Ассоциация Цзинъу | Karate-krs.ru

Ассоциация Цзинъу

Стили Ассоциации Цзинъу


«Желтолицый тигр» Хо Юаньцзя

В начале XX века Шанхай благодаря своему приморскому положению стал местом расположения основных иностранных концессий и сеттльментов. В 1909 году сюда приехал американский силач О’Брайен и предлагал любому померяться силами в схватке. Ведущие представители шанхайского мира ушу собрались на совещание, чтобы решить: как защитить попранную честь китайских боевых искусств? Было решено отправить гонцов на поклон к проживающему в деревне Сонаньхэ уезда Цзинхай провинции Хэбэй мастеру стиля мицзунцюань Хо Юаньцзя, прозванному «Желтолицым тигром».

Хо Юаньцзя приехал вместе с двумя учениками, и остановился в Чайном домике. Было выбрано место для строительства помоста для поединка — недалеко от монастыря Цзинаньсы. Помост представлл собой дощатый прямоугольник четыре на полтора метра, поднятый над землей на резных эвкалиптовых столбах. В личной встрече между обеими сторонами были обговорены условия поединка. Были разрешены как удары, так и броски, падение засчитывалось за поражение.

Однако в день поединка явился только мастер Хо. Американец решил не искушать судьбу и тайно покинул город. Это событие взбудоражило мир китайских боевых искусств: в то время, когда на политическом фронте Китай терпел одно поражение за другим, в личной встрече китаец сумел одержать верх над иностранцем! Если американец просто сбежал, то другие схваток не избегали, и в этих схватках Хо Юаньцзя одерживал убедительные победы. Хо Юаньцзя стал символом сопротивления западному засилью и воплотил собой гений китайского ушу, сконцентрировавшийся в одном человеке.

Постепенно сформировалась мысль о том, что необходимо создать специальную организацию, которая занималась бы обучением ушу и обменом опытом среди знатоков. Таким образом в июне 1909 года, через три месца после приезда Хо Юаньцзя в Шанхай, была создана первая в Китае народна организаци, которая поставила своей основной целью изучение боевых искусств. Сам Хо дал ей название «Цзинъу тиюй сюэюань» («Атлетическая академия боевых искусств»). Слово «Цзинъу» состоит из двух иероглифов — «цзин» и «у». «У» означает «боевой» (в данном случае — «боевые искусства»), а «цзин» — «семя», «суть», «очищенный», «утонченный», «рафинированный». Надо заметить, что в то врем название «академия» было слишком громким для двух ветхих строений в большом дворе, расположенных неподалеку от железной дороги. Заместителем Хо Юаньцзя стал его ближайший ученик Лю Чжэндун.

Первое здание Ассоциации Цзинъу

Хо выступил против изучения на первых порах каких-либо сложных комплексов. Для начального обучения были использованы 12 упражнений таньтуй. Были разработаны и специальные учебные комплексы начального уровня, самым известным из которых является гунлицюань («обретение мастерства в использовании силы»).

Руководство академии с первых месяцев ее существовани взяло линию на пропаганду полифункционального характера ушу, сочетающего оздоровительный и боевой аспекты. Планировалсяя выпуск рда материалов, началось обучение населения. Однако в августе 1909 года трагический случай оборвал жизнь Хо Юаньцзя. Эти события послужили сюжетом для двух самых знаменитых боевиков гонконговского кинематографа — «Fist of fury» с участием Брюса Ли, и «Fist of legend» с участием Ли Ляньцзэ.

Академию возглавил бывший переводчик (мастер Хо не говорил на шанхайском диалекте) и ближайший шанхайский ученик мастера — Чэнь Гунчжи (1880-?). Чэнь решил превратить ее в полноценный центр обучения китайским боевым искусствам. Началась огромная организационная работа, набирался штат преподавателей, разрабатывались учебные программы. Деятельность академии привлекла стольких людей, что было принято решение переименовать ее в «Цзинъу тиюйхуэй» — «Ассоциация Цзинъу».

В основу организации Ассоциации была положена структура тайных союзов. При вступлении в Ассоциацию бралась клятва, ее члены носили единую одежду, были утверждены знам и знак Ассоциации. Члены Ассоциации получали систематическое образование в области ушу, им преподавались три основных предмета, ясно отражавшие направленность школы: физическая культура, морально-этическое воспитание, философия. Была разработана новая классификаци ушу — т.н. классификаци «по течению рек», началось комплексное изучение стилей течения рек Хуанхэ, Янцзы и Чжуцзян. Начался выпуск книг, а позже — и съемка учебных фильмов.

В сентябре 1911 года Ассоциаци Цзинъу провела первый в Китае показательный фестиваль ушу. Впервые школа ушу устроила столь массовые выступлени, открывая доступ к себе практически всем желающим. Вероятно, это и предрешшило стремительный рост филиалов и отделений Ассоциации по всему Китаю. Первый из таких филиалов был открыт в том же 1911 году в провинции Чжэцзн. В июле 1918 года создан филиал в Ханькоу, в апреле 1919 — в Гуанчжоу, в 1920 — в Шаньтоу, в 1921 — в Фошани, в 1922 — в Гонконге, в 1925 — в Сямэне, в 1927 и 1928 — первый и второй филиалы в провинции Сычуань. Чэнь Гунчжи выезжал в разные страны мира, основыва там отделения. Так появились филиалы в Сингапуре, Малакке, Индонезии, Вьетнаме. В большинстве таких филиалов преподавали учител из Китая, оставл после себя последователей в основном из числа местных китайцев ( хуацяо ).

Под знаменами Ассоциации собрался цвет китайского ушу. Здесь одно время преподавал Ли Цуньи — блестящий знаток синъицюань и участник восстания ихэтуаней, Чэнь Мэйжун — мастер синъицюань и мицзунцюань. Направление тайцзицюань возглавлял патриарх и создатель одного из направлений этого стиля У Цзянцюань. Мастер Чэнь Вэйсян преподавал цзуйцюань («кулак опьяневшего»), Чэнь Цзычжэн — инчжаоцюань («кулак когтей орла»). Мастера Хо Дунгэ (сын Хо Юаньцзя) и Ло Ганюй курировали т.н. «стили ушу течения реки Чжэцзн». Четыре человека, преподававшие в Ассоциации, получили прозвище «четыре величайших учителя кулачного искусства» — Чжао Ляньхэ, Ло Ганюй, Чэнь Цзычжэн, У Цзянцюань.

Лю Чжэньшэн и Чжао Ханьцзе

В 1937 году Шанхай был оккупирован японцами. Ассоциация была разогнана и официально не функционировала. Однако шанхайские мастера неоднократно собирались вместе для тренировок и обмена опытом. Продолжали активно действовать филиалы в Малайзии, Сингапуре, Гонконге, Индонезии. Они превратились в самостоятельные организации, занимающиеся традиционными видами боевых искусств. В конце 1980-х были воссозданы ассоциации в Шанхае, Гуанчжоу, Фошани, Тяньцзине.

Тайный код китайского кунфу (106 стр.)

Таньтуй — базовый комплекс Цзинъу

Потребовалась и немалая работа по систематизации преподавания. Ее результатом стала разработка новой классификации ушу «по течению рек», и началось комплексное изучение стилей течения рек Хуанхэ, Янцзы и Чжуцзян, которые преподавались известными мастерами. Основными стилями ассоциации стали таньтуй («Хлещущие ноги»), гунлицюань («Достижение мастерства в использовании силы»), цзецюаньдао («Путь опережающего кулака»), дачэнцюань («Кулак высшего достижения»), а также упражнения с различными видами оружия — мечом багуа, «копьем пяти тигров». Помимо этого, в преподавание входили борьба, бокс, различные упражнения с десятками видов оружия. Начался выпуск книг, а позже — и съемка учебных фильмов.

В сентябре 1911 года «Цзинъу тиюй хуэй» проводит первый в Китае показательный фестиваль по ушу, в программу которого входит показ комплексов с оружием и голыми руками. Зрелище было поистине красочным: участники показательных выступлений предстали перед зрителями в одинаковой форме, что вместе с блестящей демонстрацией техники произвело большое впечатление на публику. Впервые школа ушу делала столь массовые выступления, открывая доступ к себе практически всем желающим. Вероятно, это и предрешило стремительный рост филиалов и отделений ассоциации по всему Китаю. Первый из таких филиалов был открыт в том же 1911 году в приморской провинции Чжэцзян. В июле 1918 года создан филиал в Ханькоу, в апреле 1919-го — в Гуанчжоу, в 1920-м — в Шаньтоу, в 1921-м — на юге, в Фошани, в 1922-м — в Гонконге, в 1925-м — в Сямыни, в 1927-м и 1928-м — первый и второй филиалы «Цзинъу тиюй хуэй» в Сычуани.

Ассоциация становится самой крупной в Китае организацией по преподаванию ушу, к тому же первым в мире комплексным обществом такого рода. Чэнь Гунчжи выезжал во многие страны мира, основывая там свои отделения. Так появились филиалы в Сингапуре, Малакке, Семаранге в Индонезии, в Сайгоне, а в Куала-Лумпуре была создана даже женская ассоциация Цзинъу. В большинстве таких филиалов преподавали учителя из Китая, оставляя после себя последователей в основном из числа местных китайцев — хуацяо.

Ассоциация Цзинъу так декларировала свой основной лозунг, который остается неизменным и по сей день: «Гармоничное воспитание физического, духовного и интеллектуального начал в человеке». Единство этих трех начал символизируют три перекрещенных кольца или три звезды на эмблеме общества. Увы, не каждый боец может похвастаться интеллектуальными способностями и не каждый интеллектуал, даже блестяще образованный человек, может претендовать на толику духовности внутри себя. Создатели ассоциации прекрасно понимали это, поэтому организация приобрела вид не просто места собраний мастеров и знатоков ушу, но именно своеобразного университета ушу, где наряду с боевыми искусствами преподавались даже каллиграфия и классическая литература. По сути, ассоциация занималась духовно-физическим развитием людей, используя форму боевых искусств.

На основе традиционных правил боевой морали был разработан целый «ритуал Цзинъу», остающийся неизменным по сей день. Он включает в себя десять основных правил поведения, общения с братьями по школе, применения ушу.

Под знаменами ассоциации собрался весь цвет китайского ушу. Здесь преподавали одно время Ли Цуньи — блестящий знаток синъицюань и участник «боксерского восстания», Чэнь Мэйжун — мастер синъи и мицзунцюань. Направление тайцзицюань возглавлял патриарх и создатель стиля тайцзицюань У Цзянцюань. Мастер Чэнь Вэйсян преподавал цзуйцюань («Пьяный кулак»), Чэнь Цзычжэн — иньчжаоцюань («Когти орла»). Мастера Хо Дунгэ (сын Хо Юаньцзя) и Ло Ганюй курировали т. н. «стили ушу течения реки Чжэцзян», следуя классификации, принятой в Ассоциации Цзинъу. Четыре человека, преподававшие в ассоциации, получили прозвище «четыре величайших учителя кулачного искусства» — Чао Ляньхэ, Ло Ганюй, Чэнь Цзычжэн, У Цзянцюань.

Такой концентрации мастеров различных школ Китай еще не знал, никогда столь разнородные стили не встречались под одной крышей. Фактически, все развитие китайских боевых искусств 10–40 годов прошло под знаком Ассоциации Цзинъу, давшей толчок к созданию официализированных народных обществ ушу.

Дальнейшая судьба Ассоциации Цзинъу довольно необычна. Шанхай был захвачен японцами в первые месяцы войны 1937 года. Ассоциация была разогнана и официально не действовала до конца 80-х годов. Однако шанхайские мастера неоднократно собирались вместе для тренировок и обмена опытом, в народе помнили легендарную Ассоциацию Цзинъу. Продолжали активно действовать ассоциации в Малайзии, Сингапуре, Гонконге, Шри-Ланке, Индонезии, Японии. Они превратились из филиалов в самостоятельные организации, занимающиеся традиционными видами боевых искусств, и собирали под своими знаменами практически всех известных мастеров. Наконец, в конце 80-х годов решено было воссоздать Всекитайскую ассоциацию Чистых боевых искусств в Шанхае. Одновременно были возрождены ассоциации в Гуанчжоу, Фошани, создана новая в Тяньцзини и других крупных городах. Влияние идей Цзинъу, основными принципами которых остаются «пестование тела, утверждение справедливости, помощь людям», что записано в уставе Ассоциации, столь велико, что ассоциации традиционного ушу (Цзинъу) были созданы в США, Канаде, Великобритании, Швеции и, наконец, в России. Всего ассоциация объединяет около шестидесяти региональных и национальных организаций и 400 тысяч членов.

Возродилась и программа преподавания традиционного ушу, в основе которой лежат десять базовых комплексов: четыре комплекса с оружием и шесть — кулачного искусства. Как и в древности, обучение разбито на три этапа — низший, средний и высший; для того чтобы получить высшую степень, следует обучаться от шести до двенадцати лет. Основная характерная особенность ассоциаций Цзинъу — это изучение ушу как продукта социокультурного развития, как вида и способа духовного воспитания, то есть сохранение всех тради-чционных аспектов боевых искусств. Эта элитность отличает Цзинъу от других организаций ушу, целью которых является развитие ушу как спорта, в том числе спорта больших достижений. Во всех национальных ассоциациях Цзинъу, помимо боевых искусств, на основе единой международной программы преподаются английский и родной языки, философия, история, каллиграфия, живопись.

В каждом зале Цзинъу висит портрет Хо Юаньцзя как напоминание о высокой боевой добродетели и духовной целостности старых мастеров. Рядом — традиционный лозунг: «Дух Чистых боевых искусств из десятитысячелетней древности сохраняет вечную молодость».

Может возникнуть вопрос: каким образом Ассоциация Цзинъу, фактически выросшая из тайных обществ и неизменно пользовавшаяся их поддержкой, не только не была запрещена официальными властями, но, более того, ей оказывалось всяческое содействие? Ведь никогда в истории государство не благоволило к народным организациям ушу, тем более не старалось официализировать их. Но в Китае рождалось новое поколение политических деятелей, более тонко чувствовавших народную суть традиции ушу, более того — само связанное с традиционными школами ушу и согласное пойти на разумный компромисс с уважаемыми всеми мастерами боевых искусств, дабы заручиться их поддержкой. Чтобы понять эту ситуацию, перенесемся на десятилетие назад.

«От меча до хохота Небес»

В конце XIX века идеи реформ витали в воздухе. Абсолютистская форма правления вызывала все больше и больше нареканий у представителей культурной и политической элиты. Чаяния большинства были направлены на то, чтобы возродить Китай путем большей открытости, разумного принятия западных ценностей. Страсти подогревались также серией крайне неудачных для Китая «опиумных войн». В 1898 году развертывается движение за реформы в Китае. Его руководителями и теоретиками становятся блестящие ученые, представители духовной элиты Китая Кан Ювэй, Лян Цичао, Тань Сытун. Медленные темпы модернизации, создания современного флота и армии реформаторов не устраивали. Тань Сытун вообще был готов «временно отложить Конфуция в сторону и воспользоваться именем Иисуса». Кан Ювэй требовал, чтобы «император сумел бы так подойти к своим подданным, как это сделал Петр Великий в России».

Возникла масса обществ, по сути дела традиционных тайных объединений, где причудливым образом переплетались практика ушу, еще плохо оформленные политические требования и традиционные идеи апокалиптического очищения общества.

wushu_jia

Традиционное ушу Китая

Я прочитал книгу Мэй Мошэна (Mei Mosheng ) «Скрытое Дао» (大道显隐), являющуюся сборником статей о жизни выдающегося мастера тайцзи Ли Цзинъу, который учился стилям Чень и У тайцзицюань у выдающихся мастеров своего времени. Поскольку Ли Цзинъу мало известен на Западе, вот небольшой рассказ о нем.

На фотографии: Ли Цзинъу в позиции стиля Чень тайцзицюань

Ли Цзинъу был из Шаньдуна, но переехал в Харбин, когда ему было 14 лет. В Харбине он начал изучать мизцюнцюань (стиль потерянного следа, прославившийся в Китае благодаря Хо Юнцзя и его ассоциации Цзинъу) у Лю Цзыюаня (Liu Ziyuan) в возрасте 17 лет, чтобы вылечить свои ноги, помороженные в лютые харбинские зимы. После трех лет тренировок его ноги излечились и он постиг гунфу. В начале 30-х Ли переехал в Пекин, чтобы заниматься бизнесом. Когда он был там, Ли с интересом прислушивался о рассказах о учителях боевых искусств. Друг из его деревни, который много лет практиковал синъи, тайцзи и багуа и хорошо знал мир пекинских боевых искусств, посоветовал Ли изучать тайцзи. Ли удалось получить рекомендацию изучать стиль У тайцзи у Чжао Теаня (Zhao Tie’an), ученика Яна Юйтина (северный стиль У) и У Цзяньцюаня (Wu Jianquan). Среди занимающихся стилем У в Пекине, Ли Цзинъу был известен как один из «5 генералов тигров» (五虎上将), группа, в которую входил так же известный мастер Ван Пейшен.

На фотографии (слева на право): Чжао Те Ань (Zhao Tie An), Ян Юйтин (Yang Yuting), Ван Цзыин (Wang Ziying) (сын Вана Мао Чжая (Wang Maozhai), который обучал Ли Цзинъу толкающим рукам)

Мастер стиля Чень, Чень Факе так же преподавал в Пекине в те времена (в 1928 г. он был приглашен преподавать в Пекин своим племянником, Ченем Чжаопи). В начале 40-х годов, по рекомендации Ху Яоженя (Hu Yaozhen), известного мастера синъи и цигуна, который так же учил Фэн Чжичаня, Ли Цзинъу становится учеником Чень Факе, и занимается у него больше десяти лет. До освобождения, Ли управляет универмагом в Пекине. 1959 год становится поворотным в его жизни, Ли становится преподавателем в Beidaihe Qigong Rehabilitation Hospital. Ли потратил остальную часть своей жизни, преподавая тайцзи в относительном «болоте» Beidaihe.

На фотографии: Фамильное фото семьи Чень, сделанное в Пекине в 1982 г. Задний ряд.Третий слева: Чень Сяован. Пятый слева: Фэнь Чжичан. Пятый справа: Ли Цзинъу. Четвертый справа: Хун Цзюньшен (Hong Junsheng). В первом ряду справа — ученик Чень Чжаокуя, Ма хун.

Ли Цзинъу был необычен тем, что заставлял своих учеников изучать стили У и Чень тайцзи, и хотя он был известен как специалист в этих стилях, он так же хорошо знал и стили Сунь и Ян тайцзицюань. Основываясь на своих знаниях, Ли создал отдельный набор упражнений нейгуна, который позже был опубликован в книге «Тайцзи Нейгун» (Taiji Neigong). Его искусство было продолжено его учениками, такими как Лу Дэхэ (Lu Dehe), Ван Даюн (Wang Dayong) и Цзо Чжицян (Zuo Zhiqiang), его сыном Ли Шуцзюнем (Li Shujun) и внуком, Ли Хуншунем (Hongshun).

Я хотел бы привести маленький отрывок из этой книги, который я думаю будет интересным:

«Нейгун Ли Цзинъу был невероятно развитым. Однажды он заставил меня почувствовать его живот — было ощущение, что у вокруг его живота твердая область, шириной в полдюйма. Он улыбался, в то время как я сделал это, он определенно не задерживал дыхание и не делал никаких специальных действий при этом. Однажды, во время курса лекций по тайцзи, объясняя фразу «ци не смешивать с ци», он рассказал: «Это старая фраза показывает нам, что есть два вида ци: в одном случае, ци — это дыхание, во втором — внутренняя ци даньтяня. Эта фраза говорит о том, что нельзя путать дыхание и внутреннюю ци». Когда Ли преподавал мне нейгун, он сказал: «Это постепенный, пошаговый процесс, который взращивает gudang ци (растущая ци) — это растет ци, которая может использоваться в туйшоу и борьбе». Когда Ли работал с людьми в туйшоу, можно было видеть, что его даньтянь вращался, а энергия пронизывает спину (神通于背), и иногда слышны звуки «хен, ха». Даже в старости Ли мог отбрасывать людей на 3 метра, что было возможно благодаря его нейгуну.

Ли прожил до 86 лет, что по моему мнению является зрелой старостью. Его тайцзи объединил и здоровье и борьбу: даже когда ему было больше 80 лет, он мог в один миг повергнуть человека. Даже после того, как у него прошла операция на ногах и он не мог ходить, он мог сидя крутить с нами руки. Это должно быть было возможно благодаря его нейгуну. Я помню, как однажды, когда я пришел увидеться с ним, он сказал мне: «Я стал старым, я ни на что не годен, я не могу даже поднять корзину яиц. Но если кто-то применит против меня силу, я все еще могу использовать свой нейгун, чтобы нейтрализовать его атаку, а потом повергнуть. Это «сила отклика». Однако эту «силу отклика»» становится возможным использовать только после длительной практики. Это гунфу «тела тайцзи», как только вы его приобретете, вы уже не потеряете свое гунфу. Это можно использовать даже лежа на кровати». И еще Ли сказал: «Нейгун внутренних боевых искусств, когда-то достигнутый, остается с вами всю вашу жизнь. Это одна из уникальных особенностей внутренних боевых искусств».

Ассоциация Цзинъу

Когда у нас в стране впервые узнали об ушу, которое пришло на смену экзотическому, но тогда еще малоправдоподобному понятию «кунфу», во многом оно было связано с именем Алексея Маслова. Именно он дал тогда первое интервью в одной из центральных московских газет, за которым сразу же последовала недовольная реакция официальных властей. Начав преподавание у нас в стране еще в 1986 г., он и сегодня неизменно придерживается принципа преподавания исключительно традиционных аспектов ушу, причем до сих пор он делает это абсолютно бесплатно, объясняя тем, что «настоящее обучение — это передача души, а это стоит за гранью денег. Меня обучали бесплатно — я передаю тоже бесплатно». Многие узнавали впервые об истинной истории и философии ушу именно из книг Маслова.

Алексей — выпускник института Стран Азии и Африки при МГУ, кандидат исторических наук, сотрудник Института Дальнего Востока РАН впервые в России в полной мере заговорил об ушу как о полноценной и многогранной части китайской духовной культуры, не менее важной для этой страны, чем, скажем, конфуцианство, каллиграфия или традиционный театр. Он сумел рассказать о том, что отличает настоящие китайские боевые искусства от многочисленных западных подделок — речь шла об «истинной традиции» или «доподлинной передаче» в ушу, то есть о том духовном стержне, который и превращает обычный, пускай и весьма изощренный метод боя, в высокое духовное искусство и способ внутреннего самовоспитания.

Ему — одному из немногих европейцев — посчастливилось обучаться у настоящих китайских мастеров на родине ушу в Китае. Прекрасно владея как древним, так и современным китайским языком (Алексею принадлежат — переводы многих древних трактатов, в том числе и знаменитого «Дао дэ цзина»), он сегодня признан как один из лучших историков боевых искусств в мире, к тому же обладающий высокими степенями в ушу.

Куда только ни заносили его путешествия по Китаю! Объехав почти всю страну, он слушал лекции об основах буддийской доктрины у буддийских монахов, обучался «внутреннему искусству» у даосских мистиков, тренировался у народных мастеров ушу в глухих деревнях и просторных Академиях ушу. Его стилями стали шаолиньцюань, мицзунцюань — стиль «потерянного следа», тайцзицюань — стиль «Великого предела», синъицюань — стиль «формы и воли», причем многими традиционными школами Алексей был признан как истинный носитель ушу — фактически передатчик того древнего и во многом тайного знания, которое накопила китайская культура за тысячелетия своего развития.

Отличный знаток китайской истории, культуры и национальной психологии, автор многих книг и статей в области восточных традиций, блестящий лектор, — он может быть назван одним из лучших мастеров ушу за пределами Китая. Алексей сегодня является вице-президентом Ассоциации боевых искусств России, международным инструктором высшего уровня Всемирного Общества боевых искусств и президентом Г енеральной Ассоциации боевых искусств Цзинъу по России, крупной международной организации, которая занимается традиционным ушу.

Мне кажется, что сегодня, когда боевые искусства активно идут в сторону спорта и отрываются от той тонкой и глубокой духовности в воспитании, которая была им исторически присуща, эта книга, за которой стоит не только многолетний опыт автора, но и опыт не одного поколения мастеров, может обратить взоры энтузиастов к истинным ценностям боевых искусств.

Генеральный секретарь Ассоциации

Боевых Искусств России, 5-й дан

Всемирного Общества боевых искусств,

5-й дан Всемирного сообщества

международных инструкторов, 4-й дан

«Путь синъицюань заключен в

устранении болезней и продлении

жизни, но прежде всего — в науке

Мастер Бай Сиюань, Х1Х в.

Синъицюань — один из наиболее сложных и комплексных стилей, принадлежащих к внутреннему направлению китайских боевых искусств ушу. «Воля человека следует прежде его формы», «В середине человека живет его волевой импульс, а в приемах ушу он обретает форму», говорили мастера этого стиля. Поэтому название синъицюань переводится как «кулак формы и воли», что символизирует собой абсолютное единство внешнего и внутреннего аспектов в человеке. Многие специалисты считают этот стиль намного сложнее, чем даже знаменитые тайцзицюань («Кулак Великого предела») и багуачжан («Ладонь восьми триграмм»), так как он требует тонкого внутреннего чувствования, знания принципов сочетания мягких и жестких движений. К тому же быстрые передвижения и мощные удары и кажущаяся исключительно боевая направленность часто сбивают с толка многих учеников, которые воспринимают лишь внешнюю форму стиля. Поэтому сразу же оговоримся, что изучение синъицюань — это не механическое заучивание движений, а прежде всего овладение принципами ушу, его философией и духовной традицией.

Сегодня синъицюань — один из самых известных и в то же время практически закрытых стилей китайского ушу. Он возник раньше своих «сородичей» по внутренним стилям — тайцзицюань и багуачжан и имеет под собой сложную философскую теорию. Боевой, оздоровительный и духовно-философский аспекты здесь слиты воедино, и один не существует без другого. Синъицюань — стиль реального боя, в котором используется много хитроумных приемов, делается специальный упор на удары по жизненно важным точкам. Бойцы тщательно изучают тактику построения поединка, способы дыхания, медитацию. Этот стиль далек от театрализованной демонстрации, но в то же время полон грациозности и внутренней эстетики движений.

Иногда можно услышать мнение, что каждому возрасту соответствует свой внутренний стиль. Например, синъицюань с его быстрыми мощными движениями следует заниматься в молодости, позже переходить на более спокойный и более «мудрый» багуачжан, а в пожилом возрасте практиковать тайцзицюань. Но история показывает нам обратное: парадоксальный факт — многие великие патриархи синъицюань начинали заниматься этим стилем даже не сказать что в зрелом, в пожилом возрасте. Непревзойденный Ли Лонэн, создавший фактически всю современную теорию синъицюань, приступил к тренировкам в сорок лет, а через десять лет уже считался мастером номер один. Малоизвестный Ли Цзиньчжай впервые пришел в ученики к Ли Лонэну в возрасте за шестьдесят лет, а в семьдесят шесть лет стал преемником школы. Другая знаменитость ушу — легендарный Сунь Лутан начал постигать основы синъицюань, когда ему было около сорока лет. В этом нет ничего удивительного, так как синъицюань для своего понимания требует определенного жизненного опыта, некой духовной зрелости.

Если в своем целостном виде синъицюань считается элитарным стилем и даже в Китае доступен лишь крайне ограниченному числу последователей, то многие оздоровительные упражнения из этого стиля, например методы дыхания, самомассажа, психотренинга сегодня активно используются в китайской медицине для лечения многих болезней. Рациональная система тренировки позволяет начинать занятия в любом возрасте независимо от физической формы, постепенно приходит не только крепость мышц, но и очищение души, как сказали бы сами китайцы, «приходят трансформации духа». Не случайно мастер Сунь Лутан, исходя из собственного опыта занятий синъицюань, как то заметил: «Путь кулачного искусства требует лишь упорной тренировки собственного тела для устранения болезней и обретения долголетия». Таким образом идеал устремления истинного бойца простирается далеко за пределы собственно ведения поединка, но дарит удивительное долголетие, причем не только телесное, но и духовное. Сам же Сунь Лутан выходил на поединки даже тогда, когда ему было за семьдесят лет.

Ассоциация Цзинъу

Непознанное:О чем молчит «Ребенок Таунг»? Наверное, когда индийский фотожурналист Регрет Айер хотел доказать, что Индия первая подняла в воздух «моторный аппарат тяжелее воздуха», он и не подозревал об истинной ценности того материала, который попал ему в руки

Парапсихология:Упражнение 4. Полет птицы Pyx (горизонтальные круги) В этом упражнении все движения напоминают полет птицы Py(фантастическое существо): руки описывают в воздухе фигуру, напоминающую цифру 8, лежащую на боку

Теософия и эзотерика:Комментарии к Станца IV Термины: **Сыны Огня**, **Сыны Огненного Тумана** и тому подобные, требуют объяснения. Они связаны с великой изначальной и всемирной тайной и не легко пояснить это

Теософия и эзотерика:От автора Бабочка летает по цветкам и пьет какой-то там **нектар** — это потому, что она сошла с ума

  • Новости
  • Желтые страницы России
  • Известные мастера боевых искусств
  • Хобби и увлечения
  • О здоровье человека

Ссылка на основную публикацию