюцу и будо. Все они живут активной жизнью в современном японском обществе, хотя и ставят перед собой различные цели. Разновидности будо более популярны ввиду существенного разнообразия собственных целей, диктуемых личными интересами и пристрастиями. Чтобы лучше понять общую природу систем, входящих в состав этих двух больших категорий, полезно рассмотреть каждую из них в отдельности в отношении их цели, духа и техники.

Основной задачей многих современных будзюцу является выработка официально одобренных методов рукопашного боя для тех, кого правительство уполномочило вести борьбу с нарушителями общественного порядка; поэтому изучение и использование подобного рода современных будзюцу ограничено представителями правоохранительных органов и вооруженными силами Японии. Другие современные будзюцу предназначены исключительно для обычных граждан как методы самообороны и духовного воспитания.

Дух боевой нравственности, по своей сути оборонительный, свойственный классическим будзюцу, характерен и для их современных аналогов. Значительной части систем современного будзюцу присущи еще более высокие нравственные установки ввиду их непосредственного приложения к гражданской жизни. Для этих целей видоизменяют этическую концепцию классического будзюцу, санкционирующую убийство врага, на концепцию сдерживания атакующих действий нападающего. С насилием необходимо совладать, укрощая тех, кто за него ответственен, но не лишая их жизни.
Акцент, который делается в классических дисциплинах на сэйси-о тёэцу, иначе преодолении мыслей о жизни и смерти, переносится и в современные будзюцу, хотя само значение становится здесь менее содержательным, поскольку классические будзюцу нацелены на то, чтобы служить основными системами боя на полях сражений, где руководствуются принципами буай синкэн сёбу, иначе смертельных схваток между профессионально обученными и высокотехничными равными соперниками. Современные же будзюцу являются вспомогательными средствами ведения боя, предназначенными в основном (но не всегда) для применения в мирной гражданской жизни, а не на поле боя, им приходится выставлять высокотехничного профессионала против менее обученного нарушителя. Потому и сам бой для представителей современных будзюцу превращается в сёбу, решение вопроса о победе или поражении в серьезной рукопашной схватке. Это и вынуждает считать современные будзюцу лишь псевдовоинскими искусствами.

Тщательный подбор техник, послуживших основой для формирования современных будзюцу и позволивших им приблизиться по духу к своим классическим истокам, сделал современные формы пригодными для использования в рукопашных схватках при решении сугубо гражданских задач. Таким образом, обучение целиком зависит от использования кахо, иначе метода тренировки, основывающегося на ката, т.е. «формах», комплексах формальных упражнений. Технические приемы современных будзюцу оказываются столь эффективны, что невозможно практиковать их в вольном бою любой формы, следовательно, они не являются спортом.
Обучение современным будзюцу ведут опытные, имеющие специальное разрешение профессиональные наставники. При обучении они используют смесь интуитивных, иначе психологических, и рациональных, иначе логических методов тренировки, где последний, безусловно, рожден под влиянием западной методологии. Но все методы тренировки и обучения пронизаны духом ёмэйгаку.
Современные будзюцу имеют дело с безоружной и вооруженной схваткой: вооруженный защитник против вооруженного нападающего, вооруженный защитник против безоружного нападающего и безоружный защитник против вооруженного противника. Также рассматривается защита против большого числа нападающих. Дубинка и палка более всего ценятся как оружие, поскольку предлагают более широкий выбор средств, чтобы наказать нарушителя без угрозы для его жизни, чем холодное или огнестрельное оружие.

Современное будо состоит из различных систем, используемых в качестве духовного воспитания и религиозного поклонения, различных форм физических занятий и физического воспитания, методов самообороны для людей в их повседневной жизни, атлетической и оздоровительной деятельности и спорта. Все эти системы ставят своей целью совершенствование и укрепление духовных и физических сил человека, чтобы тем самым привести его жизненные установки в согласие с нравами миролюбивого международного сообщества.

Высокая степень социальной терпимости, характерная для современных форм будо, является отличительной чертой подобных дисциплин. Они доступны всем, каковы бы ни были их род занятий или социальное положение. Преследуя свои многообразные цели, современное будо отрицает само существо классического «смертельного спорта» и провозглашает «жизнеутверждающий спорт». Сэндзё, иначе поле боя, используемое классическим будо в качестве сценической площадки для своих представлений, в современном будо превращается в некоего рода подмостки, эмбудзё, для показательных боев и атлетических представлений, или же в сиайдзё для спортивных соревнований. Для сиайдзё сама идея синкэн сёбу (смертельного поединка) или просто сёбу заменяется иной, идеей сиай, состязания между двумя людьми, где соперник замещает врага. Бескомпромиссный, суровый воинский дух классических дисциплин чужд современным системам будо. Более того, проведение приемов в современном будо — это лишь некое приближение к реальной рукопашной схватке, поскольку умерщвление противника здесь чисто символическое, а сама борьба ведется в духе игры или спортивного состязания. Представители современного будо должны придержиаваться довольно строгих правил, ограничивающих не только их технический арсенал, но и то, каким образом им следует распоряжаться. Сэйси-о тёэцу, таким образом, присутствует в их действиях в лучшем случае чисто символически, а в некоторых современных будо им и вовсе пренебрегают.
До, иначе мити, который в классических воинских искусствах и принципах является «путем», которым следуют или могут следовать, в современном будо получил иное толкование. До становится путем, которого должны придерживаться все последователи данной дисциплины, и эта обязанность придает современному будо неестественный характер.

ТРЕПЕЩИТЕ ПЕРЕД НАМИ!

Само изучение японских воинских искусств сталкивает нас с необходимостью исследовать огромный пласт культуры данного народа. Говорить, что подобный пласт остается до сих пор почти нетронутым — значит повторять набившие оскомину слова как японских, так и западных писателей. Военное дело оказало на японское общество весьма своеобразное и довольно существенное воздействие, и без тщательного изучения всех сторон этой малознакомой сферы японского этоса мы так и не сумеем до конца понять многие исторические явления, характерные именно для Японии.

В предыдущих книгах этой серии, «Классические будзюцу» и «Классические будо», я заострял внимание на том, что будзюцу — «воинские искусства», и будо, иначе «воинские принципы (пути)», хоть и связаны между собой, отличны друг от друга, являясь отдельными предметами. Существенные различия в технической стороне и задачах данных воинских дисциплин вынуждают нас проводить такое разграничение. Но если мы постараемся понять сам процесс становления и развития будзюцу и будо, то необходимо будет признать, что ко будо, или классические дисциплины, имеют своих современных наследников.

Эти современные дисциплины связаны с классическими воинскими искусствами и принципами (путями), но сама связь есть нечто большее, чем просто неосознанное либо же сознательное подражание. К сожаление, из-за отсутствия истинного понимания японских классических дисциплин пишущие на эту тему совершенно искажают существо и дух самих дисциплин. Их непонимание заметно и в собственном толковании современных дисциплин, заметно в той мере, в какой подобное толкование повлияло на умонастроение нынешнего поколения тех, кто практикует в данных современных дисциплинах. Последние полагают, что то, чем они занимаются, являются плоть от плоти стилем японского средневекового рыцаря, дошедшим до них в своем неизменном виде и пропитанным воинским духом, свойственным этим рыцарям, но подобное представление совершенно неверно. Однако уверенность в своей правоте столь глубоко укоренилась в сознании современных почитателей воинских дисциплин, что необходимы большие усилия для преодоления подобных заблуждений.

Основная задача данной книги состоит в том, чтобы показать, как любая грань, отражающая «приспосабливание» человека к внешним обстоятельствам, иными словами, его культуру, неизбежно оказывается во власти исторических сил. Опыт Японии в этом плане столь богат и разнообразен, что ни один аспект культуры не мог не воздействовать определенным образом на другие ее стороны. Так что в сфере классических воинских искусств и принципов (путей), однако не совпадая pari passu[1] с ними, возникло новое поле деятельности, современные смежные дисциплины.

В первую очередь мы постараемся выявить то, каким образом сформировались современные дисциплины, определив их связь с классическими будзюцу и будо, узнать их техническую и духовную природу, а также в какой мере они практикуются в Японии и за рубежом. Таким образом мы сумеем узнать кое-что и о том, почему современное японское общество, упразднившее многие феодальным воинским дисциплинам и даже создает их современные аналоги. Нам станут видны связи и взаимоотношения между современными дисциплинами и более древними традиционными культурными образованиями, обычаями и такими верованиями, как синтоизм и поклонение императору, мы обнаружим влияние как буддизма вообще, так и дзэн-буддизма в частности, и осознаем важность современных дисциплин в сегодняшней японской системе образования.

Не менее интересными являются политические и философские взгляды представителей как классических, так и современных дисциплин, особенно тех форм, которые послужили идеям национализма и его крайних форм в эпоху Мэйдзи (1868-1912) и позже; также большой интерес представляет роль самих дисциплин в становлении японского военного милитаристского государства по мере укрепления довоенного либерализма. Последнее социальное явление поднимает сложную проблему нравственности на поле боя, что, в свою очередь, ставит животрепещущие вопросы относительно бусидо (путь воина), бережно хранимого культурного достояния. Сравнивая современные японские военные свидетельства с более ранними, мы поражаемся явным расхождением между теорией и практикой следования бусидо со стороны современных японских бойцов. Почему превосходные этические нормы ведения боя эпохи Мэйдзи оказались попранными жестокостью солдат эпохи Сёва (1926-1989)[2], чем свидетельствуют «разграбление Нанкина» в 1937 году и зверства, чинимые в Малайзии и Сингапуре в 1942-м? Быть может, существует две разновидности бусидо — классическая и современная формы, — каждая со своими собственными нормами и ценностями? А если это так, то почему классическая разновидность была отвергнута, оказавшись слишком обременительной для японского солдата эпохи Сёва? С другой стороны, если бусидо — одно неделимое целое, то чем объяснить, что воин эпохи Сёва не сумел даже приблизиться к высокому уровню нравственности боевого поведения, характерного для средневековых рыцарей, коим бусидо служило основой морального кодекса?

Определенные психологические черты, похоже, отличают японского воина, и это не в меньшей степени интересует нас. Что в самом характере японского народа позволяет японским воинам без колебаний идти навстречу смерти? В полной ли мере отражает именуемая на Западе «суицидальная мания» действия японских солдат во время русско-японской войны (1904-1905), когда они превращали себя в «пушечное мясо», или «подрывное мясо» в битве за Шанхай в 1932 году, или фанатичных камикадзе во время Второй мировой войны? Были ли подобные акты самопожертвования всего лишь проявлением духа, свойственного акту харакири у средневековых рыцарей, или же у них иные истоки? Является ли харакири 25 ноября 1970 года Юкио Мисима[3], который был приверженцем современных дисциплин, еще одним свидетельством «панибратского» отношения японцев к смерти, что может быть понято лишь через призму слепого патриотизма и преданности властям и собственной стране? Это лишь некоторые вопросы, к ответам на которые может подтолкнуть данная книга.

Современные дисциплины составляют неотъемлемую часть современного японского общества. Значительное большинство населения Японии тем или иным образом связано с этими занятиями. Поэтому история современных дисциплин достойна нашего пристального внимания именно сейчас, когда стала доступна сама информация о них. Но что касается истории современных дисциплин, изложенной на страницах этой книги, то мне пришлось ограничить себя в выборе материала. Некоторые читатели могут придраться к многочисленным лакунам, другие же будут удивлены, почему акцент был сделан на эти, а не на другие стороны. Чтобы как-то смягчить пыл возможных критиков, замечу, что данная книга, как и другие мои книги, не претендует на полноту, а поскольку материал оказался почти необъятным, то и самих лакун невозможно было избежать. Задача, скорее, состояла в изучении первоисточников и извлечении оттуда сведений, которые, как я смею думать, лучше всего дают представление о современных дисциплинах, и поэтому многие по-своему хорошие источники оказались невостребованными.

Невозможно по-настоящему понять современные дисциплины без их исторического контекста. Однако читателям не следует надеяться найти здесь хронологически развернутое повествование. Для этих целей им нужно обратиться к многочисленным добротным трудам по японской истории, имеющимся в любой библиотеке. На этих же страницах представлены те исторические события, с которыми связано зарождение и развитие современных дисциплин. К тому же эпохе Сёва уделено меньше внимания, чем предыдущим эпохам Мэйдзи и Тайсё (1912-1936), поскольку первая еще не закончилась[4] и роль и значение современных дисциплин в настоящее время нуждаются в определении.

«Боевые искусства» обозначались раньше терминами будзюцу и бугэй. В наши дни они обычно именуются будо, т.е. «боевой Путь». Указанные термины охватывают такие боевые искусства, как фехтование (кэндо), (дзюдо) и стрельбу из лука (кюдо). Более старый термин бугэй дзюхаппан (18 боевых искусств) включал искусства стрельбы из лука, верховой езды, метания копья (содзюцу), фехтования, плавания, молниеносного выхватывания меча (иаи), владения коротким мечом, владения дубинкой (дзиттэ), метания кинжала (сюрикэн), плевка иголками, владения алебардой (нагината), ведения артиллерийского огня, связывания, борьбы явара (нынешнее дзюдо), шпионажа (ниндзюцу), владения простой палицей, владения палицей с шипами на одном конце (модзири) и владения метательным серпом с цепью (кусаригама). Каратэ не считается одним из традиционных японских боевых искусств, хотя за пределами Японии его иногда относят к таковым. В эпоху Эдо (1600 — 1868) от воинов в дополнение к обычным академическим дисциплинам требовали овладения шестью боевыми искусствами : фехтованием, метанием копья, стрельбой из лука, верховой ездой, дзюдзюцу (еще один вариант нынешнего дзюдо) и стрельбой из огнестрельного оружия. С прибавлением военной стратегии «шестерка» боевых искусств превращалась в «семерку». В совокупности военные дисциплины именовались «Путь воина» (бусидо). После реставрации Мэйдзи (1868) содержание боевых искусств претерпело серьезные изменения, отражая тот факт, что они не предназначались более для использования в реальных сражениях и переставали быть исключительной «принадлежностью» военного сословия. Именно ввиду этих обстоятельств термин бусидо уступил место термину будо, который подразумевает обучение моральным принципам, а не подготовку к участию в боях. Современный будо нацелен на обретение, с помощью физических упражнений, различных квалификаций и посредством установления объективных стандартов для этих квалификаций предоставляет возможность соревнований по тем или иным боевым искусствам. В том смысле будо может рассматриваться как вид спорта.

Но за боевыми искусствами скрываются философии конфуцианства, буддизма и таосизма. Поначалу цель этих искусств состояла в прививании умения (вадза) сражаться и убивать и в ходе духовных исканий (поиски кокоро, или син — души, преступающей рамки победы или поражения) они восприняли буддийские взгляды на жизнь и смерть и конфуцианское стремление к естественной гармонии (явара — гибкость). Основу боевых искусств образуют позы и движения тела. Главными позами являются «прямое стояние» и «прямое сидение». В дзюдзюцу эти позы обозначаются термином «естественное положение тела», в фехтовании на мечах — термином «отсутствие жестко определенной позиции». Обе главные позы имеют непосредственное отношение к этикету, формирующему правильное отношение к жизни. Принципы, сформулированные Ёсида Сёин («любая церемония — оборона») и Миямото Мусаси («важно превратить твою повседневную самость в боевую, а боевую — в повседневную»), иллюстрируют суть боевых искусств. Они, далее, небезопасны. Уходя от атаки противника надлежащей позой или движением тела, обороняющийся контратакует его в момент секундного расслабления. Средства и методы контратаки — основа классификации боевых искусств. Они разбиваются на использующие оружие и использующие силу и ловкость рук. Первые целиком и полностью ориентированы на «удар и убийство». Вторые, помимо подобной же ориентированности, могут быть применены для «взятия под контроль насильственных действий без угрозы жизни» (впрочем, и они способны оказаться опасными). В эпоху Воюющих государств (1467 — 1568) местом подлинной проверки степеней овладения боевыми искусствами служило поле брани. Но в мирную эпоху Эдо любителям этих искусств пришлось сконцентрироваться на выработке различных форм и деталей, за что их резко критиковали пуристы, называя представителями «цветочной школы фехтования». Опровергнуть идею, согласно которой тренировочные занятия боевыми искусствами есть подготовка к реальному сражению, было весьма трудным делом. Боевые искусства диктовали необходимость культивирования четкого отношения к смерти еще до реальной битвы, и овладение их технологиями рассматривалось как религиозный подвиг, делающий человека абсолютно непобедимым вне зависимости от исхода сражения. В развитии боевых искусств видную роль сыграли скрытность, сектантские устремления, исключительность, самомнение, слепая вера и прочие черты, не подходящие для современного общества. Поэтому после второй мировой войны были предприняты недюжинные усилия для пересмотра некоторых взглядов на боевые искусства и подчеркивания их спортивного значения.

Бугэй Дзюхаппан (яп. 武芸十八 , «18 боевых искусств») — набор боевых техник и искусств, используемых самураями Японии в эпоху Токугава. Мастерское владение этими искусствами считалась неотъемлемой частью бусидо . Концепция была сформирована Хироямой Гёдзо (яп. 平山 行蔵 ? , 1759 — 1828) и основывалась на более ранних Китайских традициях .

Список искусств

Бугэй Дзюхаппан представляет собой комбинацию местных Японских и зарубежных (в основном Китайских) боевых приёмов и тактик. Списки «восемнадцати боевых искусств» определялись основным вектором развития японской военной мысли и модифицировались в зависимости от временных и географических условий (в частности, принадлежности к какой-либо конкретной провинции). Различные источники приводят разные варианты Бугэй Дзюхаппан даже для одного исторического периода. Обычно описываются следующие искусства:

Кюдзюцу (яп. 弓術 ) — искусство владения стрельбой из лука;

Содзюцу (яп. 槍術 ) — искусство владения копьём;

Кэндзюцу (яп. 剣術 ) — искусство владения мечом;

Иайдзюцу (яп. 居合術 ) — техники извлечения меча из ножен;

Тантодзюцу (яп. 短刀術 ) — искусство владения ножом;

В чём суть Будо. Термин «Будо» часто используют в разговорах про каратэ. Так как слово японское — оно не всем понятно. Стоит прояснить суть и смысл этого термина.

Термин состоит из двух иероглифов: Бу (武) — война, воин и До (道) — путь.

Термин Бу иногда ошибочно переводят как бой или боец. Из-за кажущейся схожести слов бой — война, и воин — боец. Стоит понять, что бой и война это очень разные понятия. Война это понятие стратегическое, а бой это лишь незначительное тактическое действо.

Воин — это человек, живущий по определённым правилам и принципам (Воин — это противоположность раба), а боец — это просто тот кто бьётся или дерётся. Воин это не человек с оружием. Человек с оружием называется солдатом. Воин может быть без оружия, и воин может не уметь драться. Воин это состояние духа. Дух есть совокупность волевых характеристик. Воин — это противоположность раба. Занятия каратэ — это ступенька на пути воина. Цель каратэ воспитание воина, а не умение разбивать кирпичи.

Первая группа терминов «Война» и «Воин» это фундаментальные понятия. Вторая «Боец» и «Бой» — просто прикладные слова, обозначающие сиюминутное действие.

Будо — это также фундаментальное понятие. Всякому понятно, что в основе фундаментального понятия могут быть лишь фундаментальные понятия.

Будо — это Путь Воина. (не дорога бойца) (Фундаментальное понятие, а не описание сиюминутного действа)

Суть понятия Будо хорошо описана в наставлениях по Кэмпо (Термином Кэмпо обычно обозначают все боевые искусства) Прочитайте отрывок из наставлений:

—————————отрывок из наставлений по Кэмпо————————————

Иероглиф «Бу», образующий слово «Будо», состоит из двух частей. Первая часть – это сокращенный вариант идеограммы, обозначающей «копье», а вторая переводится как «останавливать». Целиком, «Бу» означает «останавливать копье».

Другими словами, «Бу» не означает войну как сражение и причинение вреда противнику или стремление к победе, а основано на этических принципах, выражающих путь к гармонии и прекращению конфликтов между людьми, способствуя тем самым миру и процветанию культуры.

Суть «будо»

Следуя истинному значению иероглифа «бу», «будо» представляет собой путь к достижению своей цели и одновременно – путь к глубокому исследованию «Бу-но-тай (тело «бу»)» и «Бу-но-ёу (применение «бу»)», необходимому для выполнения этой цели.

«Бу-но-тай» – это техники атаки и защиты, навыки и стратегия.
«Бу-но-ёу» – способ отожествлять «Бу-но-тай» с целями, имеющими нравственное и этическое значение: самосовершенствование, очищение от зла, прекращение конфликтов, принесение пользы миру.
Таким образом, настоящее «будо» не является путём, где люди живут в состоянии состязания, наносят вред другим и стремятся только к своей победе и своему счастью. «Будо» – это путь к идеалу общего счастья («Дзита-кёраку»): «Половина жизни для своего счастья, а другая половина – для счастья других…». В своей сути «будо» подразумевает воспитание здоровой духом и телом личности посредством практики боевых единоборств, и должно быть великим путём «становления человека», полного смелости и решимости выступать против несправедливости и жестокости, существующих в мире.

2 вида «будо»

Существуют два вида «будо»: истинное и ложное.

Первое – это «будо», цели которого – развитие личности, самосовершенствование, очищение от зла, прекращение конфликтов, способствование миру.
Второе – то, что практикуется с целью нападения, победы над противниками, уничтожения людей, стремления к наживе, к достижению собственной выгоды, невзирая на других.

Среди приемов, именующихся «будо», есть те, что похожи на простые средства ведения боя, не следующие ни значению, ни сути «будо», пытки, вынуждающие заниматься строгим самоистязанием, и «аттракционы», цель которых – демонстрация человеческих способностей.

Те, кто занимаются такими вещами, постоянно концентрируются на результате и, сравнивая себя с другими, отстаивают ценность борьбы и победы над противником; они убеждены, что закаляют себя, преодолевая трудности, с единственной целью –выиграть бой. Такие люди считают, что лишь тот, кто физически силен и побеждает в соревновании, – это настоящий человек.

Однако когда «будо» практикуется с такими целями, – и это доказывают многочисленные примеры, – нет никаких сомнений в том, что оно подготавливает человека высокомерного, жестокого, эгоистичного и ограниченного, который способен приносить окружающим лишь вред, но никак не пользу. Можно сказать, что такая практика – это «лже-будо», скрывающееся под маской «будо».

«Будо» и каким оно должно быть

Итак, что означает «победить» в человеческом обществе?

Если почитать историю боевых искусств и биографии великих мастеров, становится очевидным, что с древних времен считалось: во время поединка мастеров окончательная победа произошла только тогда, когда один убил другого. В конечном счете, в состязании на настоящих мечах, убийство соперника означало победу, убийство самого бойца – поражение.

С развитием человечества боевые техники «без оружия» постепенно сменились искусством меча и копья, которые затем превратились в ружья и пушки, дающие возможность убивать человека с большого расстояния. Дальше были изобретены орудия массового убийства, такие как атомная бомба, ракеты и др.

Сам собой назревает вопрос: для чего тогда люди, живущие в современном мире высоких технологий, где имеются высокоэффективные оружие и техника, должны стремиться к физической силе, и, тратя свое драгоценное время, пытаться освоить примитивные боевые приемы?

Важно попытаться понять, необходимо ли в сегодняшнем обществе практиковать боевые искусства с одной единственной целью – победить и уничтожить противника.

Если воспитать физически сильного человека, подготовленного только для одной цели – победить любой ценой, от этого кроме вреда не будет ничего. Мы знаем, что человек крепкого телосложения не всегда будет одарен безупречной и выдающейся личностью. Так и в мире боевых искусств: только оценив физическую силу и уровень техники, нельзя сказать, что человек уже дошел до настоящего «будо».

Тот, кто стремится к истинному «будо», зная подлинное значение «бу» и суть «будо», в первую очередь, должен преодолеть себя, а не победить противника.

Затем необходимо изучить себя и других, осознать «Я», неразрывно связанное с явлением Дхармы и понять,
зачем человеку дана жизнь в этом мире. Если вы подумаете о том, что человек в зависимости от образа мыслей может измениться и к лучшему, и к худшему, то сразу поймете: «будо» должно быть не путём изучения различных способов убийства, а путём спасения людей и поддержания мира, потому что оно означает:

«Одерживая победу над собой, совершенствуя себя, находить путь к своему истинному «Я» и помогать в этом другим людям».

Из статьи вы узнали, что такое БуДо.

Прочитайте статью и посмотрите видео в котором президент Каратэ говорит о пути>>

Ниже под статьёй есть кнопки соцсетей. Кликните по кнопке соцсетей, например ВКОНТАКТЕ — пусть ваши друзья тоже прочитают эту статью.

Философия Будо в боевых искусствах

С древнейших времен и до наших дней не стихают споры о том что же такое Будо и философия Будо. Какая может быть связь между философией вообще, философией Будо (как вид умозаключений) и боевыми искусствами, имеющими практическое значение и применение. Попробуем разобраться.

Изначально все боевые искусства: кунг-фу в Китае, муай-тай в Таиланде, каратэ на Окинаве, дзю-дзюцу в Японии, вьет-во-дао во Вьетнаме и т. д. возникали как средства ведения войны или способ выживания. И философия их была проста — убей врага или он убьет тебя. Отсюда и название. Само слово Будо состоит из двух иероглифов: Бу — война и До — путь.

По принципам Будо написан знаменитый кодекс древних самураев в Японии — Бусидо. Его тексты представляют собой послания глав династий самураев своим потомкам, чтущим верность традициям и принципам чести. Собранные вместе эти тексты являются сводом правил поведения, формирующего особый образ жизни и философию японского война, особое состояние ума и сердца, так отличное от привычного нам — европейского типа. Подобные наставления существовали и в других странах, однако Бусидо наиболее хорошо сохранившийся до нашего времени сборник.

В Китае — месте зарождения основ большинства известных ныне боевых искусств востока существовало огромное множество школ и направлений, но у всех у них есть общие черты — выживала и запоминалась в веках та школа, в которой не просто учили махать руками и ногами, но и постигать себя, развиваться не только физически, но и духовно. Недаром одной из самых известных школ на протяжении веков и сегодня является школа кунг-фу монастыря Шаолинь. Монахам запрещалось убивать и вообще нападать. Они не носили никакого оружия, за исключением дорожного посоха. Принципом Шаолиня всегда было защищать справедливость. Это многим не нравилось, многие правители пытались уничтожить строптивых монахов, мешающих пользоваться неограниченной властью, но монастырь всегда возрождался, как феникс из пепла.

Можно привести и множество других примеров неразрывной связи философии Будо и непосредственно боевых искусств разных стран как систем боя. Мало изучить набор приемов определенной школы, нужно еще и научиться мыслить как воин, как будока.

В наше время, когда кольт уравнял всех в правах у многих возникают сомнения в нужности существования сегодня боевых искусств и их изучения. Вторым основанием для таких сомнений является нынешний «цивилизованный» мир. Зачем тратить силы и время, чтобы научиться защищать себя, когда можно при необходимости вызвать полицию.

Постепенно начиная с середины 30-х гг прошлого века все основные виды боевых искусств начали перевоплощаться в спортивные стили и виды и проводить соревнования по определенным правилам. С этого времени и началось разделение на боевые искусства в традиционном смысле и спортивную составляющую того или иного вида единоборств. Однако и в настоящее время лидирующие позиции в мире спорта занимают люди занимающиеся спортом, как боевым искусством в собственном понимании.

Ярким свидетельством данной эволюции являются успехи таких мастеров как Сэйдзи Нисимура, Хисао Мурасэ, Джуниор Лефевр, Илиас Илиадис и др. Все они и иже с ними являются ярким примером воплощения философии Будо в повседневности, конкретными достижениями и успехами подтверждающими силу гармоничного развития в каждом конкретном случае на пути воина в своем собственном понимании.

Понятия со словом «будзюцу»

Связанные понятия

Сёрин Рю (яп. 小林流) — одно из основных современных Окинавских боевых искусств и один из старейших видов карате. Было основано Тёсином Тибаной в 1933 году. Сёрин Рю сочетает элементы традиционных боевых стилей Сюри-тэ.

Хотя сам Основатель стремился избежать создания различных стилей, тем не менее это произошло. Уэсиба преподавал в течение более чем 40 лет, и за это время айкидо эволюционировало от крайне жёсткого Дайто-рю Айки-дзюцу до «ненасильственно-мягкого» Айкидо Айкикай. Эффективная в реальной схватке разновидность джиу-джитсу со временем превратилась в философско-эзотерическое учение об установлении равновесия во Вселенной с элементами боевого искусства. На протяжении нескольких десятков лет понимание айкидо.

Кико (ja: 気功、きこう) — японский аналог китайского искусства цигун (zh-yue: 気功). Буквально: работа — ко, с Ки — энергией. Кроме множественных заимствований из китайских методик, в Японии развились и собственные методики кико. Большинство методик кико восходят к эзотерическим разделам буддизма и синтоизма. Особый вклад в кико внесли религиозно-духовное учение оомото-кё и основанное на нём айкидо. Уэсиба Морихэй дал развернутые учения силы дыхания коккю, и силы звука — котодама. Сам термин айки имеет в.

Кудзи-кири (яп. 九字切り, «девять символических сечений») — практика использования жестов рук в учениях Сюгэндо и Сингон Миккё. Она также присутствует в некоторых старых и традиционных школах-Рю японских боевых искусств, включая ниндзюцу.

Среди множества школ сохранились только школы направлений Тхеравада, Махаяна и Ваджраяна (в соединении с Махаяной).

В отсутствие религиозной ортодоксии даосизм развивался как сложный комплекс, в котором взаимодействовали прикладные элементы (медицина, ритуал), философия, эстетика (музыка, традиции) и суеверия.

В буддизме та́нтра (санскр. तन्त्र, tantra IAST, «связь, нить, последовательность») — составная часть школ Ваджраяны, связанная с практикой пограничных состояний, просветлённых состояний, смерти и промежуточных состояний между смертью и следующим рождением (см. бардо). Тантра понимается как практика достижения окончательного результата («плода») — состояния Будды. В тантре активно используется сложная символика, идамы, медитации, мудры, янтры, ритуалы.

Существует огромное количество буддийских источников, начиная с древнейших времён. Буддийскую литературу классифицируют на каноническую и неканоническую, по языкам, странам и школам.

БУДО И БУ-ДЗЮЦУ

Практически все современные школы боевого искусства, т.е. стили, созданные после краха феодальной системы в Японии (революция Мэйдзи 1868 г.), и стили, созданные в XX в. в других странах на основе классических японских воинских искусств, объединены сейчас под общим названием син будо, т.е. новое будо. Этот термин обобщает целый комплекс дисциплин, в который будо и бу-дзюцу входят как составные части. Большинство современных стилей воинских искусств связаны с традиционными искусствами Японии. Основатели ряда современных направлений боевого искусства заимствовали для создания технической и теоретической базы своих школ элементы практики тех дисциплин, которые они изучали. Таким образом, множество элементов традиционных школ воинской подготовки приобрели в современных школах новые формы, придающие им характерные отличия и оригинальность. «Необхо-дим баланс старого и нового в процессе всего обучения, но следует покончить со сползанием в сторону публичного зрелища, отказаться от спортивных или состязательных моментов», — считает ведущий мастер школы Тояма-Рю и основатель собственной школы бу-дзюцу Накамура Рю сэнсэй Накамура Тайсабуро.

Основной целью множества видов современных школ бу-дзюцу является практика специализированных приемов рукопашного боя. Эти приемы чаще всего используются работниками правоохранительных органов и военных спецподразделений. Ряд других школ, претендующих на название бу-дзюцу, созданы в качестве прикладного метода самозащиты и нападения, а также способа духовного развития для обычных людей. Современные бу-дзюцу сохранили духовный аспект сэйси-о теэцу — преодоление мыслей о жизни и смерти. Это характерно практически для всех школ классической направленности, созданных для прикладного применения в бою и руководствующихся принципом буай синкэн себу, т.е. смертельных поединков между воинами профессионалами, что предполагает ведение боя на поражение максимально эффективным способом.

Обучение техническим действиям современного бу-дзюцу основано на методе отработки ката — т.е. комплексов формальных упражнений, т.к. приемы этих школ настолько эффективны, что использование их в спортивном поединке просто невозможно. В процессе обучения можно заметить широкое использование современных методик физической и психофизической подготовки.
Технические действия современных школ бу-дзюцу предлагают широкий арсенал приемов для самых разных ситуаций, куда входят приемы обезоруживания и обязательные разделы работы с оружием, а также способы ведения поединка с большим количеством противников. В качестве оружия чаще всего используются палки различной длины, нож и веревка, т.к. это предметы, наиболее часто попадающие в руки в обыденной жизни.

В отличие от сугубо утилитарных целей бу-дзюцу, будо в первую очередь ставит перед собой задачу физического и духовного совершенствования, реализации адепта как личности и активного члена миролюбивого общества.

Эти школы, помимо самообороны, предлагают ученикам занятия атлетической подготовкой и спортом. Совре-менное будо отрицает классические смертельно опасные боевые искусства и предлагает взамен широко развитые спортивные дисциплины. Введенная в будо концепция шиай (соревнования) заменила традиционную идею синкэн себу — поединка до смерти и, превратив врага в соперника, соответственно изменила главную концепцию боя. По мнению многих мастеров, в современных школах будо практически исчез воинский бескомпромиссный дух классических направлений боевого искусства. Соответственно, выполнение технических приемовв будо зачастую превращается в символическое, поединок ведется в игровой манере или в духе спортивного соревнования, предполагающего строгие правила, которые значительно ограничивают возможности применения техники и сам технический арсенал.
Большинство современных школ будо изучают методы поединка с одним невооруженным противником и практически не обучают способам применения оружия. Сама система подготовки не дает адепту знания многочисленных боевых средств и реалий настоящего рукопашного боя.

Следует понимать, что многие современные школы боевого искусства включают в себя элементы из обеих вышеописанных систем. Так, например, школы, в которых изучается техника реального поединка, позволяет, тем не менее, своим адептам периодически участвовать в состязаниях, правила которых, безусловно, имеют ограничения, но максимально приближены к реальным. В этих школах, как и в классических воинских искусствах, акцентируют внимание на ката, выполняемые в паре с партнером, на работе с различными видами оружия и на способах обезоруживания. Большую роль здесь играют методы оздоровления и духовного совершенствования.

Преподаватели многих школ считают, что оружие, которым является отточенная техника бу-дзюцу, не должно попадать в руки морально неподготовленного человека. Они выстраивают систему обучения так, чтобы привести адепта к возможностям применения реальной боевой техники постепенно (не форсируя событий), согласовывая это с развитием его духа. Для этого существуют опреде-ленные нравственные постулаты, собранные в правила додзе (додзе кун), знание и следование которым считается важной составляющей процесса обучения. Поэтому нередко можно видеть, как сугубо техническая система будо на каком-то этапе превращается в бу-дзюцу, включив в себя на определенном уровне мастерства реальные и высокоэффективные приемы и особые методы их тренировки, одновременно исключая спортивные аспекты, допустимые на начальном уровне.

Множество современных дисциплин включают в про-грамму подготовки своей школы различные методы ведения поединка голыми руками и разными видами оружия, не приветствуя жестко очерченной специализации. Некоторые школы, наоборот, практикуют только ограниченный арсенал технических действий, необходимый для выполнения узко очерченных задач. Школы, ориентированные на тради-ционные боевые искусства Японии, относятся в основном к первой группе, ведь большинство известных японских мастеров прошлого и настоящего, как правило, изучали несколько дисциплин, не специализируясь на какой-либо одной до тех пор, пока не достигали высокого уровня в нескольких школах. Считается, что большинство систем рукопашного боя делает акцент на каком-либо одном его аспекте, но только занятия всеми аспектами боевого искусства позволят стать истинным мастером.

Главная страница / Боевые искусства Востока / Япония / Путь самурая / Подготовка буси / Бу-дзюцу /

Айкидзюцу самураев

Книг по современному Айкидо опубликовано уже немало, однако ранее практически не рассматривалось значительно более древнее искусство Айки-Дзюцу, от которого и произошло современное Айкидо. Более того, в имеющихся книгах преимущественно рассматривается лишь один из изучаемых сейчас современных стилей с целью распространения исключительно его одного и присущей ему философии. .

Доклад Воинские искусства — Бу-дзюцу

Заказать написание уникальной работы

Воинские искусства — Бу-дзюцу

Секреты воинских искусств (бу-дзюцу, или бу-до), самураи, как и все прочие смертные на Дальнем Востоке, осваивали в рамках традиционных школ (рюха, или просто рю). Система школ, дожившая до наших дней, например, в каратэ, уходит корнями в раннее средневековье и имеет аналогии в воинских искусствах Китая, Кореи, Вьетнама, Бирмы. Слово рюха состоит из двух иероглифов, где рю означает «течение» в прямом и переносном смысле, а «ха» — «школа», «секта», «группировка». Здесь подразумевается передача традиций бу-дзюцу во времени.

Японское слово «бу-дзюцу» образовано двумя иероглифами: «бу» — «воинский, военный, относящийся к военному делу», и «дзюцу» — «искусство, умение, способ, средство, уловка, магия». Под бу-дзюцу следует понимать всю совокупность военного искусства, в западном понимании этого термина, во всех его проявления — в сфере столкновений государств, армий или индивидуумов.

Далее Вы можете ознакомиться с основными направлениями Бу-дзюцу средневековой Японии.

Под мидзоку-бу-дзюцу понимаются те формы воинского искусства, которые существовали до появления первых школ боевых искусств, т.е. с древнейших времен до рубежа XIII-XIV веков.

Мидзоку-бу-дзюцу представляли собой начальный этап развития военного искусства. Тактика ведения боевых действий и приемы единоборства еще пребывали в зачаточном состоянии. Они были слабо систематизированы и лишь проходили отбор и шлифовку. Поэтому до конца XIII века окончательно сложился только один вид будзюцу — сумо (борьба без оружия и одежды). Кроме сумо относительно высокого уровня развития достигли стрельба из лука с коня (кися) и борьба в доспехах ( кумиути, ёрои-гуми). Остальные боевые искусства, по сравнению с последующим периодом, были крайне примитивны.

Говоря о воинском искусстве этого периода стоит упомянуть еще кэмбу — ритуальные танцы с мечами. Кэмбу были тесно связаны с культом меча в японской национальной религии синто. Возможно, что помимо чисто ритуальных функций, они служили и для обучения воинов фехтованию на мечах. Во всяком случае позже танцы-кэмбу были канонизированы в ряде самостоятельных школ, а также в некоторых школах фехтования на мечах кэн-дзюцу.

При всей недоразвитости воинских искусств недооценивать значение этого периода в истории японской воинской традиции нельзя.

Во-первых, в это время был заложен теоретический фундамент будущих классических бу-дзюцу. Это было связано, прежде всего, с активным заимствованием достижений военной мысли древнего Китая. Речь идет об импорте выдающихся военных трактатов — «Сунь-цзы», «У-цзы», «Лю тао», «Сыма фа», «Сань люэ», «Вэй ляо-цзы», «Ли Вэй-гун вэньдуй» и других. Начиная с VIII века они служили надежным подспорьем для японских военачальников, и, по сути дела, все последующее развитие будзюцу отталкивалось от идей китайских классиков. Во всех без исключения классических бу-дзюцу мы находим различные интерпретации гениальных мыслей Сунь-цзы об изменениях, о полноте и пустоте, о мощи.

Во-вторых, именно в эти дни сложилось военное сословие самураев, которое в дальнейшем превратилось в основного носителя воинской традиции в стране Восходящего солнца и стало питательной средой для совершенствования бу-дзюцу.

В-третьих, войны с айнами, сражения между самурайскими дружинами, столкновения с монголами послужили естественным отбором, благодаря которому удалось выявить наиболее эффективные методы ведения войны — от стратегии и тактики крупномасштабных сражений до рукопашного поединка.

Первая половина XIV века в истории японских бу-дзюцу ознаменовалась возникновением первых школ (рюха, рюги) воинских искусств. Споры о том, какая школа была создана первой, продолжаются по сей день, но большинство японских исследователей отдают предпочтение школе Нэн-рю, созданной дзенским монахом Дзионом и ставшей истоком для целого ряда крупных рюха бу-дзюцу. После Нэн-рю школы будзюцу стали плодиться как грибы, и к концу XIX века их число, по некоторым оценкам, достигло 9000.

Возникновение школ воинских искусств в этот период было вполне закономерным. В это время в Японии окончательно утвердилась власть военного сословия самураев во главе с родом Асикага, представителям которого в войне удалось сорвать последнюю попытку императорского двора восстановить свое былое господство. Установление сёгуната как формы правления самурайского сословия способствовало росту престижа военного дела и переосознанию его как особого военного искусства или даже священнодейства.

Раздробленность страны на многочисленные феодальные княжества, владельцы которых явно и тайно вели непрерывную борьбу друг против друга, также способствовала выделению из общего объёма древнего «национального» военного искусства особых территориально-родовых традиций и превращению их в отдельные самостоятельные школы, обслуживающие те или иные феодальные дома.

Сильная конкуренция во всех областях военного дела в условиях войн, когда военное превосходство было важнейшим фактором выживания, потребовала от японских самураев колоссальных мозговых и физических усилий по совершенствованию собственного мастерства. Приемы боевых искусств всесторонне анализировались, совершенствовались и подвергались испытанию на поле боя. Так осуществлялся отбор наиболее эффективной боевой техники, которую затем канонизировали и передавали последующим поколениям великие мастера, вышедшие живыми из сотен смертельных передряг.

Различные условия, в которых возникали школы боевых искусств — временные, территориальные, подверженность тем или иным внешним влияниям или приверженность прежним местным и родовым традициям, ранг мастера-основателя (конный тяжеловооруженный самурай высокого ранга или легковооруженный пехотинец-асигару) — привели к тому, что сложилось большое количество внешне мало похожих школ будзюцу.

С другой стороны для всех будзюцу, вне зависимости от конкретного предмета, была характерна потрясающая целостность. Методы управления большими воинскими соединениями, фехтование мечом, или любым другим видом оружия, военный шпионаж и разведка — все они были пронизаны одними и теми же идеями, принципами, психологическими установками. Недаром в период средневековья военная стратегия и фехтование мечом обозначались одним термином «хэйхо» — «закон войны».

Ссылка на основную публикацию